5 місяців тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Д. Д. КВАСОВ, доктор географических наук

Когда мы в сухой степи мок­нем под дождем или где-то на севере страдаем от изнуритель­ной жары, невольно возникает мысль, не начался ли меняться климат. Но по одному, даже са­мому необычному метеорологи­ческому явлению нельзя судить об изменении климата. Климат представляет собой среднее состояние погоды в данном месте Земли за несколько десятков лет. За последние 8—9 тыс. лет он менялся только в небольших пределах, а 3 тыс, лет назад в сущности уже не отличался от современного. При естественном ходе развития природы климат почти не изменился бы и в бли­жайшие десятилетия.

Деятельность человека оказы­вает, однако, всевозрастающее влияние на окружающую среду. Возьмем, например, производство энергии. Теперь оно составляет примерно 0,01 % энергии, полу­чаемой Землей от Солнца, и почти не влияет на климат. Но в буду­щем в результате строительства атомных электростанций произ­водство энергии увеличится в де­сятки раз. Уже в начале XX! в. оно может достигнуть 0,1 — 0,2% солнечной радиации, а в дальнейшем подняться и до 1 — 2%. Расчеты показывают, что каждый процент дополнительного тепла приводит к повышению температуры примерно на 1°С. Потепление сильнее скажется в полярных и умеренных широ­тах — там станет меньше снега и морских льдов, отражающих сол­нечные лучи.

Хорошо это или плохо? На первый взгляд кажется, что потеп­ление должно привести к благо­приятным последствиям. Но, за­мечают некоторые, не возникнет ли экологический кризис, не насту­пит ли засуха, не поднимется ли уровень океана в результате тая­ния ледников Антарктиды и Грен­ландии? В таком случае предстоя­щее потепление нужно было бы предотвратить. На Западе появи­лись предложения отказаться от роста экономики во имя спасения природы Земли. Вопрос слишком важен, чтобы решать его с по­мощью эмоций и предложений. Нужны подробные исследования и расчеты.

Теория формирования климата очень сложна и до сих пор, к со­жалению, недостаточно разрабо­тана. Трудности теоретиков легко понять — ведь другой такой пла­неты, как Земля, нет и ее не с чем сравнивать (условия на других планетах коренным образом от­личаются от земных). Возможный выход из положения — сравнить современный климат с климатами прошлого и попытаться распрост­ранить открытые при этом законо­мерности на будущее.

Можно сравнивать с современ­ными условия, существовавшие на протяжении последних 200— 250 млн. лет. Большую часть этого времени господствовал теплый климат. Солнце в прошлом све­тило так же ярко, как теперь, но его лучи в гораздо меньшей сте­пени отражались от поверхности земли — до 40 млн. лет назад почти нигде не было ледников, снегов и морских льдов. В таких условиях Земля получала гораз­до больше тепла.

Около 70 млн. лет назад тем­пература океана на полюсах до­стигала 15—17° С. Теплый климат был в то же время и влажным — площадь пустынь была минималь­ной. Но постепенно происходило похолодание, которое сопровож­далось усилением засушливости. Особенно резкий скачок произо­шел 38 млн. лет назад, когда Ан­тарктида покрылась ледниками. Около 3 млн. лет назад крупные ледниковые щиты возникли также в Гренландии и на месте Баренце­ва моря. Появились тундра и тай­га, а на юге сильно возросла пло­щадь пустынь, степей, саванн и других засушливых ландшафтов.

На протяжении последнего мил­лиона лет периоды, когда климат был подобен современному, не­однократно прерывались перио­дами, когда ледники продвига­лись на огромные пространства Северной Америки, Европы и Сибири. Происходило резкое по­холодание и вместе с тем гораздо меньше выпадало дождя и снега. Огромные травоядные животные мамонты подходили к самому краю ледника, питаясь травой, едва прикрытой скудным снеж­ным покровом. Когда ледники растаяли и снега стало больше, мамонты быстро вымерли (не без «помощи» человека).

Все это делает вероятным пред­положение, что в будущем при потеплении увеличится количест­во дождей. Хорошо известная нам закономерность, что летняя жара в основных зерновых райо­нах нашей страны вызывает засу­ху, по-видимому, действительна только для изменений состояния атмосферы за несколько месяцев или лет, т. е. для изменений погоды. Но когда изменится климат, начнет, вероятно, действовать дру­гой закон — потепление приведет к увеличению количества дождей. Итак, потепление не грозит за­сухой.

А как скажется будущее потеп­ление на повышении уровня океа­на? Те, кто считает, что возможное таяние ледников Антарктиды и Гренландии приведет к повыше­нию уровня океана на несколько десятков метров, почему-то не учитывают вот какое обстоятель­ство. Ведь ледники Антарктиды почти не тают, а, сползая в океан, образуют айсберги. Температура января — самого теплого месяца на побережье Антарктиды — со­ставляет минус 4° С. Потепление на 2—3° С не будет иметь почти никакого значения. Ледники Грен­ландии образуют айсберги и в то же время интенсивно тают. Но и они обладают большим «запасом прочности». Потепление и усиле­ние таяния приведут не к отступ­лению ледников, а к уменьшению количества айсбергов.

Климат Земли изучается разны­ми методами. Спутники позволяют за считанные часы измерить быст­ро меняющуюся площадь снегов и морских льдов. Самые совер­шенные электронные вычисли­тельные машины применяются для создания математических моделей климата. Исследователи, изучаю­щие зубы грызунов (мышей и др.)г живших тысячи и миллионы лет назад, определяют их виды и по ним судят о ландшафтах и клима­тах прошлого. Конечно, теперь это далеко не единственный ме­тод суждения о прошлом. На дне океана бурятся глубокие сква­жины и по скорости распада ра­диоактивных изотопов устанав­ливается возраст отложений, а по соотношению стабильных изото­пов — температура, при которой они попали на дно. Все это помо­гает ответить на вопрос, каким будет климат через десятки и сотни лет. Предстоящие исследо­вания должны привести к более уверенной оценке будущих усло­вий и обоснованным рекоменда­циям по вопросам воздействия человека на климат. Важную роль в этих исследованиях будет играть сравнение предполагаемых клима­тов будущего с климатами, суще­ствовавшими когда-то.