8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Экспедиция Пайера — Вейпрехта
Русский военный моряк Николай Густавович Шиллинг, изучив характер движения льдов в Ледовитом океане, в 1865 г. впервые высказал научно обоснованное предположение о наличии земли на севере Баренцева моря: «Между Шпиц­бергеном и Новой Землей находится еще неоткрытая земля, которая простирается к северу дальше Шпицбергена и удер­живает льды за собой… По-видимому, под влиянием этой идеи П. А. Кропоткину в 1870 г. поручили составить план русской полярной экспедиции, основной задачей которой должны были стать поиски предполагаемой земли. Но сред­ства на это не были отпущены, и открыть ее суждено было иностранцам.
В 1871 г. офицер Юлиус Пайер и военный моряк Карл Вейпрехт были назначены руководителями австро-венгерской полярной экспедиции на пароходе «Тегетхоф». 29 августа 1872 г. «Тегетхоф» вмерз во льды у северо-западного берега Новой Земли за островами Баренца и дрейфовал 372 дня в северном направлении. 30 августа 1873 г. Пайер записал: «…Внезапно на северо-западе туман рассеялся совсем, и мы увидели очертания скал. А через несколько минут перед на­шими глазами во всем блеске развернулась панорама горной страны, сверкавшей своими ледниками…»
Пайер назвал новооткрытую сушу Землей Франца-Иосифа. «Мы остановились в расстоянии мили от берега; ближе подойти не допускала наша льдина. Это была воисти­ну мука Тантала…», продолжавшаяся два месяца. В конце октября наконец удалось ступить на новую землю: «Трудно себе представить что-либо печальнее, пустыннее этого остро­ва, покрытого льдом и снегом. Но для нас он представлял такую высокую ценность, что мы… назвали его в честь орга­низатора экспедиции — графа Вильчека».
10—16 марта 1874 г., когда еще стояли жестокие морозы (до —50°), Пайер с шестью спутниками, уложив груз на сани, запряженные тремя здоровыми собаками, совершил первый, очень короткий, поход от острова Вильчека (79°55′ с. ш.) да острова Галля (80°20′ с. ш.). 24 марта Пайер, опять-таки с шестью спутниками, вышел в месячный поход на север. Тяжелые большие сани (с первоначальным грузом в 800 кг) и нарту путешественникам пришлось тащить самим, правда с помощью трех собак. Во время похода температура была не ниже —32° С, «но зато метели и сырость, трещины и выступа­ющая сквозь них морская вода причинили в пути много хло­пот… 26 марта, едва коснувшись громадного острова Сальм (Пайер не исследовал широтных проливов и принял небольшой Сальм (80° с. ш.) за «громадный» остров), мы перешагнули 80° с. ш., 3 апреля достигли 81° с. ш., а пять дней спустя… находились под 81° 37′ с. ш.».
Пайер шел на север от группы малых островов, в которую входит Сальм, вдоль меридионального Австрийского проливас (Пайер открыл и прошел весь пролив с юга на север), отделяющего восточную островную группу от центральной. На востоке он проследил берег Земли Виль­чека и видел остров Л а-Ронсьер, принятый им за вы­ступ Земли Вильчека, которую он считал громадной сушей. Так он достиг острова Р айн ер а (81°20′ с. ш.) и к западу от него усмотрел «землю» (остров Карла-Александра).
Под 81°38′ с. ш. Пайер оставил четырех человек с боль­шими санями и одной собакой, а сам с двумя спутниками двинулся дальше на север. Он и матрос с двумя собаками потащили нарту, другой моряк (мичман) подталкивал нар­ту сзади. Так они добрались у 81° 40′ с. ш. до «Земли Крон­принца Рудольфа» (остров Рудольфа), обогнули ее с запада, открыв там бухту Теплиц, и достигли мыса Фли­гели (81° 51′ с. ш.). Как доказано в XX в., этот мыс явля­ется крайним северным пунктом суши во всей Евразии. Однако Пайер решил, что «Земля Рудольфа» продолжает­ся к северо-востоку, а дальше к северу и запад-северо-за­паду «увидел» еще две большие суши — «Землю Петермана» (Несуществующая Земля Петермана помещалась на картах, пока Каньи (в 1900 г.) и Альбанов (в 1914 г.) своими ледовыми походами не доказали, что никакой земли там нет) и «Землю Короля Оскара». На обратном пути отряд пересек высокий остров Винер-Нейштадт (до 620 м), а на юге пролива — небольшой остров Xейса.
Вернувшись к пароходу в начале мая, Пайер через не­сколько дней выступил с двумя спутниками на северо-запад и в 50 км от базы, за проливом, открыл остров Мак-Клин-ток (80°15′ с. ш.). Пайеру показалось, что за проливом далеко на север и на запад (примерно до 46° в. д.) простирает­ся громадная «Земля Зичи».
Потеряв надежду на то, что пароход освободится изо льдов, люди покинули его 20 мая 1874 г. После трехмесячного тяже­лого перехода, которым руководил Вейпрехт, они на шлюпках, поставленных на сани, достигли кромки льда, а затем на вес­лах — Новой Земли, где были спасены русскими.
В 1876 г. вышла книга Пайера; на приложенной к ней карте сильно преувеличена протяженность Земли Франца-Иосифа на север. Пайер прошел со съемкой более 850 км, нанес на карту ряд островов, пытался изучить их строение и покрывающие их ледники, но не заметил нескольких ши­ротных проливов, отходящих от Австрийского в обе стороны, или «…принимал [их] за долины, заполненные ледниками. Пайер путешествовал по Земле Франца-Иосифа весной, когда все проливы еще покрыты невзломанным льдом и …такая ошибка, особенно при частых туманах, вполне возможна» {В. Ю. Визе). Вот почему на своей карте между 80° и 82°с. ш. Пайер показал два крупных массива суши: на западе — несу­ществующую «Землю Зичи», на востоке — чрезвычайно «рас­пухшую» Землю Вильчека (фактическая площадь ее — около 2060 кв. км).

Ли Смит и Джексон
В августе 1880 г. богатый шотландец-турист Бенджамен Ли Смит, плавая на своей паровой яхте у 80-ой параллели на запад, последовательно открыл между 55° и 50° в. д. и дал название островам Брэди, Гукера (вторично) (В сентябре 1878 г. голландец Де-Брейн, находясь за 79° с. ш. и по­лагая, что он подошел к острову Мак-Клинток, увидел вдалеке на северо-западе неизвестную высокую землю — остров Гукера (до 575 м)), Нортбрук и Брюса, а к северо-западу от них (до 44° в. д.) обнаружил большие острова — Землю Георга и Землю Александры. Смит обследовал шесть проливов, разделяю­щих эти острова, в том числе южную часть Британского Канала, между западной и центральной частью архипе­лага.
Обрадованный турист направился к Нортбруку летом 1881 г., но у мыса Флора яхта была раздавлена льдами и по­шла ко дну; на четырех шлюпках весь экипаж (25 человек) спасся и провел зиму на Нортбруке, в изобилии добывая пи­щу охотой: зимой на белых медведей, весной на непуганую птицу. Летом 1882 г. шотланд­цы дошли на шлюпках до вхо­да в Маточкин Шар, где встре­тили спасательное судно.
Экспедиция английского альпиниста Фредерика Джорд­жа Джексона в 1894 г. высади­лась на Нортбрук и провела там три года. Джексон и его научные сотрудники начали первое комплексное исследова­ние Земли Франца-Иосифа. Весной 1895 г. Джексон пересек Землю Франца-Иосифа в север­ном направлении и обнаружил девять небольших островов, в. том числе Нансена, Луид­жи, СолсберииДжексона. Кроме Австрийского проли­ва он прошел весь Британский,: Канал; он доказал, что Земля Георга (2740 кв. км) — круп­нейший остров архипелага.
Весной 1896 г. Джексон посетил центральную островную» группу, принятую им за одну землю. Весной 1897 г. Джексон и его спутники, в том числе Альберт Армитидж, на северном берегу Земли Георга открыли полуостров Армитидж, при­нятый ими за остров, а за ним — остров Артура (81° 5′ с. ш.). В очень скверную погоду они исследовали северную низмен­ную часть Земли Александры, совершенно непохожую на остальные острова архипелага: она напоминала Джексону Большеземельскую тундру, где он побывал раньше.

Санный поход Нансена
В 1893 г. норвежец Фритьоф Нансен на специально пост­роенном для ледового плавания пароходе «Фрам» (капитан Отто Свердруп, 12 человек команды) прошел от Норвегии до Новосибирских островов, повернул на север и 21 сентября под 78°50′ с. ш., 133° 37′ в. д. нарочно вмерз во льды. Нансен рас­считывал, что ледовый дрейф вынесет «Фрам» если не к самому полюсу, то во всяком случае гораздо ближе к нему, чем нахо­дится самая северная точка суши. Через год и три месяца » конце 1894 г. «Фрам» достиг 83°24′ с. ш. Но в начале 1895 г., находясь под 84° с. ш., норвежцы убедились, что льды почти не дрейфуют к полюсу.
Нансен, взяв с собой Фредерика Яльмара Яохансена, 14 марта 1895 г. оставил «Фрам», двинулся к полюсу и достиг 7 апреля 86° 4′ с. ш., но вынужден был повернуть к ближайшей суше — Земле Франца-Иосифа. Подходя к ней с северо-восто­ка, Нансен открыл группу малых островов: «Первый остров я назвал Ева, второй Лив [в честь жены и дочери] (В 1932 г. советская экспедиция установила, что Ева и Лив — единый остров (Ева-Лив, 81°41′ с. ш.)), а маленький, ла который мы взбирались,— Аделаида. Четвертый, к югу от нас, кажется, видел Пайер и назвал островом Фредена. Всему архипелагу я дал название «Белая Земля». Оттуда норвежцы прошли на запад, обогнув остров Карла-Александра, к остро­ву Джексона, о недавнем открытии которого не знали, и 26 ав­густа остановились там на зимовку. Они построили хижину из камня, мха и моржовых шкур, питались преимущественно медвежатиной. Летом 1896 г. они двинулись на юг, и на ост­рове Нортбрук произошла (18 июля) неожиданная встреча Джексона с Нансеном — «цивилизованного европейца… тща­тельно выбритого и причесанного… с дикарем, одетым в гряз­ные лохмотья, с длинными всклокоченными волосами и щетини­стой бородой» (Нансен). Джексон в августе отправил обоих норвежцев на родину.

Экспедиции Уэлмена, Абруцского и Фиалы
В 1898—1899 гг. на острове Галля зимовала американская полярная экспедиция, организованная журналистом Уолтером Уэлменом (финансировал ее банкир Морган). Участник экс­педиции метеоролог Эвелин Болдуин весной 1899 г. во время санного похода открыл и нанес на карту самый восточный ост­ров Земли Франца-Иосифа — Греэм-Белл (1708 кв. км). Он проследил также восточный и северный берега Земли Вильче-ка: оказалось, что Ла-Ронсьер не полуостров, как предпо­лагал Пайер, а остров и что Греэм-Белл отделен от Земли Вильчека проливом Моргана. Возвращаясь в августе домой на судне, присланном за зимовщиками, Уэлмен открыл четыре островка. После работ его экспедиции главным обра­зом благодаря Болдуину выяснилось, что Земля Франца-Ио­сифа раскинулась на одиннадцать градусов с запада на вос­ток (от 44° до 55° в. д.).
Итальянский герцог-альпинист Луиджи Абруцский в 1899 г. возглавил экспедицию, главной целью которой, как и амери­канской, было достижение Северного полюса. Базой служило судно «Стелла Поляре» под командой Умберто Каньи. На мысе Флора итальянцы выгрузили часть провианта, 5 т угля и четыре шлюпки (Позднее это помогло экспедиции Фиалы и Альбанову). Пройдя Британский Канал, они 8 августа достигли к северу от острова Рудольфа 82° 04′ с. ш., не обна­ружив ни «Земли Оскара», ни «Земли Петермана», у которой предполагалось переждать полярную ночь. Поэтому местом зимовки была выбрана бухта Теплиц.
11 марта 1900 г. Луиджи Абруцский, отморозивший руку, направил к полюсу капитана Каньи. Тот с тремя спутниками 25 апреля достиг 86°34′ с. ш. (у 68° в. д.). Во время этого санного похода он нигде не обнаружил признаков «Земли Пе­термана», хотя на обратном пути дрейфующие льды относили его на запад до 60° в. д. Каньи более точно нанес на карту несколько островов, в том числе Рудольфа.
Американец Антонио Фиала в 1903 г. на средства капитали­ста Циглера организовал к Земле Франца-Иосифа экспедицию на пароходе, зимовавшем в бухте Теплиц. В декабре экипаж перебрался на берег, так как пароход был сильно поврежден напором льда, а в конце января 1904 г. во время шторма он исчез — затонул или был унесен в море. Американцы были вывезены в Норвегию вспомогательным судном только в августе 1905 г.
Во время двухлетнего пребывания на архипелаге науч­ные сотрудники экспедиции обследовали лабиринт островов между 52° и 59° в. д. Вместо «Земли Зичи», сильно умень­шившейся после работ предшественников Фиалы, на его карте появились новые острова, в том числе Циглера и Грили, а ряд заснятых ранее островов получил более пра­вильные очертания.

Седов и Альбанов
Военный моряк Георгий Яковлевич Седов в 1902 и 1910 гг. проводил гидрографические работы в северных морях, В 1912 г. он возглавил организованную (по его инициативе) на частные средства экспедицию, целью которой было исследо­вать Центральную Арктику и водрузить русский флаг на Северном полюсе. В августе, командуя пароходом «Святой Фока», Седов пытался перейти из Архангельска к Земле Фран­ца-Иосифа, но из-за тяжелых льдов повернул к Новой Земле. Там «Святой Фока» был затерт льдами в бухте на 76° с. ш., у полуострова Панкратьева.
Осенью Седов произвел детальную съемку соседних ост­ровков. Участники экспедиции — географ Владимир Юльевич Визе, геолог Михаил Алексеевич Павлов и два матроса — дваж­ды пересекли Северный остров, пройдя от Баренцева к Карско­му морю и обратно. «Это первое пересечение Новой Земли в такой высокой широте показало, что здесь внутренняя часть острова занята обширным ледником, наподобие купола по­крывающим сушу и совершенно сглаживающим неровности ее рельефа» (В. Визе). Весной 1913 г. Седов подробно и точно описал северо-западный берег Новой Земли и с одной со­бачьей упряжкой обогнул ее северную оконечность, где, между прочим, нашел старинные русские кресты. «Работа Седова существенно изменила карту северо-западного берега Новой Земли, составленную в свое время по весьма поверхностной съемке норвежских промышленников» (Визе).
В начале сентября лед взломало, и «Святой Фока» пере­шел к южной части Земли Франца-Иосифа, выбрав для зимовки бухту Тихую у острова Гукера. Во время второй зи­мовки Седов заболел цингой, как и почти все его спутники. Смертельно больной, он 15 февраля 1914 г. вместе с матро­сами Григорием Линником и Александром Пустотным на нартах начал ледовый поход к полюсу, но умер 5 марта в трех километрах к югу от острова Рудольфа. Матросы похо­ронили Седова на западном берегу Рудольфа, на мысе Аук (81° 45′ с. ш.), и вернулись на судно 19 марта.
Весной Визе произвел съемку острова Гукера, а Павлов, исследовал его геологическое строение. «Впервые на Земле Франца-Иосифа были поставлены систематические наблюде­ния над движением ледников» (Визе). «Святой Фока» осво­бодился из льдов в конце июля 1914 г. и перешел к мысу Флора острова Нортбрук.
Военный моряк Георгий Львович Брусилов организовал в 1912 г. на частные средства экспедицию на паровой шхуне «Святая Анна» с целью пройти Северо-Восточным проходом из Атлантического океана в Тихий. В начале октября шхуна была затерта льдами у западного берега полуострова Ямал (71° 45′ с. ш.), но в конце октября лед оторвало, и начался ледовый дрейф «Святой Анны», вынесший ее в Полярный бас­сейн. Когда через полтора года, в апреле 1914 г., шхуна нахо­дилась к северу от Земли Франца-Иосифа, у 83° 17′ с. ш. и 60° в. д., судно с согласия Брусилова покинули 11 человек во главе со штурманом Валерианом Ивановичем Альбановым. На «Святой Анне» осталось 13 человек, включая Брусилова, и все без вести пропали.
Отряд Альбанова пешком по дрейфующему на запад льду добрался до Земли Александры, пройдя более 400 км. Так было окончательно доказано, что к северо-западу от Земли Франца-Иосифа нет мифических Земель Петермана и Короля Оскара. При переходе (200 км) от Земли Александры к ост­рову Нортбрук погибло девять человек. Альбанов же и мат­рос Александр Конрад 9 июля добрались до мыса Флора, где неожиданно встретились с экипажем «Святого Фоки» 2 августа 1914 г.
Альбанов взял с собой вахтенный журнал «Святой Анны», представлявший большую научную ценность особенно из-за того, что во время дрейфа производились промеры глубин в части Ледовитого океана, ранее никем не посещавшейся. На основании этих и позднейших промеров советские океано­графы дали характеристику рельефа дна к северу от Новой Земли и к востоку от Земли Франца-Иосифа и выявили мери­диональную впадину длиной почти 500 км, получившую на­звание «желоб «Святая Анна».