8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Хазарский каганат
До IX в. н. э. в Восточной Европе жило много различных — оседлых, кочевых и бродячих — этнических групп, и много проходило через нее во время великого переселения наро­дов. Однако почти все эти народы были бесписьменными. Ес­ли в раннем средневековье несколько расширились географические сведения о Восточной Европе, то только потому, что ее в V — IX вв посещали греческие и римские (византий­ские), иранские, а с VII в. также арабские завоеватели и послы, миссионеры и купцы-грамотеи. А между тем уже в последней четверти VII в. на Прикаспийской низменности, в Приазовье и в Северном Причерноморье существовало силь­ное раннефеодальное государство — Хазарский кага­нат и в начале VIII в. он начал распространять свою власть на бассейн Средней Волги, Дона и Днепра, а в южном на­правлении—на Предкавказье (бассейны Кубани и Терека), где жили тогда адыги и ираноязычные аланы (предки осе­тин) касоги и ясы русских летописцев.
Глава хазарского государства носил титул «каган» (Так именовали себя и киевские князья после освобождения придне­провских славян от хазарского ига и до XII в.): у тюрок (а хазары были тюркоязычным народом) он соответст­вовал средневековому европейскому «кесарь» (русское — царь) Хазарский каганат отличался пестротой этнического состава населения, которое притом подвергалось различным культурным влияниям. Большинство подданных кагана, в том-числе славяне, были язычниками; среди жителей Причерно­морья, особенно в Крыму, за который Хазарский каганат бо­ролся с Византией, было много христиан «греческой веры» (православных), а в восточной полосе, от Кавказа до Средне­го Поволжья, арабские «ревнители веры», приходившие из. стран Багдадского халифата, распространяли ислам.
После похода багдадских полководцев Маслами (727 г.) и особенно Мервана (737 г.) из Закавказья через «Аланские Ворота» (Дарьяльское ущелье) в долину Терека хазары были вынуждены перенести столицу из города Семендер„ стоявшего на левом берегу нижнего Терека, в низовья Волги, на ее левый рукав Ахтубу. Немного ниже того пункта, где Ахтуба отделяется от главной реки, была построена новая хазарская столица; ее тюркское название, как и самой Вол­ги – Итиль; рост торгового движения по Волге содействовал быстрому росту этого города, а к западу от него до нижнего Дона и Северского Донца стали оседать и заниматься земледелием бывшие кочевники-скотоводы.
Начался второй подъем Хазарии. К IX в. кагану платило дань население примерно половины Восточной Европы, от Урала до Волынской и Подольской возвышенностей: волжско-камские болгары, мордва-эрзя, марийцы (черемисы) и ряд восточнославянских племен, живших в бассейне Днепра и Оки.
В VIII—IX вв. Хазарский каганат находился между араб­ским мусульманским «молотом» и византийской христианской «наковальней» и воевал и с Багдадским халифатом, и с Восточной Римской империей. Оба противника вели почти непрерывную войну в Передней Азии и Южной Европе, где ви­зантийцы с трудом отстаивали свои владения от наступающих арабов. Те и другие рассматривали хазар как своих возмож­ных союзников и старались обратить их в свою веру: христи­анские и мусульманские миссионеры стали часто посещать хазарские владения.
Несомненно, правящая феодальная знать Хазарии ясно представляла себе, что религиозная зависимость от христиан­ской империи или мусульманского халифата может привести к потере независимости страны, так как эта знать офици­ально приняла третью религию — иудаизм. Веру эту занесли в некоторые области каганата евреи, бежавшие из Византии от преследований, сопровождавшихся массовыми погромами и резней. Из-за этого в Хазарии тогда существовало три письменности на трех языках: греческом, арабском и древне­еврейском, а кроме того, появилась четвертая письменность, в основу которой было положено изобретенное не ранее VII в. н. э. в Центральной Азии тюркское руническое («орхонское») письмо.

Царь Иосиф о владениях хазар
Хазарские документы, написанные на греческом, арабском или тюркском языках, не сохранились. До нас дошел только один, древнееврейский документ середины X в.— письмо ха­зарского царя Иосифа в двух средневековых редакциях, краткой и пространной.
Иосиф отвечал на письмо испанского еврея Хасдая Ибн Шафрута (министра халифа Абдаррахмана III Победоносно­го (Кордовский халиф 929—961 гг., подчинил своей власти всех мусуль­манских государей Испании, создал сильный флот на Средиземном море, организовал отборное войско, преимущественно из рабов-славян (сакалиба). Возможной поставкой, рабов в известной мере, кроме других торго­вых и религиозных мотивов, объясняется интерес министра к Хазарии)), который задал ему много вопросов. Иосиф, разумеется, из осторожности уклонился от ответа на вопросы военного и финансового порядка, но на географические и историко-религиозные вопросы ответил. Ниже помещены выдержки из его письма, относящиеся к Восточной Европе; в квадратные скобки заключены предложенные учеными толкования назва­ний географических объектов и народов (вместо данных в письме обозначений, которые иногда с трудом поддаются отождествлению).
«Хазария …расположена подле реки, примыкающей к морю Гургана [Каспию], на востоке на протяжении четырех месяцев пути…» «…У реки [Итиль] расположены многие народы… некоторые в открытых местностях, а другие в укреп­ленных городах. Вот их имена… [болгары, савиры, эрзя, че­ремисы, вятичи, северяне, славяне]… Все они мне служат и платят дань. …Все живущие по берегу [Каспия] на протя­жении одного месяца пути, все платят мне дань …пока граница не поворачивает к «Воротам» [Дербент] …а они расположены на берегу моря. Оттуда граница поворачивает к горам [Кавказу]…»
Иосиф пишет, что и к западу от реки Итиль ему платят дань все, в том числе «…жители страны… Танат [нижний Дон],— до самого… [Черного] моря на протяжении двух меся­цев пути…». «Оттуда [за Крымом] граница поворачивает на север до реки Юз-r [тюркское Узу — Днепр]. Они живут [здесь] в открытых местностях, не защищенных стенами, и переходят по всей степи, доходя до границы… [земли угров]. Они много­численны, как песок… и платят мне дань. Страна их простира­ется на протяжении четырех месяцев пути».
И тут же царь дипломатически указывает министру му­сульманского государства, что сам он «живет у входа в реку Итиль и не пускает [язычников] русов, прибывающих на ко­раблях морем, чтобы идти на исмаильтян, переходить к ним [в Каспий]…». Речь идет о русском морском пути от Днепров­ского лимана на восток — через Черное и Азовское моря,— об использовании «русами» Дона до луки, волока к Нижней Волге и ее судоходных рукавов для перехода на Каспий. Саркел у Донской луки, Итиль на Ахтубе рисуются царем как северо-западные форпосты мусульманского мира, ограж­дающие «всю страну исмаильтян [мусульман] до Багдада…» от набегов «русов».
Затем Иосиф переходит к описанию своей столицы Итиль и ядра Хазарии — низовьев Волги. Говоря о размерах цент­рального, столичного района своих громадных владений, царь ведет счет в арабских фарсахах, а общепринятая востокове­дами длина фарсаха равна 5,5 км. Ниже мы сделали пере­счет расстояний в километры.
«…Есть в моем царстве три города. В одном живет цари­ца со своими прислужницами и евнухами. Длина и ширина его с пригородами и примыкающими к нему деревнями — 275 на 275 км. (Очевидно, здесь речь идет о целой области), и живут в нем иудеи, исмаильтяне и хри­стиане… и другие народы… Второй город со своими пригоро­дами занимает …44 на 44 км …В третьем городе живу я со своими князьями, рабами и всеми приближенными служите­лями. Он невелик …16,5 на 16,5 км. Между стенами его тянется река… (Арабские авторы (кроме Масуди) также отмечали, что Итиль со­стоял из двух частей: западная отведена была только для царя, его воинов и знатных хазар, а в восточной жили купцы и мусульмане и находились товарные склады) Мы живем всю зиму в городе, а [в апреле] выходим из города и идем каждый к своему полю и саду и к своей [полевой] работе… (Арабские авторы также сообщают, что хазары выходят из Итиля на расстояние до 110 км для посева и жатвы) А я, мои князья и слуги отправ­ляемся… [за 110 км], пока не доходим до большой реки… и оттуда… [следуем вокруг нашей страны], пока не приходим к концу города [Итиль]». Это традиционное летнее путешест­вие хазарских каганов — память о давнем прошлом, о сезон­ных перекочевках их тюркских предков.
«Таковы размеры нашей страны и место нашего отдыха. Страна не получает много дождей. В ней имеется много [рыбных] рек, много источников. Страна плодородна и тучна, состоит из полей и виноградников, [фруктовых] садов и пар­ков. Все они орошаются из рек…»
И царь завершает описание своей родины, собственно Хазарии, указанием на то, что она простирается с востока, от Каспия (неизвестно, от какого пункта его северного берега), на запад на 275 км до реки Бузан (Дон), а с севера на юг — на 385 км. «Я живу внутри острова. Мои поля, виноградники, сады и парки находятся внутри острова».

Загадка Хазарии
История открытия и первого исследования бассейнов Волги и Дона и той окраины Юго-Восточной Европы, кото­рая расположена между нижней Волгой и Эмбой, тесно свя­зана с судьбой Хазарии. А между тем «…мы не знаем точно, кто такие были хазары, откуда они появились, какой образ жизни вели и даже где они жили. Исторические источники помещают их на Нижней Волге, а археологи до недавнего времени не знали ни одного хазарского памятника в низовь­ях этой реки…» (М. И. Артамонов).
Все, что выше сообщалось о Хазарском каганате, кроме письма царя Иосифа, известно по историческим документам, многочисленным и часто противоречивым, составленным вре­менными союзниками, или врагами этого странного государ­ства, или русскими летописцами.
Впервые о хазарах говорят византийские хронисты, так как они оказали в VII в. военную помощь императору Ирак­лию в борьбе с иранцами (627—628 гг.). В последний раз в XIII в. о хазарах-христианах («газарах») упоминает пап­ский посол в Монголию Плано Карпини в отчете о путешествии (1247 г.), а о стране «Газарии» в Северном Причерно­морье — французский посол в Монголию Гильом Рубрук (1255 г.).
Скупые же известия о разгроме Хазарии русскими восхо­дят к середине этого шестивекового периода, к 60-м годам X в. Очень коротко говорит об этом событии «Начальная ле­топись» под 965 г.: «Пошел Святослав на хазар. Услышав же, хазары вышли навстречу во главе со своим князем Каганом и сошлись биться, и в битве одолел Святослав хазар и столи­цу их и Белую Вежу [Саркел] взял. И победил ясов и касогов [аланов и адыгов]».
Летописец не сообщает названия столицы. А был ли дей­ствительно взят тогда город Итиль, о котором незадолго до того царь Иосиф писал, что его столица находится на острове и окружена стенами? Можно ли предположить, что летопи­сец имел в виду старую столицу Хазарии, Семендер на Те­реке? Ведь тут же летописец говорит о победе над аланами, жившими в бассейне Терека. Да и как в результате одного похода могла погибнуть большая держава, еще владевшая громадной территорией в Восточной Европе? Это историче­ская загадка, к разрешению которой только начали подходить советские историки.