9 місяців тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Итак, первые страницы истории Балтики. Льды отходят. И почти сразу же на землях, только что сбросивших с себя ледниковый панцирь, появляется жизнь. Раститель­ность холодных приледниковых степей установлена во многих геологических разрезах Северной Европы. Часто в позднеледниковых отложениях находят остатки расте­ния, ныне распространенного высоко в горах Скандина­вии: дриаду Dryas octopetala. Поэтому наиболее холод­ные фазы позднеледниковой растительности получили название «дриас».

Приледниковая растительность была очень своеоб­разна. Исследования советских ученых (В. П. Гричука, М. П. Гричук, Е. А. Анановой и др.) позволили прийти к выводу, что у приледниковой растительности нет точ­ных аналогов в современной растительности. Ее решили так и называть: приледниковая, или перигляциальная. В чем же своеобразие этой растительности? Необычным кажется прежде всего сочетание в ней совершенно раз­нородных элементов: тундровых и степных. Так, напри­мер, почти повсеместно в позднеледниковых дриасовых отложениях находят пыльцу или микроостатки полыней, причем многие виды, найденные в дриасовых отложе­ниях, теперь встречаются исключительно в зоне степей. Другое позднеледниковое растение — эфедра — в совре­менных ландшафтах растет обычно на крутых щебни­стых склонах в южных районах Европейской части СССР и Сибири. Большое распространение в приледниковой растительности имели травы семейства лебедо­вых — тоже засухоустойчивые растения. И наряду с ра­стительностью степного облика в позднеледниковых от­ложениях встречаются типичные тундровые растения: полярные ивы, карликовые березки. Приледниковые степи не были начисто лишены древесной растительно­сти. Изредка попадались деревья: береза, сосна. Свое­образный состав приледниковой растительности обычно объясняют повышенной сухостью воздуха, резкой континентальностью климата, что вызывалось своеобразной циркуляцией атмосферных потоков в непосредственной близости от ледника. Другая причина: преобладание бедных минеральных грунтов, отсутствие почвенного покрова. Растения росли непосредственно на песчаных и каменистых моренных холмах, лишь жизнь и смерть многих поколений растений могли создать плодородный слой гумуса.

Многие тысячелетия существовали приледниковые степи. Потом пришла пора изменений. Над холодной Балтикой повеяли теплые ветры. Первая теплая волна получила название «бёллинг». Этот термин происходит от названия небольшого заторфованного озера в юж­ной части полуострова Ютландия. Здесь незадолго до второй мировой войны проводил свои работы И. Иверсен. В нижних частях пыльцевой диаграммы, опублико­ванной ученым, можно наблюдать типичные спектры древнего дриаса — преобладание пыльцы трав и кустар­ников (80%), исключительно характерных для прилед­никовой растительности. 20% древесной растительности составляет только береза. Выше картина существенным образом меняется. Суммарная кривая недревесной растительности резко отходит назад — к 50%. Соответ­ственно содержание пыльцы древесных повышается с 20 до 50% (за счет берез). В части диаграммы, относи­мой к среднему дриасу, опять содержание древесной растительности уменьшается — вновь наступают холода.

Выше мы говорили о том, что есть такие характер­ные растения, растения-индикаторы, которые позволяют довольно точно определить климатические условия, су­ществовавшие з то время, когда они произрастали. Иверсен в бёллингских отложениях озера Сёборг-сё и некоторых других торфяников Дании нашел несколько таких растений. Согласно вычислениям Изерсена, в Дании во времена бёллинга средние температуры са­мого теплого месяца (июля) не опускались «иже 10°.

Характерные пыльцевые спектры бёллинга обнаруже­ны и описаны во многих областях Европы: в Голландии, ГДР, ФРГ, Норвегии, южной Финляндии (в последних двух областях — непосредственно у края ледника). На территории СССР спектры бёллинга были установлены в северо-западных и центральных районах Европейской части.

Судя по данным пыльцевого анализа, в течение бёл­линга большая часть свободной ото льда Северной Евро­пы покрывалась настоящими лесами. Преобладали бере­зовые леса. Диаграммы Литвы показывают, что в наи­более теплые фазы бёллинга здесь существовали и сос­новые леса. На востоке преобладали еловые.

Отложения бёллинга были неоднократно датированы по радиоуглероду — в Голландии, Дании, Литве. Полу­ченные даты позволяют считать, что теплое климатиче­ское колебание бёллинг происходило примерно 12 500— 13 000 лет тому назад.

Холодная фаза, наступившая после бёллинга,— сред­ний дриас — выражается в пыльцевых диаграммах поч­ти полным исчезновением пыльцы древесной раститель­ности. В датских разрезах исчезают теплолюбивые ра­стения, появившиеся в бёллинге. Иверсен считает, что летние температуры упали во всяком случае ниже 10°. Холодный промежуток занял большую часть XI тысяче­летия до н. э.

Проходит еще несколько столетий, и над Европой рас­пространяется вторая теплая волна, во много раз более интенсивная, чем первая,— аллерёд.

Аллерёд, как и бёллинг, был впервые описан в Дании: так называется небольшое местечко в пригороде Копен­гагена. Но если потепление — бёллинг — было установ­лено сравнительно в немногих пунктах, то аллерёд проя­вился практически во всей Европе. Более того, радио­углеродные датировки показали, что аллерёду соответ­ствует интенсивное потепление в Северной Америке — интерстадиал Ту-крикс. Следовательно, эта теплая волна имела общепланетарный характер.

Характерные аллерёдские спектры находят в отложе­ниях разного происхождения — в нижних слоях торфяников, в озерных отложениях и т. д. Очень легко алле­рёдские слои можно узнать в странах Центральной Ев­ропы — к ним приурочены прослои вулканического пе­пла из вулкана Лаахер в Шварцвальде. Извержение этого вулкана происходило в течение аллерёда.

Количество разрезов, где выражен аллерёд в Европе, исчисляется десятками. Посмотрим, как выражен он в болоте Бёллинг-сё. В горизонте, относимом к аллерёду, содержание пыльцы древесных растений возрастает до 90%. Большую часть древесной пыльцы образует береза, несколько меньше — сосна, еще меньше — ива. Иверсен на основании анализа содержания большого числа расте­ний-индикаторов (особенно показательны в этом отноше­нии водные растения) приходит к выводу, что средне-июльские температуры аллерёда Дании составляли 14— 1 о .

Далее к востоку состав лесов меняется. В северных частях ФРГ и ГДР, в Польше и Литве значительно воз­растает содержание сосны в пыльцевых диаграммах. Так, в диаграммах Литвы сосны до 90%. Своеобразны пыльцевые диаграммы Латвии и Эстонии. Как правило, в них преобладает пыльца сосны и березы. Но, в отли­чие от более западных областей, в спектрах аллерёда здесь появляется ель. Чем дальше к востоку, тем ели становится больше. В пыльцевых диаграммах аллерёда, составленных на основании изучения разрезов южной Эстонии, видно, что количество пыльцы ели здесь не превышает 1—3%, в северных областях Эстонии оно достигает 15—20%, а в областях, лежащих к востоку,— уже 30—50%.

Характерное поведение кривой ели в пыльцевых диа­граммах северо-восточной Прибалтики давно обратило внимание исследователей. Кривая ели образует пик именно в аллерёде. Еще в начале 30-х годов, когда по существу только начиналось применение споровопыльцевого анализа в палеогеографических исследованиях, со­ветские исследователи К. К. Марков и И. П. Герасимов выделили особый период в развитии растительности се­веро-запада РСФСР — нижний максимум ели. Позднее была доказана аналогия нижнего максимума европей­скому аллерёду.

В диаграммах аллерёда Прибалтики; Ленинградской области часто можно наблюдать значки, показывающие присутствие пыльцы широколиственных пород — дуба, липы, орешника. Возникает вопрос, действительно ли в то время могли расти столь теплолюбивые деревья? Произрастание теплолюбивых деревьев в аллерёде было возможно лишь в южных районах, в областях леднико­вых убежищ, где широколиственные деревья спасались от холодов, ледникового века. Присутствие в спектрах аллерёда северных областей пыльцы широколиственных деревьев скорее всего объясняется переотложением: разрушались межледниковые отложения, содержавшие пыльцу теплолюбивых растений; древняя пыльца, сме­шиваясь с современной, откладывалась в аллерёдских слоях.

Широкое распространение пыльцы ели в спектрах Северо-Восточной Европы, по всей вероятности, говорит о том, что в этих областях были еловые леса. Ель, как правило, растет в местах с избыточным увлажнением. Как же можно объяснить присутствие еловых лесов в областях, где климат был более континентальным? По мнению Н. И. Пьявченко, это объясняется наличием на северо-востоке во времена аллерёда остаточной вечной мерзлоты. На небольшой глубине залегали мерзлые грунты, унаследованные от ледникового времени. Они-то и создавали избыток увлажнения, позволявший расти еловым лесам.

Итак, аллерёд знаменует собой широкое распростра­нение лесов на европейских равнинах. Приледниковая и тундровая растительность занимают лишь узенькие по­лоски непосредственно у краев ледника. Среди лесов преобладают березовые, сосновые, еловые.

Последний вопрос — временные рамки аллерёда. Ра­диоуглеродные датировки позволяют сейчас довольно точно ответить на этот вопрос: 11000—12 000 лет тому назад, т. е. 9000—10000 гг. до н. э.

Длительное и интенсивное потепление не привело к окончательному уничтожению остатков оледенения. Вновь наступают холода. Этот период похолодания из­вестен в истории растительности под названием верх­ний дриас.

В верхнем дриасе расширяется зона тундровой и при­ледниковой растительности. Леса вновь отодвигаются на юг. Лишь на юге ГДР, ФРГ, Польши, Украины, в цен­тральных районах РСФСР оставались редкие сосновые и березовые леса. Это происходило в X тысячелетии до н. э.

Но холодный верхний дриас был последним эпизодом оледенения.