Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Шотландец Брюс, немец Фильхнер и англичанин Шеклтон намеревались пересечь антарктический континент.
Брюсу вообще не пришлось приступить к осуществлению своей идеи, а Фильхнер и Шеклтон потерпели фиаско на первом этапе выполнения своих грандиозных планов.
В 1928 году состоялся первый полет самолета над Антаркти­дой. Хуберт Уилкинс намеревался пересечь Антарктиду из моря Уэдделла в море Росса по воздуху, но это о намерение осуществить также не удалось из-за неблагоприятных условий старта и не­возможности устройства промежуточных баз горючего.
Первое пересечение Антарктиды воздушным путем удалось осуществить американцу Линкольну Элсуэрту.

План полета
Полярная карьера Элсуэрта началась в 1924 году, когда он встретился с Амундсеном. Амундсен искал средства для ор­ганизации полета к Северному полюсу. Элсуэрт сам пришел к норвежцу, предложил деньги и услуги для участия в полете. Этот полет состоялся в следующем году. Затем, в 1926 году, Элсуэрт вместе с Амундсеном совершил трансарктический полет от Шпицбергена до Аляски на дирижабле «Норге».
В одном из своих выступлений Линкольн Элсуэрт говорил, что мечта о полярных путешествиях в нем зародилась еще в 1913 году, когда он был в Лондоне на траурном богослужении, посвященном памяти Роберта Скотта и его славных товарищей. Реальное осуществление мечты стало возможным благодаря по­явлению великого норвежца, нуждавшегося в деньгах для вы­полнения своих смелых планов.
Вопрос о том, соединяются ли море Росса и море Уэдделла, давно занимал умы выдающихся полярных исследователей. За­горелся желанием решить эту проблему и Линкольн Элсуэрт. Имея опыт полетов в Арктике, зная возможности современных самолетов и изучив отчеты о походах во внутренние районы Ан­тарктиды, Элсуэрт пришел к заключению, что почти в любом районе антарктического ледникового купола возможна посадка и взлет самолета на лыжах. Его план был смелым, но простым: лететь с одного конца континента до другого только в хорошую погоду, а при малейших признаках ухудшения погоды садиться и ждать, пока снова не наступит устойчивая летная погода. Суд­но, высадившее летную экспедицию на одном краю континента, должно было пойти на противоположный и там принять на борт летчиков. В этом случае летчикам не нужно было заботиться о запасах горючего на обратный путь.

Две попытки
Свой план Элсуэрт опубликовал в 1931 году, а приступил к его осуществлению в конце 1933 года. В то время когда Берд обследовал на корабле район океана к востоку от моря Росса, Элсуэрт на корабле «Уайет Эрп» прибыл в Китовую бухту. Отсюда он намеревался лететь к морю Уэдделла. Самолет был выгружен на морской лед. Летчики совершили первые испыта­тельные полеты. Но однажды разразился жестокий шторм, лед взломало, и самолет получил настолько серьезные повреждения, что от основного полета в этот сезон пришлось отказаться. Экс­педиция вернулась в Новую Зеландию.
В следующий сезон Элсуэрт решил совершить полет от моря Уэдделла к морю Росса, поскольку более ранний взлом льда в районе Земли Грейама позволял судну подойти к берегу рань­ше, чем у моря Росса. Местом старта был избран остров Десепшен. Но и на этот раз осуществить полет не удалось из-за плохой погоды. «За весь сезон, а мы находились здесь три ме­сяца, — рассказывал Элсуэрт в своем отчете, — мы имели ме­нее двенадцати часов летной погоды». 3 января 1935 года са­молет сделал попытку начать полет, но из-за плохой погоды вер­нулся обратно. Решили попытать счастье с восточной стороны Земли Грейама — использовать для старта остров Сноу-Хилл. По пути сюда судно попало в тяжелые льды и с трудом освобо­дилось.
В ноябре 1935 года «Уайет Эрп» в третий раз доставил экс­педицию в Антарктику, теперь к острову Данди, расположенному на 80 миль севернее Сноу-Хилла. Элсуэрта в этом рейсе сопро­вождал Хуберт Уилкинс.
В качестве пилота Элсуэрт пригласил опытного канадского летчика Герберта Холлик-Кеньона.
21 ноября 1935 года Элсуэрт и Холлик-Кеньон в ясную пого­ду вылетели на юг, но вынуждены были вернуться из-за неис­правности топливного бака.

Старт
23 ноября 1935 года «Полярная звезда» — так назвал Эл­суэрт свой самолет — благополучно стартовала. Элсуэрт, испол­нявший обязанности штурмана, проложил курс к морю Росса по дуге большого круга. Была ясная погода. Самолет летел вдоль восточных берегов Земли Грейама.
Крайняя западная часть моря Уэдделла была свободна от льдов на 300 миль к югу — явление необычное для этого вре­мени года, особенно для моря Уэдделла. Примерно через 600 миль они увидели покрытый льдом узкий канал, который Элсуэрт опознал как пролив Стефансона, открытый Уилкинсом во время полетов в 1928 году. Впоследствии было установлено, что это глубокий залив. Пролетая над этим местом, Элсуэрт от­метил: «мы не смогли установить, является ли он действитель­но проливом, соединяющим море Уэдделла с морем Беллинсга­узена, или же это был всего лишь глубокий фьорд, хотя мы и поднялись на высоту более 13 000 футов».
За 70-й параллелью самолет пересек высокий горный хребет. Острые горные вершины среди белого царства снега и льда бы­ли величественны. Элсуэрт назвал эти горы Этернити (Веч­ность).
В первые часы полета с судном поддерживалась постоянная двухсторонняя связь, а затем передатчик вышел из строя. До ко­рабля было 1000 миль, до Китовой бухты — 1300 миль. Но летчики решили продолжать полет. Пролетев 80° западной дол­готы, Элсуэрт сбросил американский флаг и назвал пространства Антарктиды, заключенное между 80 и 120° западной долготы, Землей Джемса Элсуэрта, в честь своего отца.
Вскоре слева по курсу появился изолированный горный хре­бет, который получил название «Сентинел» (Часовой) — види­мо, он напоминал Элсуэрту одинокого часового, охраняющего по­кой этого беспредельного высокогорного плато. Центральную вершину этого хребта Элсуэрт назвал в честь своей жены горой Мэри Луизы Улмер. Далее по курсу снова расстилалась белая снежная пустыня, лишь к югу вдали на горизонте выделялось темное пятно. Может быть, это были горы, а может быть и облака?

Пять посадок в белой пустыне
Самолет находился в воздухе уже около 14 часов, когда ви­димость стала ухудшаться. Необходимо было садиться, пока еще можно было выбрать более или менее ровную площадку. Летчик удачно посадил самолет. Это была первая из посадок — лагерь № 1.
Элсуэрт определил по солнцу место посадки: 79° 15′ южной широты и 102° 35′ западной долготы.
Часть плато высотой около 2000 метров над уровнем моря где они находились, Элсуэрт назвал именем своего товарища по перелету — плато Холлик-Кеньона.
Через 19 часов они взлетели. Было тихо, но видимость оказа­лась настолько плохой, что через полчаса самолет снова совер­шил посадку. В лагере № 2 они просидели трое суток.
27 ноября «Полярная звезда» поднялась в воздух, но че­рез 90 миль снова вынуждена была сесть из-за тумана Вскоре после посадки разыгралась пурга, продолжавшаяся несколько дней.
День за днем лежали летчики в палатке в спальных мешках слушая завывание ветра. С каждым днем все больше и больше заносило самолет.
1 декабря ветер стих. Понадобились многие часы напряжен­ного труда, чтобы откопать самолет и очистить кабину от снега 3 декабря они попытались завести мотор, но перегорело магнето Положение казалось безнадежным. На следующий день Холлик-Кеньон присоединил радиобатареи к стартеру, и мотор завелся. Самолет взлетел и лег на курс.
Небо посветлело и осветилось золотым сиянием. Погода улучшалась. Плато постепенно снижалось. По расчетам, до Литл-Америки им оставалось полтораста миль. Но нужно знать точ­ное местоположение. Иначе можно отклониться в сторону, ока­заться над морем, а горючего в баках оставалось катастрофиче­ски мало. Скорость самолета оказалась меньше расчетной. Они сели и определились. Координаты лагеря № 4 оказались 79° 29′ южной широты и 153° 27′ западной долготы. Летчики были на территории, которую недавно обследовала экспедиция Берда.
5 декабря «Полярная звезда» взлетела и через 50 минут была над северным краем острова Рузвельта. На юге синело море — в южной части моря Росса льда не было. Через 15 минут горючее в баках кончилось, и они вынуждены были совершить пятую посадку — последнюю на перелете. Где-то здесь побли­зости, по расчетам Элсуэрта, должна находиться покинутая ба­за Ьерда — Литл-Америка. Дул юго-восточный ветер и налетали шквалы снега, видимость была весьма ограниченной.
О декабря летчики с крыла самолета увидели на северо-запа­де холм. Что это, торос? А может быть здание, занесенное сне­гом? Они пошли в этом направлении, но через два часа убеди­лись, что это был лишь обман зрения. Пришлось вернуться к самолету.

Поиски Литл-Америки
9 декабря путешественники с небольшими санями и десяти­дневным запасом продовольствия отправились на более основа­тельные поиски.
Пройдя безрезультатно девять миль по мягкому снегу, они оставили сани и вернулись к самолету, чтобы взять палатку и секстан для определения своего местоположения.
В лагере № 6 после отдыха определили координаты: 78° 38′ южной широты и 163° 20′ западной долготы — они находились в 12 милях к югу от Китовой бухты. Начались долгие и утоми­тельные поиски Литл-Америки. Видимость была плохой, и приш­лось немало походить, прежде чем они набрели на два полузане­сенных снегом трактора на барьере. Это было 15 декабря. Те­перь путешественники уже уверенно отправились на базу. По­дойдя к ней, они увидели только радиомачты и печные трубы, возвышавшиеся над строениями. Откопав вход в тоннель, лет­чики поселились в одном из домов. Здесь было все необходимое для жизни: уголь для отопления, обильные запасы продуктов на складе. Летчики стали с нетерпением дожидаться прихода своего судна, которое после их вылета должно было идти за ними на другую сторону континента.

Счастливый конец
Ровно через месяц, 15 января 1936 года, Элсуэрт и Холлик-Кеньон услышали рокот мотора над головой. Они выскочили и сквозь туман увидели спускающийся парашют. К парашюту был привязан контейнер с продуктами и письмо от капитана Хилла, командовавшего английским исследовательским судном «Диска-вери-П», которое прибыло в этот день в Китовую бухту.
В тот момент, когда оборвалась связь с самолетом Элсуэрта, океанографическая экспедиция на «Дискавери-Н» работала в водах недалеко от Австралии. Комитет «Дискавери», прервав плановые работы по приказанию правительств Великобритании, Австралии и Новой Зеландии, направил корабль в море Росса на поиски летчиков.
Тем временем судно Элсуэрта «Уайет Эрп» после вылета «Полярной звезды» направилось в Чили. Здесь на борт судна был погружен спасательный самолет, доставленный из Канзас-Сити.
Затем «Уайет Эрп» снова пошел в Антарктику к острову Шарко, намереваясь создать здесь аварийный склад и резерв­ную базу для поисков экипажа «Полярной звезды». Но погода в районе острова Шарко была плохой, и поэтому Уилкинс решил здесь не задерживаться. Судно направилось на запад вдоль кромки льдов, а затем к Литл-Америке.
«Уайет Эрп» пришел в Китовую бухту через пять дней после «Дискавери-П». Поручив команде судна доставить и погрузить на борт «Полярную звезду», Элсуэрт отправился на борту «Дис­кавери-П» в Австралию. Он спешил оповестить мир о своей победе.

Еще одно испытание счастья
В 1938 году Элсуэрт в четвертый раз отправился на судне «Уайет Эрп» к берегам Антарктиды. Курс был проложен в юж­ную часть Индийского океана. Убедившись в возможности по­садки самолета на лыжах на антарктическом плато при перелете от Земли Грейама к морю Росса, Элсуэрт решил совершить вто­рой трансконтинентальный перелет от Индийского океана до мо­ря Росса.
Ледовые условия в тот год были исключительно тяжелыми. Еще за 1500 километров от берегов Антарктиды была встре­чена северная кромка плавучих льдов. 45 дней пробивалось не­большое судно через пояс тяжелых льдов и только в начале ян­варя 1939 года приблизилось к берегам Антарктиды. Элсуэрт считал, что благоприятное для полета время было упущено, поэ­тому он решил ограничиться разведывательным полетом в глубь континента.
11 января 1939 года на небольшом лыжном самолете Элсу­эрт и пилот Лимбарнер взлетели с морского припая в точке 68° 30′ южной широты и 79° восточной долготы и полетели на юг прямо по меридиану. Элсуэрт надеялся увидеть здесь вели­чественные горные хребты, но, к его удивлению, сразу же за барьером к востоку, западу и югу простиралась однообразная белая пустыня и голубое безоблачное небо. Склон ледникового купола круто поднимался к югу, и всего лишь в 400 километрах от берега высота поверхности была уже около 3000 метров над уровнем моря. На 72° южной широты Элсуэрт, как и в прежних полетах, сбросил цилиндр с американским флагом и запиской, извещающей, что «область южнее 70° на расстоянии 150 миль к востоку, 150 миль к западу от линии полета, а также 150 миль к югу от 72° южной широты и 79° восточной долготы» является собственностью Соединенных Штатов. Эту область, представ­ляющую собой часть Земли Принцессы Елизаветы, Элсуэрт назвал Американским нагорьем. От 72° южной широты самолет лег на обратный путь и благополучно совершил посадку.
В районе побережья были обследованы выходы горных пород и собраны геологические образцы, после чего «Уайет Эрп» по­кинул антарктические воды.