8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Уроженец Массалии Пифей впервые (между 350—320 гг. до н. э.) плавал к берегам Северо-Западной Европы. При этом он, несомненно, достиг Британии, следовательно, открыл ее, если этого раньше не сделали финикийцы, плававшие к Касситеридам, или карфагенянин Гимилькон. Рассказ Пифея дошел до нас в извлечениях из трудов позднейших авторов, главным образом предубежденных против него Полибия и осо­бенно Страбона.
Организация и цель его экспедиции не выяснены. По-ви­димому, это было торговое предприятие массалийских купцов для скупки олова, янтаря и самых ценных продуктов северного зверобойного промысла. По счастливой случайности во главе предприятия стал человек очень наблюдательный и образован­ный, знакомый с математикой, астрономией и географией.
Историки расходятся во мнениях относительно пути Пи-фея. Меньшинство (особенно Р. Хенниг) предполагает, что он пересек Галлию, следуя на север массалийским торго­вым путем: вверх по Роне и вниз по Луаре или Сене. Одна­ко сам Хенниг вынужден признать: «Установлено, что Пифей побывал у атлантического побережья Испании, где первым тщательно изучал и исследовал непонятные явления прилива и отлива, а также подпора воды в устьях рек». Поэтому го­раздо вероятнее, что весь путь от Массалии к Британии он проделал морем.
Пифей вышел из Массалии в марте. Пройдя «Столбы», он плыл вдоль берегов Пиренейского полуострова и Галлии и дошел до западного выступа Бретани. Иными словами, он проследил все побережье «Галльского моря» (Его южную часть античные авторы- иногда называли также «Кантабрийским морем») (Бискайско­го залива). Затем Пифей пересек «Галльский пролив» (Английский канал, у французов Ла-Манш) в самой его ши­рокой части и достиг юго-западного выступа величайшего острова Европы —Великобритании (230 тыс. кв. км); он первый назвал его Британией. Пифей высадился на гористый полуостров Корнуэлл и, вероятно, именно там услышал на­звание «Альбион», которое позднее распространили, непра­вильно произведя его от латинского albus (белый), на весь остров (По более правдоподобному толкованию «Альбион» — кельтский тер­мин, означающий «Горный остров»). За ним лежал, по расспросным сведениям, большой остров. Его название античные авторы передавали как «Иерна» и «Иберния» (сравнить Эрин, Эйре — Ирландия).
Идя вдоль западного берега Британии, Пифей пересек с юга на север «Иернское» (Ирландское) море и вышел из него Северным проливом. На этом переходе он должен был видеть северо-восточный берег Ирландии. Он да­же пытался нанести весь остров на карту, но дал ему совер- шенно неверные очертания и поместил к северу от Британии. Далее он усмотрел несколько «Гемодских и Гебудских остро­вов»— Внешние и Внутренние Гебриды, а у северо-восточного выступа Британии — несколько десятков Оркад — Оркнейские острова (Оба названия сохранились. Второе более распространено, но францу­зы, например, называют острова Оркадами).
За Оркадами Пифей достиг острова, который «отстоит от Британии к северу на шесть дней морского пути и находится вблизи замерзшего моря». Пифей не называет его. Позднее этот — действительный или мнимый — остров вошел в лите­ратуру под латинским названием Ultima Thule («Крайнее Туле»), которое стало обозначать крайней северный пре­дел обитаемой земли. Самого же Пифея называют первым по­лярным мореплавателем.
Повернув на юг, Пифей прошел вдоль всего восточного берега Британии до «Кантия» — Кента, юго-восточного вы­ступа Великобритании. Он правильно изобразил остров в виде треугольника и довольно верно вычислил соотношения между его сторонами (3:6:8), но почти вдвое преувеличил их длину. Пифей сообщил первые достоверные сведения о природе, сель­ском хозяйстве и быте жителей Британии.
От Кента Пифей снова пересек пролив в самой узкой ча­сти и двинулся на северо-восток вдоль берега материка. Об этом пути известно лишь, что Пифей видел ряд безлюдных (Фризских) островов и дошел до места, где кончаются кельтские области и начинаются «земли скифов». Название одного «скифского» племени искажено до неузнаваемости, но другое название — тевтоны — свидетельствует, что Пифей до­стиг берега Германии. Тевтоны собирали янтарь на острове «Абал», в одном дне пути от берега.
Из этого скудного материала историки часто делают прав­доподобный вывод, что Пифей открыл Нидерланды и северо­западное побережье Германии с прилегающими островами, до Гельголанда и устья Эльбы включительно. А в XIX в. даже такие серьезные ученые, как И. Лелевель и Л. Вивьен де Сен-Мартен, допускали, что Пифей обогнул полуостров Ютландию и проник в Балтийское море. (Теперь это предположение от­вергается.)
Пифею доверяли очень влиятельные древние ученые (на­пример, астроном Гиппарх), пока Британия не стала хорошо известна римлянам. Но после первых завоевательных походов (в I в. до н. э.) Пифея справедливо уличили в сильных пре­увеличениях и поэтому отвергли и то истинное, что он со­общал.
«…Пифей, — говорит Страбон, ссылаясь на Полибия (Полибий писал через 200 лет, а Страбон более чем через 300 лет пос­ле плавания Пифея, и сообщения Пифея дошли до них в пересказах ряда авторов. Полибию казалось невероятным, что «человек частный и притом бедняк мог… пройти столь большие расстояния… доходил до пределов моря, исследовал всю часть Европы, лежащую на севере…» (Страбон, II, 4, § 2)), — многих ввел в заблуждение. Так, он утверждал, что всю до­ступную для путешественников Британию он прошел пешком, и окружность острова исчислял более чем в 40 000 стадиев (6—7 тыс. км). Потом он рассказывает о Туле и о тех мест­ностях, где нет более земли, моря или воздуха, а вместо них смесь всего этого, похожая на морское легкое, где земля, море и вообще все висит в воздухе, и [там] невозможно ни ходить пешком, ни плыть на корабле…» (II, 4, § 1).
В описании местностей, лежащих за Туле, мы видим опо­этизированную, но верную картину густого тумана, столь ха­рактерного для Северной Атлантики. Несомненно, Пифей побывал в Британии и узнал у местных жителей (если сам не плавал к Туле) о наличии обитаемых земель севернее Брита­нии, в нескольких днях пути от нее. По мере ознакомления с Северной Атлантикой «Ультима Туле» отодвигалась все да­лее к северу и западу: в XIX—XX вв. ее полагали на Шет­ландских или на Фарерских островах, в Исландии, даже на северо-восточном берегу Гренландии. Но большинство ученых считает, что Туле — это западное побережье Норвегии. Это положение обосновано в 1911 г. Фритьофом Нансеном, кото­рый развил мнение, высказанное за сто лет до него Леополь­дом Бухом (см. главу 40).