Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Австралийцы не оставляли мысли обосноваться на антарк­тическом континенте. Но не было подходящего корабля, чтобы пробиться к берегу через ледовый пояс.
Тем временем руководитель Антарктического отдела при ми­нистерстве иностранных дел Австралии Филипп Лоу тщательно готовился к высадке на континент.
В 1950 году он участвует в плавании на судне «Норсель» в качестве австралийского наблюдателя в Норвежско-британско-шведской экспедиции. Лоу так пишет об этом:
«Опыт, который я приобрел на теплоходе «Норсель» за вре­мя его долгой и трудной борьбы с паковым льдом, и знания, приобретенные мной при наблюдении за постройкой базы Мод­хейм, позднее оказались очень ценными».
В 1952 году Лоу узнал, что датская судостроительная ком­пания «Лоуритцен и Сын» строит небольшой ледокол. Оказалось возможным зафрахтовать его на 1954 год.

Станция Моусон
В 1953 году австралийское правительство одобрило план ор­ганизации станции на континенте. Много внимания было уделено выбору места. Наиболее доступными казались два отдаленных друг от друга участка побережья — Земля Георга V и Земля Мак-Робертсона. Но вблизи Земли Георга V уже обосновались французы. Второй район был почти совсем не изучен. Кроме того, Земля Мак-Робертсона лежит в зоне максимума полярных сияний, а австралийцы уже получили на своих островных стан­циях интересные материалы о связи состояния ионосферы с по­лярными сияниями и магнитными явлениями. Геофизики выска­зались за продолжение этих исследований на континенте, и во­прос был решен в пользу Земли Мак-Робертсона. Место созда­ния станции было выбрано по американским фотоснимкам 1947 года.
Датским судном «Киста Дан», на котором отправилась ав­стралийская экспедиция, командовал капитан X. С. Петерсен. Руководителем экспедиции был Филипп Лоу.
Старшим на новой станции был назначен Роберт Доверс, участник французской экспедиции 1952 года на Землю Адели. Из девяти человек континентальной зимовочной группы пятеро работали ранее в составе АНАРЭ либо на острове Херд, либо на Макуори.
4 января 1954 года «Киста Дан» вышла из Мельбурна в антарктический рейс. В ее трюмах находилось около 500 тонн продовольствия и материалов, на палубе были укреплены два не­больших разведочных самолета типа «Остер», в каютах кроме датской команды разместилось 25 пассажиров, включая 10 чело­век смены зимовщиков на острове Херд.
Ледокол зашел сначала на остров Херд. Здесь был выгру­жен годовой запас продовольствия, произведена смена состава и взяты ездовые собаки. Затем судно пошло к Кергелену, где на борт погрузили топливо, закупленное у французов, и где к авст­ралийской экспедиции присоединился французский наблюдатель.
Только отсюда «Киста Дан» легла на курс к Антарктиде. На подходах к предполагаемому месту высадки плавучие льды ока­зались разреженными и не составили трудностей для плавания, но берег окаймлял пояс невзломанного припая шириной около 40 миль.
«Киста Дан» подошла к кромке припая 1 февраля. Попытки пробить корпусом канал окончились неудачей. Но вскоре разра­зился сильный шторм, и припай был взломан.
11 февраля корабль вошел в подковообразную бухту. Берега бухты были сложены темно-коричневыми скалами, свободными от снега; к востоку и западу от обнаженных скал простирались ледяные обрывистые берега. Место для станции было удобным, и 13 февраля 1954 года австралийцы в знак основания станции подняли на берегу бухты флаг. Станцию назвали Моусон в честь ветерана-полярника, ставшего национальным героем Австралии. Станция расположена на 67О36′ южной широты и 62°53′ восточ­ной долготы. В первый год из щитов было собрано три домика. 23 февраля «Киста Дан» покинула гавань и направилась к восто­ку. На зимовку осталось девять человек во главе с Доверсом.

Походы вдоль берега и в глубь континента
В мае 1954 года Доверс решил совершить путешествие вдоль берега к востоку для обследования побережья и определения точных координат приметных скал, расположенных примерно в 200 километрах от станции. Казалось, что припай вдоль берега надежный и в этом году больше не взломается. Поэтому Доверс вместе с геологом Стайнером, радистом Сторером и плотником Харви отправились на двух вездеходах по ровному припаю вдоль берега. Каждый вездеход тащил сани со снаряжением, горючим и походный домик на санях. При подходе к цели — обнаженно­му скалистому утесу, носящему название Скаллин Монолит, пу­тешественников застал жестокий шторм. Волнением, идущим из открытого к северу моря, припай начало взламывать. Вездеходы с трудом перебирались с льдины на льдину. Благодаря водоне­проницаемому корпусу эти машины не тонули в воде.
Неистовыми порывами ветра разметало значительную часть снаряжения, двери одного из вездеходов вырвало, в него попала вода, и он затонул.
К счастью, шторм стал ослабевать, и путешественникам уда­лось выбраться на ледяной барьер. Значительная часть снаря­жения погибла, а до скалистого утеса оставалось еще около трех километров.
Три недели пережидали здесь австралийцы, пока море вдоль берега не сковало морозом. При сложившейся ситуации продол­жать путешествие было невозможно, и группа на уцелевшем вез­деходе вернулась на станцию.
Антарктической весной 1954—1955 года зимовочная груп­па совершила два длительных похода: один вдоль берега на запад, другой — в глубь континента, на юго-восток от станции Моусон.
В западном походе на собачьих упряжках участвовали началь­ник зимовки Доверс и французский наблюдатель Георг Шварц. В 100 километрах от Моусона они обнаружили под прикрытием ледникового языка колонию императорских пингвинов. До тех пор в Антарктике было известно пять мест, куда императорские пингвины собирались на зиму выводить птенцов. Теперь была найдена шестая колония. Впоследствии стали известными еще не­сколько колоний. Обычно такие колонии располагаются на устой­чивом припайном льду, под прикрытием неподвижных айсбергов или ледникового языка, но в 25—30 километрах от устойчивой полыньи. К этой полынье пингвины совершают путешествия. В морской воде они набивают свои объемистые зобы морскими рачками. Этого запаса им хватает, чтобы длительное время кор­мить отрыгнутой пищей свое потомство.
Доверс и Шварц, путешествуя по припаю вдоль берега, сна­чала увидели вереницы пингвинов. Некоторые из них шли от берега к заприпайной полынье, другие — в обратном направлении. Повернув по этой тропе к берегу, они и обнаружили новую колонию.
Конечной целью Доверса и Шварца являлось обследование залива Эдуарда VIII, расположенного почти в 300 километрах от станции и открытого в 1936 году. Тогда этот залив видели издалека. Доверс же и Шварц прошли к вершине залива, опре­делили его очертания и размеры.
После возвращения из западного похода Доверс 13 декабря 1954 года отправился в новое путешествие на вездеходе и со­бачьей упряжке в глубь континента. С ним были Саммерс и Стайнер.
В прибрежной зоне исследователям пришлось преодолеть опасную зону трещин, затем они стали подниматься по снежно­му склону антарктического ледникового щита.

Открытие хребта Чарлза
29 декабря 1954 года австралийцы увидели темные вершины, протыкающие мощный ледниковый панцирь. Это был горный хребет, простиравшийся к юго-востоку до горизонта. Хребет на­чинался в 250 километрах юго-восточнее станции Моусон. Гор­ный массив австралийцы назвали именем принца Чарлза. По­смотрев издали на манящую панораму, партия вынуждена была повернуть обратно: кончалось продовольствие.
Датский ледокол «Киста Дан», зафрахтованный, как и в про­шлом году, австралийским правительством, 7 января 1955 года вышел из Мельбурна с новой сменой зимовщиков. Руководил экспедицией по-прежнему Филипп Лоу, а судном командовал тот же Петерсен. После захода на остров Херд «Киста Дан» на­правилась к берегам Антарктиды. Еще в прошлом году «Киста Дан», возвращаясь после основания станции Моусон, подошла к району холмов Вестфолл. Тогда Лоу и два члена зимовочной партии острова Херд, Шоу и Гвинн, помогавшие строить Моу­сон, высадились на берег и подняли над скалами австралийский флаг. Но время было позднее, погода неустойчивая, и австралий­цы ограничились лишь этой краткой символической высадкой.

Обследование оазиса Вестфолл
Теперь Лоу решил по пути к станции Моусон зайти снова к холмам Вестфолл и произвести более детальное их обследова­ние. Сначала была совершена высадка на Магнитный остров, где путем астрономических наблюдений было определено его точное местоположение, измерены величины магнитного поля и силы тяжести, собраны геологические и биологические образцы.
Затем при помощи вездеходов-амфибий группа австралийцев высадилась на свободный от льда берег, создав здесь временную базу. От этой базы две партии, по пяти человек в каждой, от­правились для обследования оазиса.
Вестфолл-Хеллс — холмистый район, совершенно свободный от снега летом, простирается на площади около 1000 квадрат­ных километров. Длинные фьорды, многочисленные голубые и зеленые озера, обнаженные коричневые скалы представляют весьма живописную и необычную картину на фоне гигантского ледникового щита, поднимающегося за этими холмами к югу. Вода в многочисленных озерах оказалась солоноватой. Прибреж­ные скалы заселены колониями пингвинов Адели. Лоу считает, что летом их сюда собирается не менее двух миллионов штук. Это поистине оазис, но только оазис антарктический, без пышной древесной растительности. Южные склоны холмов покрыты тем­но-коричневой накипью лишайников и темно-зелеными дерно-винками мхов.
1 февраля 1955 года рекогносцировочное обследование хол­мов Вестфолл было закончено, и «Киста Дан» направилась к станции Моусон.
С прибытием «Киста Дан» население на Моусоне возросло. Станция была сильно расширена. К моменту ухода отсюда ледо­кола 1 марта 1955 года здесь насчитывалось уже 18 домиков, а на зимовку осталось 15 человек. В то время это был самыи крупный населенный пункт в Антарктиде.
На станции были продолжены стационарные метеорологиче­ские и геофизические наблюдения, начаты специальные исследо­вания космических лучей и полярных сияний. Кроме того, на горе Гендерсона, в 18 километрах к югу от станции, и на острове Эттерскьера, в 12 километрах к северу от станции, были уста­новлены метеорологические автоматические станции. Возглавлял зимовку Д. М. Бичервайз, руководивший в 1953 году зимовкой на острове Херд.
В 1955 году австралийцы на вездеходах и собачьих упряжках совершили многочисленные исследовательские походы общей протяженностью более 2500 километров. Еще зимой группа из шести человек посетила колонию императорских пингвинов, открытую в предыдущем году.
Но главной целью зимовки Бичервайза было изучение гео­логического строения хребта Чарлза, виденного издали Доверсом и его товарищами.

Геологические исследования в горах
1 ноября 1955 года Бичервайз, геолог Крон, геодезист Лей-си, механик Говлет, радист Маклин, плотник Ридделл и метео­ролог Шоу отправились на двух вездеходах в глубь континента. Сначала они прошли 200 километров от Моусона. Здесь вблизи первой горы, названной пиком Доверса, они создали склад. За­тем вернулись на Моусон и во втором походе прошли 400 кило­метров от станции в северную часть хребта Чарлза, выполняя на всем маршруте геологические исследования и геодезическую съемку. Было установлено, что горы сложены гнейсами.
Вернувшись из этого похода, Бичервайз, Крон и его помощ­ники предприняли поход на юго-запад от станции, посетили горы Дэвида, Массой, Кейси и собрали геологические образцы. Эти горы впервые заметил от берега Дуглас Моусон еще в 1930 году.
В итоге австралийцы приобрели основательный опыт в иссле­дованиях антарктического континента задолго до официального начала Международного геофизического года.