7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

О НЕКОТОРЫХ ПОИСКОВЫХ КРИТЕРИЯХ МЕТАЛЛОНОСНЫХ РОССЫПЕЙ

Процесс формирования россыпей складывается под влиянием многих факторов. К числу определяющих относится наличие рос­сыпеобразующих рудных формаций и благоприятность геоморфоло­гической обстановки для концентрации металла в россыпях. Не останавливаясь на первой группе факторов, являющихся предме­том изучения специальных металлогенических исследований, рас­смотрим здесь некоторые малоизученные геолого-геоморфологи­ческие критерии для поисков россыпей. Важную информацию для прогнозирования россыпной металлоносности может дать и изуче­ние минерального состава вмещающих отложений. Приведенные ни­же критерии в сочетании с другими факторами, влияющими на про­цесс россыпеобразования, послужили основой для выбора поиско­вых признаков (см. табл. 5), с помощью которых сделана попыт­ка выразить количественно перспективы россыпной металлоноснос­ти исследуемой территории.

Тектонические нарушения. В настоящее время мало у кого вызывают сомнения факты сопряженности гидросети с зонами тек­тонических нарушений [Чарушин, 1960; Николаев, 1962; Сизи­ков, Уфимцев, 1965; Гольбрайх и др., 1968; Симонов, 1972; и др.].

Общее число водотоков, заложенных по тектоническим нару­шениям на территории бассейна верхнего течения р. Шилки, по нашим данным, составляет около 50% (табл. 4). При этом отмечено, что процент унаследованности возрастает по мере увеличения порядка долин. Еще более тесная связь с разломной тектоникой установлена для долин с продуктивным аллю­вием, что с несомненной очевидностью свидетельствует о важ­ном значении выявления роли дизъюнктивных нарушений в процес­се россыпеобразования.

T_004

В результате проведенных исследований было установлено, что днища (коренное ложе) многих долин представляют собой тектонические зоны дробления, вмещающие участки гидротермаль­но измененных пород с рудной минерализацией. Такие зоны оруденения в форме двух существенно сульфидных жил обнаруже­ны в плотике Апрелковской россыпи, формирующейся по одноимен­ной долине тектонического заложения. Слабоминерализованные по­роды вскрыты также в днище Киинской россыпи, в долине р. Жарчи и в других долинах в пределах Дарасунского рудного района.

Зоны, подвергаясь эродирующей деятельности водного пото­ка и влекомых им наносов, поставляют в россыпь кластический металл. Извлечение металла из вмещающих пород происходит бла­годаря пространственной совмещенности и близкой ориентировке минерализованных зон и направления долин, в результате чего рудные тела разрушаются в водном потоке на большом протяже­нии. Кроме того, положительным моментом для россыпеобразо­вания является интенсивная тектоническая трещиноватость, а от­сюда и выветрелость рудного материала.

Все это позволяет объяснить несоответствие богатых рос­сыпей с бедными по содержанию металла коренными источника­ми питания, а также их значительную протяженность, что не про­тиворечит мнению о недалеком переотложении металла [Шило, 1956; Бондаренко, 1975].

Другое, не менее важное значение тектонических наруше­ний в процессе россыпеобразования выясняется по результатам анализа распределения линейных запасов ценного компонента в долинах различных плановых очертаний. Повышенная продуктив­ность россыпей устанавливается, как правило, на участках коле­нообразных изгибов долин, которые, в свою очередь, предопреде­лены характером пространственной ориентировки разрывных дислокаций земной коры. Отмеченная взаимосвязь объясняется тем, что при резком изменении направления транспортирующей систе­мы происходит более полная дифференциация наносов по удельно­му весу, в результате чего тяжелые фракции оседают на внутрен­них дугах излучин (меандр), образуя косовые россыпи. Этому благоприятствует решетчатый рисунок гидросети притоков р. Шил­ки (рис. 18). Следует отметить, что подобная дифференциация осадков наиболее характерна для крупных водотоков.

Соотношение гидросети и тектонических нарушений

Соотношение гидросети и тектонических нарушений

Блоковые движения земной ко­ры в значительной мере определяют характер россыпеобразующих проце­сов и размещение россыпей в релье­фе [Кашменская, Хворостова, 1965; Зорина, 1971; и др.]. Справедли­вость этого положения достаточно полно отражают предшествующие материалы о стратиграфическом и геоморфологическом положении рос­сыпей в зависимости от тенденции неотектонического развития блоков, к которым они приурочены.

Рассматривая особенности россыпеобразования в пределах отдель­ных блоков, необходимо отметить, что именно неотектонический режим субстрата определяет мощность рых­лых отложений, направленность про­цессов экзогенного рельефообразо­вания и транзита осадков, в том числе и формирование погребенных долин, перспективы металло­носности которых были изложены ранее.

Погребенные долины, как правило, формируются в пределах относительно поднятых блоков, бывших до недавнего времени зо­ной аккумуляции аллювия кангильской свиты или других одновозрастных осадков. В результате последующей инверсии рельефа и вреза антропогеновых водотоков, не совпадающих с положением древних тальвегов, последние оказались в стороне от современ­ных долин. Такие древние долины, вмещающие продуктивные рос­сыпи, наблюдаются на Урульгино-Шилкинском междуречье, в пре­делах аккумулятивно-денудационных приподнятых равнин на лево­бережье р. Ингоды, вблизи устья и в других блоках с перемен­ным знаком движений.

Блоковые структуры влияют и на условия концентрации ме­талла в россыпях. В контурах унаследованно воздымающихся мор­фоструктур формируется радиально-центробежный рисунок гидросе­ти. В качестве примера может служить Бишигинское поднятие, состоящее, в свою очередь, из серии более мелких мозаично расположенных блоков. В пределах денудационной морфосистемы руд­ный материал источников питания распылялся по многочисленным водотокам, что вело к формированию мелких россыпей [Файзул­лин, Турчинова, 1973]. В одном или нескольких основных водо­токах могут концентрироваться довольно крупные запасы метал­ла. Этому способствует благоприятная обстановка для непрерыв­ного выведения на дневную поверхность очагов эндогенного ру­дообразования.

Относительно опущенные морфоструктуры характеризуются радиально-центростремительным рисунком гидросети и аккумуля­цией наносов, вынесенных водотоками с окружающего горного об­рамления. При относительно быстрых темпах опускания впадин и мощной аккумуляции осадков в них наблюдаются процессы разубо­живания полезного компонента в толще непродуктивного аллювия и склоновых отложений. Характерным примером, иллюстрирующим этот вывод, является Шилка-Арбагарская депрессионная морфо­структура, где, несмотря на постоянное поступление металла, формирования промышленных концентраций не происходило.

Наиболее благоприятные условия для россыпеооразования возникают в бассейнах с древовидными очертаниями и при нали­чии главного водотока, располагающегося вдоль крупного мине­рализованного тектонического нарушения по границе двух блоков с различной амплитудой вертикальных перемещений. Имея посто­янную тенденцию к пульсирующему воздыманию, районы с описы­ваемым типом рисунка характеризуются неоднократным врезом рек, сопровождающимся постоянным извлечением металла из ко­ренных источников, а также частичным перемывом и переотло­жением ранее сформированных продуктивных отложений. В таких условиях происходило формирование наиболее крупных россыпей Восточного Забайкалья.

Характер распределения линейных запасов в россыпях тес­но связан с россыпеобразующими возможностями (содержание ме­талла, мощность зоны оруденения, степень выветрелости и др.) ко­ренных источников питания, уклонами долин и рядом других фак­торов, определяющих длину транзита наносов.

Для территории Шилкинского среднегорья установлена тес­ная генетическая связь металлоносны: россыпей с жильными и штокверково-вкрапленными рудными месторождениями, приурочен­ных к узлам пересечения крупных тектонических нарушений или палеовулканическим аппаратам. Отличительной чертой этих рос­сыпей, имеющих промышленные коренные источники питания, яв­ляется максимальная концентрация полезного компонента в вер­шинной части месторождения и относительно равномерное сниже­ние продуктивности вниз по простиранию продуктивного пласта (рис. 19).

Диаграмма изменения минерального состава и линейных запасов металла

Диаграмма изменения минерального состава и линейных запасов металла

Для других россыпей распределение металла носит волнооб­разный характер, т. е. обогащенные участки по простиранию неоднократно сменяются участками с меньшим содержанием полезно­го компонента, причем амплитуда колебаний в каждом случае мо­жет быть различной и не зависеть от дальности транспортировки обломочного материала от предполагаемого источника питания.

Большинство исследователей обогащение отдельных участков россыпей объясняют наличием дополнительных источников питания. Но, несмотря на значительные объемы проведенных работ, поиски этих месторождений не дают ожидаемых положительных результа­тов. В связи с этим возникает вопрос о возможных причинах из­менения линейных запасов россыпей. Было проанализировано рас­пределение металла по россыпи одного из районов Восточного За­байкалья. При сопоставлении полученных данных с характером ге­ологического строения субстрата была установлена довольно тес­ная связь резких пиков концентраций полезного компонента в рос­сыпи с зонами пересечения даек и тел малых интрузий гранит-порфиров, образующих сужения в ложе долин.

В связи с этим необходимо более подробно осветить неко­торые особенности этой связи и ее причины.

В плане рассматриваемые тела обычно тяготеют к тектони­чески ослабленным зонам преимущественно северо-восточного и северо-западного направлений. На аэрофотоснимках эти образова­ния дешифрируются в форме линейно-ориентированных свалов и ва­лообразных выступов рельефа, субпараллельно пересекающих до­линную сеть через различные интервалы. На участках пересече­ния наблюдаются резкие изменения продольного профиля плотика и сужения долин. Такое четкообразное строение характерно для падей Арбагарской, Дельмачик, Булыкта, Зевино и др.

В этих условиях максимальные концентрации металла тяго­теют к расширенным участкам долин, где происходит более пол­ная сортировка обломочного материала и формирование россыпей. Напротив, суженные участки долин испытывают постоянный дефи­цит аллювиальных отложений, и возможность накопления промыш­ленных россыпей в этом случае минимальна. Таким образом, в долине, пересекающей ряд субпараллельно ориентированных даек и малых интрузий, распределение линейных запасов россыпи при­нимает волнообразно-асимметричный характер с максимумами кон­центраций на участке, ограниченном двумя пересечениями, сме­щенных к нижним “структурным” выступам плотика (сужениям).

Но роль описываемых малых интрузий в процессе россыпеобразования не сводится только к пассивному перераспределению линейных запасов. Другая, не менее важная особенность заключа­ется в дополнительной подпитке россыпи за счет разрушения со­провождающих их зон оруденения с рассеянной минерализацией.

До настоящего времени сравнительно мало внимания уделя­лось изучению россыпеобразующей роли слабоминерализованных рудопроявлений. Формирование большинства россыпей связывали с эрозией крупных, преимущественно жильных рудных месторож­дений. Однако на территории района, как и в целом по Забай­калью, при небольшом количестве месторождений подобного типа, питающих “дочерние” россыпи, известно большое количество объек­тов, не уступающих по продуктивности указанным россыпям, но не имеющих соответствующего по масштабам россыпеобразования коренного источника. При значительной степени опоискованности и разведанности района для этих россыпей известны лишь непро­мышленные зоны оруденения, тяготеющие к вышерассмотренным дайкам и малым интрузиям мезозойского возраста. Ссылки на различную степень эродированности коренного источника, за ред­ким исключением, не объясняют существующего положения. Кро­ме того, геолого-структурная позиция большинства предположи­тельно сэродированных месторождений не позволяет говорить о крупных масштабах оруденения, близких к известным эксплуати­руемым рудным месторождениям.

Аналогичные выводы о ведущей роли оруденения типа рас­сеянной минерализации в питании россыпей, полученные рядом авторов для некоторых районов Северо-Востока СССР, Рудного Алтая и Балейского рудного района, характеризуют отмеченную связь как один из важных поисковых признаков россыпей, имеющих региональное значение. Таким образом, выяснение истинной роли даек и малых интрузий с непромышленной минерализацией в процессе россыпеобразования приобретает практическое значе­ние. Решение этого вопроса в первую очередь позволит резко со­кратить объемы геологоразведочных работ на поиски несуществую­щих промышленных источников питания россыпных месторождений и более объективно подойти к оценке их прогнозных запасов.

Минеральный состав продуктивных отложений является важ­ным индикатором условий россыпеобразования и формационной при­надлежности коренных источников питания,

В результате проведенных исследований в аллювиальных от­ложениях одного из районов Восточного Забайкалья по данным шлихового опробования установлено 45 минералов. Однако только 17 из них (гематит, ильменит, касситерит, рутил, гранат и др.) присутствуют в весовых количествах. Остальные минералы встре­чаются эпизодически и главным образом в знаках.

В зависимости от геологического строения территории и па­леогеографических условий осадконакопления те или иные отложе­ния характеризуются определенными минералогическими спектра­ми. Наиболее широко распространены отложения с магнетит-иль­менит-гематитовой и магнетит-гематит-ильменит-гранатовой ми­неральными ассоциациями. Они же являются концентраторами свы­ше 80% запасов россыпей района. Пространственное изменение минерального состава продуктивных осадков тесно связано с фор­мационными особенностями рудных источников.

Тесная ассоциация промышленных концентраций полезного компонента с железосодержащими минералами объясняется в ос­новном двумя причинами. Одна из них заключается в накоплении железистых минералов в коренных источниках питания россыпей. По – видимому, локализация оруденения связана с вмещающими гранитоидами и осадочно-эффузивными комплексами горных пород, насыщенных минералами железа. Другая зависит от особенностей условий гипергенного изменения минералов и влияния процессов осадочной дифференциации. Как показывают результаты исследова­ний, наиболее богатые россыпи генетически связны с зонами окисления рудных источников питания. Основным вторичным мине­ралом в них является пирит и другие железосодержащие компо­ненты. По данным Г.В. Нестеренко (1970), в зонах окисления рудных месторождений Северо-Восточного Забайкалья гематит образует псевдоморфозы по пириту или совместно с глинистыми минералами землистые массы.

При определении связи полезного компонента с характерны­ми минералами-спутниками в шлихах наиболее тесная связь уста­новлена с касситеритом и гематитом, для остальных минералов коэффициенты парных корреляций менее значимы. Малые значения коэффициентов корреляции для некоторых минералов, вероятно, свя­заны с небольшой выборкой, но тем не менее даже имеющийся материал показывает важность изучения минерального состава вмещающих отложений для поисков и оценки перспектив россыпей.

Эрозионный врез рассматривается нами как составная часть денудационного среза и относится к числу факторов, определяю­щих интенсивность россыпеобразования той или иной территории.

Величина вреза тесно связана с характером неотектоничес­кого развития субстрата и в какой-то мере пропорциональна об­щему объему снесенных пород. Методика определения эрозионно­го вреза достаточно полно изложена в работе Ю.Г. Симонова (1972), и поэтому в дальнейшем будут проводиться только ре­зультаты вычислений.

При формировании россыпей, как было отмечено выше, име­ет значение и порядок долины, в которой они расположены (по Хортону, 1948). При этом, отмечено, что россыпи в высокопо­рядковых долинах имеют, как правило, значительные размеры, но уступают россыпям малых долин по содержанию металла.

К числу поисковых признаков россыпеобразования относят­ся коллекторские свойства плотика и коленообразные изгибы до­лин, препятствующие переносу металла на большие расстояния. На исследуемой территории коллекторскими свойствами облада­ют днища долин, сложенные сланцами кулиндинской свиты и тре­щиноватымитектонически раздробленными породами. Полезные компоненты в этих долинах интенсивно мигрируют из аллювия в плотик и по трещинам проникают в коренные породы до глубины 2-3 м. Значительная концентрация металла происходит и на участках долин с обратными уклонами плотика.

Асимметрия долин часто указывает на смещение современ­ной гидросети и возможность нахождения фрагментов древних долин, расположенных под пологими склонами. Этот фактор также можно отнести к поисковым признакам. В их число мы включи­ли уклоны продольного профиля долины, степень расчлененности окружающего рельефа, морфоструктурное положение и т. д.

ОЦЕНКА ИНФОРМАТИВНОСТИ ПОИСКОВЫХ ПРИЗНАКОВ ДЛЯ ЦЕЛЕЙ ПРОГНОЗА

За последнее время широкое развитие получили проблемы разработки и совершенствования новых методов количественного прогноза месторождений различных полезных ископаемых. Подоб­ное обстоятельство объясняется прежде всего внедрением мате­матических методов в практику геологоразведочных работ, а так­же накоплением большого фактического материала предыдущих исследований, не получивших еще достаточно полной и объектив­ной интерпретации.

Успешное исследование в этом направлении ведет коллек­тив геологов Института геологии и геофизики СО АН СССР [Нестеренко и др , 1969], использующий логико-дискретный ана­лиз и отбор характеристических признаков по значимости. Е.И.Ти­щенко (1969) и С.М. Алешин с С.М. Лавровым (1971) исполь­зуют в своей работе методы математической статистики и корре­ляционный анализ, а также различные модификации балльной сис­темы. Наряду с указанными методами существуют и другие при­емы, позволяющие проводить классификацию геологических объек­тов в различных целях. К ним можно отнести метод дискрими­нантных функций, теорию распознавания образов с помощью прог­раммы “Кора-3” и “Кора-4”, теорию графов и др.

На территории Восточного Забайкалья до сих пор попытки прогнозирования россыпей сводились к обшей оценке перспектив­ности того или иного района, возможности выявления различных типов россыпей и предполагаемых запасов. В основе этих выво­дов, как правило, лежали отдельные, часто косвенные, поисковые признаки, рассматривающиеся к тому же недостаточно полно и объективно.

Между тем сокращение удельного веса добываемого в За­байкалье россыпного металла и недостаточная обеспеченность балансовыми запасами дражного флота и старательских артелей выдвигают на первый план поиск новых эффективных путей, на­правленных на расширение сырьевой базы горнодобывающей про­мышленности. В связи с этим в наши исследования включена ко­личественная оценка прогнозных запасов ряда объектов. Решение поставленной задачи осуществлялось на основе применения гео­лого-статистических методов, что позволяет более объективно выявить природные закономерности распределения массовых и случайных признаков, величин и определенным образом их клас­сифицировать.

Суть предлагаемой методики заключается в количественной оценке информативности поисковых критериев россыпей по форму­ле Бейеса, впервые использованной Я.Ш. Флаксом (1968) на медноколчеданных месторождениях Южного Урала и С.М. Алеши­ным и СМ. Лавровым (1971) на россыпях Восточного Саяна.

Схема исследования подобного рода состоит из трех этапов. На первом проводится так называемое “обучение” системы. Смысл его заключается в отборе двух видов эталонных объектов-месторождений и неместорождений. Под месторождениями понима­ются отработанные или разведанные россыпи с известными запа­сами (объекты класса А1); неместорождения характеризуются слабой продуктивностью с содержанием полезного компонента ме­нее определенной величины (объекты класса А2 ).

За отдельный объект, в пределах которого производится оценка прогнозных запасов, принимается эрозионная морфосисте­ма, имеющая четкое пространственное ограничение в виде водо­разделов [Симонов, 1974]. Учитывая незначительный транзит металла в условиях Забайкалья, априорно принимается, что основная концентрация полезного компонента, поступающего из подстилающих пород, происходит в контурах морфосистемы. В этом случае в прогнозе участвует весь комплекс геолого-ге­оморфологических факторов россыпеобразования вышележащего бассейна.

T_005

T_005_a

Всего было выбрано 30 объектов класса А1 и столько же класса А2. Все они были охарактеризованы набором поисковых критериев, содержащих наиболее полную информацию о геоморфо­логических условиях россыпеобразования и геоморфологическом строении исследуемой территории (табл. 5). При подборе эта­лонных объектов и поисковых критериев россыпной металлонос­ности особое внимание уделяется анализу истории развития релье­фа и коррелятных отложений территории, а также репрезентатив­ности выборки как с количественной, так и качественной сторо­ны (рис. 20).

Принципиальная схема формирования россыпей

Принципиальная схема формирования россыпей

Под информативностью поисковых критериев понимается ме­ра, показывающая, насколько характерно наличие или отсутствие его для месторождений и неместорождений. Если признак чаще характеризует месторождение и не типичен для неместорожде­ний, его можно считать несущим значительную положительную ин­формативность, в противном случае информативность также зна­чительна, но она носит отрицательный характер. Если же приз­нак одинаково часто (равновероятно) встречается как на место­рождениях, так и на неместорождениях, то его следует считать неинформативным [Алешин, Лавров, 1971].

T_006

T_006_a

Статистическая обработка фактического материала, как упо­миналось выше, производится на основе применения формулы апо­стериорных вероятностей (Бейеса), где информация задается в двоичном коде: хg = 1 при наличии критерия и хg= 0 при его отсутствии.

В общем случае расчетная матрица имеет следующий вид:

F_001

где g -поисковые признаки с номером ( 1,2,3,…,m); g-эталон­ные объекты (месторождения и неместорождения) с номером (1,2,3…..,n).

Окончательная обработка результатов производилась по фор­мулам:

F_002

где А1 – объект принадлежит к классу месторождений; А2-объект принадлежит к классу неместорождений; Хi -поисковый признак с номером i (i – 1,2,3, …,m); ai -информативность поисково­го признака при его наличии; Bi – информативность поискового признака при его отсутствии. Полная информативность признака (x)определяется из формулы

F_003

По итогам обучения получены количественные оценки инфор­мативности поисковых критериев, позволяющие провести их ран­жирование по значимости (см. табл. 5). Следует отметить что значения информативности отдельных критериев не всегда от­ражают их действительную роль в процессе россыпеобразования. Зависят они от различия в степени геолого-геоморфологической изученности сравниваемых объектов. Так, например, объясняется отрицательное значение ai при Xi = 1 признака № 31 и т.д.

На втором этапе этим набором поисковых признаков было охарактеризовано 30 россыпных месторождений с известными за­пасами и столько же неместорождений. При суммировании зна­чений информативности каждый из этих объектов распознается по следующей формуле:

F_004

где – сумма значений информативности присутствующих

Признаков; – сумма значений информативности отсутствую­щих признаков.

При этом из 30 месторождений было опознано 28 объек­тов, а из 30 неместорождений все, что позволяет признать ре­зультаты экзамена вполне удовлетворительными. Кроме того, бы­ло отмечено закономерное повышение суммы информативности поисковых признаков для россыпей с крупными запасами. Расчет коэффициента корреляции между суммарной информативностью этих признаков, характеризующих отдельную россыпь, и ее запа­сами позволил выявить между ними тесную связь (r =0, 84).

Погрешность коэффициента корреляции определялась по фор­муле

F_005

Следовательно, rxy – 0,84 + 0,06.

Надежность коэффициента корреляции определена по формуле

F_006

Согласно теореме Ляпунова, при m > 2,6 можно утверж­дать, что связь между сопоставляемыми величинами надежная [Рыжов, 1973].

В качестве статистического критерия для проверки нали­чия корреляционной зависимости Н0: rxy не равно 0 используем кри­терий

F_007

Если значение t для рассматриваемого случая превысит допус­тимое для установленного уровня значимости q значение вели­чины tqf , распределяемой по закону Стьюдента сf = n – 2 степенями свободы, то следует признать, что величина оценки rxy является следствием факта rxy не равно 0.

Для приведенного примера имеем:

F_008

Допустимое значение t при уровне значимости 0,05 и 28 степенях свободы равно 2,05. Поскольку 8>2,05, делаем вывод, что отличие r от нуля существенное, т. е. связь реальная.

Параметры уравнения линейной регрессии Y на X оп­ределяются по следующей формуле [Бондаренко, 1970; Лакин, 1973] :

F_009

где b y/x -эмпирический коэффициент линейной регрессии

F_010

Отсюда окончательное уравнение регрессии принимает следую­щий вид:

F_011

где X – прогнозные запасы; Y – суммарное значение информа­тивности присутствующих и отсутствующих признаков. График этой функции изображен на рис. 21.

График зависимости прогнозных запасов россыпи

График зависимости прогнозных запасов россыпи

Таким образом, проведенные расчеты при нали­чии определенных сведений о геолого-геоморфологичес­ких факторах россыпеобразования позволяют дать прогнозную оценку неразве­данным объектам.

Третий этап, собствен­но прогноз, сводится к вы­борке поисковых признаков, характеризующих прогнози­руемый объект, и подсче­ту их суммарной информа­тивности. Затем, отклады­вая эту величину на оси ор­динат, считаем с графика по оси абсцисс значение прогнозных запасов. Конкретизация прогноза в пределах долины осуществляется путем дифференциации объекта на основе детального гео­морфологического картирования и учета ранее отмеченных факто­ров россыпеобразования.

Апробация этой методики проводилась на некоторых участ­ках Восточного Забайкалья. Так, при сопоставлении результатов прогнозной оценки с данными ранее разведанных россыпей были получены расхождения, не превышающие 50-100%, что вполне удовлетворяет требованиям подсчета запасов по категории С2. Однако не менее важным является и отрицательная оценка рос­сыпей, в результате чего экономятся значительные средства, ко­торые могли бы быть израсходованы на разведку неперспектив­ного объекта. Проведенная подобная отбраковка позволила выде­лить около 30 долин неперспективных на поиски россыпей, что также позволяет сузить направление поисково-разведочных работ.