7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Огромная масса организмов, их живое вещество, покры­вает поверхность нашей планеты, заполняет моря и океаны и распространяет свое влияние на значительную толщу атмо­сферы и земной коры, образуя при этом особую сферу плане­ты — биосферу.

Особенно большое разнообразие растений и животных сосредоточено в наиболее благоприятных частях биосферы. Ими являются области соприкосновения геосфер: атмосферы и литосферы (поверхность суши), атмосферы и гидросферы (поверхностные воды бассейнов), гидросферы и литосферы (дно водных бассейнов). Это — биострома (Лавренко, 1965), «пленка и сгущения жизни» (Вернадский, 1926). Мощ­ные ее сгущения развиваются и в области контакта всех трех геосфер (мелкое море и морские берега). Все эти области са­мые деятельные, подвижные и динамичные части планеты. В огромных масштабах происходит здесь трансформация солнечной и химической энергии, не говоря о сильно развитых процессах биологического, физического и химического вывет­ривания.

В зависимости от расположения пленок жизни на поверх­ности Земли различают три типа строения биостромы — океанический, морской и наземный, или континентальный (рис. 1).

Три основных типа строения биостромы

Три основных типа строения биостромы

В очень глубоких частях океанов имеется лишь одна плен­ка жизни — водная. Донная пленка почти не выражена из-за больших глубин. При таком океаническом типе строе­ния биостромы живое вещество (биомасса) представлено, во-первых, планктонными организмами со слабо развитыми органами плавания или совершенно без них (одноклеточные водоросли, жгутиковые, корненожки, ракообразные, бакте­рии), во-вторых, нектонными организмами, обладающими сильными органами плавания (головоногие, рыбы, водные млекопитающие).

В горизонтальном направлении биомасса в океанах и мо­рях распределена весьма равномерно, что определяется соот­ветствующими условиями существования (равномерным ос­вещением и распределением солей, небольшими колебания­ми температуры морской воды и пр.)., Наиболее значительное влияние на распределение организмов оказывают климатиче­ская зональность и морские течения. Но и это не меняет об­щего характера всей морской биостромы как непрерывного целого, или континуума.

Для глубоких морских бассейнов характерна чрезвычайно малая концентрация жизни выше водной поверхности (орга­низмы, проводящие всю жизнь в атмосфере, вообще не из­вестны на Земле) и, наоборот, значительная насыщенность живым веществом верхних горизонтов воды (до 50—150 м).

В более мелких областях океанов и морей (мельче 3— 4 тыс. м) биострома состоит из двух пленок жизни — водной и донной. При таком морском типе ее строения водная пленка жизни ничем существенным не отличается от пленки в океа­нах, донной же обычно свойственна сравнительно большая концентрация биомассы. Часть организмов находится здесь выше поверхности дна в виде придонного планктона. Большая же часть обитает на самом дне или на незначительной глуби­не в морском иле (бентос).

На суше — наземный тип строения биостромы — име­ется только одна пленка жизни — наземная.

Горизонтальное распределение живого вещества или био­массы на суше отличается гораздо большей неравномерно­стью, чем в водной и донной пленках жизни. Особенно значи­тельные изменения в ее концентрации связаны с климатиче­ской зональностью, определяющей соответствующие зоны растительного и животного мира, а также почв. Так, в лесах масса живого вещества на одну и ту же величину поверхно­сти в несколько сотен раз превышает его массу в области континентальных и арктических пустынь. Резкие колебания количества живого вещества наблюдаются и в пределах од­ной зоны, но имеют уже другие причины: разнообразное влия­ние на земную поверхность факторов внешней среды (нерав­номерности теплового режима, вызванные теплоемкостью и теплоизлучением поверхности, неодинаковое распределение атмосферных осадков, различная насыщаемость почв влагой, геоморфологическое расчленение поверхности суши), неоди­наковая структура земной биостромы, представляющей собой уже не континуум, а бесчисленную мозаику сообществ (био­масса хвойного леса, например, может в 100 раз превышать биомассу соседнего с ним луга).

Наибольшая концентрация живого вещества приходится на толщу воздуха от одного или нескольких дециметров (тундры, пустыни, степи, луга) до немногих десятков метров (леса) и на приповерхностные горизонты почв, но в глубь зем­ной коры, далее 3—4 м основная его масса почти не про­стирается. Наземная часть биосферы существенно отличается от океанической и морской, во-первых, своей более высокой (в 10—15 раз) продуктивностью, во-вторых, соотношением за­пасов продукции автотрофных и гетеротрофных организмов — первые из них в десятки раз превышают вторые. Особое зна­чение в ее структуре играют автотрофы, которые в миллионы раз крупнее растений океанов и морей (преимущественно одноклеточных водорослей). Поэтому здесь уместно говорить о фитостроме (Высоцкий, 1925).

В любой части биосферы, будь то океан или суша, орга­низмы образуют не случайные смешения, а сообщества из ви­дов, использующих солнечную энергию для синтеза органи­ческих веществ (автотрофные зеленые растения), и видов, потребляющих для своей жизнедеятельности энергию и веще­ства, синтезированные и накопленные автотрофными организ­мами. Это гетеротрофные организмы, или, точнее, биотрофы, питающиеся биомассой организмов, и сапротрофы, питаю­щиеся их мертвыми веществами, мортмассой. Все они тыся­челетней совместной эволюцией объединены трофическими и другими биологическими связями в очень сложные саморе­гулирующиеся системы — биологические сообщества. Про­дукцию этих систем, работающих на солнечной энергии, ис­пользует человек. Причем деятельность человека оказывает колоссальное влияние на многие происходящие в них процес­сы и может привести к серьезным и даже опасным последст­виям: не только к разрушению биоценозов и сложившихся в них саморегулирующихся потоков энергии и кругооборота веществ, в том числе воды, кислорода, углерода и азота, но и к изменению состава атмосферы, ее теплового баланса и к другим нарушениям окружающей среды. Все это привлекает к себе внимание не только ученых и государственных деяте­лей, но и широкой общественности.

Хотя характер сообществ чрезвычайно разнообразен, их с некоторой долей условности можно разделить на две груп­пы. К первой относятся морские биоценозы, автотрофные ор­ганизмы которых представлены преимущественно однокле­точными водорослями. Благодаря высокой энергии обмена веществ и продуктивности фотосинтеза эти организмы обес­печивают существование крупных гетеротрофных животных, имеющих в общей сложности очень большую биомассу. Ко второй группе принадлежат сообщества суши, у которых пре­обладающая часть биомассы представлена живым веществом автотрофных растений, гетеротрофные же организмы облада­ют биомассой, в десятки раз меньшей. Поэтому такие биоце­нозы допустимо называть фитоценозами.

В книге рассмотрены закономерности, присущие биологи­ческим сообществам суши — фитоценозам.

Очень важно правильно понять этот удивительный мир, не склоняясь к его социологизации, что иногда делали и в на­шей стране, и не упрощая его до случайной смеси организмов континуума.