6 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Среди бесчисленного множества вершин Альп горы Митен у Фирвальдштетского озера относятся к тем достопримечатель­ностям, которые в известном путеводителе Бедекера отмечены звездочкой (то есть посещение их особенно рекомендуется), хотя они самые низкие — их высота менее 2000 м. Происхождение названия гор объяснить трудно; некоторые исследователи считают, что оно связано со словом «миф». Несомненно только одно: вот уже более ста лет горы эти мужского рода — Большой Митен, Малый Митен (или Мите).
Чтобы убедиться в необыкновенной их красоте, достаточно взглянуть на обе крутые гордые вершины из Швица, центра одноименного кантона, или, еще лучше, с большего расстояния скажем из Зелисберга на западном берегу Фирвальдштетского озера (рис. 21.1). Но каким бы интересным и поучительным ни был осмотр издали, более впечатляющей, чем беглый взгляд из опущенного окна автомобиля, конечно, будет трехчасовая прогулка из Швица на вершину. До горной гостиницы «Хольцэгг» можно подняться и по канатной дороге; отсюда начинается изви­листая крутая тропинка на Митен («Для привычных туристов путь легок»,— пишет Бедекер). Еще А. Гейм в 1865 г. в одной из своих работ отметил великолепную панораму, открывающуюся с вершины. В возрасте 73 лет он опубликовал еще одно подробное геологическое описание «мощных массивов Митен, прекрасно сохранившихся до нашего времени».

Горы Митен

Горы Митен

Вы идете по дороге, и вдруг над плавными очертаниями зеленых холмов с лугами, плодовыми деревьями и домиками вырастают скальные бастионы вершин. Слои мергеля, которые слагают хол­мистую местность, уже давно определены как морские отложения раннего третичного времени и названы флишем. Так швейцарцы именуют однообразные перемежающиеся в разрезе глинистые и мергелистые пласты.
Особую проблему, связанную с этими горами, «открыл» школь­ный учитель из Люцерна, к тому же прекрасный геолог, Ф. Кауф­ман почти 100 лет назад. В журнале Швейцарского альпийского клуба он опубликовал в 1875/76 г. сообщение, поразившее весь ученый мир: находку 5 новых юрских окаменелостей в известня­ках гор Митен. Удивительно это было потому, что известняки, слагающие вершину гор, залегали, казалось, совершенно нор­мально на флише; следовательно, к раннему третичному времени должны относиться более молодые, а не более древние слои. Между прочим, помимо юрских отложений, здесь были обнаружены еще более древние, раннетриасовые пласты (с остатками растений), а на юрских породах, на самой вершине Митен и на соседней горе Ротенфлю залегают красноватые известняковые толщи («couches rouges») мелового времени.
Сначала такие необычные условия залегания объясняли тем, что эти скалистые горы из юрских и меловых известняков пред­ставляют собой утесы, торчащие из флишевых толщ, и, возможно, уже во флишевом море возвышались в виде настоящих обрывистых островов. Предполагалось (рис. 21.2, а), что штольня, заложен­ная в основании горы, пройдет те же юрские слои, которые слагают вершину, или более древние породы.

Прежнее и современное толкование "утеса"

Прежнее и современное толкование “утеса”

Но в начале нашего столетия альпийские геологи, работавшие во Франции и Швейцарии, установили — проф. А. Эшер фон дер Линт из Цюриха предположил это раньше,— что возможно и совершенно иное объяснение; ныне никто уже не сомневается в том, что юрские (и меловые) известняки гор Митен были надви­нуты на залегающий под ними флиш (рис. 21.2, б). Иными сло­вами, известняки залегают не там, где они отложились: это аллохтонные (перенесенные из другого места), а не автохтонные (остав­шиеся на месте своего отложения) толщи. Они образуют покров надвига или, точнее, остаток покрова, некогда значительно более обширного и лишь позднее расчлененного эрозией на отдельные останцы — современные «утесы» (останцы тектонического покрова, иногда называемые также немецким словом «клиппы»). Теперь ясно, что штольня, пройденная в массиве Митен, везде вскрыла бы флиш.
К сожалению, мощные осыпи у подножия гор и «каменные моря» на склонах не позволяют непосредственно наблюдать соб­ственно контакт юрских известняков и флиша. Более благо­приятны условия изучения в соседних Гларнских Альпах, а с гео­логической точки зрения обнажения здесь даже более поучитель­ны, чем в горах Митен, хотя в ландшафтном отношении ничего особенного они собой не представляют. На склоне массива Шванден, обращенном к долине Лоха, на флише (рис. 21.3) залегают красные пермские конгломераты Веррукано. В день своего 80-летия А. Гейм руководил геологической экскурсией к этому классическому обнажению покрова надвига. Возложение руко­водства экскурсией на старого мастера геологии было заслуженной оценкой его деятельности.

Смелое представление о покровах надвига в Альпах

Смелое представление о покровах надвига в Альпах

Значительная часть Альп состоит из покровов надвига. (Доло­митовые Альпы, о которых мы уже говорили, представляют исклю­чение.) Очевидно, местами в горизонтальном направлении здесь переместились целые горы — часто, несомненно, на несколько километров, а кое-где, как предполагают некоторые геологи, более чем на 100 км.
Масштаб надвигов (а также механизм этих мощнейших тек­тонических движений) вызвал особенно много споров и до настоя­щего времени далеко еще не ясен. Однако установлено, что дви­жения на большей части территории Альп были направлены на север или северо-запад. Некоторые исследователи полагают, что корни северных Альп находятся даже южнее кристаллических массивов Центральных Альп (Аарского, Готтардского и т. д.; ср. также рис. 19.1); согласно этим представлениям, Известня ковые баварские Альпы некогда находились южнее Высокого Тауэрна!
Аналогично дело обстоит и с горами Митен. Их «родину» следо­вало бы искать юго-восточнее Гларнских Альп, в долине Перед­него Рейна. Во всяком случае, они аллохтонпы. Если, следова­тельно, они своей причудливой формой вершин выделяются в ланд­шафте как чужеродные, то это действительно непосредственный результат их тектонической истории. Они на самом деле являются отражением мощнейшего горообразования и альпийской текто­ники.
На обзорной карте (рис. 19.1) приведено совершенно непонят­ное неспециалисту подразделение Альп. Основано оно на текто­ническом районировании: показанные на карте Гельветская, Пеннинская, Восточно-Альпийская и другие зоны представляют собой серии пород, претерпевших одинаковое складкообразование, испытавших одинаковые тектонические движения и залегающих одинаково друг на друге. Часто эти крупные тектонические еди­ницы разделены на отдельные покровы. Покров надвига, образую­щий горы Митен, залегает на гелъветских покровах (рис. 21.3), к которым относятся высокие горные цепи в центральной и южной частях района Фирвальдштетского озера. На берегу озера Урнер-Зе в южной части обнажаются великолепные складки этих (пре­имущественно мелового возраста) пластов, особенно четко выде­ляющиеся при взгляде с борта прогулочного катера, который совершает рейсы между Флюэленом и Брунненом. Совершенно ясно, что надвинувшиеся покровы не могли не изменить в корне первоначально правильную слоистость.
Расположенный несколько севернее массив Риги, напротив, с геолого-тектонической точки зрения представляет собой «без обидную» гору, хотя и широко известную среди туристов (вспом­ните юмористическое описание Марка Твена, опубликованное в 1878 году!). Гора сложена пологозалегающими третичными кон­гломератами, песчаниками и другими породами (молассой), кото­рые отложились лишь после того, как крупные альпийские складкообразования и надвиги покровов прекратились.
Горообразование у геолога всегда ассоциируется с нарушением залегания горных пород, то есть для него это прежде всего текто­ническое понятие. Под этим углом зрения мы рассмотрели горы Митен. В основе своей, что касается крупных складок и поднятий, облик гор обусловлен тектоникой, но более тонкие, нередко и более заметные черты его тесно связаны с непрерывным воз­действием внешних сил: выветривания, текущей воды, ледников, ветра. Об этих силах мы часто будем говорить в нашей книге, они тоже, конечно, относятся к процессам, образующим, вернее преобразующим, горы. Тот, кто побывает на Фирвальдштетском озере, найдет в «Ледниковом саду» Люцерна небольшую скалу, обработанную ледником. Крупный швейцарский геолог А. Гейм (рис. 21.4), имя которого мы несколько раз упоминали, также внимательно изучал эту скалу, как внимательно анализировал и различные тектонические идеи, возникавшие у геологов, иссле­довавших Швейцарские Альпы.

А. Гейм и А. Пенк

А. Гейм и А. Пенк