7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Антропогеновый период явился определяющим в развитии морфоскульптур рассматриваемой территории и завершил форми­рование современных морфоструктур Шилкинского среднегорья. В неотектоническом режиме этого времени отмечается резкий пик активности, сопровождаемый дальнейшей мелкоблоковой дифферен­циацией позднемезозойских орогенных морфоструктур. Изменение эндогенной составляющей рельефообразования нашло, в свою оче­редь, отражение в усилении процессов эрозионного расчленения поверхности и развитии современной долинной сети с комплексом террасовых уровней. Усиление тектонической активности не было каким-то локальным явлением для Забайкалья. На Сибирской плат­форме к этому времени относятся следы региональных размывов в основании антропогенового чехла [Алексеев и др., 1966]. В Амуро-Зейской депрессии новой активизации неотектонических дви­жений отвечает формирование низов белогорской свиты зейской серии, залегающих на неровной, размытой поверхности сазанковских отложений неогенового возраста или коренных породах фун­дамента [Воскресенский, 1968; Логинова и др., 1973]. Таким образом, начало антропогена можно рассматривать как новый ру­беж в геологической истории Восточного Забайкалья и сопредель­ных районов, фиксирующий качественно новый цикл развития релье­фа, наиболее близкого к его современному облику.

Морфометрические построения и изучение изменения мощнос­ти антропогеновых осадков позволяют оценивать амплитуду относи­тельных перемещений отдельных блоков в 150-200 м. Это при­вело к тому, что реликты древней гидросети оказались на различ­ных гипсометрических уровнях, а наиболее высоко расположенные частично или полностью с эродированными. Плановые очертания морфоструктур приобрели современный мозаично-мелкоблоковый рисунок (рис. 11).

Блоковая дифференциация морфоструктур

Блоковая дифференциация морфоструктур

Тектонические перестройки определенным образом сказались и на ориентировке речных долин. В Шилкинском среднегорье главные водотоки частично изменили свое положение и вошли в совре­менное русло. Приблизительно в это же время произошло подня­тие Телембинского блока в южной части Шилка-Нерчинского меж­дуречья, в результате чего пра-Шилка оставила прежнюю долину и врезалась в Бишигинскую перемычку, формируя антецедентную долину. Небольшие изменения в рисунке гидросети притоков про­исходили в результате смещения и перехватов русел.

Формирование современных долин в районах аккумуляции от­ложений кангильской свиты осуществлялось эпигенетическим пу­тем. Древние долины к началу антропогена почти полностью бы­ли заполнены рыхлыми наносами, реки меандрировали на уровне современных водоразделов. Врезание водотоков в результате новой фазы неотектонической дифференциации и палеоклиматических причин происходило не всегда на прежнем месте. Поэтому многие реки, прорезав толщу рыхлых отложений, образовывали узкие эпи­генетические долины прорыва в коренных породах. На участках поднятий кристаллического фундамента эпигенетические долины сменяются антецедентными. Наиболее близко схеме формирования сингенетических долин, на наш взгляд, отвечают устьевые суже­ния падей Булыкта, Дельмачик, Кия, Арбагарская, Урульга.

В разрезе коррелятных отложений усиление тектонической дифференциации фиксируется резким укрупнением обломочного ма­териала и накоплением аллювия так называемой “рыжей” толщи.

Один из наиболее интересных разрезов аллювия “рыжей” толщи изучен нами у юго-западного края с. Казаново. Здесь в карьере наблюдается налегание этих отложений на осадки кангильской свиты со следами размыва.

1. Почвенно-растительный слой 0,3

2. Галечник светло-бурый, включающий линзы песчано-гравийного материала. Окатанность галек 2-3-го класса. Встречаются отдельные угловатые обломки гранитоидов 0,7

3. Песчано-гравийный материал светло-серого цвета с примесью разноразмерного обохренного красно­ватого галечника. Отмечаются линзы косослоистых песков 1,5

4. Переслаивание песчано-гравийных горизонтов с мел­ко- и среднеразмерными галечниками. В песчаных отложениях наблюдаются небольшие линзы (2-3 см) светло-серых глин 1,65

5. Темно-бурый разноразмерный галечник с прослоя­ми косослоистых грубозернистых песков мощнос­тью 20-35 см, среди которых встречаются линзы глинистых песков и глин. На границе с нижележа­щим слоем залегает прослой крупноразмерных га­лечников, включающий отдельные мелкие и средние валуны и глыбы до 0,6 м в диаметре. Отдельные гальки интенсивно обохрены до ржавого оттенка 4,0

6. Верхняя толща с размывом налегает на светло­серые (белесые) отложения кангильской свиты. По­следние представлены разнозернистыми песками с прослоями мелкого гравия и линзами глин. Слоис­тость самая разнообразная с преобладанием косой с наклонами до 20-30°. Отмечаются отдельные хорошо окатанные гальки, рассеянные по всему разрезу, и пятна ожелезнения оранжевого оттенка. К основанию разреза увеличивается мощность линз и прослоев глин до 30-40 см. Глины тонко­дисперсные, вязкие и имеют темно-серый цвет (видимая) 7,0

Широко распространены отложения “рыжей” толщи в Унди­но-Даинской впадине. В долине р. Куренги остатки “рыжей” тол­щи закартированы выше устья р. Дай и в районе пос. Мироново. Под почвенным слоем здесь вскрываются красновато-бурые и мелко- и среднеразмерные хорошо окатанные отложения. Петрографи­ческий состав галек очень пестрый и несет следы интенсивного выветривания (“рубашки” окислов, каверны, обломки сланцев рас­слоены). На левом берегу р. Унды, в устье падиГрязнушка, в уступе 30-метровой террасы наблюдается следующий разрез:

1. Почвенно растительный слой 0,6

2. Красновато-бурые, кирпичные среднезернистые пес­ки с незначительной примесью мелкой гальки и гравия 1,2

3. Разнозернистые желто-бурые пески с гравием и мелко- и среднеразмерной галькой 0,3

4. Желтовато-серые мелкозернистые пески со слабо-выраженными горизонтальными слойками 0,4

5. Красновато-бурые разноразмерные гальки, включа­ющие линзы и тонкие прослои желтовато-бурых песков. Окатанность галек преимущественно 2-3-го класса (видимая) 1,3

Близкие по литологическому составу отложения вскрывают­ся на правобережье р. Унды, в устье пади Буяновой, где их мощ­ность достигает 5-6 м. Во всех описываемых разрезах “рыжая” толща с размывом залегает на озерно-аллювиальных отложениях кангильской свиты или на корах выветривания коренных пород.

По данным Ю.Г. Симонова (1972), “рыжая” толща заполня­ет врез в пределах главной террасы. К примеру, глубина древне­го тальвега в долине р. Нерчи у с. Знаменки достигает не менее 25-30 м. Однако максимальная глубина вреза близка к относи­тельной высоте главной террасы, достигающей 100-110 м (рис. 12).

Основные типы соотношения "белесой" толщи, "рыжих" галечников и "желтых" песков

Основные типы соотношения “белесой” толщи, “рыжих” галечников и “желтых” песков

Аллювий “рыжей” толщи, кроме литологических особеннос­тей, от подстилающих отложений кангильской свиты отличается и минералогическими спектрами шлиховой фракции. В Казановском разрезе (рис. 13) верхняя половина характеризуется резким увеличением сфена, граната, ильменита и появ­лением магнетита. Интерес­но отметить распределение некоторых минералов по раз­резу. Так, низы карьера (кангильская свита) содер­жат небольшое количество ильменита, постепенно уве­личивающегося к поверхнос­ти стратиграфического не­согласия с “рыжей” толщей, затем его содержание па­дает и вновь возрастает в верхах разреза. Подобное пульсирующее распределе­ние наблюдается и для цир­кона, рутила и некоторых других минералов тяжелой фракции аллювия.

Характеристика аллювиальных отложений

Характеристика аллювиальных отложений

Отложения “рыжей” толщи относительно слабо сортированы. Слоистость подчеркивается только че­репитчатым налеганием от­дельных галек и переслаи­ванием средне- и крупнога­лечного материала с более мелкими разностями. Песча­но-глинистая фракция име­ет подчиненное значение и встречается в виде маломощ­ных линз с примесью мелкозернистого песка. В верхней части, как отмечает Ю.Г.Симонов (1972),”рыжая” толща несколько отличается от низов тем, что в ее строении принимает участие и песчано-глинистый материал, в пределах которого галечники встречаются лишь в виде отдельных прослоев и линз, а местами отсутствуют полностью. Гальки в основном мелкие и средние по размеру, хо­рошо окатанные.

Ниже приводится характеристика галечной фракции аллювия “рыжей” толщи Казановского «разреза (100 определений).

Sh_001

Минеральный состав пелитовой фракции аллювия “рыжей” толщи существенно не отличается от осадков кангильской свиты Преобладает мелкодисперсный – кварц, гидрослюды мусковитового типа и гидратированный каолинит. Содержание последнего несколько меньше и, вероятно, связано с перемывом продуктов каолинового корообразования.

В рельефе осадки “рыжей” толь и слагают верхние горизон­ты Y террасы р. Шилки и ее главных притоков, известных в ли­тературе как “главная” терраса [Воскресенский и др., 1965; Мурзаева, 1965; Симонов, 197 2; и др.] . Но вследствие того, что “рыжая” толща имеет локальное распространение, в большин­стве случаев аллювий “главной” террасы представлен отложени­ями кангильской свиты. В связи с этим возникает вопрос о вре­мени накопления “рыжей” толщи, решение которого позволит оп­ределить нижний возрастной предел формирования террас совре­менной долины р. Шилки.

Отправными пунктами для определения возраста “рыжей” толщи служат результаты спорово-пыльцевых анализов, а также стратиграфическое и геоморфологическое положение осадков. Фа­уны в этих отложениях не обнаружено.

По данным палинологических анализов, в составе “рыжей” толщи преобладает пыльца древесных (до 68%), пред ста ленная Juglandaceae – 1,3%, Carya sp. – 0,4,Ulmus sp. – 1, Quercus -2,3, Tsuga sp. – 0,8, Picea sect. Omorica -2,8, Pinus silvest ris Lin. – 21,3, P. sibirica – 13 % (определение В.А. Потемкиной). Пыльца трав не отличается раз­нообразием и представлена единичными формами Artemisia sp. и Angiospermae (неопр.). Группа спор составляет 10% спектра и состоит из Bryales.

В разрезах “рыжей” толщи Ундино-Даинской депрессии, по определениям М.И. Лешуковой, ведущее место занимает Pse-udotsuda (55%), а содержание пыльцы широколиственных растений по сравнению с отложениями кангильской свиты резко падает (Quercus до 4%, Juglans 3-6, Carya 6-12%). В значительном количестве присутствует пыльца сосны-5%, ольхи 10, ели- 3, тсуги-2%. Из травянистых растений отме­чается пыльца сложноцветных -6%, полыни-2%. Состав спор в отложениях очень беден и представлен Polypodiaceae – 3%, Selaginella -2, неопределенных-5 %.

Подобные спектры характерны для нижне- и среднеэоплей­стоценовых отложений охристой свиты Тункинской впадины [Рав­ский и др., 1964]. Возможность стратиграфической параллелиза­ции “рыжей” толщи с охристой свитой Тунки обосновывается и по характерной красновато-бурой (рыжей или охристой) окраске и преимущественно крупногалечному хорошо окатанному составу аллювия обоих комплексов. Отложения охристой свиты также с размывом перекрывают подстилающие угленосные осадки па­леогена.

“Рыжая” толща, по мнению Ю.Г. Симонова (1972), сопос­тавима с белогорской свитой Приамурья нижнеплейстоценового возраста (верхний эоплейстоцен) [Логинова и др., 1973]. Такое расхождение взглядов объясняется недостаточной стратиграфиче­ской обоснованностью. Поэтому в настоящее время представляет­ся более реально определять возраст “рыжей” толщи как нерас­члененный эоплейстоцен.

По кровле отложений верхнего эоплейстоцена Сибирской платформы, как отмечают М.Н. Алексеев и др. (1965), проходит важный рубеж, отделяющий эоплейстоцен от следующего отдела антропогена-плейстоцена. Этот рубеж повсеместно фиксируется следами глубокого размыва и существенным похолоданием клима­та, что, в свою очередь, нашло отражение в преобладании в ланд­шафтах раннего плейстоцена разреженных светлохвойных лесов с травянистыми ксерофитными ассоциациями и широколиственными экзотами эоплейстоцена.

Таким образом, эоплейстоцен можно охарактеризовать как время резкого усиления процессов глубиной эрозии и формирова­ния наиболее древнего члена террасового комплекса современной долины р. Шилки и ее главных притоков. С этого времени проис­ходит заложение контуров плейстоценовой гидросети Шилкинско­го среднегорья. В пределах впадин происходило формирование до­лин с аккумулятивными террасами. По периферии, в более возвы­шенных местах эти террасы сопрягаются с эрозионно-аккумуля­тивными и эрозионными цокольными террасами. По отношению к более древним долинам современные водотоки несколько смещены, но унаследуют контуры бассейнов и направление стока.

Примером, иллюстрирующим это положение, может служить соотношение между древними и современными долинами в Каза­ковской депрессии (бассейн р. Унды). Здесь на протяжении не­скольких километров справа в долину р. Унды выходят устья па­дей Глинянка, Казакова, Ключевая, Сухая Казакова, Сухая Коло­бовая (с запада на восток), каждая из которых сопровождается древней долиной. Во всех случаях современные тальвеги смеще­ны относительно древних долин на 50-200 мвосточнее. При этом в пади Глинянка древнее ложе выше современного, в пади Казакова на одном уровне, в пади Сухая Казакова- 7-10 м ни­же, а в самой восточной – Сухой Колобовой – почти на 30 м ниже современной долины. Б. А. Максимов, впервые описавший строение древних долин этого района, объяснял рассмотренную особенность геоморфологического строения изменениями уклона современных водотоков. Между тем все они расположены на близких гипсо­метрических уровнях и имеют одинаковую эродирующую способ­ность. Поэтому такое направленное изменение амплитуд устьевых отметок современных и древних долин наиболее реально связывать с перекосом топографической поверхности отдельных мелко­блоковых морфоструктур и явлениями эпигении. Тем более, что при прочих равных условиях верховья древних долин расположены на 10-15 м ниже современных истоков. Так, например, в пади Глинянка древнее русло в устье расположено выше современного русла, а в среднем течении и в истоке- ниже его; то же самое наблюдается и в пади Казакова.

Sh_002

Направление перекоса по отношению к древним долинам бы­ло диагональным. Об этом можно судить по плановым соотноше­ниям современной и древней гидросети. Современные пади, как правило, отклоняются восточнее древних долин, а такие древние долины, как Балахня, даже переходят из одной пади в другую, пе­ресекая по диагонали современные водоразделы.

Приступая непосредственно к рассмотрению формирования со­временных долин, необходимо отметить, что вопрос о количестве и высотах террас главных рек Восточного Забайкалья однозначно не решен. Отчасти это связано с тем, что число террас, их высо­та даже в пределах одной долины не постоянны и по мере прибли­жения к верховьям происходит убывание высот террас и сокраще­ние их количества. Еще менее изучены вопросы возрастной дати­ровки террас. Вместе с тем, анализируя имеющийся материал и на основании собственных наблюдений, можно выделить 5 главных этапов развития долинной сети Шилкинского среднегорья, отражен­ных в рельефе соответственно в 5 террасовых уровнях: I – терраcа высотой 5-8 м; II -12-20 м; III-25-3 5 м; IV- 40-60 м и V – 75-110 м (рис. 14).

Принципиальная схема строения рельефа Шилкинского среднегорья

Принципиальная схема строения рельефа Шилкинского среднегорья

Строение террасовых отложений и их гипсометрическое по­ложение тесно связано с характером неотектонического развития субстрата. В пределах межгорных впадин, вследствие их медлен­ного погружения, высоты террас наименьшие, а отложения по ге­незису – аккумулятивные. В сужениях долин террасы имеют эро­зионно-аккумулятивный характер или вообще представлены лишь цоколями эрозионных терррас, почти лишенными рыхлого покрова, а их высоты максимальные.

Как уже было отмечено выше, наиболее древним элементом террасового комплекса р. Шилки является уровень У, или “глав­ной”, террасы, сложенный аллювием “рыжей” толщи, а в цоколе -отложениями кангильской свиты. Терраса хорошо выражена в пре­делах большинства межгорных впадин и выполняет роль региональ­ного геоморфологического уровня. В относительно поднятых участ­ках территории реликты “главной” террасы сохранились лишь в устьях боковых притоков р. Шилки, отдельными языками они вкли­ниваются в долины наиболее крупных притоков. При этом сущест­венно песчано-галечный состав террасового аллювия также заме­щается более грубыми и глинистыми осадками аллювиально-пролювиального генезиса.

В среднем и нижнем течении р. Шилки уровни “главной” тер­расы выражены по правому борту долины при впадении р. Куренги, в районе г. Сретенска, у дер. Фарково. Терраса аккумулятив­ная, местами цокольная. В разрезах терраса представлена пере­спаивающимися галечными и песчано-глинистыми отложениями. Однако в отличие от шилкинских разрезов здесь преобладают бо­лее крупные обломки, вплоть до мелких валунов. Такой грубообломочный состав аллювия сретенских террас и их цокольное стро­ение объясняется тем, что р. Шилка на этом участке прорезает низкогорную перемычку между Борщовочным и Шилкинским хреб­тами, образуя узкую антецедентную долину. Здесь же, как отмеча­ют С.С Воскресенский (1965) и др., современный врез русла р. Шилки глубже древнего вреза.

Фрагменты V террасы наблюдаются по правому борту доли­ны р. Шилки на небольших участках от пади Шивача до пади Мирсановской, а также в районе устья падей Таловая и Мельничная. По левому борту долины терраса выделена в районе ст. Бишигино. Во всех случаях это небольшие субгоризонтальные площадки, вырезанные в коренных породах фундамента и покрытые неболь­шим покровом аллювиальных отложений и склонового материала.

В районе ст. Бишигино шурфы и скважины, пройденные при разведочных работах, вскрывают отложения 50-60-метровой тер­расы р. Шилки. Верхняя часть разреза представлена покровными склоновыми осадками, состоящими в основном из желто-бурых и красновато-бурых песков и суглинков с обилием дресвы и щебня. Собственно аллювиальные отложения залегают на глубине около 10 м и имеют сравнительно небольшую мощность (до 2 м). Это зеленоватые разнозернистые пески с примесью слабоокатанной мелкой и средней гальки и гравия. На цоколе галечный аллювий перемешан с грубообломочным элювием кристаллических пород. Ближе к борту долины аллювий выклинивается. В поперечном про­филе рассматриваемая терраса выражена слабо и ее морфологи­ческие детали закрыты склоновым шлейфом подобно террасо-увалам. На противоположном правом берегу долины та же терраса отчетливо выражена в виде структурной ступени.

Фрагменты 40-50-метровой террасы выделены в долинах р. Куэнги и Алеур, где ее цоколем служат отложения кангильской свиты. По данным С.С. Воскресенского (1965) и др., скважина, пробуренная в районе с. Верхняя Куэнга, вскрыла следующий раз­рез 40-метровой террасы:

1. Супесь гумусированная с редкими включениями гравия 0,2

2. Песок сильноглинистый среднезернистый, с включениями крупнозернистых разностей, сильнооже­лезненный 0,15

3. Галечник с заполнителем из легко опесчаненных суглинков с редкими включениями гравия и мел­кой плохо окатанной гальки 0,85

4. Галечник с заполнителем из сильно глинистого среднезернистого песка и мелкого гравия 0,25

5. Галечник с заполнителем из крупнозернистого хорошо сортированного кварцевого песка с вклю­чениями мелкого и среднего плохо окатанного гравия. Галька среднеразмерная, хорошо окатан­ная 2,65

6. Песок кварцевый грубозернистый с включением 30% разнозернистого гравия и мелкого галеч­ного материала 2,50

7. Галечник с песчаным грубозернистым заполни­телем 0,10

8. Отложения “серой” толщи, представленные квар­цевым разнозернистым песком со следами сла­бой каолинизации 0,60

На участках сужения долин ее цоколем служат коренные по­роды фундамента. Незначительная ширина, а равно и небольшие мощности рыхлого покрова свидетельствуют о кратковременном накоплении аллювия террасы IV.

Отсутствие фаунистических остатков не позволяет уверенно датировать возраст рассматриваемых отложений. В отложениях 40-50-метровой террасы р. Нерчи, по спорово-пыльцевым дан­ным, преобладают травянистые (45-66%), пыльца древесных сос­тавляет 32-47%, спор сравнительно немного. Видовой состав дре­весных пород беден и включает различные формы сосны и берез, а также единичную пыльцу лиственницы, вяза, ольхи [Зорин и др., 1961]. Вместе с тем анализ этих материалов в сочетании с ге­оморфологическим положением террасы и условиями ее формирова­ния дает основание предполагать, что накопление аллювия проис­ходило в первой половине плейстоцена, когда после первого мак­симального оледенения в горах Забайкалья климат стал несколь­ко теплее (мессовское межледниковье по шкале Западной Сибири). Это совпадает с мнением Э.И. Равского (1972), который указы­вает, что аллювий 40-50-метровых террас большинства сибир­ских рек имеет мессовский возраст. Относительно теплые условия способствовали процессам химического выветривания, благодаря чему в составе тяжелой фракции отложений отмечается повышен­ное содержание вторичных минералов (лейкоксена, гематита, ли­монита и др.).

Отложения террасы III распространены значительно шире. В долине р. Шилки они слагают левобережные террасовые уступы высотой 30-40 м в районе пос. Холбон и ниже, до устья пади Тоста. На правом берегу р. Шилки терраса прослеживается не­большими участками от устья р. Канга до впадения р. Апрелко­во в р. Шилку. Хорошо картируется эта терраса по левому бере­гу р. Ингоды при ее слиянии с Ононом.

Достаточно полно характеристику отложений террасы пред­ставляет разрез в устье пади Оськина:

1. Почвенно-растительный слой 0,5

2. Глинистые, мелкозернистые пески светло-серого цвета с вкраплениями более темных лессовидных суглинков. Текстура неяснослоистая, отмечаются оранжевые пятна ожелезнения 2,7

3. Разнозернистые, грубослоистые пески серого цве­та с примесью глинистого материала. Слоистость обусловлена сменой крупности верен в слойках 10,0

4. Среднезернистые, хорошо сортированные пески с тонкой косой слоистостью, переслаивающиеся с пачками горизонтально-слоистых отложений. В ниж­ней части этого горизонта выделяются несколько прослоев мелкого галечника с плохо окатанными обломками. Мощность каждого прослоя несколько сантиметров 5,0

5. Горизонт крупногалечных отложений с разнозернистым песком бурого оттенка 0,5

6. Слабоглинистые и глинистые, среднезернистые пески с тонкими линзами пластичных вязких глин серого цвета. Общая окраска отложений желто-коричневая с вкрапленниками охристых пятен раз­мером до 2-3 см в диаметре 3,0

7. Глинистые, мелкозернистые пески темно-коричне­вого цвета. Встречаются редкие прослои мелких галек 0,7

8. Переслаивание грубозернистых песков с гравием и линзами средне- и крупногалечных отложений. Характерны прослои, окрашенные в черные и ко­ричневые цвета, обязанные своим происхождением процессам постеедиментационного ожелезнения. Гальки имеют различную степень окатанности 3,0

9. Элювий коренных пород представлен рыхлой пес­чано-глинистой массой охристого цвета с вклю­чениями обломков дресвяно-щебнистого матери­ала 0,5

В урезе воды и выше обнажаются метаморфические сланцы. Породы сильно разрушены. Высота цоколя над уровнем воды ко­леблется от 0,5 до 10 м.

В районе слияния Ингоды и Онона, в обрыве по левому бор­ту обнажаются отложения террасы высотой 25-30 м. Цоколь ее имеет высоту над уровнем реки около 14 м. Отложения представ­лены мелко- и среднезернистыми глинистыми песками буровато-желтого цвета с примесью рассеянной гальки и гравия. Слоис­тость выражена слабо. Отмечается переслаивание волнистых бо­лее темных глинистых песков с более светлыми песчаными раз­ностями. В цоколе прослеживается галечный прослой мощностью 30-40 см. Гальки хорошо окатаны, мелкие и средние по разме­ру с редкими включениями более крупных обломков. Галечный материал частично перемешан с дресвой цоколя. Видимая мощ­ность отложений около 9 м.

По притокам р. Шилки состав отложений меняется в сторо­ну погрубения осадков и увеличения роли суглинков и супесей.

Возраст аллювия террасы III определяется по находкам Equ­us caballus subsp.(?) и Rangifer tarandus (опре­деление Э.А. Вангенгейм) и относится к верхнему плейстоцену. Однако, судя по худшей сохранности костного вещества шейного позвонка лошади, Э.А. Вангенгейм предполагает, что первый об­разец, возможно, древнее (конец нижнего плейстоцена?). Споро­во-пыльцевые комплексы отложений содержат до 80% пыльцы трав, среди которых ведущее место занимает полынь и лебедо­вые. При этом вверх по разрезу отмечаются признаки улучшения климатических условий: увеличивается количество пыльцы берез и кустарничков, а также появляются хвойные. Приведенные дан­ные свидетельствуют о накоплении отложений террасы Щ в отно­сительно суровых климатических условиях плейстоцена. Учитывая, что отложения прислонены к террасе IVпредставляется возмож­ным датировать ее возраст временем тазовского оледенения. Ес­ли судить по характеру изменения спорово-пыльцевых спектров, то не исключено, что верхняя половина разреза сформировалась в относительно более влажных условиях казанцевского межледниковья. С этим же временем, вероятно, связано образование усту­па террасы, отделяющего ее от более низких уровней.

Терраса П, 12-20-метровая, -один из наиболее распростра­ненных членов террасового комплекса р. Шилки. Ширина ее ко­леблется от первых десятков до 600-800 м. Аллювий террасы в долине р. Шилки отличается преобладанием песчаных и гравий­ных разностей, содержание галечного материала незначительно.

В овраге у ст. Онон, в районе слияния рек Онон и Ингода, вскрывается следующий разрез:

1. Почвенно-растительный слой 0,5

2. Тонко- и мелкозернистый песок желтовато-серо­го цвета. Слоистость слабовыраженная субгори­зонтальная. В средней части и в основании горизонта выделяются прослои более темных глинис­тых песков мощностью от 10 до 50 см…………. 5,0

3. Чистое переслаивание светло-серых тонкозернис­тых, хорошо промытых песков и темно-серых бо­лее глинистых разностей. Отдельные прослои час­тично обохрены 1,5

4. Серый тонкозернистый песок. В верхней части на­блюдается маломощный прослой мелкой хорошо окатанной гальки. Слоистость горизонта, как и в целом разреза, неясно выраженная, субгоризон­тальная, сменяющаяся на отдельных участках раз­реза пологонаклонными слойками. На глубине 10-12 м от бровки террасы отмечаются прослои мел­ко- и среднеразмерной уплощенной гальки. В осно­вании разреза вскрыт горизонт темно-бурой плот­ной глины 6,0

Из спорово-пыльцевых проб, взятых из аллювия этой терра­сы, выделены лишь единичные зерна пыльцы сосны, березы, по­лыни, злаков и маревых. При этом вверх по разрезу в спектрах наблюдается увеличение разнообразия состава трав. По результа­там анализа двух верхних проб можно предположительно сказать о том, что во время накопления аллювия террасы П произрастали сосновые и березовые леса с травянистым покровом из полынно-злаковых ассоциаций.

Сходные по составу отложения описаны по левому берегу р. Нерчи у пос. Кангил, из которых извлечена тазовая кость шер­стистого носорога.

Аллювий террасы, по данным Е.И. Корнутовой и Е.Б. Хоти­ной (1967). включает остатки млекопитающих Bos primige­nius Boj., Equus hemionus Pall. и других, что поз­воляет определять время формирования ее как верхний плейстоцен. Отложения этой террасы прислонены к аллювию террасы Ш, по­этому можно сделать вывод о ее формировании во время, следу­ющее за казанцевским межледниковьем, т. е. в период зырянско­го оледенения. Этому не противоречит наличие криогенных дефор­маций в верхней части разрезов, свидетельствующее о развитии многолетней мерзлоты и суровых перигляциальных условиях в пе­риод осадконакопления. Палинологические анализы указывают на существование степных ландшафтов, в которых доминировали зла­ково-полынные и полынно-разнотравные ассоциации с заметным участием лебедовых, эфедры и других ксерофитов.

Терраса I высотой 6-8 м является наиболее широко рас­пространенной из геоморфологических уровней долины Шилки и ее притоков. В составе аллювия преобладают осадки русловой фации, представленные в основном гравийно-галечными и галечно-мелковалунными отложениями с линзами грубозернистых хорошо промытых песков. Мощность ее колеблется от 1,5 до 6 м. Пой­менные образования имеют более тонкий состав и характеризуют в основном верхнюю половину разрезов. По притокам уровень тер­расы постепенно понижается и переходит в мари. В составе ал­лювия резко возрастает доля неокатанного грубо обломочного ма­териала. Терраса 1 р. Кии высотой 3-5 м сложена песчано-гравийными и галечными отложениями. По размерности преобладают средние и крупные гальки, нередки валуны до 20-30 см в попе­речнике. В верхних частях разреза появляются суглинистые и гли­нистые отложения с дресвой. Палинологические комплексы, выде­ленные из этих отложений говорят о существовании растительнос­ти, близкой к современной. Отличие заключается лишь в присут­ствии зерен ели и кедра. Последнее может указывать на более влажные климатические условия, существовавшие, возможно, в каргинское межледниковье. В целом строение аллювия террасы существенно не отличается от аналогов Западного Забайкалья, что позволяет датировать ее возраст переходным от каргинского вре­мени к сартану [Базаров, 1968; Равский, 1972].

Пойменные отложения выстилают днища современных долин Шилкинского среднегорья. Гранулометрический состав этих обра­зований тесно связан с морфоструктурными особенностями терри­тории. В межгорных впадинах с их медленным и устойчивым про­гибанием отлагаются песчано-суглинистые и илистые осадки; в узких долинах, прорезающих горные хребты, аллювий представлен валунно-галечными и гравийно-песчаными отложениями. В отно­сительно тонкозернистых осадках наблюдается косая слоистость, местами переходящая в перекрестную.

В пределах Шилка-Арбагарской впадины ширина поймы до­стигает 3-5 км. Здесь р. Шилка распадается на ряд рукавов, при­чудливо меандрирующих по всей пойме. Когда-то некоторые рука­ва отчленились от русла и превратились теперь в старицы и за­росшие болотца. В период весеннего половодья и муссонных дож­дей многие из них соединяются с руслом. На участках сужений пойма, напротив, плохо выражена и представлена большей частью прирусловыми отмелями.

Данные по буровым скважинам показывают, что мощность пойменных отложений не превышает 15-20 м. На территории Казановской МТС скважина вскрывает:

1. Темно-бурые вязкие глины с примесью гравия 1,0

2. Переслаивание песчаного материала с гравийно-га­лечными хорошо окатанными отложениями (мерзлые) 11,3

3. Глинистые пески, сменяющиеся к основанию гравийно-галечным материалом. Отмечается обилие воды 4,7

4. Глинистые сланцы типа аргиллитов, сильно вывет­релые и обводненные 3,0

5. Разногалечные водоносные конгломераты 10,0

6. Плотные черные аргиллиты 16,0

На территории Шилкинского горкомхоза вскрывается следу­ющий комплекс пойменных отложений:

1. Почвенно-растительный слой 1,0

2. Песчано-галечные отложения с примесью глины (мерзлые) 2,0

3. Супесь с примесью гравия (мерзлая) 3,0

4. Крупные галечники с валунами 4,5

5. Кварцевый песчаник с редкими валунами и галь­ками 90,0

6. Глинистые сланцы 10,0

Цоколем пойменного аллювия в пределах впадин, кроме ме­зозойских сланцев и конгломератов, служат отложения кангиль­ской свиты. Такое строение имеет долина р. Алеур в районе г. Чернышевска. Мощность пойменной фации аллювия здесь не превы­шает 4-6 м. Несколько большую мощность имеют пойменные осад­ки р. Куэнги в районе с. Верхняя Куэнга, где она достигает 8 м. При этом в разрезе преобладают песчано-глинистые отложения, а русловые галечники имеют подчиненное значение – их мощность не превышает 0,5-1 м.

По данным В. Д. Гунбина (1963), надпойменная терраса Т р. Куэнги, соответствующая высокой пойме р. Шилки, имеет воз­раст не моложе 5 250 лет (абсолютный возраст определен И.Г. Пидопличко).

Общее похолодание .климата в плейстоцене и широкое разви­тие процессов морозного выветривания обусловило формирование курумов, особенно характерных для горных участков местности. Каменные россыпи часто встречаются на склонах Борщовочного хребта и Байцетуй-Дельмачикского поднятия. Они представляют собойхаотичное нагромождение обломков различной формы, мед­ленно передвигающихся вниз по склону или находящихся в ста­бильном состоянии.

К современному этапу относится развитие эоловых песков, занимающих небольшую площадь в устье пади Кибасовской. Пес­ки в основном выдуваются из низких террас р. Шилки и их раз­витие во многом связано с сельскохозяйственной деятельностью человека.

Подводя итоги антропогеновому этапу развития рельефа и осадконакопления, следует отметить, что на этом отрезке геоло­гического времени ведущее место занимали процессы дифферен­циации рельефа, причиной которых являлись как неотектонические, так и климатические факторы. Главным результатом активизации рельефообразующих процессов явилось формирование современной долинной сети с комплексом террасовых уровней и морфоскульптурных деталей.

Глубина врезания антропогеновых долин, как показывают имеющиеся материалы, вполне сопоставима с масштабами эрози­онной деятельности раннемиоценовых водотоков. Однако в отли­чие от предшествующего цикла геоморфологического развития про­цессы выравнивания не получили широкого распространения, его результаты в современном рельефе остались в виде долинных педиментов, являющихся, по Д. А. Тимофееву (1974,1976), поверх­ностями начальной стадии выравнивания или незавершенного раз­вития. Для уяснения механизма их образования позволим себе привести выдержку из упомянутой работы: “Молодые низкие уровни выравнивания представляют собой зоны придолинных педиментов, связанные с верхними террасами крупных рек или с древ­ними (неогеновыми) долинами. Обычно число таких поверхностей невелико-1-2. Хотя эти уровни, как правило, тяготеют к речным долинам, в их формировании важную роль играли не только про­цессы речной эрозии и аккумуляции, но и развитие склонов долин под действием комплексной денудации. В результате совместной работы рек и склоновых процессов борта долин отступали в глубь междуречий или выполаживались, образуя пологонаклонные денудационные полосы долинных педиментов” (с. 22).

Все это в равной степени относится и к территории Шилкинского среднепорья, особенно к ее нижней части. В палеогеоморфологической интерпретации такое локальное развитие и не­большие размеры поверхностей выравнивания третьего морфоцикла могут свидетельствовать о продолжающемся расчленении рель­ефа Восточного Забайкалья и приближении его к динамической фазе зрелости (по Дэвису).

На мобильность рельефообразующих процессов в новейшее время указывает и продолжающийся врез многих речных систем Шилкинского среднегорья, в результате чего пойма в некоторых местах переходит в низкую террасу, в разрезах которых ведущая роль принадлежит галечникам русловой фации. С этим впол­не согласуются результаты исследований Н.А. Маринова (1973), которые свидетельствуют о современной тектонической активности районов Юго-Восточного Забайкалья и сопредельных тер­риторий.

Таким образом, третий морфоцикл в истории развития релье­фа Шилкинского среднегорья можно охарактеризовать как цикл формирования современной долинной сети с локально развитыми поверхностями начальной стадии выравнивания (долинными педиментами), соответствующий по времени антропогеновому периоду.