Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Борьба за Фолклендские острова
В юго-западной части Атлантического океана, к востоку от Магелланова пролива, на 51—53° южной широты расположены Фолклендские острова. В северном полушарии это широта Лон­дона, Курска, Воронежа.
Климат Фолклендских островов значительно суровее, чем в соответственных северных широтах. У островов проходит холод­ное океаническое течение. На скалистых возвышенностях произ­растают лишайники, и только в понижениях, защищенных от за­падных холодных ветров, — заросли карликовой березы, ивы и многолетних трав. Животный мир здесь представлен главным образом птицами, любящими прохладную погоду, — пингвина­ми, альбатросами, буревестниками.
Острова были открыты английским пиратом Дэвисом в 1592 году.
В 1763 году французский мореплаватель Бугенвиль основал здесь поселение, а в 1767 году Франция передала острова Испа­нии. В начале XIX века Фолкленды захватила Аргентина. Но в 1833 году аргентинцы были изгнаны отсюда англичанами. С тех пор Фолклендские острова и единственный городок на них Порт-Стенли являются основной опорной базой Англии, ее политическим центром в юго-западной части Атлантического океана. Англия считала, что и другие острова в этой части океа­на принадлежат ей, поэтому администрация Фолклендских ост­ровов выдавала лицензии различным китобойным, тюленебой­ным и рыболовным компаниям других стран.
Так, в 1905 году чилийская исследовательская компания, получив английскую лицензию, предприняла попытку разведе­ния овец на Южной Георгии. Но попытка оказалась неудачной —. овцы не вынесли сурового океанического климата и погибли. В более умеренном климате на самих Фолклендских островах раз­ведение овец было весьма доходным занятием.
Позднее лицензии были выданы аргентинской рыболовной компании, которая занималась промыслом морских слонов, а также норвежским китобойным компаниям — на промысел ки­тов, их разделку и хранение китового жира на островах. Исполь­зуя английскую лицензию, норвежская китобойная фирма «Гек­тор и К°» создала в 1912 году береговую базу на острове Десеп-шен, которая просуществовала до 1931 года.
В 1921 году по английской лицензии норвежцы создали бере­говую китобойную станцию на острове Сайни (Южные Оркней­ские острова).
Чтобы закрепить территориальные притязания, Англия 21 июня 1908 года объявила «зависимой землей», т. е. колонией, под управлением администрации Фолклендских островов сле­дующие антарктические земли: Южная Георгия, Южные Орк­нейские, Южные Сандвичевы, Южные Шетландские острова и Землю Грейама.
На созданные другими странами базы Англия направляла своих чиновников-резидентов: в 1909 году — на базу Грютвикен (Южная Георгия), в 1910 году — на Десепшен (Южные Шет­ландские острова). Резиденты жили там в течение летних кито­бойных сезонов.

Захват других территорий
Еще раньше, в 1900 году, Англия учредила Управление губернаторства Тасмании с включением в него антарктического острова Макуори.
В 1908 году английское правительство аннексировало остро­ва Принс-Эдуард, расположенные к югу от Африки.
Вслед за Англией в Антарктику поспешила Франция, заняв­шая острова Кергелен, расположенные в южной части Индий­ского океана.
В ноябре 1908 года здесь, в бухте Жанны Д’Арк, была осно­вана китобойная и тюленебойная станция, работавшая с переры­вами до 1929 года.
В 1912 году была учреждена Французская генеральная ком­пания островов Кергелен, Сен-Поль и Амстердам.
Английское правительство в 1910 году объявило своей тер­риторией остров Херд, лежащий к юго-востоку от Кергелена, и выдало норвежской китобойной компании Сандефьорд лицен­зию на его использование.
Первая мировая война, докатившаяся до южного полушария, наглядно показала военно-стратегическое значение антарктиче­ских островов.
28 марта 1917 года английским королевским указом объяв­лялось, что к колонии Фолклендских островов относятся все острова и территории между 20 и 50° западной долготы к югу от 50-й параллели и от 50 до 80° западной долготы к югу от 58-й параллели до Южного полюса.
В 1923 году Англией была основана так называемая колония Росса — район к югу от 60-й параллели между 150° западной долготы и 160° восточной долготы до Южного полюса. Эта никем не населенная «колония» была передана под управление новозе­ландского правительства. Премьер-министр Новой Зеландии наделялся полномочиями главы антарктического магистрата и назначен его главным судьей.
Правительство Франции декретом от 27 марта 1924 года объявило свои исключительные права на разработку недр, охоту и рыболовство на Земле Адели (границы этой Земли были уста­новлены позднее, в 1938 году, между 136 и 142° восточной дол­готы) и на островах Крозе.
Декретами от 2 апреля и 21 ноября 1924 года французское правительство закрепило также прежние притязания на острова Кергелен, Сен-Поль и Амстердам. Все эти земли тогда же были переданы под управление генерал-губернатора Мадагаскара.
Аргентинское правительство, хотя и не признавало прав Англии на ее антарктические владения, включая и Фолклендские острова, но впервые сформулировало свои притязания на Южные Оркнейские острова в 1925 году, на Южную Георгию -— в 1927 году.
Норвегия в 1928, а затем в 1930 году объявила суверенитет над островом Буве. В 1931 году королевским указом был объяв­лен суверенитет даже над островом Петра I, открытым русской экспедицией в 1821 году.
7 февраля 1933 года было объявлено о создании Австралий­ской антарктической территории — сектора между 45 и 160° восточной долготы (исключая французскую Землю Адели) с подчинением ее австралийскому правительству.
Таким образом, односторонними актами объявлялись собст­венностью не только незаселенные, но еще совершенно необследо­ванные районы Антарктиды.
Основным экономическим стимулом захвата ледяных берегов Антарктики был китобойный промысел. Владение землями дава­ло преимущественное право промысла в прибрежных водах. Но это было только до тех пор, пока промысел китов базировался на береговые станции. С развитием китобойного промысла в открытом море этот стимул отпал. Однако страсти к за­хвату холодных антарктических земель не угасли. Антарктида привлекала своими потенциальными природными богатствами. Геологи по ряду косвенных признаков утверждали, что недра антарктического континента таят в себе залежи полезных иско­паемых.
В 1934—1935 годах в антарктических водах впервые появи­лась японская китобойная экспедиция, а в 1936—1937 годах первая германская китобойная флотилия.

Германская экспедиция Ритшера
Гитлеровская Германия, готовясь к войне, вынашивала планы захвата Антарктиды как важного военно-стратегического объек­та и возможного источника природного сырья.
Ссылаясь на прежние заслуги немецких полярных исследо­вателей Дригальского и Фильхнера, Германия решила для нача­ла объявить свои права на часть антарктической территории.
В 1938 году на корабле «Швабенланд» водоизмещением 8000 тонн к берегам Антарктиды была направлена германская экспе­диция под руководством Альфреда Ритшера.
К моменту выхода экспедиции в плавание оставались незаявленными два антарктических сектора. Впрочем, на один из них заявили права Берд и Элсуэрт, но они не получили официально­го подтверждения правительства США. Второй сектор — ны­нешняя Земля Королевы Мод; ее берега в ряде мест были об­следованы норвежцами и открыты русскими.
На второй сектор и нацелились немцы.
Хотя экспедиция Ритшера и была секретной, но слухи о ней распространились быстро. Дошли они и до Осло. И вот 14 ян­варя 1939 года, прежде чем немцы увидели с борта «Швабен-ланда» первый айсберг, Норвегия королевским декретом поспе­шила объявить свой суверенитет над антарктическим сектором между 20° западной долготы и 45° восточной долготы до Южного полюса, назвав его Землей Королевы Мод.
Тем временем корабль германской экспедиции подошел к кромке плавучих льдов примерно в районе Гринвичского мери­диана. На борту «Швабенланда» было два гидроплана «Дорнье-Валь», оборудованные для плановой и перспективной аэрофото­съемки. Перед экспедицией была поставлена задача: произвести аэрофотосъемку прибрежной полосы Антарктиды в районе Грин­вичского меридиана.
За семнадцать дней было предпринято семь аэрофотосъемоч-ных полетов и шесть специальных полетов для детального об­следования некоторых, наиболее примечательных мест. Была за­снята и обследована прибрежная зона, лежащая между 11°30′ западной долготы и 20° восточной долготы. Самолеты летали через пояс плавучих льдов в глубь континента до 400—500 ки­лометров. На расстоянии 150—200 километров от берегового барьера была открыта серия горных хребтов с вершинами до 3000—4000 метров над уровнем моря. Хребты простирались па­раллельно берегу.
Вершины и даже склоны гор были свободны от льда, и не­которые из них поднимались над снежно-ледниковой поверхно­стью до 2000 метров. Особенно величественными были горы массива Вольтат — крайней восточной части обследованной тер­ритории; они напоминали гигантские полуразрушенные замки с обширными котловинами между хребтами.
Между массивом Вольтат и береговым ледяным барьером была обнаружена группа низких коричневых холмов с много­численными озерами между ними. Этот район на большой пло­щади был свободен от льда и снега. Район был назван именем Ширмахера, одного из летчиков экспедиции. Сейчас иногда его называют оазисом Ширмахера. Происхождение этого свободного от льда района казалось загадочным и вызвало бурное обсужде­ние среди участников экспедиции. Географ Эрнест Германн, изу­чая фотографии, предположил, что здесь находятся подземные горячие источники, которые растапливают выпадающий снег, подобно тому как это имеет место в области горячих источников Исландии. Метеоролог экспедиции Герберт Регула высказал бо­лее правильное предположение о происхождении таких антаркти­ческих оазисов: по его мнению, они появились вследствие отступания ледника.
На обследуемой территории с самолета через каждые 15— 20 миль сбрасывались специальные марки, выполнявшие роль заявок. В трех небольших свободных от льда бухтах у шель-фовых ледников совершили посадки гидропланы. Группы членов экспедиции поднимались на барьер и водружали флаги, объявляя при этом все прилежащие земли собственностью «Великой Герма­нии». Часть Земли Королевы Мод, обследованная немцами с воздуха, была названа Новой Швабией.
По первоначальному плану экспедиция на «Швабенланде» была лишь рекогносцировочной. Участники экспедиции готови­лись к более обстоятельным исследованиям на следующий год. Но гитлеровское правительство не спешило предъявлять претен­зии на часть Антарктиды, объявленной Норвегией своей собст­венностью.
Гитлеровцы развязали вторую мировую войну, и планы даль­нейших походов в Антарктиду были отставлены. Однако немец­кое командование все же использовало антарктические воды в военных целях.

Позиция США
США, самая мощная империалистическая держава, офици­ально не участвовала в разделе Антарктики. Американское пра­вительство не заявляло о каких-либо территориальных притяза­ниях, хотя Р. Берд и Э. Элсуэрт объявляли обследуемые пространства Антарктиды американской собственностью Они остав­ляли в приметных местах цилиндры с записками, сбрасывали с самолетов государственные флаги, зачитывали декларации и вы­полняли другие традиционные ритуалы, символизирующие не только приоритет открытия, но и право своей страны на данную территорию.
Некоторые влиятельные политические деятели Соединенных Штатов неоднократно выступали с поддержкой действий Берда и Элсуэрта.
Настойчивые требования некоторых политических деятелей предъявить претензии США на антарктические земли, открытые американцами, высказывались еще в 1924 году. В то время Франция уже объявила свое право на Землю Адели, но амери­канцы считали этот акт незаконным, мотивируя тем, что этот берег Антарктиды был открыт экспедицией Уилкса почти 100 лет назад.
Официальная точка зрения правительства по этому вопросу была высказана тогдашним государственным секретарем Чарл­зом Хьюзом. Он заявил в 1924 году, что «открытие неизвест­ных человечеству земель и формальное объявление о владении ими не дает права на суверенитет, если за открытием не после­довало их фактического заселения». Такой позиции США при­держивались до 1939 года.
Активность немцев в Антарктике, объявление норвежцами суверенитета над огромной территорией, в десять раз превышаю­щей размеры самой Норвегии, неоднократные заявления Анг­лии, Франции, Австралии, Новой Зеландии о правах на антар­ктические земли заставили американское правительство пере­смотреть свои позиции. Государственный департамент в докладе президенту Ф. Рузвельту заявил о необходимости усиления по­зиции США в полярных районах, в том числе и в Антарктике, мотивируя это экономическими и главным образом военно-стра­тегическими интересами.
В 1939 году правительством США была создана специаль­ная Антарктическая служба, на которую возлагалось «изучение и обследование естественных ресурсов антарктических райо­нов». Президент Ф. Рузвельт назначил Р. Берда руководителем этой Службы.
Таким образом, через 100 лет после правительственной экс­педиции Уилкса антарктические исследования снова перешли в руки американского государства.
Антарктическая служба формально была включена в состав департамента внутренних дел, но фактически она являлась коор­динационным центром, объединяющим усилия военного и воен­но-морского департаментов правительства США.
Было решено организовать большую правительственную экспедицию, первоначальной целью которой намечалось создание постоянных баз и обследование тех районов Антарктиды, где американцы имеют больше всего прав.
Берду как руководителю этой экспедиции президент Рузвельт поручил сосредоточить усилия на описании наименее изученной части Антарктиды между 78 и 148° западной долготы. В пись­менной инструкции от 25 ноября 1939 года президент предписы­вал следующее:
«Члены Службы обязаны предпринимать соответствующие шаги, такие, как сбрасывание письменных заявок с самолетов, оставление подобных записок под каменными знаками и т. д., что может в будущем явиться основанием для объявления суве­ренитета от имени правительства Соединенных Штатов. Каждый такой акт должен быть тщательно зафиксирован. Однако объ­явления о таких актах могут быть сделаны только с разрешения государственного секретаря США».
Кроме захватнических целей и географических исследований перед новой антарктической экспедицией США ставилась за­дача испытания различных видов вооружения и снаряжения в полярных условиях.