8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Первые христианские миссионеры на Британских островах
Начало христианства в Западной Европе не выяснено — возможно, принесено выходцами из стран Восточного Сре­диземноморья, особенно многочисленными в Южной Галлии. В III в. христианство укрепилось во многих городах Галлии, к концу этого века проникло оттуда в Британию, а к началу IV в. стало распространяться в Ирландии из Британии или непосредственно со стороны Галлии.
В V в., даже после того как римские легионы ушли из Бри­тании, в Южной Европе появляются (правда, редкие) записи с точным указанием многих британских местностей, так как до середины этого века местная христианская церковь еще поддерживала связь с Римом. Затем, в VI—VII вв., новые, очень скупые, географические сведения о Британских остро­вах поступают почти исключительно от ирландских монахов, которые стали «просветителями» многих областей Западной Европы.
В VI в. на Британских островах был уже ряд монастырей. По сообщению Беды Достопочтенного, старейший мона­стырь — на полуострове Галловей, на севере Ирландско­го моря (юго-восток Шотландии) — построил бритт Ниниан, «апостол южных пиктов». Первый монастырь среди гэлов (кельтские предки ирландцев) основан у залива Голуэй, на западе Ирландии.
Из ранней гэльской литературы интересны для нашей темы: жития святых; «Плавание св. Брандана», где перепле­лись светские и церковные влияния; письма миссионеров; со­ставлявшиеся в монастырях анналы и хроники; научные трактаты. Некоторый материал дают саги ирландских бар­дов («филидов»), членов замкнутой бродячей корпорации, которые путешествовали по всему острову и везде были же­ланными гостями. Однако пользоваться сагами можно лишь в том случае, если отбросить фантастический элемент и удач­но отождествить встречающиеся в них названия местностей с подлинными географическими объектами.

Предполагаемые путешествия Патрика
Апостолом Ирландии, по католической версии, был Пат­рик, уроженец Северной Британии. Шестнадцати лет он был взят в плен: по гэльским анналам, он прибыл в Ирландию в 432 г. «вместе с тысячами людей», вероятно пленниками скоттов после их набега на Британию. По «житию», Пат­рик служил затем пастухом на северо-востоке Ирландии, на плато Антрим, в районе озера Лох-Ней (Крупнейшее озеро на Британских островах (400—430 кв. км)). От­туда он бежал за 300 км — на южный берег Ирландии и пе­ребрался на судне с грузом собак в юго-западную Галлию. Через пять лет он вернулся в Британию и позднее в сане епископа был послан просвещать гэлов на их родине. Базой его миссии была Арма—столица «Улидии» (Ольстер), одного из семи ирландских «королевств», где Патрик и умер (около 460 г.). Из некоторых его писем и автобиографической «Исповеди» следует, что он кроме Ольстера и юго-восточного побережья Ирландии (район невысоких гор Уиклоу) пу­тешествовал через «удел Конна», который примерно соответ­ствует исторической области Коннот, прилегающей на востоке и юге к реке Шаннон. А из этого апологеты Патри­ка делали вывод, что он не только доходил до западного по­бережья, но и всю страну «обходил, благословляя».
Однако подлинность писем Патрика и его «Исповеди» оспаривается рядом компетентных ученых. Так, Генрих Циммер утверждает, что Ирландия еще до Патрика была хри­стианской страной, а послали его (Патрика) искоренять ересь Пелагия, деятельность его ограничилась районом Уиклоу. Легенда о Патрике как «апостоле всей Ирландии» была со­здана римской церковью в VII в., чтобы иметь чуждого ересям «покровителя» страны.
Первыми исследователями внутренних районов Ирландии были те гэлы, которые строили монастыри на Шанноне и дру­гих коротких, но полноводных реках «Зеленого Эрина». Шан­нон — крупнейшая река Ирландии (длина 368 км, площадь бассейна около 16 тыс. кв. км), ниже озера Лох-Ри течет через Центральную равнину, прибрежная полоса ко­торой заливается во время половодья. В VI в. эта покрытая (тогда) лесами равнина была заболочена, почти безлюдна, и там скрывались беглецы и устраивали свои обители отшель­ники. Один из таких монастырей (Клонмакнойз), основанный во второй четверти VI в. десятью молодыми отшельниками к югу от Лох-Ри, стал позднее важнейшим и многолюдным центром ирландской учености. Город Корк (ирландское Соrcagh, болото) возник близ древней обители, на островке в центре заболоченного устья реки Ли.

Брандан и его плавание (действительность и легенда)
Брандан (Брандон и ряд других звучаний) был, как пола­гают, членом клана, обитавшего на юго-западе Ирландии (в исторической области Манстер). Там и сейчас к юго-западу от устья Шаннона, в районе залива Трейли, сохранились на­звания: бухта Брандон, два мыса Брандон и гора Брандон (953 м) (Выше в Ирландии только поднимающаяся к юго-востоку от нее вер­шина гор Керри — Каррантуилл (1041 м)). Сам Брандан — лицо историческое, отмеченное в ирландских анналах,— около 560 г. основал монастырь Клонферт на правобережье Шаннона, между озерами Лох-Ри и Лох-Дерг, и несколько других обителей на островах реки Шаннон. И на западе острова он поставил обитель — к северу от залива Голуэй, на озере Лох-Карриб (176 кв. км). Истори­ки не сомневаются в том, что Брандан плавал из Ирландии через Северный пролив к полуострову Кинтайр и близле­жащим шотландским островам. Они считают вполне вероят­ным, что Брандан пересекал Ирландское море или пролив Святого Георга и посещал Камбрию (Западная Англия) и Уэльс, о чем говорят его «жития».
Затем гэльские монахи, среди которых, несомненно, были и ученики Брандана, открыли или освоили пустынные, часто почти неприступные острова у берегов Ирландии и Шотлан­дии, строя там свои обители. Они продолжали также нача­тое еще в древности открытие Гебридских островов, дости­гали на севере Оркнейских и Шетландских островов. Благодаря этим монахам и гэльским миссионерам почитание Брандана в VII и VIII вв. распространилось и в Уэльсе., а от­туда на полуострове Бретань.
Ирландцу Кормаку приписывается открытие океанских Фарерских островов, но позднее сложилась легенда не о Кормаке, а именно о Брандане как о первооткрывателе чудесных островов Северной Атлантики. Она обросла и другими хри­стианскими легендами (литература «видений») — сказание о святом Брандане вошло в общую литературу средневеко­вой Европы.
«Плавание святого Брандана», составленное в Ирландии не позднее X в., дошло до нас почти в неизмененном виде, но его «Житие» — только в поздних версиях, сокращенных или испорченных «Плаванием», под влиянием которого, как пола­гают, в биографию была введена чуждая тема. В «Житии» описывается, как Брандан достиг океанского острова, но че­рез чудесное видение получил указание вернуться и учить ве­ре ирландцев. Напротив, в «Плавании» Брандан стремится к «святой земле обетованной» — термин, которым ранние ир­ландские авторы обозначали и Палестину, и «царствие не­бесное», сливавшиеся в их представлении с языческой кельт­ской «обителью блаженства» на западе.
Веру в существование атлантического «острова Святого Брандана» можно проследить в средневековой географии: он показывался на картах до XI в. включительно. А в XIX— XX вв. ряд авторов ссылался на «Плавание» как на дока­зательство того, что ирландцы достигли Северной Америки до норманнов.

Колумба и Айонский монастырь
Незащищенный от ветров, правда с клочками плодородной земли, остров Айона, в средней части Внутренних Гебрид, лежит близ западного берега Шотландии, примерно в 120 км к северу от Ирландии, а с востока отделен проливом шириной в 2 км от большого острова Малл (782 кв. км). На Айону прибыл в 563 г. знатный гэл Колумба (латинское — голубь). Этого «еретика» признали своим духовным главой скотты Северной Британии, он крестил каледонских пиктов. С Ирландией он поддерживал постоянные сношения; он не раз посещал свою родину, где ранее основал много обителей в бассейне Шаннона, в том числе у озера Лох-Дерг (129 кв. км) и в верховьях реки Нор (Южная Ирландия). Почти сто лет после смерти Колумбы его последователи гос­подствовали в религиозной жизни большей части Ирландии и Шотландии (страны пиктов).
У ирландцев нашел убежище Освальд, претендент на пре­стол Нортумбрии (северного англосакского государства); он принял крещение, а когда стал королем (635 г.), пригласил к себе айонских миссионеров. Они не только «просветили» северных англов, но и проникли в центральную Англию на южные Пеннины — в королевство Мерсию и к восточным сак­сам — в королевство Эссекс.
Но на юго-востоке, в королевстве Кент, еще в конце VI в. укрепились католики, последователи «апостола Англии» рим­ского миссионера Августина, основавшего около 697 г. аббат­ство в городе Кентербери. Позднее кентские католики побе­дили и на севере, на соборе в Уитби (664 г.): для короля Нор­тумбрии Освью папский Рим был более мощным союзником, чем Ирландия, и он изгнал ирландских монахов из своей стра­ны. Последователи Колумбы были побеждены католиками в стране пиктов в первой четверти VIII в., а позднее — и в са­мой Ирландии.

Странствия Коломбана и Виллиброрда
На материке первым известным гэльским миссионером был Коломбан, уроженец восточной ирландской области Лейстер. Он учился и долго жил в монастыре Бангор — на северо-западе Ирландии, а около 590 г. перебрался в Бургундию. Там, в лесной местности на верхней Соне, он основал три обители, но не ужился с местными клириками и, как «беспокойный ино­странец», был вынужден покинуть Бургундию. От Соны он перешел на Луару и спустился по ней до устья, из Нанта он попал ко дворам двух враждующих франкских королей из ди­настии Меровингов — сначала Нейстрии, потом Австразии (Франкское государство тогда распалось на два королевства: запад­ное — Нейстрия и восточное — Австразия. Приблизительной границей меж­ду ними была река Маас).
Оттуда Коломбан поднялся по Рейну и «просвещал» жите­лей горных районов. Затем он перевалил Альпы и был хорошо принят королем лангобардов и его женой. В их владениях, на северном склоне Лигурийских Апеннин, в долине Треббии (правый приток По) Коломбан основал прославлен­ный монастырь Боббио, где через три года и умер (615 г.).
Влияние Коломбана на церковные дела в «варварских» королевствах было очень велико. Некоторые авторы житий свя­тых приписывают его обителям воспитание чуть ли не всех за­падноевропейских святых того времени. Так, они считают уче­ником Коломбана святого Галла, который основал к югу от Боденского озера монастырь, названный в его честь (по-немец­ки) Санкт-Галлен (Позднее вокруг монастыря вырос город, теперь — центр швейцар­ского кантона Санкт-Галлен). Он был важнейшим центром ирландско­го влияния на материке до нашествия венгров (925 г.).
Виллиброрд (или Виллибард, 658—739 гг.) жил в Ирлан­дии по крайней мере двенадцать лет до того, как был послан по церковным делам в Рим. «Когда Виллиброрд… сел на ко­рабль, поднялся сильный западный ветер и отнес его в Фрис­ландию [страну фризов]… Варвары и их король… приняли его с почестями. Виллиброрд проповедовал им христианство» (Беда Достопочтенный). Фризы тогда занимали юго-восточное побережье Северного моря между дельтой Рейна и устьем Везера. Он крестил сначала жителей Геста — прибрежной пес­чаной холмистой полосы, позднее в нескольких местах про­рванной морем. Затем он перенес свою «просветительскую» деятельность в южную Фрисландию и вошел в историю като­лической церкви как «апостол фризов».
Виллиброрд крестил также восточных соседей фризов — саксов. По-видимому, и среди их южных соседей, франков, он пользовался большим влиянием: именно ему досталась (в 714 г.) честь крестить младенца Пипина Короткого, буду­щего короля объединенного Франкского государства. На тер­ритории Франкского государства Виллиброрд в свою деятель­ность включил и бассейн Мозеля, по крайней мере его нижнюю часть. Там, недалеко от устья реки Сюр, он основал мона­стырь Эхтернах (теперь в пределах Люксембурга).
«Жития» ирландских святых — важнейший вид письменных источников по раннесредневековой истории географического исследования Британских островов. Они дают также ценный материал, помогающий выяснить ход исследования Галлии, Нидерландов и Северо-Западной Германии («Житие» Колумбы написал аббат (с 679 г.) Айонского монастыря Адамнан, путешествовавший по Британии и Ирландии. Он, между прочим, дал приют гэльскому епископу Аркульфу: тот, возвращаясь из Иерусалима, потерпел крушение в Ирландском море. От него Адамнан получил сведе­ния, включенные в его книгу «О святых местах». История Аркульфа — один из древнейших рассказов о паломничестве с Европейского Запада).

Беда Достопочтенный и Бонифаций
Большой вклад в географию Британских островов и исто­рию гэльских миссий сделали противники ирландских миссио­неров, особенно Беда Достопочтенный (около 673—735 гг.). Этот католический святой был «кабинетным ученым» и «до­моседом»: отданный семилетним мальчиком в монастырь Ярроу в Нортумбрии (на Южно-Шотландском нагорье, в бас­сейне реки Туид), он жил там почти безвыездно, там и умер. Его труд «Церковная история народа англов» — важнейший источник английской истории с 597 до 731 г. (дата окончания труда). О многих событиях он рассказывает как очевидец или со слов очевидцев. Большую ценность представляет труд Беды и для истории Ирландии VII в.— свидетельство того, что и в его время общение Северо-Восточной Англии с Ирландией не прекращалось.
Со стороны континентального духовенства вражда к гэлам в тот период понятна: странствующие ирландские миссионеры, часто называемые просто скоттами, считавшиеся святыми во франкских государствах времен Меровингов, рассматривались как еретики в Западной Европе времен Каролингов. Недове­рие, презрение, подозрительность — открытые или скрытые — вот характерные черты отношения ортодоксальных католиков к гэльским клирикам. Но государи и их венценосные жены от­носились терпимо и даже радушно к «святым пилигримам» из Ирландии.
Яростным противником ирландских клириков был священ­ник-сакс Винфрит (Wynfrith), известный под латинским име­нем Бонифаций. В 716 г. он присоединился к англосаксонской миссии во Фрисландию, но вернулся из-за очередного вос­стания фризов против господства франков. Окончательно обо­сновавшись на материке, Бонифаций реформировал церковь во Франции, действовал в Западной и Южной Германии, доходил до Тюрингии, организуя римскую церковь и борясь с еретиками (Между прочим, папа Григорий III (731—741) предписывал еписко­пам Юго-Западной Германии бороться с языческими учениями и обрядами, распространяемыми «приходящими туда бриттами и прочими священника­ми и еретиками»). В 748 г. Бонифаций стал архиепископом Майнца, высшим духовным лицом в Германии. В 744 г. он послал свое­го ученика на верховья Везера основать на реке Фульда (218 км) монастырь, ставший позднее одним из важнейших ученых центров Германии (Одним из воспитанников этого монастыря был франк Эйнгард, автор «Жизни Карла Великого», законченной до 836 г.). А сам Бонифаций в 754 г. вто­рично отправился в страну фризов и был там «умучен», за что и приобщен к лику святых.

Открытие ирландцами Фарерских островов
При франкском королевском дворе в 782 г. возник научный кружок — так называемая «Академия Карла Великого». Ор­ганизовал кружок, в который входил сам Карл, Алкуин, уро­женец Йорка, занимавший должность «мастера дворцовой школы», что, по мнению специалистов, соответствовало посту министра просвещения. Среди учеников Алкуина был монах Дикуил, автор трактатов об астрономии (814—816 гг.) и геог­рафии: его книга «О величине Земного круга» (Liber de mensura orbis terrae, 825 г.) — первое руководство по географии, написанное в империи франков.
Из девяти глав книги Дикуила одна отведена Европе и одна специально Тирренскому морю; кроме того, ряд сведений дан в последних главах, посвященных рекам, островам и го­рам. Основной материал взят им у античных авторов (преиму­щественно у Плиния) (А также из книги «Mensuratio or divisio orbis terrae» (435 г.), глав­ным источником которой были работы Агриппы). Исключительное значение для исто­рии средневековых открытий имеют сообщения самого Дикуила об ирландских отшельниках и их открытиях в Северной Ат­лантике.
В 300 км к северо-западу от Шетландских островов и в 320 км к северу от Гебрид в Атлантическом океане, у 62° с. ш., 7° з. д., лежит небольшая группа Фарерских («Овечьих») островов. Общая площадь всех 24 островов — около 1,4 тыс. км, из них 17 теперь обитаемы, а остальные 7 — только «пти­чьи базары», как и множество окрестных скал. Первые сведе­ния о Фарерах дал Дикуил, который отмечает, что ни у од­ного автора он не нашел даже беглого указания на эти ост­рова.
«В Северном Британском океане много островов, к кото­рым при постоянном попутном ветре можно дойти от Британ­ских островов, плывя на всех парусах, за два дня и две ночи. Один благочестивый священник рассказывал мне, что он плыл туда летом два дня — и ночь между ними — в маленькой, с двумя скамьями, лодке и высадился на берег одного острова. В большинстве эти острова малы, почти все отделены друг от друга [узкими] проливами. На них около ста лет назад [то есть около 725 г.] (Эта дата, конечно, спорна. По некоторым — не очень убедитель­ным— соображениям Г. Циммер отодвигает открытие Фарер примерно к 670 г. Обычно указывается средняя дата — около 700 г.) поселились отшельники, прибывшие из нашей родины Скотий [Ирландии]. Эти острова… были необи­таемы, но теперь там нет отшельников из-за норманских раз­бойников… Там — без числа овец и необычайно много морской птицы…»
Несомненно, вслед за отшельниками (а может быть, по предположению Ф. Нансена, и до них) на Фареры начали пе­реселяться ирландские миряне «с чадами и домочадцами». Датские этнографы XX в. твердо установили, что жители юж­ных Фарерских островов, в большинстве брюнеты «кельтского типа», очень отличаются от светловолосых и голубоглазых жи­телей северных островов — потомков норманнов. Да и «бла­гочестивый священник» сообщал Дикуилу только о том, что язычники-норманны вытеснили с архипелага отшельников, то есть христианских монахов, которых они ненавидели. А часть мирян — видимо, на южных островах — уцелела; то ли «норманские разбойники» не высаживались там в IX в., то ли у этих нищих овцеводов и рыбаков нечем было поживиться.

Открытие ирландцами Исландии
Тот же Дикуил сообщает о плавании ирландских священ­ников или монахов «в обычный сезон сильных холодов» к ка­кому-то северному гористому острову, где они провели полго­да и наблюдали летом белые ночи:
«30 лет тому назад [то есть не позднее 795 г.] несколько клириков, находившихся на этом острове с 1 февраля по 1 августа, сообщили мне, что там не только во время летнего солнцестояния, но и в предшествующие и последующие дни заходящее солнце как бы только прячется за небольшой холм, так что там даже на самое короткое время не бывает темно… и можно заниматься какой угодно работой… Если бы клирики жили на высоких горах этого острова, то солнце, возможно, совсем не скрывалось бы от них… Пока они там жили, дни всегда сменялись ночами, кроме периода летнего солнцестояния; однако на расстоянии одного дня пути даль­ше к северу они обнаружили замерзшее море» (Теперь граница плавучих морских льдов проходит примерно в 100 км от северо-западного выступа Исландии). Дикуил отождествляет этот остров с Туле и отмечает, что «лгут и заблуждаются те, кто писал, будто Туле окружает застывшее море…» и будто там полгода длится день и полгода ночь.
Никто не оспаривает, что у Дикуила идет речь о плавании ирландцев в Исландию — задолго до того, как остров начали посещать и колонизовать норманны. И первыми, кто подтвердил, что Исландию открыли ирландцы, были исланд­цы, начиная от «отца исландской истории» Ари Торгильсона Фроди (Мудрого), автора «Книги об исландцах», в которой идет речь о событиях от заселения острова до 1120 г.: «В те времена… жили там христиане, которых норвежцы называли папами. Но позднее эти люди, не желая общаться с язычни­ками, ушли оттуда, оставив после себя ирландские книги, колокольчики и посохи; из этого видно, что они были ир­ландцами».
Об этом также писал, частью повторяя Ари, исландец Снорри Стурлусон, последний составитель «Книги о заселе­нии страны» (закончена в первом десятилетии XII в.) (Книги Ари Мудрого и Снорри Стурлусона — основные первоисточ­ники по истории открытия и колонизации Исландии): «…Более чем за сто лет до заселения Исландии норманнами [то есть ранее 70-х годов VIII в.] там жили люди, которых норманны называли папами [священниками]. Эти люди были христианами и… после их отъезда остались ирландские кни­ги, колокольчики и посохи и еще много других вещей, по которым можно было судить, что это были западные [по от­ношению к скандинавам] люди. Такие вещи находились на востоке [Исландии], на [острове] Папей…»
Комментируя известие Дикуила, Р. Хенниг подчеркивает, что этот автор говорит не об открытии ирландскими клири­ками Исландии, а только об их пребывании там в течение полугода. Отсюда правильный вывод: «Вполне вероятно, что до этих клириков путь в Исландию проложили другие ир­ландские анахореты. Но надежных доказательств на этот счет нет».