8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Фихтель в Западных Карпатах
В 1717 г. австриец Георг Бухгольц издал книгу «Очерта­ния и перечень [Карпатских] гор…» — результат робких иссле­дований, которые он проводил с двумя сыновьями. Под Кар­патами Бухгольц понимал горный массив Татры — Высокие и Низкие — и Словацкие Рудные горы, то есть небольшую часть всей Карпатской системы, огромной горной дуги, протянувшейся в Центральной Европе на 1500 км.
Первым настоящим научным исследователем Карпат был адвокат, затем «горный чиновник», в конце жизни директор банка Иоганн Эренрейх Фихтель, уроженец Словакии. 19 лет (1771—1790) то по «сердечному влечению», то по обязанно­стям службы он изучал Карпаты, главным образом Западные. Итоги Фихтель подвел в книге «Минералогические заметки о Карпатах» (1791). Он первый установил, что Западные Карпаты представляют собой «одну непрерывную длинную цепь», которая начинается на Дунае, близ Братиславы, «в виде низких холмов» (М алые Карпаты, вершина 768 м),. и протягивается на северо-восток до горы Бабья (1725 м) — «высочайшей вершины этой местности», то есть Высоких Вески д. Близ нее, по Фихтелю, поднимаются Татры—наи­более высокая часть Карпат. Отсюда «большая Карпатская цепь начинает поворачивать к югу». Высшей точкой Татр являются «обрывистые и голые огромные скалы» пика К р и-ван (Герлаховски-Штит, 2655 м). В Западных Карпатах Фихтель правильно выделил кроме массива Высоких Татр четыре коротких хребта между 18° и 19° в. д. Южнее Высоких Татр он описал «очень мощную цепь» — Низкие Татры (до 2043 м), а восточнее — безымянный меридиональ­ный хребет (у 21° 30′ в. д.) длиной около 100 км, на юге закан­чивающийся у Тисы вулканическим массивом Токай.

Четыре путешествия Акке по Карпатам
В 1788—1796 гг. четыре путешествия по Карпатам совер­шил профессор минералогии Львовского университета Бальтазар Акке, ранее выдвинувшийся своими исследованиями Восточных Альп (см. стр. 280—285). В 1788 г., двигаясь на восток от массива Кэлиман — в южной части Восточ­ных Карпат (у 47° с. ш.), он перевалил Молдавские Кар­паты и пересек долины Бистрицы и Молдовы (притоки Сирета, системы Дуная). Повернув на север, он прошел вдоль Молдавской возвышенности до среднего Днестра. Затем, двигаясь уже на запад, через «низкую холмистую страну, покрытую богатым лесом» (Буковину), Акке обсле­довал бассейн верхнего Прута до истоков его правого верхне­го притока Черемоша, который берет начало в Лесистых Карпатах, у 48° с. ш.
Во время второго путешествия Акке изучал предгорную часть Буковины, затем прошел на юг через Прут, Сирет и Молдову к Бистрице, исследовал на левобережье Сирета плато Бырлад (до 564 м) и достиг города Яссы, на право­бережье Прута. Междуречье среднего Днестра и Сирета он правильно характеризует как предгорную возвышенную страну, разрезанную глубокими речными долинами на длин­ные, плоские гряды.
Из Ясс Акке вернулся к Восточным Карпатам и пересек их между 46 и 47° с. ш. Он изучил внутреннюю полосу Восточных Карпат на протяжении примерно 150 км, в частности — к югу от массива Кэлиман — горы Гургиу (1777 м) (Высоту ее Акке считал не более 1500 м. Такие же и еще более за­ниженные (до 600 м) определения он допускал и на других участках Кар­пат, но гору Бабью завысил на 200 м.) в верховьях реки Марош (Муреш). С одной из вершин он увидел на юго-западе «необозримое пространство, куда направляется Ма­рош, который делит все Семиградье на две части» (Семиградье — вышедшее из употребления название Трансильвании, юго-восточной внутренней части Карпатской дуги, включающей Тран­сильванское плато и Западные Румынские горы).
Третье путешествие Акке начал у 48° с. ш. с истоков Че­ремоша. Карпатские горы протягивались оттуда к северо-западу. Он обследовал истоки Прута и Тисы — на восточном и западном склоне горы Говерлы (2061 м), вершины Лесис­тых Карпат. Затем он прошел вдоль Горган, внешней северо-западной части Восточных Карпат, к верховьям Днестра и Сана, то есть проследил участок Восточных Карпат на про­тяжении 150 км. От Сана Аккё пересек Карпаты у 49° с. ш. и вдоль южных их склонов достиг Словацких Рудных гор. Он правильно указал, что обследованная им часть горной дуги — Бещады и Низкие Бескиды — «самая низкая в Кар­патах». Через перевал Дукля (502 м) в Низких Бескидах он вернулся во Львов.
Четвертое путешествие (1796 г.) Акке начал изучением «болотистой плодородной страны» — междуречья Сана и верхней Вислы, то есть Сандомежской котловины, окаймленной с юга «маленькими предгорьями Карпат». Он обследовал верхние притоки Вислы и ее истоки в Западных Бескидах, поднялся на Бабью гору и с ее вершины увидел на юге «для него совершенно новую… цепь гор» — Высокие Тат­ры, проследил почти на всем протяжении южные склоны Западных Бескид и северные склоны Высоких Татр. В конце июля Акке поднялся на пик Криван — «высшую точ­ку всех Карпат» (Герлаховски-Штит). Затем он осмотрел все долины западного участка Высоких Татр, поднимался еще на несколько вершин, отметил, что на северных, внешних, склонах Карпат нет боковых отрогов, а на южных, внутрен­них, они имеются — первое указание на асимметрию Карпат­ской дуги.
Изучив Низкие Татры и Словацкие Рудные горы, Акке правильно констатировал, что «Татры [Высокие] можно при­знать за центральную цепь всех Карпатских гор». Свои иссле­дования горной дуги он закончил, осмотрев на пути к Брати­славе южные склоны Малых Карпат. (Правда, последние он ошибочно не считал частью Карпатской горной страны.)
Несмотря на крупные недочеты в работе, Акке сделал большой вклад в географию Карпатской горной страны. При этом он обошел Карпаты от крайнего восточного до крайнего западного пункта, приблизительно от 46° с. ш., 28° в. д. до 48° с. ш., 17° в. д., описав дугу длиной около 1000 км.

Геологи-исследователи Центральной Европы
Невысокие горные хребты Центральной Европы явились первыми объектами научного исследования в XVIII в., как бы природной лабораторией. Вырабатывая на этих легко доступ­ных орографических единицах основы геологических знаний, люди разных профессий, местные уроженцы, давали им и ге­ографические характеристики.
В 50-х годах Иоганн Готлоб Леман исследовал часть северных склонов Тюрингенского Леса (высота до 982 м) и составил первую геологическую карту этой территории (бассейн верхней Заале, притока Эльбы). Он открыл и описал несколько отделов системы, позже названной перм­ской, и сформулировал гипотезу о возникновении и составе пород, слагающих земную кору. Результаты работы Леман обобщил в книжке «Опыт истории горных пластов» (1756 г.) «Этот скромный трактат необходимо рассматривать как один из классических трудов геологической литературы» (А. Гейки). Леман кратко описал возвышенности по обоим берегам реки Везер, от слияния Верры и Фульды к северу до 52° с. ш. Тогда же, работая на северных склонах Тюрингенского Леса,. Георг Христиан Фюхсель впервые дал определение термину «пласт», открыл и описал отложения среднего и верхнего триаса. Свои наблюдения он нанес на карту, показав прости­рание и территориальное распространение различных пла­стов (Эта детальная геологическая карта была приложена к книге Фюхселя «История суши и моря, основанная на истории гор Тюрингии» (1762 г.)).
Француз Жан Геттар, ранее работавший на Центральном массиве, в 1760—1762 гг. сначала изучал все северные пред­горья Бескид между истоками Вислы и ее правого притока Рабы, затем пересек восточную часть Германо-Польской низ­менности и Балтийскую гряду, через Мазурское Поозерье до­брался до Гданьской бухты и поднялся до Люблинской воз­вышенности вдоль правого берега Вислы. По водоразделу верховьев Вепша и Буга он прошел на юг до Львова, а оттуда на запад, близ 50-й параллели, до Кракова. Результатом ис­следования Геттара явилась первая геологическая карта Польши (в границах до 1772 г.) и ее первое геологическое описание.
Рудные горы (до 1244 м), простирающиеся почти на 150 км вдоль левого берега рек Огрже и Билина (левые при­токи верхней Лабы), одним из первых исследовал швед Иоганн Якоб Фербер. Он 17 лет (1765—1781 гг.) изучал кро­ме Рудных гор Чешский Лес, Карпаты, Альпы, нагорья Англии и Шотландии.
«Вождь» геологов того времени саксонец Абраам Готлоб Вернер, который «действовал больше живым словом, чем мертвой буквой» (К. Циттель), сильно двинул вперед исследо­вание массива Гарц (до 1142 м) и особенно родных ему Руд­ных гор — они отделяют Саксонию от Чехии. «Составленные им разрезы показывают удивительное понимание черт текто­нической геологии» (А. Гейки).
Швейцарец Жан Андре Делюк (де Люк) в 70-х годах обследовал Бернские Альпы с их ледниками, расположенные к югу от них, за верхней Роной, северные склоны Пеннинских Альп и Юру. Путешествуя по Центральной Европе, Делюк исследовал потухшие вулканы в хребтах Эйфель, Хунсрюк и Таунус (все у 50° с. ш.), Золлинг и другие возвышенности по Везеру (между 51° и 52° с. ш.) и Гарц (Делюк ввел в литературу термин «геология» — наука о земле; он дал также более точную, чем Паскаль, формулу для барометрического опреде­ления высоты местности).
Автор «Приключений барона Мюнхгаузена» Рудольф Эрих Распе в те же годы изучал вулканический район Хабихтсвальд в Западной Германии (возвышенность до 615 м на левом берегу Фульды). В 1776 г. он опубликовал неболь­шую интересную работу «Значение некоторых германских вул­канов и их продуктов».
Пионером изучения гор Баварии был Матиас Флурль. Он обследовал обширное Баварское плоскогорье, Ба­варский Лес, Фихтель и западные склоны Чеш­ского Леса. Его главный труд «Описание гор Баварии и Верхнего Пфальца» (1792) содержит живую и строго досто­верную характеристику этих невысоких гор.
Иоганн Людвиг Хейм дал подробное и достаточно полное описание всего Тюрингенского Леса. В 1791 г. он опублико­вал работу, основанную на множестве фактов и посвященную вопросу образования долин в результате действия текучих вод.

Сташиц
Между 1789 и 1805 гг. польский геолог ксендз Станислав Сташиц (Он известен и как выдающийся польский публицист) изучал «геологию Карпат и иных гор и равнин Польши» (так он назвал свой труд, изданный в 1815 г.). Однако он исследовал не только Польшу, но и обширные прилегающие области Центральной и Восточной Европы. В 1806 г. он составил геологическую карту территории около 1 100 000 кв. км — от Балтийского моря до Дуная и от 16° в. д. до Днепра. На карте в виде «холмиков» нанесены горы и возвышенности с 2200 отметками высот, а также условные знаки, показывающие направление горной цепи на данном участке. Польские историки науки установили (окончательно в 1962 г.), что «на геологической карте Сташица высотные отметки покоятся на многих прямых барометрических изме­рениях», не заимствованных из прежних работ, и что он выделил ряд крупных и много мелких орографических еди­ниц (Мы приводим их названия по последним советским атласам. Сам Сташиц на своей карте дает не очень много названий).
Лучше всего Сташиц изучил Карпаты. Он прошел и впер­вые нанес на карту почти всю 1500-километровую дугу Кар­пат (по его карте длина Карпат — около 1400 км), причем форма ее очень близка дей­ствительной. Он отчетливо по­казал три основных карпатских пояса — внешний, центральный и внутренний — и характерное различие внешнего и внутрен­него склона, то есть асиммет­рию всей дуги (отмеченную впервые Акке).
Сташиц обследовал и нанес на карту Малые и Белые Кар­паты (За Дунаем, к юго-западу от него, на карте отчетливо выявляются отроги Альп, в частности Венский Лес), а далее, к северо-во­стоку, у 49° с. ш.,— хребет Малую Фатру (до 1709 м) и Высокие Татры. Как и Акке, он поднялся на их главную вер­шину и почти точно определил ее высоту.
Южнее, до 48° с. ш., Ста­шиц проследил Низкие Татры, Словацкие Рудные горы и ряд коротких хребтов между левыми притоками Дуная Ваг и Грон и правым притоком Тисы рекой Слана (венгерская Шайо), огибающей с востока горы Бюкк, то есть «кулисы» Запад­ных Карпат примерно между 18° и 21° в. д. К северу от Татр отчетливо изображены Высокие (Словацкие и Средние) Бескиды (до 1725 м), еще лучше к востоку от них — Низкие Бескиды (до 1001 м) и Бещады (до 1335 м) в верховьях реки Сан.
На карте Сташица отчетливо выступают и Восточные Карпаты со многими отметками вершин, в том числе выше 2000 (Говерла и две горы Пьетрос) (Высшие точки Лесистых Карпат и Кэлимана). У 27° в. д. он верно по­казал резкий поворот всей Карпатской дуги к западу.
Сташиц изучил на всем протяжении и Южные Кар­паты (270 км), верно определив их юго-западную границу, и выделил, не очень точно, несколько высоких цепей с вер­шинами более 2500 м, альпийского типа (Отсюда часто встречающееся в географической литературе второе название Южных Карпат — Трансильванские Альпы), в том числе центральная — Фэгэраш (до 2543 м). Южные Карпаты он несколько «укоротил», занизив также их вершины на 150— 200 м. Правда, он признается, что здесь замеры были «на глаз». А на крайнем западе он проследил небольшую меридио­нальную цепь (Банатские горы).
В изгибе Карпатской дуги, между 22° и 24° в. д., Сташиц исследовал и довольно точно оконтурил горную страну Апусени (Западные Румынские горы), отделен­ную от Южных Карпат рекой Муреш. Здесь берут начало левые притоки Тисы, в том числе реки, составляющие Хармаш-Кереш. Высшую точку Б и хор а, центрального массива Западных Румынских гор (1848 м), он определил довольна точно, невысокие горы отметил и к северо-востоку от Бихора,. за 47°. с. ш., в бассейне реки Сомеш (венгерский Самош), и показал связь этих гор с отрогами Лесистых Карпат. Он вы­явил межгорную котловину — Трансильванское пла­то, глубоко изрезанное верховьями Муреша, но несколько уменьшил его площадь и высоту (по нашим картам 500— 800 м).
На огромной территории, ограниченной Карпатской дугой: и средним Дунаем, Сташиц выделил ряд орографических, единиц: низменность в низовьях Вага — левобережную часть Кишальфёльда (Малой Средне-Дунайской низменно­сти) ; небольшую возвышенность, которую огибает Дунай, образуя почти прямой угол; невысокую (100—200 м), узкую и длинную, более 150 км, безлесную полосу между меридио­нальным участком течения Дуная и Тисой — знаменитую вен­герскую Пушту; большую часть бассейна Тисы, ее лево­бережье, плоскую, слабо всхолмленную равнину (высотой. 100—130 м),— венгерский Альфельд (Средне-Дунайская: низменность).
По Сташицу, «от берегов Балтийского моря до устьев впа­дающих в Вислу Пилицы и Вепша, захватывая всю Литву до Днепра и до Волыни… раскинулась низменная равнина». На ней к северу от 53° с. ш., по правому берегу реки Нотець. (366 км, приток Варты, система Одры), в польской области Крайна, Сташиц выделил невысокую (до 208 м) возвышен­ность — южную часть Поморского Поозерья. На пра­вобережье Немана севернее Гродно он проследил небольшие возвышенности (без определений высот), доходящие на северо-востоке до Вильнюса — участок Балтийской гряды. Южнее «низменной равнины», между 18° и 20° в. д., Сташиц. выявил возвышенность (Малопольскую) (Восточная часть Силезско-Малопольской возвышенности), в пределах которой в общем верно определил направление, длину и высоту Свентокшиских гор (до 611 м).
На Волыни Сташиц выделил к югу от 51-й параллели еще одну возвышенность, «где проложили себе долины Буг (Точнее, оба Буга — Западный и Южный), Стырь, Горынь, Случь, Тетерев»; позже она получила назва­ние Волыно-Подольской. Сташиц верно показал северную границу Подольской возвышенности, но считал, что на востоке она доходит до Днепра; теперь здесь выделяют Приднепровскую возвышенность. К югу «Подолия», в кото­рую он включает Бессарабскую возвышенность, распростра­няется почти до Черного моря.
На юге Бессарабии и по берегу Черного моря до низовь­ев Днепра Сташиц отчетливо показывает ровную низмен­ность, западную часть Причерноморской. Огромная заболо­ченная низменность показана и к северу от «Подолии», это Полесье.
Итак, Станислав Сташиц, «отец польской геологии» (Его карта представляла большую ценность для геологов. О Сташице имеется большая, до 900 названий, литература), был одновременно и основоположником современной физиче­ской географии Польши. Подавляющее большинство замеров автора было настолько точным, как отмечают польские исто­рики науки, что карта верно отражает рельеф Польши и со­седних областей. Карту Сташица, основанную на 2200 опре­делениях высот, с полным правом можно назвать гипсомет­рической и считать огромным научным достижением.