7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

«Мы знаем только одну единственную науку, науку исто­рии», — говорили К. Маркс и Ф. Энгельс. Действительно, все человеческие знания сводятся к этой всеобъемлющей науке. История охватывает все, начиная от развития вселенной и кон­чая развитием человеческого общества и человеческого позна­ния. Любая наука, скажем биология, может и должна рас­сматриваться как история изучаемого предмета, в данном случае как история жизни. Если мы до сих пор не называем биологию историей жизни (биогенией), то, вероятно, лишь по сложившейся традиции и потому, что уровень наших знаний еще не настолько высок, чтобы такое наименование вполне отвечало содержанию предмета. К. А. Тимирязев справедливо считал, что история как научно-исторический метод, связы­вающий всю совокупность наших знаний о природе, — «одна из характеристических черт современного периода в развитии наук». Вот почему слова К. Маркса и Ф. Энгельса могут яв­ляться важнейшим принципом классификации наук.

Вторым важным принципом классификации является при­знание, что классификацию и систематизацию можно произ­водить лишь согласно последовательности форм движения, «можно найти не иначе, как в связях самих явлений». Необ­ходимо поэтому принимать во внимание исторические связи, изучаемые теми или иными науками, и формы движения объектов. А так как «при всей постепенности переход от одной формы движения к другой, — как говорил Ф. Энгельс, — всег­да остается скачком, решающим поворотом», то это позво­ляет разделять и классифицировать наши знания.

Построенная на этих принципах классификация наук от­ражает историческое единство всего мира в виде всеобщей истории, а вместе с тем и в виде естественной системы науч­ных знаний о различных формах движения вещества (рис. 2). Остановимся на том разделе знаний, который назван биотоценогенией — историей биоты и биоценозов (биота — совокуп­ность флоры и фауны), т. е. всегда совместно происходившей эволюции видов и их сообществ (вместе с их внутренней сре­дой). В процессе этой эволюции сформировались не только современный растительный и животный мир (изучаются бо­таникой и зоологией), но и основные типы биоценозов со спе­цифическими ценотическими средами, особенно почвами (исследуются биоценологией, особенно геоботаникой и почвове­дением). Связи всех этих наук между собой чаще всего выра­жаются по линии параллельных отделов. Так, все они имеют отделы морфологии и географии (биоценозов, почв, расте­ний, животных).

Классификация научных знаний как разделов истории

Классификация научных знаний как разделов истории

Каково же положение геоботаники в общей истории биоты и биоценозов?

Если расположить объекты фундаментальных наук, входя­щих в общий цикл биотоценогении, по сторонам треугольника АБВ, то биоценология предстанет перед нами, во-первых, как наука, тесно связанная со всеми этими объектами и соответ­ствующими науками (ботаникой, геологией и почвоведением) — это лучший вариант (АБВ), к сожалению, полностью еще не осуществленный; во-вторых, как наука, разделенная на три «краеугольные» науки: о фитоценозах и их почвах (точнее, внутренних средах) — геоботаника (А), о сообществах расте­ний и животных — биоценология в узком значении, без внут­ренних сред ценозов (Б), о почве и почвенных животных — «почвенная зооценология и микробиология» (В); в-третьих, как наука, разделенная на три еще более узкие науки: фито­ценологию в ее узком понимании, без включения внутренних сред, особенно почв (АБ), зооценологию, рассматривающую ценотические отношения между животными (БВ), и часть поч­воведения, изучающую почвы как тело, первостепенным фак­тором образования которого является деятельность организ­мов (АВ). Все эти разделы имеют право на существование. Однако для осуществления лучшего варианта (биоценологии в широком значении этого слова) важнее всего разработка наиболее близких к нему промежуточных вариантов, в том числе геоботаники.

Sh_001

Естественно, что связи биоценологии (в широком понима­нии), и в том числе геоботаники, не ограничиваются связями с названными науками. Весьма важны, ее отношения с наука­ми, исследующими те явления, которые для биоценозов (в том числе фитоценозов) и их компонентов имеют характер внеш­них, режимных, контролирующих условий. Это прежде всего такие науки, как геология, гидрология, климатология, геомор­фология. Пожалуй, только почвоведение связано с некоторы­ми из них, например с геологией, очень тесными органически­ми связями. Но тем не менее с миром биоценозов почвы соединены узами еще более крепкими.

Нам осталось рассмотреть отношение биоценологии, а вместе с тем и геоботаники к биогеоценологии и экологии (в широком понимании этого слова).

Тот вакуум, который некоторое время наблюдался в гео­ботанике вследствие недостаточного изучения связей фитоценозов со средой, почвами и животным миром, способство­вал очень быстрому возникновению и развитию биогеоценологии (Сукачев, 1947, 1964). В Америке и Англии наука о биоценозах (экология или синэкология) считалась лишь «наукой о совместно существующих в естественных местооби­таниях растениях и животных» (Tansley, 1946), т. е., строго говоря, не о биоценозах, а экосистемах. При этом после вы­хода в свет в 1971 г. (русское издание в 1975 г.) 3-го издания «Основ экологии» Ю. Одума точки зрения на предмет эколо­гии (экосистему) и биогеоценологии — биогеоценоз практи­чески стали очень близкими:

Биогеоценоз

«… Участок растительности, однородный по растительному покрову, по населяющим его жи­вотному миру и миру микроорга­низмов, по поверхностной горной породе и по гидрологическим, микроклиматическим (атмосфер­ным) и почвенным условиям и по взаимодействиям между ними, и по типу обмена веществом и энер­гией между компонентами и други­ми явлениями природы» (Сукачев, 1964).

«…Границы отдельного биогео­ценоза определяются фитоценозом» (Сукачев, 1954).

Экосистема

«…Любое единство, включаю­щее все организмы (т. е. «сообще­ство») на данном участке и взаимодействующее с физической средой таким образом, что поток энергии создает четко определен­ную трофическую структуру, видовое разнообразие и круговорот веществ (т. е. обмен веществами между биотической и абиотической частями) внутри системы» (Одум, 1973).

«…Сообществу и экосистеме при­близительно соответствуют часто употребляемые в европейской и русской литературе термины био­ценоз и биогеоценоз» (Одум, 1973).

Основное различие этих двух точек зрения заключается в том, что сообщество и биоценоз английские и американские экологи чаще всего понимают в общем смысле. Наоборот, исследования биогеоценологов всецело относятся к фитоце­нозу (биоценозу). Иными словами, биогеоценология тождест­венна биоценологии в широком понимании последней, т. е. включая и изучение принадлежащих фитоценозам (биоцено­зам) их внутренних (биогенных) сред. Напомним, что при­знание биогенных сред (фитосред) внутренними особенно­стями фитоценозов давно стало общепринятым (Пачоский, 1921; Быков, 1953; Сукачев, 1954; Ярошенко, 1961; Марков, 1962; Шенников, 1964; Воронов, 1973).