9 місяців тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Появление мезолитических культур на севере европей­ского континента совпадает с важным рубежом геологи­ческой истории. Этот рубеж — граница между плейсто­ценом и голоценом. Как было показано в предыдущей главе, с этой границей совпадают изменения во всех сферах географической среды: в климате, растительно­сти, характере развития балтийского бассейна. После нового непродолжительного похолодания — верхнего дри­аса — начинается процесс неуклонного улучшения кли­мата. Этот процесс приводит к установлению условий климатического оптимума, когда климат был теплее, чем сейчас.

Предбореальное время. 8500—8000 гг. до н. э. На ме­сте дриасовой тундры вновь возникают леса. Редкие бе­резовые леса с примесью сосны, кустарниковой ивы. На многочисленных прогалинах растут засухоустойчивые травы, оставшиеся с позднеледникового времени,— по­лынь, лебеда. На месте Балтики — бассейн, соединенный с океаном проливами в средней Швеции,— Иольдиевое море.

По берегам озер и рек, впадающих в это море, среди редких березовых лесов строят свои жилища люди ме­золита.

Проблема мезолита — одна из самых сложных в пер­вобытной археологии. Мезолит — это переходное время. Изменяется характер и функциональное назначение ос­новных орудий. Появляется целый ряд орудий, которых не было или которые только начинали развиваться в па­леолите. Каждое новое орудие — огромный шаг в техническом прогрессе первобытного человечества. Мезо­лит — время технической революции, в большой мере вы­званной значительными изменениями географической среды.

Одним из наиболее существенных изобретений лю­дей эпохи мезолита был топор. При известной сноровке мезолитическими топорами можно было рубить деревья. Различают каменные топоры двух основных типов: то­поры-нуклеусы и топоры-отщепы. Первые делаются пря­мо из желваков кремня. Косыми ударами оббивают желвак, придают ему плоскую форму. Потом встречны­ми ударами заостряют концы. Лезвие обрабатывают ретушью.

Топоры-отщепы, как следует из названия, изготов­ляются из крупных отщепов, отделенных от нуклеусов. Острая сторона отщепа обычно остается нетронутой. Другие стороны обрабатываются крутой ретушью, при­дающей топору треугольную форму.

Многие исследователи считают, что каменные топоры были специфическим орудием, распространившимся на севере Европы ,в мезолитическую эпоху.

На Северо-Германской низменности наиболее ранней стоянкой, для которой характерно применение каменных топоров, является Пиннберг. Эта стоянка расположена в той же туннельной долине недалеко от Гамбурга, где расположены известные палеолитические памятники. Орудия были обнаружены в слое, частично расположен­ном на острове, возвышающемся над долиной, частично заходящем в озерные отложения, слагающие дно доли­ны. В нижнем, наиболее древнем, мезолитическом слое получен пыльцевой спектр, характерный для предбо­реального времени: 30—40% пыльцы трав и кустарни­ков; среди деревьев больше всего березы. Редкие бе­резовые леса — типичный ландшафт предбореального времени.

Наиболее ранней мезолитической стоянкой Дании считается Клостерлунд. Она расположена в средней Ют­ландии на берегу заросшего и ставшего болотом озера. Датировка памятника та же, что и у Пиннберга,— пред­бореальное время. На стоянке обнаружены топоры. Мас­са орудий изготовлена из пластин: скребки, резцы. Мно­гие формы кремневых орудий близки к тем, что найдены в палеолитической стоянке Бромме. Из маленьких пластин делались так называемые микролитические ору­дия — тонкие изящные орудия правильной, геометриче­ской формы. Такие микролитические орудия очень ха­рактерны для мезолитических культур южных и восточ­ных областей. Микролитические орудия возникли еще в верхнем палеолите, но особенного расцвета достигли в мезолитическую эпоху. Долгое время назначение этих орудий оставалось неясным. Потом в одной болотной стоянке на юге Швеции нашли деревянный наконечник стрелы. В дерево были воткнуты микролиты режущим краем наружу. Такие стрелы служили могучим оружием в руках мезолитических охотников.

На стоянке Клостерлунд почти не сохранилось ору­дий из кости. Но кость широко использовалась мезоли­тическими людьми. На стоянке Стар-Кар (Англия), которая очень близка по культуре к Клостерлунду, най­дено большое количество орудий из кости и рога. То, что эти стоянки очень близки в культурном отношении, не удивительно — в предбореальное время уровень океана был значительно ниже современного. Берега Атлантиче­ского океана были севернее Доггер-банки в Северном море. Есть доказательства того, что теперешнее Север­ное море было местом обитания многочисленных мезо­литических и палеолитических племен. Не исключено, что когда-нибудь морской шельф в районе Северного моря станет объектом интересных археологических от­крытий.

Стоянка Клостерлунд является наиболее ранним па­мятником обширного культурного цикла, расцвет кото­рого приходится на бореальное время — маглемозе.

Бореальное время. Дальнейшее потепление климата. Березовое редколесье вытесняется сосновыми лесами. Характерной особенностью лесов бореального времени в Дании, южной Скандинавии, на севере ГДР и ФРГ, Польши является присутствие в них густого подлеска из орешника. В середине бореального периода заросли орешника достигают наибольшего расцвета. В лесах почти нет прогалин: засухоустойчивые растения поздне­ледникового времени исчезают почти совершенно.

Бореальное время — это этап Анцилавого озера в истории Балтики. Балтика теряет связь с океаном, пре­вращается в замкнутое озеро. Пресные воды омывают берега Скандинавии.

Для культур маглемозе характерны большие массив­ные орудия из кремня, кости, рога, позволяющие магле­мозцам жить и охотиться в густых лесах бореального времени. Однако наряду с крупными орудиями на стоян­ках культуры маглемозе находят и совершенные микро­литические орудия.

Стоянки этой культуры, лучше всего изученные на острове Зеландия, по большей части приурочены к боло­там, занимающим огромные пространства. Они были открыты и изучены в связи с разработкой торфяников. Название свое культура получила от торфяника Магле­мозе, расположенного поблизости от города Мюллеруп. Неподалеку находятся и другие классические стоянки маглемозе: Свердборг, Хольмгорд, Люндбю, Омосен.

Детальное изучение маглемозских стоянок позволи­ло датским археологам сделать вывод в том, что они отражают стадии развития единого культурного цикла. Например, для стоянки Свердборг характерна фили­гранная микролитическая техника. Здесь представлены орудия в виде ромбов, треугольников, ланцетовидных на­конечников. Широко распространены топоры. Формы их отличаются значительно большим совершенством, чем те, которые встречались в Клостерлунде.

Для культуры маглемозе в целом характерно широ­кое использование орудий из рога и кости: гарпуны, наконечники стрел, ножи, пилки. Многие из них покры­ты сложным геометрическим орнаментом, состоящим из линий и точек. Иногда можно узнать стилизованные изображения людей (рис. 15).

Орудия культуры меглемозе

Орудия культуры меглемозе

То, что большая часть маглемозских памятников найдена в торфяниках, чрезвычайно облегчает их дати­ровку: в торфе прекрасно сохраняется ископаемая пыль­ца. Анализ ископаемых пыльцы и растений позволяет датировать стадии культуры маглемозе различными от­резками бореального времени.

Одновременно с маглемозе и более поздними куль­турами в областях Дании, удаленных от берегов Анци­лового озера, происходит развитие культуры, в значи­тельной мере отличной от рассмотренных выше. По це­лому ряду признаков эта культура не только близка к аренсбургской, но и отличается от нее в значительной мере. Эта культура получила название гудено. Для нее характерны микролитические орудия, наконечники стрел с поперечными лезвиями, топоры-нуклеусы. Стоянки гудено приурочены к аллювиальным отложениям рек внутренней Ютландии. Это долгое время затрудняло их датировку — в аллювии рек плохо сохраняется пыльца. Довольно немногочисленные датировки позволяют отне­сти культуру гудено в целом к концу бореального — на­чалу атлантического периода.

В более позднее время какая-то группа маглемозцев начинает селиться на берегах моря. Развивается новая археологическая культура, расцвет которой совпадает с атлантическим периодом — эртебёлле.

Медленно развиваются культуры каменного века. Тысячелетия проходят, прежде чем в материальной культуре происходят заметные глазу изменения. Дли­тельность существования археологических культур объ­ясняет то обстоятельство, что многие культурные груп­пы не остаются на одном месте, они расселяются, зани­мая новые и новые области. Это особенно характерно для бореального времени. Проливов, отделявших Да­нию от Скандинавского полуострова, не существовало. Значительная часть Северного моря, большие простран­ства западной части Балтийского моря представляли со­бой сушу. Мезолитические охотники могли свободно перемещаться по этим пространствам, расселяясь на значительные территории. Действительно, во многих областях Северо-Западной Европы находят мезолитиче­ские стоянки, близкие к описанным выше. Культура ма­глемозе была распространена в Англии, южной Швеции, стоянки этой культуры описаны во многих местах на побережьях ГДР и Польши. Близкие аналоги культуры гудено найдены в Швеции и на севере ФРГ. Это явле­ние характерно и для более поздних культур. В то же время во внутренних областях ГДР и Польши происхо­дит развитие мезолитических культур, сильно отличаю­щихся от прибалтийских. Это тарденуазские культуры, которым свойственны почти исключительно микролити­ческие орудия. С многочисленными вариантами они распространены на огромных пространствах Западной, Центральной и Восточной Европы. Соотношение этих культур еще во многом неясно. Точная их датировка, выяснение особенностей географических условий (фак­тор, безусловно, играющий не последнюю роль) — путь к решению проблемы.

Своеобразные мезолитические памятники распростра­нены в Литовской ССР. Как показали исследования Р. К. Римантене, на раннем этапе литовского мезолита продолжают развиваться те две культурные традиции, которые сложились уже в палеолитическую эпоху,— свидерская и аренсбургская. Стоянки этого типа, как сооб­щает литовский исследователь, обычно приурочены к аллювию первых надпойменных террас рек системы Не­мана. Этот ранний этап мезолита Римантене датирует временем существования Иольдиевого моря, т. е. пред­бореальным периодом. На более позднем этапе развития эти две традиции сливаются в единую своеобразную литовскую мезолитическую культуру. Стоянки, относимые к позднему мезолиту Литвы, встречаются обычно на верхних террасах рек. Это явление литовские исследова­тели ставят в связь с начавшейся литориновой транс­грессией. На этом основании позднемезолитические па­мятники относятся к началу атлантического времени.

Литовские мезолитические памятники занимают как бы промежуточное положение между двумя мезолитиче­скими культурными областями. С одной стороны, в них представлены элементы, позволяющие ставить их в связь с польским и внутреннеевропейским мезолитическим ми­ром (свидер, тарденуаз). С другой — в них можно найти многое, что сближает их с западнобалтийским мезоли­том.

К сожалению, почти все без исключения мезолитиче­ские памятники Литвы были найдены в аллювиальных отложениях. Это очень затрудняет их датировку: в ал­лювии не сохраняется пыльца, очень мало органическо­го вещества для радиоуглеродных датировок. Опреде­ление возраста этих памятников производится почти исключительно на основе приуроченности их к террасо­вым уровням рек.

На территории Латвийской ССР памятники мезоли­тического возраста были до последного времени неиз­вестны. Сравнительно недавно появились сообщения о находках большого числа мезолитических орудий (гар­пунов, ножей, костяных топоров) в районе Лубанского озера в восточной части Латвии. А совсем недавно в этом же районе латвийским археологом Ф. А. Загорским был открыт и исследуется мезолитический памятник Оса. Ис­следование этого памятника, безусловно, позволит впи­сать новую страницу в историю балтийского мезолита.

В Эстонской ССР известно значительное число мезо­литических местонахождений — в долине реки Пярну на юге Эстонии, в центральных районах республики. Но наи­более полно изученным является памятник Кунда в се­верной части Эстонской ССР.

Недалеко от города Кунда расположена обширная заболоченная низина — болото Кунда. По середине ни­зины возвышается холм Ламмасмяги, сложенный морен­ными отложениями. Здесь и были сделаны основные ме­золитические находки.

История низины, острова и мезолитического поселе­ния рисуется эстонскими исследователями в следующем виде. В позднеледниковое время низина представляла собой залив Балтийского ледникового озера. Берего­вые уровни разных стадий этого бассейна видны к югу от Кундаской низины. В иольдиевое время уровень моря понижается: низина от­деляется от моря и долгое время существует как замк­нутый бассейн. В низине происходит накопление озер­ного мергеля. На холме раз­вивается торфяник верхово­го типа. В анциловое время, когда воды Балтики вновь поднялись, но не проникли в низину, на берегах ее и на острове Ламмасмяги появи­лись мезолитические посе­ленцы. Определение возра­ста культурного слоя на холме и соответствующего горизонта озерного мергеля на основании данных пыльцевого анализа позволяло от­нести их к началу бореальнсго времени. Датировка об­разца обугленной древесины из второго культурного слоя мезолитического поселения, произведенная в радио­углеродной лаборатории Эстонской Академии наук в Тарту,— 6340 ±280 гг. до н. э.

В каменном инвентаре Кунды встретилась серия то­поров, сделанных из различных магматических пород. Некоторые по форме напоминают маглемозские (рис. 16). Среди кремневых орудий описаны наконечни­ки стрел, близкие по типам к свидерским. Часто встре­чаются скребки из кремня и кварца.

Костяные гарпуны Кунды

Костяные гарпуны Кунды

Но больше всего в Кунде найдено орудий из кости и рога. Это топоры, в том числе и топор типа Люнгбю, гар­пуны, часть которых напоминает гарпуны французского мадлена. Очень интересны рыболовные инструменты, найденные в большом количестве,— грузила, пешни, ры­боловные крючки.

Кунда — один из наиболее интересных и наиболее полно изученных памятников мезолита Северной Европы.

Несколько лет тому назад сотрудники Института истории Академии наук Эстонской ССР открыли другой, не менее интересный мезолитический памятник. Он рас­положен в пределах города Нарвы, на высоком берегу реки Наровы. Здесь было обнаружено три мезолитиче­ских слоя, разделенных прослойками чистого песка. Выше залегают слои, содержащие неолитические мате­риалы. Так же как и в Кунде, в Нарве среди находок больше всего орудий из кости, в частности здесь очень много гарпунов. Все слои этого замечательного памят­ника были датированы при помощи радиоуглеродного метода. Нижний мезолитический слой — 5690+180 гг. до н. э. Для среднего слоя была получена дата — 4070±210 гг. до н. э. Наконец, самый верхний слой — 3550±250 гг. до н. э.

Мезолитические памятники известны и на северо-во­стоке Балтики, в Карельской АССР, Ленинградской об­ласти, в Финляндии. Большая часть каменных орудий здесь сделана из кварца, казалось бы, очень неблагопри­ятного материала для изготовления каменных орудий, так как этой крупнозернистой породе трудно придать нужную форму. Но в мезолитическую эпоху кварц был почти единственный доступный материал для охотников севера.

В течение долгого времени в Финляндии была извест­на мезолитическая культура, представленная почти иск­лючительно кварцевым инвентарем,— суомусярви. В по­слевоенные годы благодаря работам финского археолога В. Лухо открыта еще одна мезолитическая культура, бо­лее древняя, чем суомусярви,— аскола.

Стоянки этой культуры найдены в округе Аскола, в южной Финляндии. Здесь на гранитном уступе, на высо­те более 60 м над уровнем моря, в морских песках были обнаружены кремневые орудия. Стоянки обычно распо­ложены неподалеку от древних береговых линий, в мор­ских прибрежных отложениях. Культурный слой имеет красноватую окраску. Иногда удается найти следы оча­гов, остатки жилищ. В. Лухо выделил несколько стадий в развитии культуры аскола. Некоторые стадии этой культуры напоминают культуры арктического палеолита — своеобразные памятники, расположенные на древ­них береговых линиях северных побережий Норвегии и Кольского полуострова.

Мезолитические памятники, близкие к памятникам аскола и суомусярви, распространены на соседних терри­ториях Ленинградской области и Карелии.

Мезолитические стоянки на северо-западе Прибалти­ки, как правило, не содержат ископаемых пыльцы и спор, и это значительно затрудняет их датировку. На по­мощь приходит геоморфология — выясняется отношение памятника к террасовым уровням, к положению древней линии моря. Оказывается, что стоянки наиболее древней культуры аскола приурочены к береговым линиям Иоль­диевого моря и Анцилового озера.

Стоянки культуры суомусярви отвечают более моло­дым уровням: позднеанциловому и раннелиториновому.