4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Казалось бы, в отличие от слаборазвитых стран, испыты­вающих острую нехватку продовольствия, сравнительно вы­сокоразвитые западные страны не должны сталкиваться с подобными трудностями. Однако на примере Англии и Со­единенных Штатов Америки мы убедимся, что это далеко не так.

Вплоть до начала XIX в. Англия не испытывала особого недостатка в продовольствии. Большинство крестьян обеспе­чивали себя, разумеется при условии хорошего урожая. Вот строки английского поэта Чосера; одна из героинь его «Кен­терберийских рассказов» не имела большого достатка:

Стаканчика не выпила она

Ни белого, ни красного вина,

А стол вдовы был часто впору нищим,

Лишь черное да белое шло в пищу:

Все грубый хлеб да молоко, а сала

Иль хоть яиц ей часто не хватало.

Но питание, состоящее из молока, ржаного или из муки грубого помола хлеба, бекона и яиц, можно считать полно­ценным — не хватает только витамина С. Сахара ели мало, зато овощей, по крайней мере летом, было вдоволь. Это сравнительное благополучие нарушалось лишь голодом в случае недорода.

С развитием промышленности положение в стране резка изменилось. Промышленники нуждались в дешевом продо­вольствии для горожан — иначе они не могли обеспечить себя рабочей силой. Землевладельцы, естественно, стремились сохранить высокие цены на продовольствие. В начале про­шлого столетия существовал налог на ввозимую пшеницу, буханка хлеба стоила четырнадцать пенсов, в то время как заработок рабочего составлял один-два шиллинга в день. В 1846 г. фабричные рабочие и промышленники добились от­мены этого налога, и уже к началу XX в. цена на буханку хлеба понизилась до шести пенсов. На протяжении XIX в., как мы увидим ниже, в гл. 14, население Англии и Уэльса удвоилось и состав его изменился в сторону преобладания городского населения над сельским. Основными продуктами питания стали привозные хлеб, сахар и картофель. Пшеницу стали употреблять главным образом для выпечки белого хлеба, а годовое потребление сахара на человека выросло от нескольких килограммов до пятидесяти с лишним кило­граммов. По мере того как сельское хозяйство приходило в упадок, значительно снижалось потребление молочных про­дуктов, овощей, фруктов и овсянки. Рахит и цинга стали обычным явлением. И если к началу прошлого столетия ми­нимальным для новобранцев считался рост 180 сантиметров, то к концу столетия этот минимум пришлось снизить до 165 сантиметров. Именно тот факт, что во время англо-бур­ской войны (на рубеже XIX и XX вв.) множество новобран­цев были признаны непригодными к военной службе, заста­вил правительство обратить особое внимание на питание школьников.

Но только в 30-е годы текущего столетия на основе на­учных данных о калорийности пищи удалось установить опре­деленные стандарты питания. Они дали возможность на при­мере большого числа семей определить степень и признаки недоедания. Следует, правда, оговориться, что стандарты эти неодинаковы; до сих пор нет окончательной договоренности, какое же количество пищи следует признать необходимым. Так, например, известно, что люди не могут жить без вита­мина С, но мы не в состоянии точно назвать то минимальное его количество, которое должен получать индивидуум, чтобы избежать болезненных явлений. Тяжелую форму авитами­ноза заметить легко, но далеко не так просто связать скры­тые симптомы, например восприимчивость к какой-нибудь инфекции, с недостатком того или иного витамина. Одна из трудностей заключается в том, что индивидуумы почти на­верняка различаются генетически по своей потребности в ви­таминах. Питание, несомненно, влияет на состояние зубов, но, несмотря на сходство в питании, у одного ребенка могут быть прекрасные зубы, а у другого — плохие. Во время одно­го эксперимента у испытуемых не удалось обнаружить при­знаков недостаточности витамина B1; будучи полностью ли­шены его, они продолжали выделять его с мочой, — казалось, витамин B1 синтезируется в их организме. Только в ходе­ дальнейших экспериментов ученые нашли объяснение зага­дочному явлению. Испытуемым дали лекарство, которое уничтожило большинство бактерий в их кишечнике (а в кишечнике человека всегда имеются безвредные бактерии), и выделение витамина B1 прекратилось; как оказалось, его продуцировали бактерии. Следовательно, недостаточность ви­тамина B1 в организме людей отчасти зависит от бактерий, которых мы «приютили».

Несмотря на все эти трудности, исследования, связанные с питанием, позволили получить важную информацию. До­военные исследования дали возможность проследить за пи­танием населения в период относительной стабильности. В своем нашумевшем докладе «Продовольствие, здоровье и доходы» (1935) Орр вскрыл прямую взаимосвязь между пи­танием людей и их доходами. Как можно судить по приводи­мой диаграмме, при выбранном стандарте питания по край­ней мере половина населения Англии и Уэльса — неимущие классы — недоедала; так как семьи у неимущих в среднем больше, чем у обеспеченных, подсчитано, что примерно три четверти детей Англии и Уэльса постоянно плохо питаются. Позднейшие исследования подтвердили справедливость вы­вода Орра. Правда, мы можем сказать, что в каждой группе людей с определенным доходом всегда отмечаются опреде­ленные отклонения: в одних семьях доход выше, в других ниже (особенно наглядно это заметно на примере американ­ских исследований), но это отнюдь не обесценивает сделан­ных выводов.

Питание в зависимости от дохода населения

Питание в зависимости от дохода населения

На основе выводов Орра и результатов более поздних ис­следований мы можем установить, чем же в действительно­сти питаются люди. Разумеется, если бы каждая домашняя хозяйка обладала познаниями в диететике, имела неограни­ченное время и терпение, пользовалась самыми дешевыми рынками и к тому же была недюжинным кулинаром, уровень питания, несомненно, был бы выше. Однако это идеальное положение вещей. Недоедание среди неимущих объясняется совсем другими причинами. Даже обладая самыми больши­ми познаниями и мастерством в приготовлении пищи, 20% населения при существующих заработках и ценах на про­дукты не могут позволить себе хорошо питаться.

«Людям внушали, будто общепринятый стандарт питания, то есть условия, которые давали бы им возможность наилуч­шим образом развивать и совершенствовать наследственные физические данные и улучшать здоровье, слишком высок и, следовательно, непрактичен. Его даже называли утопическим. Однако в животноводстве оптимальный стандарт отнюдь не считают утопией, а, наоборот, всячески приветствуют. Каж­дый мало-мальски образованный фермер, занимающийся жи­вотноводством, стремится при минимальной затрате на пи­тание достичь максимального улучшения физических качеств скота. Если бы детей неимущих слоев населения «разводили» с целью получения доходов, как это делают с молодняком на фермах, то плохо кормить их было бы попросту невыгодно в финансовом отношении. Но здоровье и физические данные подрастающего поколения — не рыночный товар, который; можно оценить в денежном выражении. К сожалению, в от­ношении собственного питания люди не всегда в состоянии выполнить те нормы, которых неукоснительно придержи­ваются в животноводстве».

В отношении питания Англия и Уэльс не представляют исключения среди промышленно развитых стран. Так, напри­мер, Германия непосредственно перед 1933 г. была даже в худшем положении. Потребление молока там было выше, чем у англичан, зато масла и мяса на душу населения приходи­лось гораздо меньше. Лучше всего питалось население четы­рех стран — поставщиков продовольствия животного проис­хождения на экспорт: Новой Зеландии, Голландии, Дании и Австралии (это не распространяется на австралийских або­ригенов).

В США, самой богатой стране по распределению нацио­нального дохода на душу населения, положение было, веро­ятно, несколько лучше, чем в Англии. Но ненамного. В каче­стве иллюстрации сошлемся на «Ежегодник» Министерства земледелия за 1939 г.:

«Если общее количество производимого в стране продо­вольствия распределить в соответствии с потребностями, ка­ждый житель питался бы вполне сносно. В действительности общий уровень питания кажется высоким только за счет того, что определенные слои населения потребляют опреде­ленные продукты питания. Это значит, что горожане с их ограниченными средствами на питание и фермеры с их огра­ниченными возможностями домашнего производства предпо­читают такую пищу, которая утоляет явный голод по возмо­жно более дешевой цене, и пренебрегают теми продуктами питания, которые удовлетворяют «скрытый голод» в витами­нах и минеральных веществах».

Авторы «Ежегодника» вновь возвращаются к этой мысли, когда подсчитывают, что, для того чтобы поднять потребле­ние продуктов питания всеми слоями населения до уровня обеспеченных, следует увеличить производство молока на 20%, масла на 15, помидоров и цитрусовых на 70, овощей на 100, яиц на 35%. В США, как и в Англии, бедность нераз­рывно связана с недоеданием. По данным 1936 г., около 32% семей (и отдельных граждан) имели доход менее 750 долларов в год; подсчитано, что при существовавших в то время ценах ни одна из них не могла нормально питаться. Как показали обследования, проведенные в послевоенный пе­риод, в стране до сих пор широко распространены недоеда­ние и заболевания, связанные с нехваткой тех или иных продуктов питания. От этого особенно страдают дети и бе­ременные женщины.