8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Шёйхцер в Швейцарских Альпах
Цюрихский натуралист Иоганн Якоб Шёйхцер был по об­разованию медик, по профессии — преподаватель математи­ки, по «сердечному влечению» — географ, геолог и палеонто­лог. (Он нашел и описал много видов ископаемых животных и растений). Шёйхцер впервые в 1702—1711 гг. многократно применял барометр для определения высот Швейцарских Альп. Он убедительно показал взаимосвязь между формой и составом гор. В 1702—1728 гг. он изучал ледники Швей­царских Альп и установил, что они движутся. Эти первые научные исследования ледников помогли впоследствии О. Б. Соссюру заложить основы гляциологии.
В 1712 г. Шёйхцер составил крупномасштабную «Новую географическую карту Гельвеции» на основе собственных съемок и барометрических определений высот, лучшее в то время изображение Швейцарии. В 1723 г. он открывает новую эру изучения высокогорных областей своим четырехтомным трудом «Пути через альпийские районы Гельвеции». И он первый дал описание складчатости, изучив смятие горных пород в складки на берегах Урнер-Зе (юго-восточная часть Фирвальдштетского озера).
Исследования Альп с легкой руки Шёйхцера стали мод­ными. Заметную роль в этом сыграли его «Пригласительные письма к изучению природных чудес, находящихся в Швей­царии», написанные в новой для того времени манере.

Соссюр в Западных Альпах и первое восхождение на Монблан
В 1758 г. юный швейцарец О рас Бенедикт Соссюр, увлек­шись географией и геологией, начал изучать горы близ своей родной Женевы. В 1759 г. он 15 дней провел в самой высокой части Юры, поднялся на одну из вершин, Ла-Доль, и точно определил ее высоту. Позднее Соссюр установил, что «…не­сколько параллельных цепей, разделенных долинами и нося­щих различные имена», следует рассматривать «как про­должение Юры», объединяя под этим названием все горы, простирающиеся вдоль западной границы Швейцарии на северо-восток от долины прорыва Роны до поворота на север Рейна, за которым начинается Шварцвальд. Длина Юры — около 250 км, ширина в средней части — около 65 км (цифры, близкие к оценкам Соссюра). «Юра,— писал он,— хотя и отделена долиной шириной в несколько лье от Альп, но мо­жет рассматриваться как их передовые горы». В этом его убедили два факта: «Юра почти параллельна Альпам… Ее более высокая полоса расположена ближе к Альпам, и [горы] понижаются по мере удаления от Альп…»
В 1760 г. Соссюр впервые поднялся к верховью реки Арв (100 км), левого притока Роны,— к ледникам долины Шамоий, у северо-западного подножия массива Монблан… и «за­болел» Альпами: «С тех пор я не пропускал ни одного года, чтобы не выполнить [какой-либо] маршрут для изучения гор». Свое «завоевание» Альп Соссюр проводил, как опытный полководец, планомерно и расчетливо. Сначала он обследо­вал и описал невысокие горы к югу от Женевского озера, между рекой Арв и верхней Роной, так называемые Савойские Предальпы. Эти предварительные исследования помогли ему дать правильную характеристику рельефа всей горной области к югу от Лемана (Верхняя Савойя): «Альпы, к которым принадлежат и эти горы, состоят из многих почти параллельных цепей, разделенных параллельными же доли­нами. Общее направление этих цепей северо-восточное, но на отдельных участках имеются отклонения».
Соссюр обследовал центральный, более высокий участок Савойских Альп, цепь Репозуар (длина 40 км, верши­на Персе, 2752 м). Через несколько лет (в 1780 г.) он изучил котловину озера Аннеси, а к югу — участок правобережья реки Изер, где простирается западная меловая цепь француз­ских Предальп — почти меридиональные горы Бож (на севере) и Гранд-Шартрёз (на юге); границу между ними он установил правильно.
В разные годы Соссюр трижды обошел кругом массив Монблан, эту «природную крепость, подступы к которой за­щищены почти со всех сторон». Он описал ледник Аржантьер на северо-востоке массива, спускающийся с одноименного пика (3905 м), и юго-восточные ледниковые языки массива, сползающие в узкую долину одного из верховьев реки Дора-Бальтеа (приток По). С севера над ней «величественно гос­подствует» массив Монблан, высочайший участок водоразде­ла систем По и Роны.
Соссюр обследовал северную часть Грайских и юго-запад­ные склоны Пеннинских Альп, пройдя 120 км по долине Дора-Бальтеа до выхода реки из гор у 80° в. д. В 1783 г. он изучал оба склона Лепонтинских Альп. Поднявшись по доли­не Ааре (левый приток Рейна), он достиг ее истоков (В 1790 г. Иоганн Георг Траллес, составляя карту кантона Берн, за­вершил исследование пересекающей Швейцарское плоскогорье Ааре (295 км). Он точно определил ее истоки в ледниках Бернских Альп и по­ложение озер Бриенцского и Тунского (48 кв. км), через которые проте­кает верхняя Ааре. Он впервые дал также верные контуры Боденского озера (538 кв. км)) и об­следовал ледник близ перевала Гримзель (2165 м). Северо-восточнее он увидел другой ледник, из которого берет начало Рона (3102 м), «не самый большой, но… один из самых кра­сивых в наших Альпах».
Перевалив Лепонтинские Альпы, Соссюр спустился по долине реки Маджа к озеру Лаго-Маджоре. Он, впрочем да­леко не первый, отметил, что изученный им участок Лепон­тинских Альп является водоразделом трех речных систем — Рейна, Роны, По, принадлежащих к трем различным мор­ским бассейнам. От Лаго-Маджоре он вновь поднялся в горы по долине реки Тичино до знаменитого перевала Сен-Готард (2108 м) в тех же Лепонтинских Альпах, район которого счи­тался ранее высшей частью Альп. Но Соссюр, выполнив точ­ные барометрические определения, доказал, что «…если близ перевала Сен-Готард и начинаются реки, текущие отсюда, как из центра, и сбрасывающие свои воды в противополож­ные стороны», то это объясняется не наибольшей абсолютной высотой близких вершин, а их наибольшей относительной высотой над окружающей местностью. («Это открытие не­много уменьшило мое уважение к Сен-Готарду».)
Среди других маршрутов Соссюр а отметим его поездку из Женевы через Турин, Милан, Геную и вдоль Ривьера-ди-Поненте и Лазурного берега к Тулону. Он проследил тогда южные склоны Приморских Альп и Прованских Предальп и дал цифровое выражение «четкого и резкого различия» западных и восточных (обра­щенных к Паданской равнине) склонов Альп, подмеченного еще античными авторами.
Для географии Западной Европы очень важны и опреде­ления высоты снеговой линии в разных высокогорных райо­нах, исследованных Соссюром, его наблюдения над сменой ландшафтов, его промеры глу­бин альпийских озер. А его наблюдения над движением и работой альпийских ледников настолько важны, что именно Соссюра, а не Шёйхцера назы­вают основателем гляциологии. Соссюр выступает вообще как основоположник геологического изучения Альп. Величайшее внимание он уделял строению гор — стратиграфии и текто­нике. В начале своих странствий он мечтал «раскрыть тайну строения Альп». В конце он пришел к пессимистическому вы­воду, что добился только понимания того, как сложна их структура: «В Альпах нет ничего постоянного, кроме их разно­образия».
Мысль покорить вершину Альп с юности преследовала Соссюра. Хотя он и считал в начале своей «альпинистской карьеры» (в 1761 г.), что Монблан неприступен, он опублико­вал заявление, что выплатит «значительное вознаграждение тем, кто найдет доступный [для восхождения] путь и …обещал оплатить все дни, которые будут потрачены на бесплодные попытки…».
Прошло более четверти века, пока — после шести неудач­ных восхождений (перерывы между ними длились иногда более пяти лет) — Соссюр добился заслуженного успеха: в начале августа 1787 г. в сопровождении 19 человек он под­нялся на вершину Монблана. «…Мне казалось, что это сон, когда я увидел под ногами величественные грозные верши­ны… подступ к основаниям которых был для меня [когда-то] так труден, так опасен». Четыре с половиной часа провел Соссюр на вершине, дополняя наблюдения прошлых лет обзором «с птичьего полета». Он заметил, что «горы, простирающиеся к северу от Монблана, кажутся достаточно хорошо связанными между собой и составляют подобия цепей. Мон­блан… образует массив, почти изолированный… Горы Италии и Швейцарии представляются… группами или массивами, разделенными без всякого порядка». Он определил высоту Монблана около 4800 м (по последним данным, 4807 м): «Итак, Монблан является самой высокой горой [Европы]…» В июне 1788 г. он провел 16 дней на леднике Жеан («Ги­гант»), расположенном на восточной стороне Монблана на высоте 3362 м. Это было совершенно новое мероприятие (К тому времени Соссюр уже изобрел ряд приборов для определения, прозрачности воздуха, голубизны неба, температуры воды на различных глубинах и т. д. Он же разработал методику восхождения, впервые приме­нил очки-консервы, специальную одежду и стал, таким образом, основопо­ложником альпинизма).
Покорив Монблан, Соссюр переключился на другой мас­сив — Монте-Роза, в Пеннинских Альпах, у 46° с. ш. В авгу­сте 1789 г. он поднялся выше 4500 м, на один из «гигантских пиков» массива, но не на самый высокий: помешало глубокое ущелье. Высоту двух главных вершин он несколько преуве­личил. Западнее, в тех же Пеннинских Альпах, он измерил высоту еще одного «четырехтысячника» — Маттерхорна (4477 м).
В 1794 г. кровоизлияние в мозг положило конец научной деятельности Соссюра (умер он в 1799 г.). За четверть века изучения Альп Соссюр совершил семь больших путешествий по этой горной стране и четырнадцать раз пересекал ее в раз­ных направлениях. Результаты работы он изложил в восьми­томном труде «Путешествия в Альпах» (В Шамони, где началась исследовательская «альпийская» деятель­ность Соссюра, ему и его постоянному спутнику-проводнику Жаку Бальма установлен памятник). «Это было первое геологическое описание Альп и… первое детальное исследо­вание строения горной области, имевшее огромное значение в развитии геологической науки. «Путешествия»… явились тем образцом научного дневника, на котором в течение многих десятилетий учились и воспитывались крупнейшие исследо­ватели» (В. В. Белоусов).

Акке в Восточных Альпах и на Динарском нагорье
«Отец современной итальянской геологии» Джованни Ардуино в 50-х годах исследовал горы Северо-Восточной Ита­лии. В книге «Наблюдения над физическим строением Вене­цианских Альп» (1759 г.) он среди изученных пород выделил первичные, вторичные и третичные образования: «…Геология обязана Ардуино тройственной классификацией пород земной коры, которая — при всех из­менениях номенклатуры — до­жила до настоящего времени» (А. Гейки).
Врач-бретонец Бальтазар Аккё стал преподавателем ана­томии и хирургии в Любляне. Увлекаясь естественными нау­ками, он в 1777 г. обследовал, начиная от Триестского залива, горы, простирающиеся вдоль 46-й параллели на стыке Сло­венских (Юлийских) Альп и Динарского нагорья, установил юго-во­сточную границу Юлийских Альп и с одной из их вершин увидел, что на севере тянется другой, широтный отрог Альп — хребет Караванке.
От истоков Савы Аккё дви­нулся на восток вдоль Кара­ванке (между 13°40′ и 15° в. д.) и его южных кулис. За 15° в. д. Аккё описал Похорье (до 1543 м), крайний восточный отрог Альп, и другие возвышенно­сти на берегах Дравы до ее выхода на равнину (у 16°20′ в. д.). Повернув на юг, к Саве, он достиг пункта (близ 16° в. д.), где Сава выходит на равнину.
Следуя оттуда на запад, Аккё прошел вдоль южных скло­нов возвышенностей, прилегающих к Купе (правый приток верхней Савы), а за верховьями Купы поднялся на Снежник (1796 м) и решил, что этот массив связывает динарские горы Велика-Капела с Юлийскими Альпами. Он дважды пере­сек Капелу, затем охватил кольцевым маршрутом всю Истрию и поднялся на ее высшую точку (Учка, 1396 м), просле­див южную границу плато Карст (Лабиринты горных ущелий, многочисленные пещеры со сложными ходами, удивительное и таинственное исчезновение и появление речек и даже довольно крупных рек, непонятное наполнение водой озер, не имеющих ви­димых источников питания, — все эти загадочные явления в том крае Западной Словении, который называется Карстом, издавна привлекали вни­мание «сторонних наблюдателей». Но их описания в средние века в подав­ляющем большинстве случаев были фантастичны и всегда антинаучны.
Первым настоящим исследователем интересных явлений, гораздо позже получивших название «карстовых», в этой «колдовской» области был Фи­липп Клювер. Хорошо зная расположение горных долин края, он посетил его в начале XVII в. Клювер живо и четко описал исчезающие воды, мощные источники, пульсирующие озера. Он дал характеристику ряда карсто­вых пещер с чистой и прозрачной водой, особенно в районе села Церкница, в 30 км к югу от Любляны). Повернув на север, он пересек Карст и закончил путешествие в Любляне.
Летом 1779 г. Акке поднялся на Триглав (2863 м, в вер­ховьях Савы) и начал «наступление» на австрийские Восточ­ные Альпы. По долинам верхней Дравы и ее левого притока Мелль он достиг у 13° в. д. ледника и взошел на вершину Хохорн (3254 м). Он отметил, что Хохорн и горы далее к за­паду принадлежат одному хребту — Высокому Тауэрну, на котором виднелись «невероятно большие ледники», спус­кающиеся на северном склоне гораздо ниже, чем на южном.
В 1781 г. Акке прошел вдоль Высокого Тауэрна, на запад от Хохорна, и достиг ледника, спускающегося с «огромной заостренной пирамиды, на вершине которой насажена голо­ва»— горы Гросглокнер (3797 м). Перед этим Акке просле­дил весь Караванке (100 км), изучил его стык с западной, почти широтной цепью Карнийских Альп, описал их склоны на участке в 30 км, отметил, что они шире Юлийских Альп и что северный склон круто обрывается в глубокую долину реки Гайль (правый приток Дравы), а южный посте­пенно снижается к морю.
В 1781 и 1783 гг. Акке на Динарском нагорье проследил хребты Плешевица (60 км), Мала-Капела (80 км), приморский Велебит (135 км, до 1758 м высоты) и лежа­щую между ними «прекрасную равнину» — плато Лика. Он описал карстовый характер Велебита и выявил, что к северу от Мала-Капелы местность сильно понижается и река Купа за большой лукой течет уже по низменности. Оттуда Акке перебрался в область Фриули (на северо-востоке Италии), лоднялся к верховьям рек Тальяменто и Пьяве и прошел до верховьев Дравы вдоль южного склона Карнийских Альп, проследив их на 100 км (из 120).
В местности Кадоре на верхней Пьяве (у 46° с. ш.) Акке заметил высокие, как ему показалось издали, заснеженные горы. «Однако, подойдя ближе, я с удивлением увидел, что они покрыты… пылью, образовавшейся при сильном выветри­вании известняка» (Спустя десять лет Д. Доломье установил, что эта порода сложена неизвестным дотоле минералом (доломитом, см. ниже)). Акке обратил внимание также на харак­терные формы скалистых вершин, «похожих на колоколь­ни»,— первое указание на характер выветривания доломито­вых гор. Продвигаясь на запад, примерно по 46° 30′ с. ш., Акке перевалил мощную цепь (Доломитовые Альпы), отметил ледник, спускающийся с ее высшей точки — Мармолады (3342 м), верно установил, что цепь тянется к юго-западу. Следуя на запад, он достиг по долинам правых притоков верхней Адидже южного подножья массива Ортлес (до 3899 м), с которого во все стороны спускаются ледники.
От Ортлеса Акке перешел через долину верхней Ольо (приток По) (К югу он видел массив Адамелло (до 3554 м), «покрытый лед-ииком, дающим начало мощному водопаду») к верхней Адде и с перевала Априка насладил­ся панорамой прекрасной долины Вальтеллины и Бергамских Альп, вытянутых широкой дугой у 46° с. ш. вдоль левого берега Адды. По Вальтеллине Аккё поднялся к исто­кам, повернул на запад и, обогнув с севера массив Бернила (4049 м), достиг истока реки Инн — озерка в юго-запад­ной части Ретийских Альп. Следуя, как и раньше, близ параллели 46°30′ через «очень высокие гипсовые и алебаст­ровые горы», он добрался до Заднего Рейна и по его долине спустился до устья Переднего Рейна, где обе реки, сливаясь, образуют собственно Рейн.
Рейнская долина в этой части показалась Акке печаль­ной, он вернулся к верхнему Инну и проследил всю долину Энгадин — участок между 46° 30′ — 47° с. ш., где Инн течет через Ретийские Альпы на северо-восток в глубокой трого-вой (то есть некогда обработанной ледниковым языком) до­лине. Пройдя вниз по берегу Инна за Инсбрук, до устья Циллера, Акке поднялся по долине последнего до Циллертальских Альп, где обследовал одну из их вершин (у 47° с. ш.). Несколько севернее он проследил широтные Кицбюльские Альпы, протянувшиеся к востоку от Циллера на 75 км «в виде гигантской стены» вдоль левого берега реки Зальцах (правый, крупнейший приток Инна, 220 км). Еще севернее, на правом берегу Инна, за 47° 30′ с. ш., он кратко описал «очень изолированный, совсем голый бело-серый хре­бет Кайзер» (2344 м), а к востоку от него, в «колене» Зальцаха,— горы Штейнернес-Мер («Каменное море», до 2713 м).
В верховьях реки Энс (320 км, правый приток Дуная) Акке изучил западный участок гор Дахштейн, перевалил, следуя на юг, «главные горы» (хребет Низкий Тауэрн) и попал на верхний Мур (438 км, левый приток Дравы), ис­токи которого он точно определил. С одной из вершин OHI правильно разобрался в орографии этой широтной част» Восточных Альп: к западу протягивается более высокий хре­бет, чем к востоку; первый он назвал Высоким Тауэрном,. второй — Низким Тауэрном, а истоки Мура принял за их гра­ницу. Это орографическое деление сохранилось до наших дней.
В 1784—1786 гг. Акке в последний раз изучал Восточные Альпы. От Клагенфуртской котловины на Драве он прошел на север через Норийские Альпы (Общее название для двух цепей — Гурктальские Альпы и Зкгальские Альпы с меридиональным отрогом Зауальпе) (у 47° с. ш.) и уста­новил, что эта цепь является одной из трех «главных», вы­двинутых в сторону Средне-Дунайской низменности орогра­фических единиц Восточных Альп. Две другие — это Высокий Тауэрн и Низкий Тауэрн, которые он снова посе­тил. Акке дополняет схему Восточных Альп еще двумя круп­ными южными цепями: «…река Драва почти от своего истока до …[выхода на равнину] является границей между Карний-скими и Юлийскими Альпами и этими северными альпийски­ми цепями».
Итак, основные работы Акке были выполнены в северо­западной части Динарского нагорья и особенно в Восточных Альпах. Здесь он впервые выступил как исследователь всей восточной половины Альпийской горной системы, а не отдельных ее частей. Свои путешествия 1779—1786 гг. он описал в двух книгах, приложив к ним географические кар­ты, значительно уточнявшие представления об орографии изученных территорий. Хотя главное внимание Акке уделял геологии (как мы теперь говорим), его исследования в этой области имеют лишь исторический интерес. Как указывает его биограф Ф. Хубер, «Акке называли Соссюром Восточных Альп, но эти исследователи по своему научному значению» так же отличаются друг от друга, как две вершины, послужившие им в их научных достижениях,— Монблан и Триглав. Соссюр все записывал тщательно, Акке же вел лишь дневник. Но Соссюр двигался главным образом по торным дорогам, Акке же прокладывал первые тропы по нехоженым местам…».
Минералог Дьедонне (Деодат) Грате де Доломье путе­шествовал по Испании и Сицилии, изучал в 1776 г. Альпы, затем Пиренеи (1782 г.), Липарские острова (1783) и Апен­нины (1786—1790). В 1791 г. в Южных Альпах он открыл широко распространенную горную породу, сложенную мине­ралом, названным в его честь доломитом (отсюда и поздней­шее название — Доломитовые Альпы). В 1795 г. он вновь ис­следует Альпы, «не каждый день утоляя голод, но работая досыта». Доломье был одним из ученых, включенных Напо­леоном I в Египетскую экспедицию 1798 г. Возвращаясь че­рез несколько месяцев во Францию, он был задержан в Мессине и заключен в тюрьму, где написал «Трактат о фило­софских основах минералогии». Освободившись в 1799 г., он продолжал изучение Альп (на этот раз Западных), но в 1801 г. умер «от переутомления».