6 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Из материковых штатов США Флорида простирается дальше всего на юг, вместе с тем Флорида — единственный штат с поч­ти тропическим климатом. Южную оконечность полуострова занимают торфяные болота Эверглейдс (рис. 15.1) — один из новых и совершенно необычных национальных парков. Это унылая почти ровная местность, часто представляющая собой лабиринт заболоченных лесов, озер и протоков, густо заросших, с пол­чищами комаров и почти без обнажений горных пород. Но весьма поучительно, что здесь образуется торф, а торф может превратиться в уголь. Болота распространены, однако, не только на юге Флориды, они протягиваются также по береговым низмен­ностям штатов Джорджия, Южная и Северная Каролина до штата Виргиния; всюду здесь расстилаются обширные swamps». Воз­никновение болот связано в конечном счете с влажным климатом и непроницаемым для воды грунтом плоской береговой равнины, по которой лениво текут реки и часто встречаются старицы со стоячей водой. Эверглейдс (в переводе — болотистые низмен­ности) представляют для нас особый интерес потому, что в кли­матическом отношении они более похожи на торфяные болота, в которых в Центральной Европе сформировались третичные бурые угли, чем на обширные болота современных прохладных районов северной Европы, Северной Америки и Азии. Очень удачно кто-то сказал, что во Флориде можно увидеть живой буро-уголъный лес.

Положение Эверглейдс в пределах очень влажных, заболоченных районов США

Положение Эверглейдс в пределах очень влажных, заболоченных районов США

На подступах к Эверглейдс трудно поверить, что вы вскоре окажетесь в почти совершенно нетронутом ландшафте. Ваш само­лет приземляется на большом современном аэродроме Майами, «самого большого в мире зимнего морского курорта». В 1904 г. в городе было 1680 жителей, теперь их число перевалило за 500 тысяч, и ежегодно сюда приезжают миллионы людей, которые проводят время на острове Майами, состоящем из высотных отелей, увеселительных заведений и узкой полоски пляжа, зани­маясь отнюдь не естествоведческими наблюдениями. Но истин­ный любитель природы найдет много поучительного не только вдали от города, но и в нем самом; здесь находится «тропический сад Фэйрчайлда», замечательный ботанический сад, в котором, правда, представлены главным образом чужеземные тропиче­ские растения. Обилие их доказывает, что климат Флориды для них вполне подходит.
Многое позволяет считать, что сравнение именно Эверглейдс с «буроугольным лесом» особенно оправданно. Климат здесь суб­тропический (можно даже сказать почти тропический и влажный; средняя годовая температура равна 24°, осадков (преимущест­венно летом и осенью) выпадает 1200 мм в год. Обильные дожде­вые воды не стекают по совершенно плоской равнине, а заста­иваются на молодом, местами послеледниковом, субстрате (мер­гелях). Этот плотный субстрат не дает воде просочиться глубже, где залегают морские известняки межледникового возраста, частично состоящие из оолитов (яйцевидных шариков извести — оолитов Майами). К последнему межледниковью, по-видимому, относятся также ископаемые коралловые рифы, которые вытянутой островной дугой, отороченной мангровыми зарослями (острова Флорида-Кис), на протяжении 240 км обрамляют южное побережье Флориды. Теперь эти острова связаны между собой и материком мостами и автострадой. Современные коралловые банки на атлан­тической стороне островов Флорида-Кис выросли только после оледенения; из-за низкого уровня не слишком теплого океана в ледниковый период рост рифообразующих кораллов на время прекратился.
Мощность торфа в болотах Эверглейдс не велика, менее 3 м. Частично это объясняется тем, что в общем торфообразование протекает тем медленнее, чем климат теплее. В теплых условиях, правда, продуцируется значительно больше растительного вещества, но оно и перегнивает намного скорее. Именно поэтому субтропи­ческие болота более подходят для сравнения с условиями формиро­вания «буроугольных лесов» наших широт, чем многочисленные болота на севере Европы. И именно поэтому углепетрографы заинтересовались прежде всего болотами Эверглейдс — ведь нигде больше на земле нет таких обширных торфяников в зоне теплого климата.
Благодаря теплому климату здесь развивается почти насто­ящее тропическое растительное царство. Так, широко пред­ставлены пальмы, например гордая королевская пальма Roystoпеа, но чаще все же встречается низкая «капустная» пальма Sabal palmetto и Serenoa. Нередко это просто естественные переселенцы из дождевых лесов Центральной Америки; Гольфстрим перенес их семена на побережье Флориды, где они нашли вполне сносные жизненные условия. Но мы встретим здесь и представителей зоны умеренного климата, скажем столь знакомую нам сосну. В национальном парке насчитывается около 1000 различных видов семенных растений, из них только деревьев 120 видов. Небольшая прогулка по шоссе в сторону от национального парка или по многочисленным тропинкам познакомит вас с удивитель­ным разнообразием растительности. Объясняется оно не только влиянием разных климатических условий. Достаточно самых незначительных изменений почвы или уровня грунтовых вод, чтобы развились совершенно разные растительные сообщества и различные торфяники. Так, обширные площади поросли осоковы­ми, прежде всего «пилой-травой» (Mariscus jamaicensis, с короткими острыми шипиками по краям листьев) и покрыты соответсвенно осоковым торфом. Другие участки заняты болотными кипари­сами (Taxodium distichum), которые сбрасывают зимой иголки и стоят тогда с голыми, словно отмершими ветвями. В настоящее время они распространены исключительно на побережье Мек­сиканского залива, но в третичном периоде росли даже в Рейнланде; и сейчас еще в парках ФРГ и ГДР можно встретить мно­гочисленные, нередко довольно крупные экземпляры кипарисов с характерными дыхательными корнями (например, в Берлине). Несколько более возвышенные места с субстратом из оолитов Майами поросли соснами (обычно Pinus elliotti); в подлеске здесь часто видны пальмы сабаль или Serenoa (рис. 15.2). Но наиболее пышная растительность занимает также возвышенные участки, которые носят местное название хаммокс. «Хаммок» в переводе означает, собственно, «гамак», но на юге Флориды так называют похожие на джунгли островки леса с густыми зарослями фиговых и махагониевых деревьев и пальм. Стволы и ветви часто покрыты; многочисленными эпифитами, главным образом бромелиевыми рода Tillandsia (к которым относится и «испанский мох») и орхидеями. В одной из книжек я нашел описание 74 видов одних только эпифитов из южной Флориды. Среди осоковых болот, обычно лишенных древесной растительности, эти хаммокс с деревьями высотой до 20 м выделяются необычайно резко.

Характер растительности на возвышенных участках

Характер растительности на возвышенных участках

И конечно, поражают европейцев многочисленные изрезан­ные тихие бухточки на побережье с густыми зарослями мангровы (Rhizophora, Avicennia; рис. 15.3—15.4), ходульные корни которой столь непривычны нашему взгляду. Из этих растений, обитаю­щих в зоне соленых или солоноватых и даже пресных вод, обра­зуется мангровый торф. Рейнские бурые угли также сформиро­вались в береговом болоте, но присутствие в них мангров пока не доказано, хотя они должны были бы в них встретиться, если аналогия с болотами Эверглейдс справедлива. Возможно, что в Европе в то время (середина третичного периода) было уже слишком холодно.

Заросли мангровы на побережье

Заросли мангровы на побережье

Во Флориде уровень океана периодически поднимался срав­нительно высоко (о чем свидетельствуют оолиты Майами), но во­время последнего оледенения он опустился значительно ниже современного. В дальнейшем вследствие таяния льдов на обшир­ной территории он стал снова подниматься, правда, столь медлен но, что, как говорят, «не забеспокоились даже маклеры по про­даже земельных участков». Маленькие известковые рифы вдоль побережья в послеледниковое время начали постепенно «строить» многочисленные улитки (Vermetus). Слои торфа, образовавшиеся в это время в болотах Эверглейдс, позволяют точно проследить, как изменялась растительность, когда она начинала испытывать влияние соленой океанской воды.

Болота с кустом мангровы

Болота с кустом мангровы

Пестрота видового состава растительности на небольшой площади наряду с колебаниями уровня океана и грунтовых вод обусловила многообразие торфяных и других отложений. Изуче­ние их позволяет лучше понять формирование третичных бурых углей Центральной Европы, характеризующихся таким же разно­образием. Прежде всего, пыльца, которую находят в углях, позволяет выделить в рейнских третичных отложениях разные по условиям местообитания и видовому составу зоны раститель­ности, начиная с влажных осоковых болот и кончая уже довольно сухими местообитаниями с секвойей и тсугой.
Флорида находится на пути свирепых ураганов. В их разру­шающей силе можно воочию убедиться даже через несколько лет после того, как прошел такой ураган, наблюдая полосы пова­ленного и вырванного с корнем леса. Эти свирепые ураганы представляют известный интерес и для геолога, так как он должен считаться с возможностью их проявления в далеком прошлом, правда, может быть, не обязательно в третичных буро-угольных болотах Центральной Европы. Напротив, у аллигато­ров из Эверглейдс в Европе есть точное подобие, о чем свидетель­ствуют многочисленные находки костей крокодилов в углях Гейзельталя под городом Галле (ГДР).
В общем можно, по-видимому, считать, что из европейских ископаемых болот заболоченные леса Гейзельталя больше всего сравнимы с болотами Эверглейдс. Множество других наблюде­ний также облегчают понимание процесса образования углей, как мы это только что увидели при сравнении торфов Флориды с буроугольными болотами Рейнской области. В этом отношении Эверглейдс действительно «живой буроугольный лес», позна­комиться с которым, конечно, интересно.