4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Вот она, своеобразная картина северной пустыни, голой, одно­образной и дикой пустыни Хи­бинских гор!

А. Е. ФЕРСМАН

ОЧЕРТАНИЕ ГОРНОГО МАССИВА почти полностью соответствует границам распространения ин­трузии. Высшая точка — гора Ферсмана имеет отметку 1208 м, а относительные высоты гор лежат в пределах 500—700 м. Характерными элементами рельефа Хибин служат плоские вершины гор, крутые склоны, рас­члененные эрозионными и лавинными логами гляциаль­ные (ледниковые) формы — троговые долины, цирки и кары.

Платообразные вершины Хибинских гор располага­ются на высотах 900—1100 м. Поверхности плато заня­ты каменными россыпями, чередующимися с полями каменных многоугольников и небольшими участками мохово-лишайниковой тундры. Мощность рыхлых отло­жений на плато обычно не превышает 1 —1,5 м.

Радиально-концентрический рисунок речной сети на­ходится в прямой связи с кольцевым строением интру­зии. Главный водораздел Хибин проходит по высшим отметкам платообразных вершин к востоку от сквозной долины Кукисйок-Куниок, происхождение которой объ­ясняется проявлением новейшей тектоники. Реки запад­нее водораздела входят в систему бассейна оз. Иманд­ра, восточнее — в систему Умбозеро.

Долины имеют прямолинейный характер, что опре­деляется тектоническим строением; корытообразный поперечный профиль; длина их незначительна — всего 10—15 км. Верховья рек, как правило, заканчиваются цирками. Все крупные долины Хибин были образованы в доледниковое время и трогообразную форму приняли в период покровного оледенения. Дно долины покрыто мореной и флювиогляциальными отложениями; места­ми здесь можно встретить пролювиально-лавинные и се­левые конуса.

Почти все верховья рек соединяются между собой ущельями и перевалами. Ущелья обычно приурочены к зонам тектонических нарушений. Возраст их датируется поздне- и послеледниковым временем. Перевалы несут следы работы ледников, что придает им мягкий сгла­женный рельеф.

На внешних склонах Хибин широко развиты акку­мулятивные ледниковые формы рельефа — приледниковые террасы, озы, друмлины и др.

Почти 30% площади массива занимают цирки и ка­ры. Они достигают значительной величины и отличают­ся редким совершенством форм.

Кары представляют собой обширные чашеобразные углубления на склонах гор, ограниченные с трех сторон высокими стенами — бортами. Цирки в отличие от ка­ров представляют собой верховья речных долин, преоб­разованных ледником. Помимо цирков и каров для Хи­бинского горного массива характерны вытянутые гляциальные формы рельефа, напоминающие троги, но по морфологии близкие к циркам и карам. Они занимают преимущественно долины мелких рек — притоков пер­вого и второго порядка, имеют значительное преобла­дание длины над шириной. Днища их располагаются, как правило, не ниже 600—700 м. Эти формы леднико­вого рельефа можно назвать микротрогами. В цирках и карах Хибин в период четвертичных оледенений была сконцентрирована деятельность ледников на протяже­нии длительного времени, что объясняет, очевидно, гран­диозные их размеры.

Почти все верховья крупных рек Хибин или их при­токов заканчиваются цирками. Площади цирка состав­ляют обычно 2—3 км2. Зубчатые кромки обрывов цир­ков находятся на плато высотой 1000—1100 м. Отвес­ные задние стенки цирков высотой от 150 до 300 м с большой крутизной рассечены трещинами в верхних частях; подножия стен заняты крупноглыбовыми осыпя­ми, спускающимися до самого дна цирка. Днища цир­ков располагаются на высоте 600—700 м; они покрыты моренным материалом, мощность которого несколько десятков метров. В устьевых частях цирки отделяются от долин моренными валами высотой до 20—30 м. Для Хибинского массива характерны два морфологических типа цирков: простые и сложные цирки. Простые цирки расположены главным образом в верховьях притоков крупных рек. Сложные (многокамерные) состоят из не­скольких простых цирков, образующих единую систему. Для этого типа цирков характерны большие размеры, приуроченность к наиболее высоким массивам. Приме­рами сложных цирков могут служить цирк Подъемный в долине р. Юкспориок; цирк в верховьях левого прито­ка р. М. Белой на южном склоне р. Вудьяврчорр; цирки в верховьях рек Тулиок, Расвумиок, Петрилиуса, Вуон­немиок.

Сложные цирки приурочены к центральной наибо­лее возвышенной зоне массива. Они ориентированы главным образом (76%) в пределах северо-западного сектора.

В истории развития рельефа Хибин можно выделить три основных этапа.

Первый — доледниковый этап характеризуется дли­тельной континентальной денудацией, этот этап неод­нократно прерывался фазами поднятия. Так, в тре­тичный период ведущую роль в образовании рельефа играл тектонический фактор, в результате чего произо­шло поднятие Хибин на значительную высоту (свыше 1000 м). В этот период заложились основные формы тектонического расчленения. Последующее глубокое эрозионное расчленение происходило по системе разру­шенных или ослабленных зон. Покров более устойчивых к денудации вмещающих пород существовал на боль­шей части водоразделов вплоть до ледникового перио­да. Об этом свидетельствуют остатки ксенолитов на вершинах Хибинских и Ловозерских гор, например, на вершине г. Китчепахк.

Второй — ледниковый этап. Большинство исследова­телей четвертичной истории Кольского полуострова ус­танавливают наличие двух материковых оледенений на данной территории. Хибинские и Ловозерские массивы вместе с Заимандровскими тундрами являлись центра­ми оледенения Кольского полуострова, уступая, однако, по мощности главному — Скандинавскому. Днепровское оледенение (преимущественно начальная и конечная стадии) являлось наиболее активным периодом форми­рования гляциального рельефа Хибин.

Для валдайского оледенения Хибин характерны две стадии. В течение первой из них Хибины были полно­стью перекрыты мощным ледяным покровом. Следами этой стадии служат эрратические валуны, встречающие­ся на плоских вершинах гор.

Оледенение второй стадии — нунатаков — носило сетчатодолинный характер, когда вершины и верхние части склонов оставались свободными ото льда. С этой стадией оледенения связаны многочисленные аккумуля­тивные формы рельефа, развитые на склонах гор ниже 600—700 м.

В течение ледникового периода эрозионно-тектони­ческий рельеф гор был преобразован в гляциальный: эрозионные долины превращены в широкие корытооб­разные долины — троги. Верховья рек и денудационные воронки на склонах превратились в крупные цирки и кары. Днища долин и нижние части склонов были пере­крыты моренными и флювиогляциальными отложения­ми. Моренные отложения в озерных котловинах дости­гают 130 м, а в долинах и цирках образуют поперечные гряды высотой до 70 м. Глубинная эрозия в этот период была незначительной, о чем свидетельствуют остатки доледниковой коры выветривания на дне долин под мо­ренными отложениями. В Хибинах древняя кора вывет­ривания встречена более чем в 13 пунктах: в долинах рек Поачиок, Лопарской, Вуоннемиок, Рисиок, С. Лявойок, Майвальтайок, Тулиок и др. Широкое развитие этой коры выветривания указывает на доледниковый возраст речных долин.

До сих пор остается полемическим вопрос о харак­тере убывания последнего оледенения. Последней за­ключительной фазе покровного оледенения Кольского полуострова соответствовало локальное оледенение Хи­бин, развитию которого способствовали географическое положение и абсолютная высота массива. А. А. Гри­горьев, И. А. Лаврова, К. В. Зворыкин, Н. И. Апухтин, а также ряд зарубежных исследований являются сто­ронниками взглядов, согласно которым имело место раннее климатическое омертвение ледникового покрова, сопровождавшееся почти полным прекращением его движения. В противоположность этой точке зрения дру­гие исследователи указывают на активный характер местного горного оледенения для Хибинских и Ловозерских тундр в позднеледниковое время.

В течение большого отрезка послеледникового вре­мени в Хибинах существовало оледенение карового ти­па, что подтверждается прекрасно выраженными конеч­но-моренными валами в цирках, геологической молодо­стью холмистого рельефа, который заметно отличается от ледникового рельефа в средних и нижних частях до­лин.

Третий — послеледниковый период в истории раз­вития рельефа Хибин продолжается и до настоящего времени. Он характеризуется голоценовым оледенением в цирках и карах, тектоническим поднятием и современ­ными рельефообразующими процессами.

Голоценовые ледники Хибин формировались в цир­ках, карах и микротрогах. Все эти формы несут следы пребывания голоценовых ледников в виде конечных мо­рен четырех стадий оледенения. В I и II стадиях оледе­нения ледники, как правило, выходили за пределы вме­щающих их форм на склоны и днища долин. В карах развивались карово-висячие ледники, в цирках — ка­рово-долинные и в микротрогах — миниатюрные долин­ные ледники. Господствующим типом ледников III ста­дии оледенения были каровые ледники. Развитие каров в этот период оледенения было наиболее активным: во многих из них образовались устьевые ступени. Для IV стадии оледенения характерно разрушение компактных ледниковых тел, заполняющих цирки и кары, и образо­вание мелких ледничков подножий склонов и висячих ледников. Отдельные висячие ледники образовали ми­крокары.

Современное оледенение Хибинского массива незна­чительно — 4 ледничка общей площадью 0,1 км2. Их следует рассматривать как последний этап IV стадии оледенения. Характер ледниковых отложений у края со­временных ледников говорит о пассивности современ­ного оледенения и его постепенном затухании.

Для послеледникового периода характерны также и блоковые движения Хибинских гор на фоне общего за­кономерного сводового поднятия Кольского полуостро­ва. Средняя скорость блоковых движений Хибин состав­ляет 0,3—1,2 мм/год. Наблюдения сейсмостанции «Апа­титы» подтверждают наличие современных тектониче­ских движений в Хибинах, а также по меридионально­му разлому к западу от них (оз. Имандра). Здесь за­регистрирован ряд эпицентров с силой землетрясения до 4 баллов. Благодаря значительному послеледниково­му поднятию Хибин эрозионная деятельность активизи­ровалась.

Среди современных рельефообразующих процессов в первую очередь следует назвать морозное выветривание, наиболее ярко проявляющееся на плато и в ледни­ковых цирках.

До последнего времени роль химического выветри­вания в Заполярье недооценивалась. Однако результа­ты исследований доказали большую роль химического разрушения нефелина и других неустойчивых или сла­боустойчивых минералов. Так, с 1 га Хибинского или Ловозерского массива за год выносится более 10 кг кремния и около 15 кг щелочей, что свидетельствует об интенсивности современного химического преобразова­ния нефелиновых сиенитов.

Каменные многоугольники, каменные россыпи и дру­гие подобные им формы, очень широко распространен­ные на поверхности плато, моренных валов или в озер­ных котловинах, обязаны своим происхождением в ос­новном процессам вымораживания.

Характер геологической и рельефообразующей дея­тельности снежников, широко развитых в Хибинах, за­висит от морфологического типа снежников и длитель­ности их существования. Снежники усиливают процес­сы оплывания грунтов и эрозии. С их деятельностью связано образование специфических форм рельефа — снежниковых ниш.

Движение материала вниз по склону происходит в форме оплывания (солифлюкции), а также при помощи временных потоков и лавин. Процессы солифлюкции и оплывания создают полосы течения, террасированность склонов.

Длительное существование сезонной или многолет­ней мерзлоты благоприятны для концентрации поверх­ностного стока, а явления оплывания грунтов и соли­флюкции поставляют обломочный материал для селе­вых потоков. В Хибинах наблюдается широкое разви­тие селей, которые следует считать здесь вторым после лавин явлением катастрофического характера. Селевые потоки Хибин по составу массы относятся к типу снежноводокаменных или водоснежных потоков, возникают весной и повторяются в среднем 1 раз в 10 лет.

Орографические и климатические особенности Хибин являются чрезвычайно благоприятными для образова­ния лавин (снежных обвалов). С момента разведки и эксплуатации хибинских апатитовых месторождений прогнозирование и борьба с лавинами стали насущной проблемой, так как они препятствуют нормальному ре­жиму работы рудников и транспорта. В пределах Хи­бинского горного массива лавины распространены по­всеместно, но на южных склонах они бывают в 1,5 раза чаще, чем на северных, что объясняется господством метелевого переноса северо-западного направления. Объем лавин достигает 200 тыс. м3 и более, а сила уда­ра — свыше 60 т/м2. В Хибинах наблюдаются сухие и мокрые лавины, преобладают сухие. Мокрые лавины выносят значительные массы скальных обломков, при­чем вес отдельных глыб достигает иногда 2—2,5 т. Ла­вины, как правило, сходят ежегодно, а в некоторых ла­винных очагах —по нескольку раз в течение зимы. Вре­мя схода лавин с сентября по май месяц. Сходу лавин предшествуют обычно сильные снегопады и метели; на основе этой связи и разработан прогноз лавинной опас­ности.

Защита от лавин обеспечивается Цехом противола­винной защиты комбината «Апатит». Эта первая специа­лизированная горно-лавинная метеорологическая служ­ба в нашей стране была создана в Кировске в 1936 г.