3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Бывает, человек сразу и не разберет, откуда под­кралась беда, когда все началось…

Жил в Чите семнадцатилетний парень Александр. Биография у него из нескольких строчек. Пошел в школу, вступил в пионеры, потом в комсомол, окон­чил восьмилетку, поступил на завод учеником слеса­ря. К работе привык не сразу — и вставать приходилось в шесть утра, и коллектив совсем не тот, что в школе. Там ведь как: нахмурился — и сразу классная руководительница рядом: «Что у тебя, Саша, стряс­лось?» Уже в восьмом классе, а все за ребенка прини­мали. На заводе иное. Тут ты рабочий человек, норму давай, привыкай к дисциплине.

Прошло немного времени, и Саша взялся за перо: «Здравствуй, «Комсомолка». Я не буду называть своей фамилии — не в этом суть. То, что я пишу, могут на­писать многие мои ровесники, по крайней мере из на­шей Читы… После восьми классов я пошел работать на завод учеником слесаря. Сначала ходил в вечернюю школу, а затем бросил. Лень стало сидеть вечерами на уроках, когда твои друзья развлекаются. Я очень люблю фотографировать. Но, после того как ушел из шко­лы, забыл про фотографию. Занялся боксом, ходил в ДСО «Локомотив», но и бокс я бросил.

Теперь сами посудите, что же мне делать? У меня два выходных дня, а как провести их, я не знаю. В за­водском клубе кино показывают только по вечерам, фильмы, как правило, старые, смотреть тошно. В центр города ехать тоже бесполезно — в выходные дни би­летов не достанешь. Зато в магазинах водка есть все­гда, утаить по десятке от получки каждый сможет. Вот с утра собираемся у одного из моих друзей и начинаем «гулять».

Я еще не рассказал о моих друзьях. Все они мои ровесники, вместе мы окончили восемь классов, вместе поступили работать, вместе бросали и вечернюю шко­лу. Но мне такое времяпрепровождение очень надоело. Я даже равнодушен, что завтра суббота: знаю, все рав­но с утра напьемся. Больше нечем, нечем заняться! На фотографирование жалко денег, а на водку, пред­ставьте себе, не жалко!

Мне очень нравится одна девчонка, но после того, как она меня увидела пьяным в клубе, где я «высту­пал», смотрит на меня с презрением.

Дорогая «Комсомолка»! Посоветуй, как мне быть, как изменить образ жизни?

С уважением, Александр».

Что ж, выходит: погубило парня свободное время — те два дня, которые в его распоряжении? Да еще и как ученика с завода его на час раньше отпускали. Если на него сейчас свободное время ложится тяжким бременем, то что же будет с годами, когда рабочий день станет уменьшаться: ведь именно такова тенденция развития нашего социалистического общества!

Саша из Читы попал во власть глупого пережит­ка — стадного чувства, этакой «компанейщины». Сколь­ко ошибок делается во имя ложно понятой «корпора­тивности»! Так и Саша: друзья развлекаться хотят, бросают школу, а я чем хуже? И он бросает учиться, потому что его «кореши» хотят тренькать на гитарах в подворотнях. Конечно, непросто владеть собою, уметь держать себя в руках, отстаивать собственное мне­ние — но ведь сотни тысяч таких же, как Саша, юно­шей не меняют на ничегонеделанье учебу!

В Чите много кинотеатров, музеев, стадионов, кон­цертных залов, парков культуры, библиотек и т. д.

В городе живут многие выдающиеся деятели совет­ского искусства и культуры, музыканты, артисты, лю­ди интересных профессий и увлечений, функциониру­ют сотни различных кружков, объединяющих людей по интересам, и т. п. И рядом со всем этим культурным богатством живет Саша, молодой человек, которому все это не нужно, не интересно, который из очагов культуры признает только кино, а если билетов в кино нет, то всегда есть возможность выпить.

Время — это богатство, которым надо уметь рас­порядиться. Парню из Читы (ему ли одному?) это пока не дано; хотя он, кажется, начал понимать, что у сво­бодного времени парадоксальное свойство: если оно не станет другом, то превращается в страшного врага, ве­дет к праздности.

Странные вещи происходят: одни жалуются на хро­ническую нехватку времени, другие изнывают от из­обилия оного.

Необходимо понять, что свободное время — не праздное время. Неразумная трата его далеко не лич­ное дело — она может принести большой ущерб об­ществу.

Свободное время должно духовно обогащать человека, способствовать его интеллектуальному росту, по­могать раскрывать всю полноту и красоту жизни. Сто­ит ли говорить, что понятие «отдых» многогранно?

Туристы, отшагавшие в походе сорок-пятьдесят ки­лометров, уставшие так, что, кажется, гудят ноги, по­лучают заряд бодрости на всю неделю, на работе у них все спорится, хотя, казалось бы, должно быть наобо­рот. Академик И. П. Павлов (сам на досуге любивший «побаловаться» в городки) называл это состояние орга­низма «мышечной радостью».

Несколько веков назад придворный английского ко­роля увидел посла Фландрии за мольбертом с кистью в руке и полюбопытствовал:

— Господин посол развлекается живописью?

— Напротив, это скорее художник иногда развле­кается ролью посла.

Великий оратор Цицерон приводил своих друзей в смятение откровенным признанием: «Я никогда не бываю так занят, как в часы своего досуга».

Однако спорт, туризм, различные любимые заня­тия — эти виды полезного времяпрепровождения не охватывают всей проблемы свободного времени. Ну а если хочется просто пойти на бульвар, встретиться с друзьями, сыграть в домино во дворе, послушать у приятеля магнитофон, потанцевать?

О культуре поведения и правилах хорошего тона, связанных с танцами, прогулкой на улице и посещени­ем общественных мест, уже говорилось в предыдущих главах книги. Но совершенно нетронутым остался, ка­залось бы, такой простой момент: как должна прояв­ляться культура поведения во время свободного вре­мени, проводимого во дворе, в компании с приятелями.

Как известно, на все случаи жизни нельзя дать исчерпывающих рекомендаций, поэтому хотелось бы показать на нескольких примерах, как не надо себя вести во время различных видов вышеупомянутого «ничегонеделанья».

В нашей печати почему-то весьма робко говорят о подобном времяпрепровождении, а оно, к сожале­нию, типично для многих категорий граждан.

Возьмем такое популярное увлечение, как игра в домино. Кстати, это довольно сложная игра, имею­щая свою теорию, множество изданных (в том числе и на русском языке) учебников; в некоторых странах даже проводились соревнования по этой игре (так же, как в бридж, вист и т. п.). У нас же печальную извест­ность получила одна из разновидностей домино — пре­словутый «козел»…

Как в каждой игре, так и в домино, играющие обя­заны соблюдать определенные правила. И «козел» бла­гополучно бы жил и поживал, может быть, даже стя­жал бы спортивную славу, если бы… не полнейшая не­осведомленность многих игроков о культуре поведения во время игры!

Исключительный, прямо-таки классический пример того, как сама по себе вполне приличная игра, домино, стала из-за несоблюдения элементарных правил хоро­шего тона привычным объектом критики, поводом для создания множества юмористических произведений, да и слово-то «козел» прилипло к ней не от хорошей жизни!

Представьте себе, что шахматисты, играя матч, с таким грохотом стучат фигурами по доске, что шту­катурка с потолка сыплется. Требуется очень богатое воображение, верно?

А в наши дни игра в домино, такая мирная и тихая в прошлом, ассоциируется прежде всего именно с гро­хотом, шумом, грубостью.

У одного из современных писателей в очерке было написано так:

«Когда я завернул за угол и очутился на Вольской, то я понял, почему эту улицу так любят в городе: она вся была наполнена музыкой. Казалось, ноги сами вот-вот пустятся в пляс. Музыка звучала из распахну­тых окон, на балконах стояли магнитофоны, и мело­дии, переплетаясь одна с другой, создавали мелодию улицы — мелодию радостную, звонкую, солнечную. Хо­рошо жить на Вольской!»

А хорошо ли? Думаю, что нет. Сам по себе обычай заставлять (именно заставлять!) улицу слушать ту или иную музыку свидетельствует не просто об отсутствии знания правил культуры поведения, а о вопиющем не­знании этих правил. Причем вопиющем и в букваль­ном смысле слова: ведь мелодия, которая гремит через усилитель и насильно врывается в уши других жиль­цов, может кому-то не нравиться (многие любят иную музыку). Подобный шум способен испортить людям на­строение, нервы, вызвать головную боль. А все из-за того, что сосед целыми днями слушает на предельной громкости свои любимые вещи. В итоге вышло так, что даже прекрасная музыка обернулась пыткой для окру­жающих.

И если вам или вашим знакомым тоже случается «грешить» громкой музыкой, прошу вас: относитесь к любимой мелодии бережно, не дискредитируйте ее «в ушах» ваших соседей — она-то ни в чем не виновата!

Точно так же могут (что и бывает довольно часто) возникать различные претензии к тем «парнишкам из подворотни», которые собираются, чтобы в меру сил поиграть на гитаре. Как известно, гитара — любимый во многих странах народный инструмент, и игра на ней приносит много радости. Играйте на здоровье! И чем лучше вы будете играть, тем приятнее. Но ведь нужно учитывать опять-таки основной закон культуры поведения: нельзя навязывать окружающим свой образ отдыха, самого себя.

Нередки случаи, когда собравшиеся вокруг гитари­ста молодые люди стараются ввязаться с прохожими в спор, неверно реагируют на справедливые замечания (например, просьбу играть потише — особенно если это поздний вечер), бывает, что под гитару исполняются прямо на улице и «самодельные» песни, среди которых немало «шедевров» не слишком высокого качества.

Вкус, индивидуальность человека сказывается и в том, как он проводит свободное время. Но, какие бы формы этот отдых ни принял, он никогда не должен мешать работе, отдыху других.