8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Для большинства растений почва совершенно необходима, как для их прикрепления, так и для питания. Не прикрепляются к почве лишь свободноживущие растения, взвешенные в воде, паразиты, эпифиты, прикрепляющиеся к другим организмам, и некоторые другие.

Высшие растения прикрепляются к почве настолько прочно, что вырвать их с корнями очень трудно, а в большинстве случаев просто невозможно. Выше уже было указано, что даже ураганные ветры только ломают некоторые деревья, но не в состоянии выдернуть их с корнями. Так обстоит дело у многолетних растений с более или менее мощной  корневой системой. Лишь однолетние растения не  имеют  необходимости в сильном разви­тии  корневой системы и потому легко выдёргиваются с корнем из земли.

Для лучшего прикрепления к почве растения имеют различ­ные приспособления; так, у растений болотных мест тропических областей нередки так называемые ходульные корни, отходящие косо от нижних частей стебля и укрепляющие растения в недо­статочно прочных почвах (например, панданусы, мангровые де­ревья и др.). Среди наших растений некоторое подобие ходульных корней мы встречаем у ольхи. У баниана имеются столбовидные, поддерживающие крону корни (придаточные, рис. 43). Целый ряд типов укрепляющих корней известен у деревьев тропических и субтропических лесов.

Баниан

Баниан

Интересны корни втягивающие. Они втягивают на известную глубину в почву луковицы, клубни и корневища многих наших растений (луки, пролески, орхидеи, ирисы и др.). Эти корни не дают также розеточным растениям подниматься выше и всё время притягивают их к земле. Втягивая в землю, такие корни, конечно, более прочно прикрепляют растения.

Значение почвы в питании растения общеизвестно. Все зольные элементы, необходимые для растений, получаются именно из почвы; сюда относятся: фосфор, калий, сера, кальций, железо, магний. Поглощаются элементы в виде растворимых в воде солей и всасываются корнями, вернее, корневыми волосками и самыми тонкими корешками.

Как известно, поступление воды (и содержащихся в ней солей) в клетки корневых волосков обусловлено разностью осмотиче­ских давлений внешнего (почвенного) раствора и клеточного со­держимого. Чем выше осмотическое давление в клетках, тем с большей силой идёт всасывание воды из окружающей почвы; при равенстве давления всасывание может совсем прекратиться. При всасывании вода проходит через клеточную оболочку, пред­ставляющую мелкопористую плёнку, и через постенный слой протоплазмы, обладающий полупроницаемыми свойствами (т. е. способностью пропускать воду и некоторые минеральные соли, но почти не пропускать органических веществ).

Детальное рассмотрение вопросов питания растений отно­сится к области физиологии растений, поэтому перейдём к почве как экологическому условию.

Эдафические условия для растений имеют крайне важное значение, однако они проявляются на фоне общеклимати­ческих условий, так как в одной и той же климатической зоне растительность может быть очень разнообразной в связи с разно­образием эдафических условий. Растения могут быть прикре­плены к голому субстрату (неизменённая материнская порода), но могут расти и на почве, если понимать под последней лишь те дневные или близкие к ним горизонты материнской породы, которые изменены под воздействием климата, животных и расти­тельных организмов (почва, кроме того, тесно связана с рельефом и отражает историю данной страны). При таком толковании почвы (Докучаев) не всякий субстрат является почвой, но почва всегда содержит остатки растительного и животного происхожде­ния (гумус). Вообще же почва без деятельности живых организ­мов образоваться не может.

Экологическое значение почв зависит от их крайнего разно­образия.

Так как почва, с одной стороны, имеет определённую струк­туру, а с другой стороны,  содержит определённые химические соединения, то, естественно, можно говорить о физических и химических свойствах почв. К физическим свойствам относятся: механический состав, влагоёмкость, водопроницае­мость, капиллярность, структура, плотность, окраска почв и т. п.; к химическим — валовой состав почвы, гумус почвы, реак­ция почвы, солевой режим и пр.

Растения индикаторы. Уже давно было подмечено, что одни растения связаны с определёнными почвами, тогда как другие не являются показательными в этом отношении. Обычно разде­ляют растения на: 1)почвопостоянные, 2) почвопредпочитающие, 3) индиферентные. Однако в установлении почвоприуроченности растений нужно соблюдать осторожность, так как в различных местах почвоприуроченность может изменяться. Растения часто могут быть использованы как показатели (индикаторы) почв, на которых они произрастают. Можно говорить об индикаторах чернозёмных почв, песчаных, солончаковых и др., об индикато­рах почв избыточно увлажнённых, среднеувлажнённых и др., об индикаторах почв каменистых и рыхлых и т. д. Установление индикаторов имеет большое практическое значение, так как расте­ния при этом могут служить непосредственными указателями эдафических условий без применения длительных почвенных исследований. Приведём лишь некоторые примеры индикаторных растений.

Эвтрофные растения (от греческих слов «эу» — хорошо, «трофэ» — питание), всегда связанные с богатыми поч­вами. Сюда относятся многочисленные растения чернозёмных степных пространств, а также широколиственных лесов (сныть, пролеска — Mercurialis, ясменник и др.), тучных лугов и пр.

Олиготрофные растения (от греческих слов «оли-гос» — небольшой и «трофэ» — питание). Они довольствуются для своей жизни почвами, бедными питательными веществами, и ра­стут на тощих оподзоленных суходолах, на верховых болотах и др. Сюда относятся: белоус (Nardus stricta), вереск (Calluna vulgaris), росянка, сфагновые мхи верховых болот и пр. Верховые (сфагно­вые) болота нередко называют олиготрофными. Насекомоядная росянка (Drosera) своим насекомоядным образом жизни возме­щает недостаток азотистых веществ в субстрате.

Нитратные растения. Они указывают на богатство нитратов в почве, что обычно имеет место вблизи жилья человека. Хорошим примером является обыкновенная крапива, всегда сопровождающая человека. Присутствие крапивы в лесу часто указывает на место прежнего жилья. Дикое произрастание крапивы в ольшаниках связано с богатыми почвами этих угодий и с оби­лием здесь птиц.

Кальцифильные растения. По вопросу о связи растений с из­вестковыми почвами имеется обширная литература. Различают растения калъцифилъные («предпочитающие» кальций), калъцифобные («избегающие» кальция) и индиферентные. К кальцифилам относится большинство степных растений (степные почвы богаты известью); такие растения, как Gypsophila altissima, Astragalus austriacus, Centaurea ruthenica и др., сразу указывают на повышен­ное вскипание почвы с НСl.

Но особенно обильно кальцифилы развиваются на известковых обнажениях и на обнажениях чистого мела. Последние крайне типичны для юго-востока Европейской части СССР, по нижним течениям Дона, Донца, Волги и других рек. Здесь встречается много видов с видовыми названиями «меловые»: Linaria cretacea, Scrophularia cretacea, Silene cretacea и т. д. Целый ряд эндемиков связан с этими мелами.

Это в общем оригинальная «меловая флора», сыгравшая в рус­ской ботанической географии большую роль. Она дала повод для научной дискуссии, продолжавшейся длительное время в конце прошлого и в начале этого столетия. Одни авторы (Литвинов, Пачоский и др.) считали её древней, реликтовой, другие (особенно Талиев) связывали её присутствие с деятельностью человека, считая, что меловые обнажения явились в результате усиленного выпаса. Однако нет никаких оснований связывать меловые обнажения исключительно с деятельностью человека, к тому же меловая флора богата своеобразными эндемиками и рядом реликтовых видов. В последнее время реликтовая теория получила ещё ряд новых фактов (Козо-Полянский).

В связи с кальцифильными растениями особенно усиленно обсуждался вопрос о том, какие свойства почв являются опреде­ляющими — химические или физические. Сторонники физической теории указывали на то, что кальцифилы являются ксерофитами, а кальцифобы — гигрофитами; это верно лишь отчасти, так как многие кальцифилы произрастают на субстратах различной влаж­ности, но обязательно содержащих известь (ятрышник — Orchis militaris, горечавка — Gentiana cruciata, Черноголовка — Brunella grandiflora и др.).

С другой стороны, можно привести примеры искусственных культур типичных кальцифобов на почвах, богатых известью; например, сфагнум культивировался на мелу, вереск — на извест­ковой почве и пр. Очевидно, кальций как таковой не играет уж такой решающей роли.

Вопрос о кальцифилах усложняется ещё тем, что их инди­каторное значение очень относительно, и хороший индикатор известковых почв одной местности может в другой местности переходить и на другие почвы. Так, такой хороший кальцифил, как Cypripedium calceolus, можно встретить и на болотистых ме­стах. Лиственница в Баварии и Зальцбурге растёт на известко­вых почвах, в Швейцарии и Тироле — на почвах, бедных известью, а в Карпатах — на различных почвах. Можно привести немало и других подобных примеров.

В других случаях весьма большую роль играют в природе отно­шения между видами. Так, некоторые меловые виды при культуре их в ботанических садах могут произрастать на самых различных почвах, в природе же произрастают на известковых и меловых почвах потому, что не встречают там других видов, так как немно­гие виды могут произрастать в этих условиях.

В разных частях своего ареала кальцифильные виды обнару­живают неодинаковое отношение к почвенным условиям: в цен­тральных частях ареала, там, где виды находятся в наиболее благоприятных условиях существования, они более или менее безразличны к почвам, а в периферических частях ареала стано­вятся всё более и более почвопостоянными, избирая известковые почвы. Так, многочисленные степные растения, встречающиеся в области степей как в самой степи, так и на склонах, на лугах и пр., на своей северной границе встречаются исключительно на известковых южных склонах.

Реакция среды. В вопросе о кальцифилах, как показали иссле­дования последних лет, большое значение имеет реакция среды, которая может быть кислой, щелочной и нейтральной. Давно уже было указано, что для сфагновых мхов губительна не известь, а щелочная реакция СаСО3, так как эти мхи могут хорошо расти на гипсе (CaSO4).

Реакция среды зависит от количественных соотношений свободных ионов водорода Н.- и гидроксильных ионов ОН’ (Н2О ↔ ОН’ + Н.), причём если в избытке находятся свободные ионы водорода, то среда кислая, при избытке свободных ионов гидроксила — среда щелочная, а при одинаковой концентрации водородных и гидроксильных ионов среда является нейтраль­ной. В 1 л воды при 18° С количество диссоциированной воды равно 10-14 грамм-молекулам или 10-7 грамм-ионам Н (0,0000001 ги 10-7 грамм-ионам ОН  (0,0000001 г).

Для чистой воды существует такая закономерность:

.] х [ОН’] = 10-7 . 10-7 = К = Ю-14.

Так как произведение из числа ионов Н. и ОН’ является величиной постоянной (К), то, естественно, при увеличении числа ионов Н’ число ионов ОН’ будет  уменьшаться. Предположим, что число ионов Н’ стало больше 10-7, тогда величина 10-7 должна сделаться больше, но 10-7= 1/10-7 и, значит, при увеличении этой дроби показатель знаменателя должен сделаться меньше, например, 1/106 или 1/105 (10-6 или 10-5).

Показатель степени для ионов водорода условно обозначается как рН. В последнем примере рН для нейтральной жидкости равнялся 7, а при уве­личении числа ионов водорода получил значение б или 5. Таким образом, при усилении кислой реакции рН уменьшается (рН =7, рН =6, рН = 5…), а при ослаблении кислой реакции рН увеличивается (рН = 8, рН = 9…), т. е. в кислой среде мы имеем  значение рН <7, а в щелочной — рН > 7.

По отношению к реакции среды можно различать три группы растений:

Sh_7

К числу оксифильных растений относятся такие виды, как черника, душистый колосок, ландыш, щучка (Deschampsia caespitosa), молиния (Molinia coerulea) и другие растения кислых лугов и болот (рис. 44); к числу нейтрофильных — трясунка, овсяница луговая и др.; к числу базифильных — многочисленные растения степей, полупустынь, пустынь и др. К нейтрофильным или очень слабо базифильным относятся рассмотренные выше кальцифильные растения, и вопрос о кальцифилах тесно связывается с вопросами реакции среды. В самом деле, СаСО3 представляет соединение сильного основания со слабой кислотой и реагирует как слабая щёлочь; там, где кальций находится в избытке, он нейтрализует гумусовые кислоты, образующиеся при гниении растений, и почва здесь реагирует или слабо щёлочно, или нейтрально. Поэтому растения, связанные с нейтральной или слабо щелочной реакцией, и являются «кальцифилами».

Зависимость развития крестовника от рН

Зависимость развития крестовника от рН

Значение рН не является строго постоянным для определённых видов, но может колебаться в известных пределах. В разных поч­венных типах и в различных областях рН даёт значительные коле­бания. Так, в умеренных климатах преобладают кислые почвы (например, в области распространения бука рН = 6,5—4,5), в тёплых климатах — нейтральные почвы, а в жарких (аридных) областях — щелочные  со   значением   рН > 7.   Вообще   же,   на­сколько известно, пределы рН колеблются от 2,9 до 11.

Наши культурные растения почти все являются или нейтрофильными, или базифильными, поэтому при внесении минераль­ных удобрений нужно остерегаться того, чтобы не сделать почву кислой.

Солончаковые растения — галофиты. Галофильная раститель­ность местами занимает обширные территории, имея широкое ботанико-географическое значение. У нас огромные пространства Средней Азии, а также юго-востока Европейской части СССР имеют засоленные почвы и галофильную растительность; в Сред­ней Азии встречается особый тип пустынь — солончаковый. Солон­чаковая растительность встречается также везде по берегам морей и океанов, а также на месте высохших морских водоёмов. В Запад­ной Европе можно указать на солончаковые луга Бельгии и Гол­ландии, заливаемые морскими приливами. Очень характерны заросли по берегам морей и рек в тропических странах, состоящие из своеобразных «мангровых» деревьев и кустарников (см. стр. 183).

Галофиты связаны с почвами, засоленными легко раствори­мыми солями натрия, кальция и магния (хлористые и серно­кислые соли); подобные почвы называются солончаковыми и солон­чаками (последние очень сильно засолены). Они встречаются лишь там, где осадков немного и где легко растворимые соли не могут сильно выщелачиваться, или там, где эти соли вновь накапли­ваются (например, в результате морских приливов).

Солончаки нужно отличать от солонцов; первые обычно яв­ляются влажными или сырыми, и у них засоление идёт от самой поверхности почвы; солонцы — сухи, и засоление начинается глубже, кроме того, они имеют определённую структуру (столбча­тые солонцы). Галофиты свойственны лишь солончакам, на солон­цах типичные галофиты отсутствуют, и здесь характерны ксеро­фиты.

Так как вообще растения с трудом переносят большое содер­жание солей в почве, и, например, 2—3% NaCl действует, как яд, то, очевидно, на засоленных почвах (по берегам морей засолен­ность может доходить до 2,7—3,2%) могут произрастать лишь особо приспособленные растения.

Интересно, что галофиты могут расти и на обыкновенной садо­вой почве, хотя они здесь накопляют солей больше, чем негалофиты. Если в золе обыкновенных растений NaCl меньше 5%, то в золе галофитов процент этот значительно выше: у Aster tripolium — 49,9% (стебель), у Chenopodium maritimum — 47,08% и т. д.

Если галофитизм есть приспособление, то тем не менее он во многих случаях связан с определёнными семействами, так как многие семейства почти исключительно состоят из галофитов — Chenopodiaceae,Plumbaginaceae, Frankeniaceae, тогда как в дру­гих семействах и даже в группах семейств почти совершенно нет галофильных видов (Orchidaceae, Amentiferae, Urticaceae и др.). Очевидно,    галофитизм    связан   с   известными    особенностями

строения, чего совершенно нет у кальцифилов, у различных ксеро­фитов и пр.

Галофиты очень характерны по своим внешним признакам и в боль­шинстве случаев морфологически схожи с суккулентами, имея мяси­стые стебли и листья, сильную ре­дукцию поверхности и пр. Кроме наружных морфологических черт, все галофиты имеют ряд особенно­стей анатомического и физиологи­ческого свойства. Вообще у галофитов, в связи с повышенной концен­трацией почвенных растворов, на­блюдается повышенная кон­центрация клеточного сока и высокое осмотическое давление (иногда до 150 атмо­сфер). Без этих свойств корни ра­стений галофитов не были бы в со­стоянии всасывать из почвы необхо­димые им минеральные вещества.

Опыты и наблюдения показы­вают, что суккулентность галофи­тов — прямое следствие повышенного осмотического давления.

Галофиты являются очень хоро­шими индикаторами засоленных почв. Различают облигатные и факуль­тативные галофиты. К первым, свя­занным исключительно с засолен­ными почвами, относятся: солерос (Salicornia herbacea, рис. 45), солон­чаковая астра (Aster tripolium), Kepмек (Statice Gmelini), шведка (Suaeda maritime) и др.; ко вторым — Salsola Kali, Kochia arenaria, Scirpus maritimus и т. п.; последние могут расти на засоленных и незасолённых почвах. Облигатные галофиты (как, например, солерос) не только растут на засоленных почвах, но именно здесь развиваются наиболее пышно (Келлер). Значит, в этом случае нельзя смотреть на приуроченность к засоленным почвам как на средство освободиться от конкурентных видов, не способных произрастать на этих засоленных почвах. Связь большинства галофитов с солончаками объясняется недостаточным водоснабжением их на других почвах (солонцы, чернозёмы) — они интенсивно транспирируют и имеют маломощную корневую систему.

Солерос

Солерос

Среди культурных растений нет настоящих галофитов. Однако различные культуры и их сорта отличаются различной солевыносливостью, например, мягкие пшеницы солевыносливее твёрдых. Интересно отметить, что на протяжении жизни растения обладают различной солеустойчивостью. Так, молодые всходы многих растений больше страдают от засоления, чем взрослые растения. Проф. П. А. Генкель в последнее время разработал приём предпосевной обработки семян солевыми рас­творами различной концентрации. Прошедшие такую обработку растения меньше испаряют влагу и меньше накапливают солей — меньше страдают от избыточного засоления.

Физические свойства почв. Очень важными для произра­стания растений являются физические особенности почв. Меха­нический состав почв может быть очень различен: он зависит от тех пород, на которых образовалась почва (почвы щебневатые, песчаные, глинистые и др.). Иногда почвы как таковой нет, и рас­тения поселяются на голых скалах.

Для выяснения механического состава производят механиче­ский анализ почв, причём частицы (зёрна) почвы подразделяются на группы (фракции) по их величине.

Sh_8

Хрящ и крупный песок называют скелетом почвы. Хрящ и песок всех фракций относят к крупнозёмам, пыль и ил — к мелкозёмам.

Присутствие в почвах тех или иных частиц в различных со­отношениях приводит к разностям почв по их механическому составу.

Нужно отличать классификации почв по их механическому составу от классификации по почвообразовательному процессу (генетическая классификация). Почвообразовательный процесс может идти по подзолистому (в лесной зоне), чернозёмному (в степ­ной зоне), болотному и другим типам, но, например, чернозёмный тип почвообразования может иметь место на почвах глини­стого, песчаного или другого механического состава; то же отно­сится к подзолистому типу и др. Поэтому глинистые почвы могут быть чернозёмными,   подзолистыми,  засоленными и др.

От величины частиц (зёрен) почвы зависят такие важные свойства почв, как проницаемость, водоподъём­ная способность (капиллярность) и влаго­ёмкость.   Различают полную и относительную влагоёмкость.

Полная влагоёмкость — это наибольшее количе­ство воды, которое та или другая почва может в себя принять; однако не вся эта вода удерживается почвой, и часть её уходит в нижние слои. Оставшееся количество воды представляет отно­сительную влагоёмкость. Для растений важна, конечно, последняя. Чем почва более мелкозёмиста и чем в ней больше капилляров, тем больше относительная влагоёмкость; в суглинистом чернозёме удерживается 59% воды (от веса сухой почвы), в суглинке — 43%, в супесчаной почве — 23%.

Для растений, всасывающих из почвы воду, особенное значение имеет то количество воды, которое доступно растению («физио­логически доступная влага»). В разных почвах эти количества весьма различны. Количество влаги, физиологически недоступ­ной, составляет в чернозёмных почвах 8—8,5% общего объёма почвы, в глинистой почве — 6,5—7%, в песке — 2—2,5%.

Таким образом, в песчаных почвах почвенная влага исполь­зуется в гораздо большей степени.

Что касается проницаемости, то крупнозернистые почвы очень проницаемы, а мелкозернистые (глины), наоборот, проницаемы слабо, вследствие чего в соответствующих условиях (избыток воды, понижение в рельефе и др.) на них происходит заболачивание. Капиллярное поднятие тоже связано с величиной зерна, и оно тем больше, чем мельче зёрна почвы; наблюдения показывают, что после дождя дороги высыхают гораздо скорее, чем места по сторонам дорог; также известно, что на полях так называемый «чёрный пар») очень хорошо предохраняет почвы от высыхания; в первом указанном случае капиллярность усиливается в резуль­тате уплотнения дороги, а во втором — ослабляется, так как при распашке мелкозернистая структура почв переходит в комко­ватую.

В самой тесной зависимости от механического состава находятся воздушный и водный режимы почв. При достаточ­ном количестве воздуха (а следовательно, и кислорода) в почве мы имеем почвы с хорошей аэрацией, в противном случае все процессы в почве протекают в условиях анаэробиоза. Плохая аэрация почвы приводит к закисанию почвы, к накоплению в ней расти­тельных остатков (залежи торфа) и вызывает у растений ряд анатомических и морфологических особенностей, например, воз­душные полости в подземных органах, выступание корней над поверхностью земли и др. (рис. 46).

Мангровое дерево

Мангровое дерево

В связи с механическим составом почв можно наметить неко­торые экологические типы растений (растения-индикаторы).

Псаммофиты (от греческих слов «псамма» — песок, «фитон» — растение), или песколюбы — растения, обитающие на песча­ном субстрате (песчаные берега рек, песчаные пустыни и др.). Очень много видов связано исключительно с песками, что нередко отражено и в их названиях: гвоздика песчаная (Dianthus arenarius), астрагал песчаный (Astragalus arenarius), кохия песчаная (Kochia arenaria) и пр. Многие виды являются викарирующими на песках и на других местообитаниях: Silene densiflora — в степи, S. parviflora — на песках; Jurinea arachnoidea — в степи, J. cyanoides — на песках и др. Псаммофиты представлены жиз­ненными формами, выработавшимися в борьбе с сильной транспирацией (особенно в пустынях) и с подвижностью самого субстрата. Именно, они имеют ряд ксероморфных особенностей: редукция листьев,    афильные   (безлистные)   формы  и  др.   Что  касается подвижности субстрата, то защитой от засыпания песком является способность перемещения почек возобновления, причём они всё время перемещаются кверху; в других случаях защитой служат длинные горизонтальные корни и корневища, скрепляющие песок. Большая часть псаммофитов имеет семена и плоды, распростра­няющиеся при помощи ветра — они снабжены летательными аппа­ратами, или сильно вздуты, или представляют упругие шарики и т. д.; всё это делает их очень лёгкими, они остаются на поверх­ности или близ поверхности,  не зарываясь глубоко в песок.

Наибольшее разнообразие псаммофитов мы находим в песча­ных пустынях (см. стр. 308).

На каменистых и щебнистых местообитаниях имеются особые экологические типы: литофиты    и    хасмофиты.

Литофиты (от греческих слов «литос» — камень и «фитон» — растение). Это растения, растущие непосредственно на кам­нях и скалах; в этих условиях могут расти лишь лишайники и водоросли. Из лишайников это прежде всего так называемые накипные (корковые) — они окрашивают скалы в различные цвета: чёрный, бурый, красный и др. Поселяясьна голом камне, накипные лишайники в результате своей жизнедеятельности делают поверх­ность субстрата шероховатой и дают возможность селиться и листоватым лишайникам.

При дальнейшем разрушении камней образуются . трещинки и поселяются мхи, а затем и некоторые цветковые. Здесь очень хорошо выражена смена растительности на первоначально голом субстрате: лишайники — мхи — цветковые растения.

Хасмофиты (от греческих слов «хазма» — щель, расщелина и «фитон» — растение). Это растения щебнистых и каменистых местообитаний, растущие в расщелинах скал (скальные растения). Они имеют обычно длинные крупные корни, которые проникают глубоко в щели между камнями и щебнем, где скопляются частицы мелкозёма. По своей жизненной форме — это подушки, а также дернины. Наряду с ксерофитами здесь можно встретить и мезо­фитов, так как условия увлажнения на данных местообитаниях очень различны. Хасмофиты — это дальнейшая стадия развития растительности (сравнительно с литофитами) на камнях и скалах.

Структура почв. Частицы почвы — глинистые, пылеватые, песчаные — обычно связываются в комочки больших и меньших размеров. Если почва состоит из комочков, то она называется структурной, в противном случае — пылеватой (распадается на отдельные частицы). Величина комочков почвы колеблется от 0,25 до 10 мм (реже выходит за эти пределы).

Структурные почвы, у которых частицы сцементированы пере­гноем, обладают признаками, полезными для растений, именно: между комочками почвы находятся более или менее крупные щели, куда свободно проходит воздух и куда поступает дождевая вода.   Бесструктурная  почва  скважностью  не обладает, дождь почти в неё не проникает, воздух может лишь находиться в капил­лярных порах.

Причины структурности различны — они могут быть физико-химическими или биологическими. Среди первых укажем присут­ствие извести, которая способствует образованию комочков. Био­логические причины: жизнедеятельность дождевых червей в почве, которые пропускают через свой пищеварительный канал частицы почвы и склеивают их пищеварительными соками; влия­ние корневых систем, которые пронизывают почву и разбивают её на отдельности, причём корни, кроме того, оплетают и связы­вают частицы почвы.

Так как структурные почвы благоприятны для роста растений, то роль человека, очевидно, должна быть направлена к созданию и поддержанию структурных почв: неумелая обработка почвы ведёт к разрушению структуры и к распылению почвы. Для создания почвенной структуры хорошими средствами являются: посев трав злаковых и бобовых, известкование, запашка в почву навоза и др.

Придание почве комковатой структуры составляет задачу си­стемы обработки почвы. Разработанная акад. В.. Р. Вильямсом травопольная система земледелия даёт возможность наряду с улуч­шением структуры почвы развивать хозяйство с правильным со­отношением основных отраслей растениеводства и животновод­ства.

Травопольная система земледелия складывается из нескольких звеньев. Первым звеном является организация правильного сево­оборота — полевого и кормового — с применением травосеяния и чёрных паров. В полевом севообороте обеспечивается производ­ство зерновых и технических растений, при кормовом — кормов для животноводства (зелёные корма, силосные культуры, кормовые корнеплоды).

В севооборот вводятся травяные поля с посевом травосмесей из рыхлокустовых злаков и бобовых, которые и обеспечивают придание почве прочной комковатой структуры.

Вторым звеном является организация правильной обработки почвы, которая складывается из глубокой зяблевой вспашки и предпосевной обработки почвы.

Осенью почва после мелкого лущения жнивья вспахивается плугом с предплужником.

Весенней вспашкой почвы достигается создание рыхлого по­верхностного слоя, который хорошо предохраняет почву от потери воды при испарении.

Третьим звеном является система удобрений. Удобрение рас­тений должно осуществляться на полях севооборота, с учётом культур растений. При этом акад. Вильямс настойчиво подчёрки­вает, что эффективность удобрения может быть достигнута лишь на структурной почве, которая обеспечивает бесперебойное снаб­жение растения водой.

Создайте лесных полезащитных полос является четвёртым зве­ном травопольной системы земледелия. Они имеют огромное зна­чение в борьбе с засухой.

Введение травопольной системы земледелия предполагает пра­вильную организацию территорий с учётом элементов рельефа (водораздел, склон, пойма), устройством прудов и водоёмов с целью развития орошения и для смягчения местного климата.

Глубокая научная теория, разработанная акад. Вильямсом, неразрывно связана с практикой социалистического сельского хозяйства. Введение травопольной системы земледелия обеспе­чивает общее поднятие производительности сельского хозяйства, непрерывное увеличение урожаев и непрерывное улучшение плодородия  почв.

Человек в результате своей деятельности может как ухудшать качества почв, так и улучшать их. Каждая почва может при соот­ветствующих на неё воздействиях превратиться из плохой в хоро­шую. Недаром акад. Вильямс говорил, что «нет плохих почв, а есть плохие хозяева». При улучшении качеств почв можно воздействовать как на поверхностные слои (пахотные), так и на более глубокие; так, в подзолистых почвах, занимающих в СССР огромные территории, пахотные слои бедны питательными веще­ствами, которые вынесены в более глубокие слои (на глубину в 40—60—80 см). Выворачивание этих слоев наружу сразу обога­тит поверхностные слои и сделает их плодородными. В данном направлении ведутся в СССР опыты, дающие очень хорошие результаты.