4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Только изучая различные типы общества, можно оценить воздействие среды на поведение мужчин и женщин. Мы уже видели, что расовые или национальные группы чрезвычайно чувствительны по своему поведению к изменению окружающей обстановки. Обладают ли подобной гибкостью поведе­ния индивидуумы обоих полов?

Бесспорно, в каких-то отношениях так оно и есть. Доста­точно сравнить поведение современного преуспевающего биз­несмена и поведение светского щеголя конца прошлого сто­летия или женщину викторианской эпохи; одетую в юбку до щиколоток и турнюр, и современную молодую женщину в спортивном костюме.

Однако такого рода сравнения, несмотря на известную привлекательность, весьма поверхностны и довольно беспо­лезны. Нас больше интересуют изменения Ё поведении муж­чин и женщин, особенно женщин. Джон Стюарт Милл, на­пример, в 1869 г. писал: «…то, что сейчас принято называть женским «естеством», в высшей степени противоестественно, так как является результатом подавления одних сторон по­ведения и искусственной стимуляции других. Можно без ко­лебаний сказать, что ни один зависимый класс не подвер­гался такому извращению своего естественного поведения».

Конечно, вполне разумно предположить, что характер мужчин, живших в 1869 г., и наших современников тоже в некотором смысле «извращен». Приведенное высказывание Милла было протестом против зависимого положения жен­щин. Ведь совсем незадолго до того, как он написал эти строки, в Англии существовала купля и продажа женщин.

Протест против подчинения женщин и требование их эман­сипации вполне законны: вспомним общества, где взаимоот­ношения полов были обратными нашему. Так, в современном обществе принято, что женщина играет пассивную роль в любви, экономически зависима, от нее требуют скромности, целомудрия, хозяйственности и безукоризненного отношения к исполнению материнских обязанностей. И уж вряд ли кто станет отрицать, что каждой женщине свойственна страсть к украшениям. Однако в некоторых цивилизациях (например, в Спарте или в Древнем Египте) подобная характеристика относилась в основном к мужчинам; причина столь удиви­тельной инверсии — характерная для этих обществ экономи­ческая зависимость мужчин.

Достоверность этих сведений о древних обществах сомни­тельна, поэтому нельзя с уверенностью утверждать, что воз­можно полное изменение поведения, хотя в некоторых прими­тивных обществах такая инверсия существует и в наши дни. Наиболее интересные данные принадлежат Маргарет Мид, ко­торая вела исследования в Новой Гвинее. По ее утверждению, в одном из трех племен, живших в стране, а именно в племени чамбули, взаимоотношения между полами как раз обратные тем, какие у нас принято считать обычными. Что же касается двух других, то у них не существует «различий в темпераментах мужчин и женщин», у арапешей мужчины и жен­щины спокойны и доброжелательны, мы назвали бы их по­ведение «материнским» и пассивным — это племя занимается сельским хозяйством; в противоположность им мужчины и женщины третьего племени, мандагамор — охотники за го­ловами, очень воинственны, женщины «мужеподобны».

Но есть в наше время страна, где отношение к женщине совсем иное, чем во всем мире, — это СССР. В советской конституции сказано:

«Женщине в СССР предоставляются равные права с муж­чинами во всех областях хозяйственной, государственной, культурной и общественно-политической жизни».

Как одно из следствий этого уже к 1939 г. в Советском Союзе число женщин-врачей несколько превышало число вра­чей-мужчин, а в наши дни их стало еще больше; по той же причине в Советском Союзе много женщин — водителей ма­шин и капитанов кораблей.

Вместе с тем в Советском Союзе наиболее тяжелые виды физического труда считаются неподходящими для женщин. В СССР полностью изжито предвзятое представление о раз­личиях между способностями обоих полов, что вытекает из самой природы советского строя. Из опыта Советского Сою­за и упомянутых выше исследований физиологов и антропо­логов других стран пока еще трудно сделать какие-нибудь окончательные выводы по рассматриваемой здесь проблеме различий между полами. И мы по-прежнему далеки еще от знания, каково же должно быть положение каждого пола в более благоприятных по сравнению с нынешними условиях.