3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Итак, древняя история Балтийского моря зафиксирована в берегах, поднятых на разную высоту в различных ча­стях побережья. Но как же прочитать то ним историю бассейна, как восстановить возраст береговых линий, температуру, соленость вод?

Прежде всего требуется кропотливое изучение древ­них берегов. Измерение высоты, формы, детальное кар­тирование — все это входит в задачу геоморфологии, на­уки о формах рельефа. Геоморфологическое картирова­ние часто помогает образно представить, как шло раз­витие того или иного участка берега, как медленно отступало море. Из воды поднимались острова, образовы­вались заливы, бухты, потом море уходило дальше, зали­вы осушались или становились озерами, заболачивались, а море рисовало уже другие, не менее причудливые бере­га. Но как бы ни было полезно геоморфологическое изу­чение берегов, оно само по себе не может определить возраст береговых линий. Для этого необходимо изуче­ние морских отложений, образовавшихся одновременно с тем или иным древним берегом. Действительно, бере­говые уступы, террасы, валы — все эти формы рельефа были образованы морскими волнами непосредственно у волноприбойной линии. Но одновременно с образовани­ем берегов на некотором удалении от линии прибоя про­исходило отложение морских осадков — глин, песков, морского ила. Если удастся синхронизировать береговые образования с одновозрастными морскими отложениями, то можно будет найти очень ценный материал для дати­ровки этих берегов, для восстановления палеогеографии тех бассейнов, с которыми связано их возникновение.

Решить эту задачу помогают болота, развитые в прибрежной полосе. В основном они когда-то представляли небольшие бассейны, соединенные с морем,— заливчики, бухты. Изучение этих болот (обычно при помощи буре­ния) позволяет обнаружить в их нижних слоях, под торфом, типичные морские отложения — глины, пески, ил. Когда уровень моря понижается, эти заливчики и бухточки отделяются от моря. Сперва они превращаются в замкнутые бассейны, вода в которых быстро стано­вится пресной. Потом они зарастают, заболачиваются. Изучение таких болот позволяет точно определить мо­мент, когда заливчик или бухта потеряли связь с морем. Если нам удастся установить время отделения изучае­мого залива от моря, то тем самым мы довольно точно сможем узнать возраст береговой линии, расположенной непосредственно выше; эта линия будет соответствовать верхнему слою морских отложений.

Часто же случается так, что какой-то участок берега сперва вышел из-под воды, а через некоторое время был вновь залит поднявшимся морем. В таких случаях в раз­резах часто наблюдается слой торфа, сверху покрытый морскими отложениями (песками, глинами). Этот торф начал формироваться, когда берег вышел из-под воды и был перекрыт морскими осадками, когда вновь поднялся уровень моря.

Каким же образом определяется возраст морских от­ложений?

Наиболее распространенный способ — спорово-пыль­цевой анализ. В течение последних 12 000 лет происходи­ли значительные изменения климата и растительности. Эти изменения отражаются в составе пыльцы и спор растений, находимых в геологических слоях соответству­ющего возраста. Изучение этих изменений позволило исследователям выделить несколько периодов в истории растительности Северной Европы, которые на основании радиоуглеродных определений датируются следующим образом:

За последние годы исследователи получили возмож­ность непосредственно определять возраст береговых образований и морских отложений методом радиоактив­ного углерода. При помощи этого метода можно устано­вить в абсолютных цифрах время образования отложе­ний, содержащих органику. Очень хорошо датируется торф, благоприятным материалом оказываются линзы погребенного торфа, о которых мы говорили выше. Мож­но датировать нижние слои торфяников, перекрывающие морские отложения. Часто морские отложения содер­жат древесину: затонувшие бревна, стволы деревьев, затянутые песком и илом. Все эти материалы прекрасно датируются при помощи радиокарбона. К настоящему времени накопилось несколько десятков радиоуглерод­ных датировок различных образований Балтийского моря.

Наиболее старый метод, который используется для изучения берегов Балтики,— исследование фауны мор­ских моллюсков, находимых на древних балтийских бе­регах.

Этот метод стали применять еще с середины XIX в. Тогда уже обратили внимание на то, что многие моллю­ски, обнаруживаемые на древних балтийских берегах, теперь распространены в морских бассейнах, температу­ры и соленость которых значительно отличаются от усло­вий современного Балтийского моря. Моллюски очень чутко реагируют на изменения условий обитания. Поэто­му, сравнивая современное распространение древних бал­тийских моллюсков, можно довольно точно определить, как изменялась глубина, температура и соленость бал­тийских вод на протяжении голоцена.

Каждому этапу балтийской истории соответствует определенный комплекс фауны моллюсков. По назва­ниям форм, наиболее характерных для того или иного комплекса, были даны названия основным этапам, которые прошло Балтийское море за 12 000 лет своего суще­ствования.

В береговых образованиях наиболее раннего этапа Балтики — так называемого Балтийского ледникового озера — моллюски почти не встречаются. Судя по очень немногочисленным находкам, в этом бассейне обитали организмы, распространенные теперь лишь в холодных арктических морях.

Для первого, собственно морского этапа Балтий­ского моря — Иольдиевого моря характерна фауна хо­лодных и соленых водоемов. Свое название этот бассейн получил по названию моллюска, чаще всего встречаю­щегося в его отложениях: Yoldia arctica. В иольдиевых отложениях находятся раковины моллюсков, теперь жи­вущих в прибрежных водах Гренландии и Испании: Buccinum groenlandicum, Pecten islandicus.

Следующий этап в истории Балтики — пресноводное Анциловое озеро, названное по имени моллюска Ancylus fluviatilis. He менее характерен для анциловых отложе­ний и другой пресноводный моллюск — Radix ovata.

Судя по комплексу анциловой фауны, воды Анцило­вого озера были пресными и теплыми. Так, Ancylus flu­viatilis в настоящее время не переносит солености, боль­шей чем 2—3‰. Остальные анциловые моллюски — ти­пичные пресноводные. По данным эстонской исследова­тельницы X. Кессел, температура воды в Анциловом озере должна была быть близка к современным темпе­ратурам Таллинской бухты: в самое теплое время года в августе 16° на поверхности и 3° на дне.

Резко изменяется состав фауны моллюсков в отло­жениях следующего этапа балтийской истории — Литоринового моря. Название происходит от названий двух моллюсков: Litorina litorea и Litorina saxatilis. Для литориновых отложений, кроме того, характерны рако­вины Cardium edule, Macoma baltica, Mytilus edulis. Судя по составу фауны моллюсков, воды Литоринового моря были более солеными, чем воды современного Балтийского моря: порядка 8—18‰. Литориновые во­ды были на несколько градусов теплее современных.

Условия так называемого послелиторинового этапа Балтики характеризуются некоторым опреснением воды по сравнению с литориновым временем. Для Лимние­вого моря характерен моллюск Limnaea stagnalis, видимо, обитавший в опресненных бухтах. Примерно 500 лет тому назад в Балтике появился моллюск мидия (Муа arenaria), давший название самому молодому этапу балтийской истории (Мидиевому морю) (рис. 4). Еще более точное восстановление условий различ­ных этапов голоценовой истории Балтики достигается при помощи изучения диатомовых водорослей — диато­мового анализа.

Основные моллюски Балтики...

Основные моллюски Балтики…

Этот анализ сводится к определению и подсчету диа-томей, найденных в осадках древних балтийских бассей­нов. Диатомовые водоросли имеют твердый панцирь из кремнезема; панцирь сохраняется, когда сама во­доросль умирает, — под микроскопом прекрасно видны все детали структуры панциря.

Диатомеи живут и в современных водоемах, причем для каждой водоросли точно известны та глубина, температура, соленость воды, при которых она могла жить. Изучая древние диатомовые Балтики, можно до­вольно четко определить характеристики различных этапов балтийской истории.

Для каждого из этапов балтийской истории извест­ны определенные комплексы диатомеи. Они позволяют, с одной стороны, точно определить, к какому этапу от­носятся те или иные морские осадки, а с другой — каки­ми свойствами характеризовались эти этапы.

В отложениях Балтийского ледникового озера мало диатомовых водорослей (рис. 5). По отдельным наход­кам можно сказать, что ледниковое озеро населяли диа­томеи, которые теперь обитают в холодных и пресных озерах — высоко в горах или на Крайнем Севере: Cocconeis disculus, Campylodiscus noricus, Gyrosigma attenuatum и др.

Основные диатомовые водоросли Балтики...

Основные диатомовые водоросли Балтики…

Немного диатомеи известно и из отложений Иольдиевого моря: Rhabdonema arcuatum, Diploneis interrupta, D. subcincta. Они теперь живут в прибрежных ча­стях холодных и солоноводных морей.

Резко увеличивается содержание диатомеи в осад­ках Анцилового озера. Среди них преобладают диатомеи пресных водоемов. Наиболее характерна Melosira arena­ria, живущая на песчаном дне крупных озер, в прибреж­ной части. Характерна также и Gomphocymbella ancili, обитатель альпийских озер. Судя по составу диатомо­вых, воды Анцилового озера стали значительно теплее, чем они были на более ранних стадиях Балтики.

Очень характерны диатомеи Литоринового моря. Для литориновых отложений характерны такие диато­мовые, как Campylodiscus clypeus, Campylodiscus eche­neis, Nitzschia scalaris, Terpsinoe americana, Melosira jurgeusii и др. Основная особенность диатомовой флоры Литоринового моря — ее тепловодный и солоноводный характер. Многие из литориновых диатомеи теперь живут в теплых и соленых водах Средиземного моря. Интересно, что западные районы Литоринового моря ха­рактеризовались большим содержанием океанских диатомей; в то же время близ устьев больших рек жили мно­гочисленные пресноводные виды.

Послелиториновое время характеризуется постепен­ным опреснением Балтики, особенно в прибрежных уча­стках. Это отражается в составе диатомовой флоры: Melosira ambigua, Stephanodiscus astraea, Fragillaria leptostratum и др.