8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Шарпантье-сын в Пиренейских горах
В 1808—1812 гг. всю цепь Пиренеев прошел горный инже­нер Жан Шарпантье-сын, но исследовал он преимущественно северные склоны, так как на юге шла партизанская война ис­панцев против французских оккупантов. «Хотя основной [его] целью было изучение геологического строения цепи», он уде­лил много внимания и «пластике», как тогда говорили, Пире­неев. В отличие от его предшественников Шарпантье детально охарактеризовал не только самые высокие или живописные пики, но и долины обоих склонов. Он осмотрел верховья всех крупных рек, стекающих с Пиренеев.
Шарпантье описал много ледников, в том числе массива Маладеты (Шарпантье высказал предположение, что поток, стекающий с ледника Маладеты и пропадающий в Тру-де-Торо, является истоком Гаронны. Но» доказать это удалось лишь в наше время французскому спелеологу Норберу Кастере), подчеркнул незначительность их общей площади (по последним данным, около 40 кв. км. и малую роль в пи­тании рек — они, за одним исключением, дают начало лишь небольшим потокам: «Ледники Пиренеев покрывают склоны самых высоких гор и никогда не спускаются в ущелья, пере­валы или долины. Они не связаны друг с другом, как в Швей­царии, а изолированы… Все ледники приурочены к северным склонам гор».
Шарпантье разделил весь хребет на участки в зависимости, от их высоты. На востоке низкие (до 1257 м) горы Альбьер — от моря до перевала Пертюс. «… К западу — до горы Канигу [2785 м]… нет остроконечных вершин, только округлые горы с плоскими вершинами, покрытыми лугами и лесами… [Далее]: горы неожиданно принимают дерзкий и величественный вид; гребень цепи вырезывается острыми пиками или обрывистыми, скалами; горы становятся труднодоступными». Самый высокий участок — между 1° 30х в. д. и 0°20’з. д., причем «высшие точки Пиренеев находятся не на главной цепи, хотя она и несет ряд больших пиков, а на боковых южных отрогах… [Затем] горы постепенно понижаются. Центральная цепь и… боковые ветви несут ряд округлых и удлиненных, легко доступных вершин» (пики Ани и Ори, 2504 и 2021 м).
Шарпантье описал много небольших отрогов, перпендику­лярных главной цепи, которые постепенно снижаются и вет­вятся. Он выявил ряд изолированных хребтов, параллельных главной цепи, изучил почти все речные долины — около 30 на северных склонах и столько же на южном: большие долины преимущественно поперечные и имеют вид ущелий, самые длинные находятся в центре цепи. Озерки, встречающиеся в этих долинах, характерны главным образом для северного склона.
Несмотря на ряд недостатков, труд Шарпантье «Очерки геологического строения Пиренеев» (1823 г.), как указывает историк геологии Карл Циттель, «долгое время был основопо­лагающим в изучении этих гор».

Французские топографы на Пиренейском полуострове
После заключения испано-французского договора о завое­вании и разделе Португалии (октябрь 1807 г.) французская армия вошла в Испанию и совместно с испанскими войсками в ноябре оккупировала Португалию. А через четыре месяца Наполеон I начал агрессию против недавнего союзника. Французы к началу 1809 г. оккупировали почти всю страну. Испанский народ ответил партизанской войной-герильей, в которой главную роль играли крестьяне. В этой тревожной обстановке в течение нескольких лет, до середины 1813 г., когда наполеоновские войска начали стремительно отступать за Пиренеи, французские топографы обследовали и нанесли на карту ряд крупных орографических единиц Испании и Португалии.
На севере они точно проследили огромный (500 км) ши­ротный извилистый хребет — Кантабрийские горы. Но почти весь северо-западный угол полуострова, занятый древним кристаллическим Галисийским массивом, заснят неудовлет­ворительно.
Южнее, в Португалии, между реками Миньо и Лима толографы выделили небольшой (100 км) хребет — несомненно, невысокие безымянные горы с вершиной Педрада (1415 м). Между 40 и 42° с. ш. они проследили длинную (450 км), почти широтную цепь (Центральную Кордильеру), связав ее за испано-португальской границей с юго-западными отро­гами, достигающими Лиссабона: это, несомненно, Серра-да-Эштрела и ряд других, более низких и коротких «серр» (хребтов).
Между Кантабрийскими горами и Центральной Кордилье­рой французы засняли северную часть Месеты, пересекаемую средней Дуэро, в частности на правобережье, между реками Писуэрга и Эсла, равнину Тьерра-де-Кампос. В верховьях Дуэро они обследовали горный массив (северную часть Ибе­рийских гор), но неверно связали его с Центральной Кор­дильерой.
Между 3°40′ и 7° з. д., на водоразделе Тахо и Гвадианы, нанесен на карту единый большой (около 300 км) хребет: это Толедские горы, Сьерра-де-Гуадалупе, Сьерра-де-Сан-Педро и ряд малых массивов между ними. Почти без ошибок про­слежены горы Сьерра-Морена — водораздел Гвадианы и Гвадалквивира (3—7° з. д.).
На юге французы довольно точно нанесли на карту Кор­дильеру Бетико, простирающуюся к северо-востоку (на 370 км) от низовьев реки Гуадалете, впадающей в Кадисский залив, до верхней Сегуры (бассейн Средиземного моря). На южном побережье Испании они верно проследили еще один хребет — Кордильеру Пенибетико (240 км), «распи­ленную на части» короткими реками, стекающими в западный угол Средиземного моря, а на востоке доходящую до Альмерийского залива.
Результатом всех съемок явилась первая карта Пиреней­ского полуострова, на которой сравнительно верно показаны направление и длина основных горных хребтов. Однако на ней нет ни одной высотной отметки, невысокие сьерры и гряды холмов показаны так же, как мощные хребты. Нет и названий перечисленных выше гор. И все же она была заметным ша­гом вперед в изучении рельефа полуострова.

Геологи в Западной и Южной Европе
Французский горный инженер Александр Броньяр и зоолог Жорж Кювье в начале XIX в. провели серию исследований Парижского бассейна, установив его размеры и особенности геологического строения. Их совместная работа вышла в свет в 1808 г. Броньяр изучал также возвышенности северной и средней Франции и подготовил «хорошую почву» для деталь­ных работ Дюфренуа и Эли-де-Бомона.
Бельгиец Жан Омалиус д’Аллу а в 1804—1814 гг. объездил кроме своей родины Северную Францию, пограничные обла­сти Германии и Швейцарии и обследовал Центральный мас­сив, Пиренеи, Альпы, Балканы. Он одним из первых пришел к выводу, что геолог при изучении хребтов главное внимание должен обращать на условия залегания слагающих их пород, а не на формы гор. В Арденнах, Эйфеле, Хунсрюке, а также в Рейнской области Аллуа выделил особую сланцевую форма­цию, «пронизанную» вулканическими породами.
В 20-х годах под руководством «отца французской гидро­графии» Шарля Франсуа Ботан-Бопре началась опись мор­ских берегов Франции. В 1848 г. она была закончена и создан атлас «Пилот», состоящий из шестисот точных карт.
В 1825 г. французские горные инженеры Пьер Арман Дюфренуа и Жан Батист Эли-де-Бомон начали геологическую съемку Франции, разграничив «сферы» деятельности. Бомон изучил восточные районы страны: Вогезы, междуречье Мар­на— Мозель, Арденны, возвышенности Морван, Кот-д’Ор, Лангр, французские части Юры и Альп. Дюфренуа обсле­довал центр и запад страны — Центральный массив (Летом 1821 г. потухшие вулканы Оверни изучал англичанин Джордж Лоулет Скроуп, в 1826 г. опубликовавший фундаментальную работу о них; до конца XIX в. она неоднократно переиздавалась и составляла «основу учения о вулканах» (К. Циттель)), Севенны, Гатин (южная часть Парижского бассейна), возвышенности Нормандии и Бретани, а также низменности нижней Гаронны и Луары. Они составили первую подробную геологи­ческую карту Франции (1840 г.), на которой отчетливо выступает ряд больших физико-географических районов — Парижский бассейн, Центральный и Армориканский массивы. Они также установили наличие Рейнского грабена и доказали прежнее единство Вогез и Шварцвальда.
Работая несколько лет, учитель-эльзасец Юлиус Турман к 1830 г. описал всю Юру, выделив 160 коротких параллельных хребтов, из них 30 более значительных. В Юре он различал три зоны: высокие цепи, центральную возвышенность и слабо­складчатую зону плато. В измененном виде трехчленное деле­ние сохранилось до нашего времени: хребтовая, платообразная и столовая Юра.
Геологическую съемку Бельгии в 1836—1849 гг. выполнил Андре Дюмон. Он дал новое представление о ее структуре и составил кроме геологической также карту рельефа.
В 40-х годах горный инженер Габриэль Огюст Добре (Добре стал одним из основоположников гидрогеологии) весь свой летний досуг посвятил изучению геологического строения Эльзаса — восточных склонов Вогез и долины Рейна между 47°30′ и 48° с. ш. В 1849 г. он опубликовал геологическую карту нижнего Эльзаса, за которой в 1852 г. последовало цен­ное геологическое описание этой местности.
Учитель-швейцарец Бернгард Штудер в 20-х годах начал изучать горы своей родины. Последовательно в 30—40-х годах он издал описания геологического строения отдельных высоко­горных районов, а затем создал фундаментальную «Геологию Швейцарии» (2 тома, 1851 —1853 гг.) и составил сравнительно точную геологическую карту страны. Тогда ее съемка еще не была закончена, и Штудеру пришлось преодолевать ряд труд­ностей, связанных со сложным рельефом Швейцарских Альп.
Швейцарский натуралист Жан Луи Агассис в 1836.— 1844 гг. изучал ледники, путешествуя по Альпам (иногда вместе со Штудером), и «покорил» много вершин, в том числе и величайшие. В 1837 г. он впервые обосновал свои взгляды о ледниковом периоде в жизни Земли.
В Италии в 20—30-х годах Микеле Теноре продолжал ис­следование Абруцц, особенно массива Маеллы, и полуострова Гаргано. В 1851 г. Джузеппе Менегини выпустил новое опи­сание равнин и гор Тосканы, а в 1860 г. дал превосходную, геологическую характеристику Сардинии. Другие итальянские геологи в 60-х годах изучали Тоскано-Эмилианские и Луканские Апеннины, а также разрозненные горные группы Калаб­рии. Но систематические детальные работы по составлению геологической карты страны начались лишь в 1873 г. сначала на Сицилии, затем в Апуанских Альпах, на Сардинии и в Юж­ной Италии. Почти одновременно была проведена топогра­фическая съемка ряда областей страны.
На Пиренейском полуострове только в 1849 г. французские геологи Эдуард Вернейль и Колломб начали широкие иссле­дования Испании и Португалии, законченные в 1861 г. В 1864 г. их геологическая карта Пиренейского полуострова увидела свет.

Немецкие геологи в Центральной Европе
Невысокие, обжитые и частично распаханные горные мас­сивы Центральной Европы и в XIX в. продолжали интересо­вать геологов. Параллельно с геологическими они проводили и географические исследования.
В начале XIX в. Иоганн Карл Фрейслебен детально изучил весь Тюрингенский Лес, невысокий (до 982 м) и сравнительно короткий (100 км) хребет с куполовидными вершинами. Он описал также холмистую местность к северу до 51° с. ш. Тогда же Карл Раумер, проводя геологические изыскания в Нижней Силезии, обследовал Судеты и совместно с М. Энгельхардтом Рудные горы, невысокий, сильно разрушенный горный массив (длина — около 150 км) (В 1838—1846 гг. Карл Фридрих Науман и Бернхард Котта проводили в Рудных горах топографические и геологические работы). Позднее, в 1810—1815 гг., они работали в бассейне нижнего Рейна, продолжив исследования Аллуа, и выявили за 50-й параллелью по обе стороны Рейна новую орографическую единицу — горный массив, рассечен­ный на ряд платообразных возвышенностей. Они назвали этот массив Рейнскими Сланцевыми горами. Генрих Дехен и К. Ойенхаузен в 1825 г. впервые детально обследова­ли грабенообразную долину Рейна между 48° и 50е с. ш. В том же 1825 г. Фридрих Альберти описал почти меридиональный Шварцвальд, 160-километровый хребет с куполообразными или плоскими вершинами, протягивающийся по правому бере­гу Рейна (высота до 1493 м).
Леопольд Бух исследовал и описал Франконский Альб — дугообразный массив (до 657 м, длина — 150 км) между 11 и 12° в. д. к северу от верхнего Дуная, а в 1828 г.— северные склоны Альп, пересекаемые правыми притоками верхнего Ду­ная. С 30-х и до 60-х годов изучение этих Баварских Альп продолжил Карл Франц Шафхойтль.
Фридрих Гофман в 1820 г. изучил низменности к северу от 52°20′ с. ш., особенно песчаную Люнебургскую пустошь, а в 1822—1830 гг.— возвышенности между реками Верра (глав­ный исток Везера, 292 км) и Заале (приток Эльбы) у 51° с. ш.: плато Хайних (до 516 м), узкую гряду Тевтобургский Лес (до 447 м, длина — около 80 км), плато Финне. Людвиг Хаусман исследовал в 1824 г. Везерские горы, плато Золлинг и другие возвышенности на верхнем Везере.
Первые достоверные сведения о строении массива Шпессарт (в излучине Майна у 9°30′ в. д.) дал в 1843 г. А. Клипштейн, который до этого обошел почти весь бассейн Майна. В 1837—1850 гг. Фридрих Август Квенштедт детально изучил и хорошо описал Швабскую Юру (Швабский Альб), длинную (около 200 км), расчлененную притоками Неккара и верхнего Дуная гряду, вершина которой представляет собой карстовое плато (высота до 1015 м).
Генрих Дехен продолжал работать в Рейнских Сланцевых горах с 40-х по 80-е годы и в результате создал двухтомную монографию, половина которой посвящена географической характеристике рейнских возвышенностей. Он обстоятельно описал, с многочисленными определениями высот, горы Зауэрланд на левобережье Рура, массивы Вестервальд, Хунсрюк и плосковершинный хребет Таунус, а на левом берегу Рейна — горы Хардт (северный отрог Вогез).
В 1856—1868 гг. Вильгельм Гюмбель исследовал Бавар­ские Альпы и Баварский Лес. В 70-х годах он описал водо­раздельную возвышенность Фихтель, с которой берут начало Майн (бассейн Рейна), Заале и Огрже, притоки Эльбы, и Наб (бассейн Дуная), а также Франконский Лес, невысокие горы у 11°30′ в. д. В 80-х годах Гюмбель изучал Франконский Альб и описал его в 1891 г.

Дюфур и другие исследователи Швейцарии
Французские топографы произвели в период наполео­новских войн точные съемки Западных Альп, в частности массива Монблан (триангуля­ция начата в 1802 г.), а также Женевского озера. То же они сделали и во всех других по­граничных с Францией райо­нах Швейцарии. В 10—20-х го­дах и сами швейцарцы произ­вели ряд бесплановых частич­ных съемок своей территории; на этом настаивали и геологи, в том числе Бернгард Штудер из Берна и франко-швейцарцы Орас Соссюр и Жан Шарпантье. Среди военных топо­графов выделился своими ра­ботами, особенно в западной части Бернских Альп (в кантоне Во), Генрих Песталоцци (однофамилец знаменитого педагога).
В 1832—1865 гг. правительственными работами по всей Швейцарии для составления крупномасштабной карты страны руководил женевец Гийом Анри Дюфур, военный инженер французской выучки. Короткий перерыв в работе Дюфура был в ноябре 1847 г., когда в Швейцарии вспыхнула гражданская война, развязанная реакционным Зондербундом (блоком семи католических кантонов) против правительства Швейцарского союза. Дюфур, назначенный главнокомандующим союзной армией, в декабре того же года наголову разбил войско Зондербунда.
Съемки в 1835—1843 гг. велись совместно с Швейцарским обществом натуралистов: Штудер объединился с Дюфуром. Натуралисты интересовались главным образом высокогорны­ми районами, а Дюфур охотно признал, что их помощь необ­ходима для составления хорошей топографической карты Альп. Женева взяла на себя все расходы по съемке своего кантона; другие выделили часть необходимых средств, кроме бедных, малолюдных горных кантонов, где все работы произ­водились за счет Союза.
Западную часть Швейцарского плоскогорья (кантон Фрибур) в 1842—1851 гг. заснял политический эмигрант из Рос­сии поляк Александр Стриенский, бывший офицер русского генерального штаба. Руководитель работ на востоке плоско­горья, в кантоне Цюрих, Иоганнес Вильд завершил, между прочим, гидрографическое исследование Цюрихского озера (88 кв. км).
В 1851 г. полевые работы были закончены в большей части страны, но в четырех кантонах по разным обстоятельствам они затянулись. В конце 1864 г. Дюфур подвел итоги своей 33-летней работы в «Заключительном отчете о топографиче­ской карте Швейцарии». В 1865 г. издана «Карта кантона Цюрих», первая крупномасштабная карта части Швейцарии, удовлетворяющая высоким техническим требованиям. За ней последовали карты других кантонов. (В том же 1865 г. Дюфур вышел в отставку. Союзный совет (прави­тельство Швейцарии) постановил назвать высшую точку страны, вершину массива Монте-Роза, в его честь (пик Дюфур 4634 м)) С «Картой Дюфура» тесно связано создание геологической карты страны, затеян­ное еще в конце 20-х годов Швейцарским обществом натура­листов. Работы широко развернулись в 1860 г. и завершены были в 1888 г.
Преемник Дюфура (до 1879 г.) Герман Зигфрид ранее (с 1851 г.) руководил съемками высокогорных районов в отста­вавших кантонах. С 1871 г. начали выходить первые карты «Атласа Зигфрида» — начало новой картографии высокогор­ных районов страны.

Британские геологи — исследователи Англии и Шотландии
На Британских островах в начале XIX в. работала целая плеяда исследователей, благодаря которым геология как наука встала на ноги. 25-летний инженер-самоучка Вильям Смит с 1794 г. работал по строительству каналов. Ежегодно он проходил пешком тысячи километров по возвышенностям и низменностям Центральной Англии, Корнуэлла и Уэльса, и его маршруты пересекли страну во всех направлениях. Строя каналы, Смит наблюдал и запоминал особенности геологиче­ского строения Англии, именно запоминал, но не делал запи­сей. Он, как и А. Вернер, питал ненависть к бумаге и перу, но с охотой рассказывал о своих наблюдениях друзьям. Им-то Смит и обязан всемирной известностью: друзья записали его мысли и наблюдения и упросили подписать этот «устный трактат», в котором он разработал стратиграфию юрской си­стемы.
В 1815 г. Смит составил геологическую карту Англии и Уэльса, ставшую классической. Это был первый опыт подроб­ного описания крупного района Европы. Самоучка стал «от цом английской геологии» и положил начало систематическим топографо-геологическим исследованиям Европы. Работа Смита по стратиграфии Англии с геологическими разрезами долго служила также хорошим пособием по географии страны.
Около 1811 г. архитектор Томас Уэбстер исследовал мело­вые берега Южной Англии между Г и 3° з. д. и описал весь остров Уайт. Медик Джон Маккулох так увлекся геологией, что в 1811 г. продал свою врачебную практику, несколько лет изучал Внутренние Гебриды и в 1819 г. опубликовал их опи­сание, содержащее, между прочим, характеристику больших островных базальтовых плато. Затем Маккулох перенес иссле­дования на Шотландию, а с 1826 по год смерти (1835) со­ставлял геологическую карту страны (издана в 1840 г.).
Юрист Чарльз Лайелл сначала увлекся энтомологией и лишь около 1810 г. полностью отдался науке о Земле. Вместе с женой Мэри он обследовал всю Великобританию. В 20-х го­дах Лайелл написал первый вариант своих «Основ геологии», но не был удовлетворен ими. И супруги опять путешествуют, собирая новые факты, добиваясь четкости и ясности в их ин­терпретации. Исколесив Западную Европу, Лайелл вновь сел за рукопись. В 1830—1833 гг. его переработанный труд, на дол­гое время ставший настольной книгой всех геологов, наконец увидел свет.
Юный офицер Родерик Импи Мурчисон мечтал о военной карьере, но в 1815 г. война с Наполеоном закончилась. «С го­ря» Мурчисон женился на богатой, но умной женщине и вышел в отставку. Под влиянием жены Шарлотты он на 33 году жизни увлекся геологией, и в 1825—1826 гг. супруги исследовали холмистые гряды Дауне — западную часть Саут-Даунс и всю Норт-Даунс — и южное побережье Англии меж­ду 1°30′ и 3° з. д. Тогда же на Корнуэлле и холмах Девона работал геолог Адам Седжвик; затем он перебрался в Север­ную Англию, куда его привлек Озерный район — Камбер­лендские горы и Пеннины. Седжвик разобрался в структуре этого района и правильно установил вулканическую природу слагающих его пород.
Случайное знакомство (1827 г.) Мурчисона и Седжвика перешло в дружбу, и теперь уже трое геологов изучают горы Шотландии. В 1828—1830 гг., обойдя Альпы, Гарц, Овернь и ряд небольших массивов Западной Европы, они вернулись в Англию. Летом 1831 и 1832 гг. они описали восточные возвы­шенности Уэльса и Кембрийские горы. Обработав материалы, они в 1835 г. пришли к выводу, что в изученной ими области распространены породы ранее невыявленной геологической системы, которую они назвали кембрийской. Тогда же Мур­чисон выделил еще одну систему — силурийскую. В 1836 г. они вновь изучали Корнуэлл и Девон и установили, что раз витые здесь образования аналогичны породам, слагающим Гарц, Фихтельгебирге и Рейнскую область. Седжвик назвал новую систему девонской.
В 1840—1841 гг. Мурчисон путешествовал по Восточной Европе (см. главу 38), в 1843 г. исследовал Карпаты, Судеты и Чешский Лес. С 1844 по 1871 (год смерти) (Мурчисон лишь на два года пережил свою жену, «которой… был обязан своей геологической карьерой» (Н. Шатский)) он, как предсе­датель Королевского географического общества, организовал 25 крупных экспедиций в различные области земного шара.
Геолог Арчибалд Гейки изучал древнее оледенение Англии и Шотландии, а в 60-х годах — Западную Шотландию и до­казал, что большая часть ее представляет типичную древнюю вулканическую область. В работе «Пейзаж Шотландии, рас­сматриваемый в связи с его физической географией» (1865 г.) Гейки выступил как один из основоположников геоморфо­логии.
Ирландию в начале XIX в. исколесил геолог Ричард Гриффит. Собрав огромный материал, он издал в 1812 г. гео­логическую карту Ирландии и составил описание всего острова.

Зюсс
Австрийский геолог Эдуард Зюсс в 1852 г. исследовал Вос­точные Альпы в районе гор Дахштейн по левому берегу реки Энс, правого притока Дуная, и в сентябре поднялся на их вершину. «Контраст между массивом Богемии [ Чешский мас­сив] и формами Альп казался Зюссу необъяснимым, и разре­шение этой загадки сделалось одной из задач его жизни» (В. Обручев). В 1857 г. Зюсс стал профессором Венского уни­верситета (26-ти лет). В 1858 г. он изучал Западные Карпаты, желая выяснить причину различия в строении их и Одерских гор (в верховьях Одры). В 1860 г. он прошел вдоль подножия Чешского Леса и Шумавы до Дуная, исследовал Венециан­ские Альпы и Предальпы и выявил асимметрическое строение Альпийской горной системы. Он доказал также асимметрич­ность Судет и Карпат и выяснил, что к внутренней стороне Карпат приурочен пояс потухших вулканов. Асимметрическое строение, по Зюссу, имеют и Апеннины, которые он проследил от реки Рено до залива Таранто: их внешние, адриатические склоны в общем пологи, внутренние же, обращенные к Тир­ренскому морю — круче, цепь здесь разорвана и сопровож­дается потухшими и действующими вулканами.
Весной и летом 1867 г. Зюсс пересек Восточные Альпы, от Венецианских Предальп до северного Тироля, и посетил затем северо-западную часть Динарского нагорья, где он считал возможным найти юго-восточное продолжение Альп. Земле­трясение 1873 г. близ Вены навело Зюсса на мысль о связи этого явления с горообразованием; тогда это была совершен­но верная догадка, сейчас — общепризнанное положение. В 1882 г. Зюсс изучал Карнийские Альпы и Караванке. Он пришел к выводу, что эти хребты вместе с Доломитовыми Альпами, Ломбардскими и Венецианскими Предальпами представляют в геологическом отношении самостоятельную систему Динарид.
С 1898 г. Зюсс, будучи президентом австрийской Академии наук, организовал ряд крупных экспедиций в малоизученные районы Земли. «Зюсс обладал особенной способностью обна­руживать связь между явлениями, которые на первый взгляд казались далекими друг от друга, открывать закономерности, о которых никто никогда не думал. Нет ни одной главы общей геологии, на которую он не оказал бы влияния» (В. Обручев). Его работа «Лик Земли» стала классическим произведением.