8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Владения Строгановых в Приуралье
Большую роль в освоении русскими Приуралья и в их продвижении далеко за «Каменный Пояс» сыграли купцы Строгановы. Один из них, Аника, в XVI в. стал богатейшим человеком Соли Вычегодской, в стране коми-зырян, которые уже издавна поддерживали отношения с «закаменными» народами — с манси («вогуличи»), хантами («остяки») и нен­цами («самоядь»). Он скупал также пушнину («мягкую рух­лядь») и сильно заинтересовался богатыми пушным зверем, «угодными» местами за «Каменным Поясом». Он подкупал некоторых «инородцев» и посылал с ними за «Камень» раз­ведчиков, а затем приказчиков с ходовым товаром, и они доходили до нижней Оби, где выгодно обменивали товары на пушнину. Наживая большие капиталы на соляных промыс­лах и «закаменной» торговле, Аника начал расширять на восток свои владения. Западнее «Камня» принадлежавший Руси бассейн верхней Камы еще не был тогда освоен русски­ми. Анике Строганову было разрешено заселить русскими эту Пермскую землю. Но процесс заселения шел очень мед­ленно.
В 1558 г. Иван IV пожаловал Григория Строганова (сына Аники) на 20 льготных лет владением с лесными, рыбными и охотничьими угодьями «на том пустом месте ниже Великой Перми за 88 верст вниз по обе стороны по Каме до Чусовой реки», с тем чтобы Григорий поставил там городок (кре­пость). Тот построил на верхней Каме не один, а два город­кА — Пыскор (1560 г.) и Орел (1564 г.); последний, на правом берегу Камы, против устья Яйвы, стал центром строгановских владений, так как здесь были найдены соляные источники («усолья»). В 1568 г. другой сын Аники, Яков Строганов, по­лучил от Ивана IV владение на 10 льготных лет: земли от верховьев до устья Чусовой по обе ее стороны, а от устья — на 20 верст вниз по Каме, также по ее обоим берегам.
В 1574 г. Строгановы получили от царя на 20 льготных лет весь бассейн Тобола, то есть восточный склон Урала с прилегающей полосой Западно-Сибирской равнины. Уже тогда (в 1574 г.) в Москве считали, что за «Каменным Поясом» на Тоболе есть или могут быть московские переселенцы-старожилы. Кроме того, царь разрешил Строгановым соби­рать и вооружать «охочих людей», и «остяков, и вогуличей, и югричей, и самоядь», и со своими наемными казаками посы­лать на сибирских татар и «в дань за нас приводить». Но господами за «Камнем» Строгановы стали только на бумаге, действительным же хозяином там был «сибирский салтан», хан Кучум. А он не только оборонялся от русских, но и пере­ходил в наступление. Силы Строгановых были очень невели­ки, и они пригласили к себе на службу донских казаков.

Переход Ермака через Средний Урал
После завоевания Казани и Астрахани царские владения протянулись до Каспия, и вся Волга стала русской рекой. Усилилась торговля с Нижним Поволжьем, Заволжьем и Ираном, разведан путь в Среднюю Азию, но увеличились также набеги на Волгу донских казаков, грабивших купече­ские караваны и посольства. В 1577 г. против них был выслан большой отряд, казаки окружены и разбиты. Часть их про­рвалась на Каму и пришла к внукам Максиму Яковлевичу и Никите Григорьевичу Строгановым — по прямому их при­глашению. Старшим атаманом среди казаков был Ермак Ти­мофеевич. Не выяснено, когда именно пришли казаки на Чусовую: «хронология похода Ермака является одним из наиболее запутанных вопросов сибирской историографии» (С. В. Бахрушин).
По версии Семена Ремезова, автора «Истории Сибир­ской», составленной в конце XVII в., Ермак уже в 1578 г. до ледостава совершил неудачный поход на восток — вверх по Чусовой и ее нижнему левому притоку Сылве, где остано­вился. Но если этот поход и был совершен, то уже к весне 1579 г. Ермак с большей частью казаков вернулся в Орел.
По-видимому, именно тогда было заключено окончатель­ное соглашение атаманов со Строгановыми о походе против «сибирского салтана». Они присоединили к пяти с лишним сотням казаков 300 своих людей, среди которых были «вожи, ведущие тот сибирский путь» (проводники), и толмачи «бусурманского языка», снабдили отряд оружием и припасами.. С их помощью казаки построили большие суда («добрые струги»), которые поднимали до 20 человек с припасами и много малых. Следовательно, флотилия состояла более чем из сорока судов.
Речной поход Ермака начат был, вероятно, в сентябре 1581 г. Путь шел сперва вверх по Чусовой. Нужно было найти такой ее приток, на котором судоходный участок начи­нался бы недалеко от какой-либо судоходной же реки систе­мы Тобола; нужно было также, чтобы волок между ними был. не только короток, но и удобен. Поиски заняли много време­ни. Лишь поздней осенью «вожи» нашли подходящую реку — Серебрянку (у 57°50′ с. ш.). Ровный и сравнительно ко­роткий волок—10 верст — отделял верхнюю Серебрянку от сплавной речки Бараичи, текущей на юго-восток. Весь от­ряд только с наступлением зимы пришел к этому волоку. Ка­заки поставили городок на левом берегу Серебрянки.
К весне отряд Ермака перетащил волоком все свои запасы и малые суда; «добрые струги» пришлось бросить; от устья, речки Жаровли по Баранче он на плотах в начале мая 1582 г., когда реки вскрылись, сплыл до Тагила. Построив за несколь­ко дней новые струги, отряд спустился по Тагилу, Туре и То­болу до устья Тавды. Кучум послал против русских большой отряд под начальством своего племянника Махмет-Кула («Маметкул»). На Тоболе, примерно в 30 км ниже устья Тав­ды, начался бой, который длился пять дней. Махмет-Кул был разбит наголову (21 июля 1582 г.) и бежал с остатками своего отряда.
Речной путь через «Каменный Пояс» был найден и прой­ден крупным отрядом в наибольшей своей части на «добрых стругах» (кроме десятиверстного волока и сплава на плотах по короткой Баранче).
После гибели Ермака (август 1585 г.) казаки и прислан­ные на подмогу московские служилые люди решили отступить северным путем. Они сплыли по Оби до ее низовьев, перева­лили «Югорский Камень» (Северный Урал), достигли Печо­ры и оттуда вернулись на Русь.