8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Моховые и лишайниковые тундры имеют очень широкое распро­странение в зоне тундр и особенно в той её подзоне, которая на­зывается подзоной лишайниково-моховых тундр. Эта подзона является наиболее типичной для тундры, занимая срединное поло­жение между более южными и более северными подзонами (о рас­членении тундры на подзоны см. ниже, стр. 301).

Моховые тундры. В подзоне лишайниково-моховых тундр мо­ховые тундры занимают плоские повышенные пространства, яв­ляясь зональным типом. Моховые тундры часто заболочены, а на востоке бывают кочкарными. Помимо плоских пространств, они занимают также открытые склоны холмов; на субстратах грубых, песчаных вместо моховых развиваются лишайниковые или лишайниково-моховые тундры.

Моховая дернина в моховых тундрах состоит из таких мхов: Aulacomnium turgidum, Camptothecium trichoides, Dicranum elongatum, Hylocomium proliferum, Polytrichum strictum, Ptilidium ciliare и др. Все эти мхи переплетаются между собой так тесно, что выделить дернину одного какого-либо вида очень трудно; это, по-видимому, связано с сильным освещением, так как в лесах, где мхи занимают нижний ярус и где они находятся в сильном зате­нении, мы имеем коврики тех и других видов мхов без примеси других видов. Над моховым покровом в моховых тундрах мы на­ходим разреженный травянисто-кустарничковый ярус из ряда трав (мятлик — Роа arctica, осока — Сагех rigida, живородящий гор­лец — Polygonum viviparum и др.) и кустарничков (куропаточья трава — Dryas octopetala, виды шпалерных ив — Salix polaris, S. reticulata, голубика —Vaccinium ulignosum, брусника — Vaccinium vitis idaea и др.).

Моховые тундры распространены в западной и центральной частях тундровой зоны и до р. Лены, восточнее же представлены очень слабо; здесь особенно развиты кочкарные тундры с кочками, образованными пушицей (Eriophorum vaginatum) и кочкообразующей осокой  (Garex Soczavaeana).

Моховые тундры с кустарничковым ярусом. Они отличаются от моховых тем, что у них хорошо выражен ярус из низкорослых ку­старничков; из последних укажем низкорослую берёзку (Bctula папа, к востоку от р. Енисея — В. exilis), ряд ив (Salix glauca, S. pulchra и др.), вересковые кустарнички (Ledum palustre — ба­гульник, Vaccinium uliginosum — голубика). Мохово-кустарнич-ковые тундры наиболее распространены в подзоне кустарниковых тундр, причём высота и густота кустарничкового яруса связаны с глубиной снежного покрова, так как послед­ний защищает кустарнички от сильных зимних ветров, иссушаю­щих и повреждающих выступающие над поверхностью снега по­беги. На открытых пространствах лишайниково-моховой подзоны с её сильными ветрами мохово-кустарничковые тундры занимают более защищенные от ветров места, куда сносится снег.

Лишайниковые тундры. Если моховые и кустарничковые тунд­ры представляют зональный тип растительности, то лишайниковые тундры связаны с песчаными грунтами, являясь интразональным типом.  Моховые   тундры — это   как   бы   напочвенный   покров хвойных лесов, лишённый на севере древесного яруса; лишайни­ковые тундры представляют лишайниковый ярус сосновых и лиственничных лесов.

Лишайниковые тундры не остаются однообразными по расти­тельности, но меняются в зависимости от географического положе­ния. Именно, в западных частях (до р. Енисея) преобладают ягель­ные (родCladonia) тундры, в центральных частях (центральная континентальная Сибирь) — алекториевые (род Alectoria), на крайнем востоке — опять ягельные тундры. Ягельные тундры связаны с большим снежным покровом на западе и на вос­токе.

В ягельных тундрах господствуют в напочвенном покрове различные виды ягелей-кладоний (Cladonia silvatica, С. rangiferina, С. uncialis) и др., в более южных частях также С. alpestris. Несколько торфянистая дернина этих тундр имеет 8—10 см в тол­щину. В травяно-кустарничковом разреженном ярусе наиболее характерны такие травы: некоторые злаки (Arctagrostis latifolia, Hierochloa alpina), осока (Carex rigida), ожига (Luzula confusa), мытник (Pedicularis hirsuta) и др., из кустарничков преобладают: альпийская толокнянка (Arctous alpina), водяника, брусника, голубика, низкорослая берёзка, багульник (Ledum decumbens) и др.; на востоке флористический состав несколько меняется.

Ягельные тундры не остаются однородными не только в связи с географическим положением, но и с условиями местообитания — они или приближаются по растительности к моховым (на более тяжёлых грунтах) или к болотистым тундрам с торфяным горизон­том (на заболоченных песках).

В центральносибирских тундрах, как уже сказано, развиты не ягельные, а алекториевые тундры; для ягелей здесь неблаго­приятны: 1) малоснежные зимы и 2) сухость лета (отсутствие за­щитных приспособлений от сухости воздуха). Кроме алекторий (Alectoria ochroleuca преимущественно, также A. nigricans), ха­рактерны также цетрарии (Cetraria cucullata и С. nivalis); отметим ещё Bryopogon divergens и др. Ягели в алекториевых тундрах встре­чаются лишь как примесь. Кустарничково-травяной ярус ещё бо­лее  разрежен.

Ягельные тундры дают прекрасные корма для оленей, но их растительность в случае неумеренного выпаса сильно страдает. Мы можем наблюдать в природе все стадии деградации тундр в результате выпаса (вторичные тундры). Алекториевые тундры имеют значительно меньшую хозяйственную ценность, так как алекторий  поедаются оленями слабо.

Как указано выше, моховые и лишайниковые тундры особенно характерны для наиболее типичной тундровой подзоны — лишайниково-моховой. Выше были отмечены ещё и такие типы: кустарниковая тундра (относится к Aestifruticeta), луговинная и дерновинная (относятся к Frigidohumiliherbosa). Имеются ещё и другие типы.

Таким образом, тундра как зона слагается из большого числа формаций, относящихся к различным классам формаций, что связано со значительной протяжённостью тундры с юга на север (ряд подзон), с эдафическими и орографическими условиями.

Краткая характеристика тундровой зоны. Чтобы дать предста­вление о тундре в целом, ниже приводится краткое об­щее описание тундровой зоны.

Тундрами заняты огромные пространства на севере Евразии, на севере Америки, включая все северные острова. Именно тундры занимают северное побережье Скандинавии и Кольского полу­острова, Канин полуостров, пространство между устьями рек Пе­чоры и Оби, включая весь полуостров Ямал, всё пространство между устьями рек Оби, Енисея и Лены, включая Таймыр, далее к востоку прибрежную полосу севернее 70° северной широты, почти весь Чукотский полуостров. В Северной Америке тундры встречаются на более южных широтах, местами заходя на юг за 60° северной широты и развиваясь, таким образом, на широте Ленинграда и даже Москвы. В южном полушарии тундры почти не развиты, так как там нет условий для их широкого развития. В тун­дре встречаются пространства, покрытые мхами, лишайниками, осоками, разнотравными видами, кустарничками, ивняками, на юге — сфагновыми болотами. Поэтому здесь нужно говорить о различных классах формаций. В целом же тундра образует климатическую зону и имеет характерный ланд­шафт.

Основной признак тундры — это её безлесье. Деревья появляются лишь на южной границе тундр, образуя подзону лесотундры, которая далее на юг переходит уже в леса. Однако в тундре преобладают не травянистые типы растительности, а мохово-лишайниковые   и   кустарниковые.

Растительность тундр находится в крайне неблагоприятных условиях: длинная и суровая зима, короткое и холодное лето, причём средняя температура самого тёплого месяца не выше 10°, малое количество атмосферных осадков (не более 25 ел), причём зимой мало снега (всего около 10% годичных осадков), очень сильные ветры. К особенностям тундр нужно прибавить продол­жительное солнечное сияние летом почти в течение круглых су­ток, а в более высоких широтах — и круглые сутки.

Почва тундр очень холодна, и на известной глубине (за не­которыми исключениями) находится вечная мерзлота, причём летом почва оттаивает лишь до глубины в 15—20 см.

Флористически тундры бедны сравнительно с более южными растительными типами; особенно мало видов на северных остро­вах: Новая Земля — 200 видов, Земля Франца-Иосифа — всего 38 видов.

Флора тундры не имеет особых, свойственных только ей се­мейств. Наиболее характерны: вересковые, ивовые, осоковые, злаки, лютиковые, крестоцветные, розоцветные.

Для Антарктики особенно характерны розоцветные (род Асаеnа), зонтичные (Azorella), крестоцветные (Pringlea) и гвоздичные (Lyallia). Очень характерны также Мхи и лишайники.

Вегетационный  период  короток — всего  2—2 1/2  месяца.

На Шпицбергене 86 цветковых видов по своему цветению распределяются так:

T_6

При продвижении сельскохозяйственных культур в тундровую зону особенно неблагоприятна низкая температура почвы — здесь необходимо выведение морозостойких сортов, а также сортов длинного дня.

Жизненные формы тундр. Неблагоприятные условия тундры приводят к выработке у цветковых растений жизненных форм, близких в общем к формам альпийских высот.

1.  Здесь преобладают хамефиты и гемикриптофиты. Эти формы получают преимущества при коротком периоде вегетации; терофитов,  т.  е.   однолетников,  нет,  за единичными исключениями.

2.  Очень много вечнозелёных — кустарнички брусничного и верескового типов.

3.  Многие растения очень низкорослы.

Заросль сетчатой ивы

Заросль сетчатой ивы

4.  Нередки шпалерные формы — целый  ряд ив  (Salix  polaris, S. herbacea, S. reticulata, рис. 153 и 154); растения как бы прижимаются к поверхности почвы, которая нагревается сильнее воздуха (иногда до 30° и выше).

Шпалерная форма сетчатой ивы

Шпалерная форма сетчатой ивы

5.  Типична   форма   растений-подушек   (Draba   alpina,   Eritrichium villosum и др.).

6.  Корни растений в большинстве случаев находятся в самых поверхностных слоях почвы, которая менее холодна.

Имеются ещё и другие особенности тундровой флоры, причём надо отметить удивительную способность многих растений пере­носить всё холодное зимнее время, не теряя вегетативных органов и даже цветков. Классиче­ским примером является ло­жечная трава (Cochlearia arctica), выдерживающая темпе­ратуру — 46° (см. рис. 37). У большинства подобных ра­стений не имеется каких-либо внешних защитных приспо­соблений от холода, и это, повидимому, обусловливается свойствами клеточных кол­лоидов.

У арктических растений обращает на себя внимание крайне медленный рост, что приводит к низкорослости и к микрофилии (мелколистности). Если сравнить виды, растущие в тундрах и в более южных областях, то это выступает особенно наглядно. Рост в толщину так незначителен, что у можжевельника, стволик которого имел 83 мм толщины, было насчитано 544 годичных кольца.

Давно ужё было обращено внимание на ксероморфный облик арктических растений и на целый ряд приспособлений, характер­ных для ксерофитов (редукция поверхности, опушение, завёрты­вание краёв листьев и т. д.). Обычно это связывают с физиологи­ческой сухостью, зависящей от низких почвенных температур. Впрочем, экспериментов в этом направлении почти нет.

Растительность тундр СССР. Она слагается из целого ряда типов. Нередко тундру неправильно представляют себе как об­ширные заболоченные пространства, покрытые мхами и мелкими кустарничками. Но кроме моховых тундр, как уже было указано выше, имеются ещё и другие. Разнообразие тундр зависит от различия в субстрате, в рельефе и в географическом поло­жении.

В направлении с юга на север можно установить такие под­зоны тундр (не считая лесотундровой подзоны, промежуточной между лесом и тундрой): кустарниковую, лишайниково-моховую, арктическую.   Ещё севернее — исключительно  на   островах   Ле довитого океана — находится уже снеговая зона с аркти­ческими пустынями.

Кроме зональных подразделений (с юга на север), нужно раз­личать ряд подразделений (провинций) с запада на восток (всего 12, самая западная — провинция Кольского полуострова, самая восточная — Чукотско-Анадырских гор).

Лесотундровая подзона. Здесь наблюдается че­редование безлесных участков с участками древесной раститель­ности. Первые — с типично тундровой растительностью, вторые — представлены своеобразными формациями криволесья и редко­лесья. Очень характерны такие жизненные формы, как стланики и полустланики (более подробно о лесотундре см. ниже, стр. 304).

Кустарниковая подзона уже совершенно без­лесна. Кустарники распространены не только по склонам холмов, но и на ровных местах. Возможность их существования обусловле­на довольно значительными осадками и более слабыми ветрами: они находятся под снегом, и ветры не уничтожают молодые по­беги; именно последнее имеет место в более северных тундрах, где ветры очень сильны и, действуя иссушающе на молодые побеги, приводят их к гибели. По своему сложению кустарниковые тундры трёхъярусны: кустарниковый ярус — кустарничково-травянистый — мохово-лишайниковый. Из кустарников особенно харак­терны: низкорослая берёзка (Betula папа, к востоку от р. Енисея близкий замещающий вид — В. exilis), виды ив (Salix phylicifo-lia, S. lapponum, S. glauca, S. lanata и ряд других), багульник и др. На песчаных почвах — почти исключительно низкорослая берёзка. К востоку от р. Лены видовой состав ив меняется, и осо­бенно обильны Salix baicalensis и S. pulchra; также появляется ольховник (Alnus fruticosa).

В кустарничково-травянистом ярусе: брусника, водяника, некоторые осоки,  Festuca supina и др.

В лишайниково-моховом ярусе — многие виды мхов (Aulacomnium, Dicranum, Polytrichum, Hylocomium proliferum и др.) и лишайники: Cetraria cucullata, кладонии (Cladonia gracilis, С. silvatica), Peltigera и др.

Сообщества кустарниковой тундры нужно отнести к группе формаций  Aestifruticeta.

К северу от кустарниковых тундр располагается подзона лишайниково-моховых тундр. Это — наиболее типич­ная тундра. Моховая тундра здесь покрывает все плоские, обычно заболоченные пространства, а также склоны холмов, причём на песчаных почвах её замещает лишайниковая тундра. В данной подзоне кустарники спускаются на склоны и постепенно редеют к северу. Моховые и лишайниковые тундры относятся к классам формаций Eubryosa, Lichenosa (стр. 296).

Ещё более северная подзона — это арктическая тун­дра. Здесь уже совершенно нет кустарниковых ассоциаций; мо­ховые  тундры  замещаются   полигональными,   особенно  там,   где господствуют сильные зимние ветры. В местах с менее силь­ными ветрами (Центральная Сибирь) полигональные тун­дры развиты менее, а гос­подствуют сухие дриадовые (рис. 155) и моховые. Поли­гональные тундры связаны с сильными ветрами и очень незначительным снежным по­кровом. Напочвенный покров деградирует и почва растре­скивается на многоугольные (полигональные) отдельности, причём растительность удер­живается лишь по трещинам и ложбинам, между которы­ми находится голая почва. По трещинам и ложбинам ютятся тундровые мхи, ли­шайники и некоторые цвет­ковые растения, например ли­сохвост (Alopecurus alpinus), осока (Carexrigida), лютик (Ranunculus nivalis), щучка (Deschampsia   arctica)  и  др.

Дриада

Дриада

На местах, особенно подверженных ветрам, растительность иногда почти отсутствует или растительный покров разорванный, что характерно для севернее расположенной (на островах) снего­вой зоны. Здесь находятся настоящие холодные пустыни (Frigorideserta, см. ниже, стр. 321).

Рассмотренные типы тундр имеют огромные пространствен­ные протяжения, но существует ряд типов тундр, или ограничен­ных небольшими участками, или встречающихся в разных под­зонах. В южных частях, особенно в лесотундре, очень развита бугристая тундра, связанная с замерзанием воды в верхних слоях торфа и, следовательно, с расширением объёма и с соответствен­ным вспучиванием поверхности. В северных частях преобладает пятнистая тундра с голыми участками почвы; вопрос происхо­ждения её вызывает у разных авторов разногласия, и, по-видимому, в разных случаях оно различно. В понижениях находятся осоковыетундры, представляющие в сущности низинные болота; на склонах в верхних частях, где снег сдувается, развивается более ксерофильный травянистый покров из Festuca supina, Dryas octopetala и др. (дерновинныетундры), а внизу склонов, где залёживается снег, — луговинные тундры с большим количеством разнотравных видов. На выходах горных пород развиваются скалисто-щебневые тундры, имеющие сильно разреженный расти тельный покров; здесь особенно типична жизненная форма растений-подушек. Имеются ещё и другие типы тундр.

Болота с господством сфагнумов (верховые болота) на южной окраине тундр начинают к северу сменяться другими типами. Для сфагнумов вообще неблагоприятен высокий уровень вечной мерз­лоты и неглубокий снежный покров. Встречающиеся в тундре сфагнумы относятся к низинным сфагнумам, развивающимся в по­ниженных местах.

Очень большие пространства, особенно в северо-восточных частях Сибири, занимают нагорные тундры, развитые на гольцах. В основном господствуют лишайниковые тун­дры, (доминируют Cladonia alpestris илиAlecloria ocbroleuca и Bryopogon divergens) с разреженным травяно-кустарничковым ярусом (брусника, голубика, Cassiope tetragona, Lirzula confusa и др.).

Лишайниковые нагорные тундры (гольцовый пояс) ниже сме­няются горно-тундровыми кустарниками (подгольцовый пояс). В Восточной Сибири и на Дальнем Востоке мы имеем заросли Pin us pumila, Alnusfruticosa, Betula Middendorfii.

Нижняя граница этих поясов, в связи с географическим поло­жением, находится на различной высоте: от 100 м на островах Ледовитого океана до 2 000 м на Алтае.

Тундры Северной Америки, насколько изве­стно, в основном сходны с тундрами Евразии. В наиболее северных частях находятся каменистые тундры со скудной растительностью из мхов, лишайников и немногих цветковых растений. Очень распространённым в Северной Америке типом тундр являются ягельные тундры, покрывающие обширные пространства. Флори­стически североамериканские тундры довольно сходны с евразий­скими.

Взаимоотношения тундры и леса. Тундры не переходят не­посредственно в леса, но, как уже было указано, на юге тундровой зоны имеется особая лесотундровая подзона. Эта подзона носит как бы переходный характер, но по ряду признаков её лучше отно­сить всё же к тундрам. Лесотундра начинается на северной гра­нице лесной зоны и граничит с тундрой там, где с водоразделов исчезает древесная растительность. Лесотундра — это чередование участков безлесных с типично тундровой растительностью, участ­ков со своеобразной древесной растительностью и лесотундро­вых болот. Древесные участки водоразделов представлены свое­образными формациями криволесъя и редколесья (в долинах—леса главным образом таёжного типа) — они характерны лишь для подзоны лесотундр; почти исключительно свойственны последней икрупнобугристые болота (бугры в среднем до 4 м высоты, иногда до 8 м). Редколесье очень широко распространено (ель, берёза, лиственница); деревья здесь имеют 3—8 м высоты и сильно раз­режены (на 1 га всего 300—500 экземпляров). Характерной чертой является также присутствие таких  жизненных форм, как стланики и полустланики (некоторые ветви поднимаются вверх), от­сутствующие в лесной зоне. Криволесье развито особенно близ морских побережий, а также в условиях горных лесотундр (на­пример, на северном Урале и др.).

Древесные насаждения лесотундр отличаются от обычных лесов рядом признаков: 1) деревья очень угнетены, 2) древесный ярус сильно разрежен, 3) нижние ярусы состоят из светолюбивых лишайников и кустарников (вследствие достаточного освещения). Наиболее далеко на север идут такие породы: берёза (Betula tortuosa) на Кольском полуострове, ель и сибирская лиственница между р. Печорой и Уральским хребтом, сибирская лиственница между Уралом и Хатангой, а восточнее — даурская лиственница.

Вопрос о причинах северной границы древесных пород в связи с безлесьем тундры решался различными авторами различно: недостаток тепла (Гризебах), холодные влажные ветры (Миддендор ф), низкие температуры и заболоченность (Танфильев), иссушающее действие зимних ветров (Чильман). Как было указано выше, более всего вероятна теория Городкова об иссушающем действии ветров особенно во время веге­тационного  периода.

Несомненно, что лесотундровое редколесье находится в тесной связи с неблагоприятными для роста деревьев условиями. Но в чём состоит основная причина редкого стояния деревьев? Многие авторы (Визнер, Морозов) указывали на большую потреб­ность в свете растений севера и вместе с тем на ослабленную там силу света; однако активность света в Арктике выше, чем в средних широтах. Много данных за то, что причина разреженности древо­стоя заключается в холодной почве, лежащей над вечной мерзлотой (А.   Григорьев).

Что же касается самой северной границы древесных наса­ждений, то здесь находятся лишь отдельные группы деревьев или отдельные экземпляры, располо­женные очень далеко друг от друга. Можно предполагать, что подобное групповое расположение вызвано различной глубиной оттаивания почвы на различных, даже очень близко лежащих уча­стках.

Лесотундру в последнее время подразделяют на две подзоны: северную лесотундру и южную. Последняя имеет облесённость 20—30%, и в лесных насаждениях обычны сочетания нескольких древесных пород; в северной лесотундре древесные участки состоят из одной какой-либо породы, облесённость водо­разделов очень мала, леса расположены главным образом в доли­нах  рек.

Интересен вопрос о динамике северной границы леса. Почти несомненно, что тундра в ксеротермический период (один из пе­риодов послеледникового времени) была покрыта лесом — об этом говорят остатки пней, погребённые лесные почвы, мощные остатки мёрзлого торфа, теперь там не образующегося, и др. Ряд авторов полагает, что и в настоящее время продолжается наступание тундры на лес, однако имеются и противоположные данные — отступание в некоторых местах границы вечной мерзлоты на север, прогрессивное распространение на север по долинам рек ряда древесных пород и др.

ТУНДРЫ И ЧЕЛОВЕК

Растительность тундр издавна испытывает воздействие со стороны человека — оленеводство исключительно присуще тун­дровой зоне. В иных случаях воздействие выпаса столь значительно (в случае присутствия больших стад и длительного их пребывания на определённой территории), что растительные ассоциации ко­ренным образом видоизменяются. Поэтому нужно различать тун­дры первичные и вторичные, причём вторые обязаны своим существованием чрезмерному выпасу. И здесь, конечно, можно установить различные градации в интенсивности выпаса — умеренный, сильный, чрезмерный. По времени выпаса в тундрах различают два типа пастбищ: летние и зимние. Первые содержат главным образом растения, которые на зиму отмирают в своих надземных частях (осоки, злаки, разнотравные виды и др.) или сбрасывают листья (различные виды ив). Зимние пастбища — это преимущественно лишайниковые, с различными видами ли­шайников. Хорошими летними пастбищами служат ивняки, луго­винная тундра, осоковые заросли, кустарниковые тундры и т. д.

Летом олени совершенно не нуждаются в лишайниках, по­следние нужны лишь тогда, когда травянистая растительность отмирает. Среди лишайников первое место занимают виды ягеля Cladonia, нередко называемого «олений мох» (однако это не «мох», а лишайник). Уже это название указывает на важность этого ли­шайника для корма оленей. Лишайниковые тундры обычно свя­заны с песчаными грунтами и вообще широко распространены в бо­лее северных частях тундровой зоны, но уже в подзоне арктических тундр они постепенно деградируют. Причина последнего явления, помимо неблагоприятных климатических, условий, также неуме­ренный выпас. Особенно вреден выпас в лишайниковой тундре летом, когда от выпаса лишайники страдают гораздо больше, чем зимой.

Если от сильного выпаса страдают вообще все типы тундр, то особенно это сказывается на лишайниковых тундрах, что свя­зано с тем, что прирост лишайников после скусывания происхо­дит очень медленно; при этом прирост по направлению к северу всё падает. Например, прирост кустистых лишайников даёт в сред­нем такие цифры: в лесной зоне 4—6 мм в лето, в лесотундре 3—4 мм, в безлесных подзонах 2—3 мм, в арктической подзоне 1—2 мм. Ничтожные цифры прироста говорят сами за себя и дают указания относительно рационального использования лишайнико­вых пастбищ: установление числа голов оленей на определённую площадь, длительность пребывания стада в одном месте и т. д.

Кладониевые (ягельные) тундры, как выше было указано, раз­виты в западных частях тундры до р. Енисея, а затем на крайнем востоке (здесь более снежная зима и влажное лето), в центральной же части зоны господствуют алекториевые и цетрариевые тундры (лишайники Alectoria и Cetraria). Хозяйственная ценность по­следних гораздо ниже, так как эти лишайники поедаются оленями неохотно.

Заповедники в тундровой зоне пока отсутствуют, если не считать таёжно-тундрового заповедника на Кольском полуострове — Лапландский заповедник, иначе называемый «Чуна-тундра» (200000 га).