4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Общественная значимость затронутых проблем очевидна. Человек является продуктом медленного процесса органиче­ской эволюции, однако на его развитии во многом сказывают­ся и иные причины. Наиболее серьезным изменениям человек подвергается в процессе социальной эволюции, процессе зна­чительно более быстром, нежели биологическая изменчивость. Социальное поведение человека, являясь результатом скорее обучения, чем наследственности, определяется традициями, передающимися от поколения к поколению, — примером или словом, — хотя часто и, вероятно, справедливо традиции считают источником общественной стабильности. В наше время нетрудно заметить, что каждое новое достижение об­щества построено на материале, накопленном в предшествую­щие периоды.

Этим изменениям общественной организации сопутствуют и резкие изменения в поведении человека, обусловленные его пластичностью, тем, что поведение не фиксировано генети­чески. Лишний раз мы убеждаемся в абсурдности представления, будто «природу человека нельзя изменить». Это распространенное высказывание непременно предполагает фиксированность поведения человека, а следовательно, и не­зависимость его от внешней среды.

В этой главе мы рассматривали человека как продукт ор­ганической эволюции, но с уникальной формой общественной организации. Человек развил такой тип общественного по­ведения, которому нет аналогий в природе. Оно позволяет человеку для достижения своих целей в широких пределах изменять окружающую среду и приводит к высоким темпам изменения человеческих сообществ.

Подобный взгляд на человека сильно отличается от су­ществовавшего всего столетие назад. Его корни — в дарви­новской теории эволюции путем естественного отбора. Такая точка зрения относительно органического мира позволила биологам прийти к выводу, что поведение животных — тоже результат естественного отбора: каждый вид тонко и точно приспособлен к определенному способу существования; такое приспособление необходимо для выживания данного вида.

Эта весьма прозаическая точка зрения получила подтвер­ждение и из другого источника. На протяжении последнего столетия быстрыми темпами развивалась физиология, осно­ванная на приложении естественных наук к учению об орга­низме. В век машин и развивающейся химии организм упо­добили, с одной стороны, действующей машине, с другой — химической системе. Павлов, один из величайших физиологов, уже в начале нашего столетия переключился от изучения пищеварения на исследование наиболее сложной части го­ловного мозга млекопитающего — коры. Подход Павлова к изучаемому предмету был чисто физиологическим — он не пользовался терминологией и толкованиями философов и психологов, не говорил ни об инстинктах, ни об эмоциях. Его вполне удовлетворяла возможность точно описать определен­ные виды и результаты процесса обучения. Исследования условных рефлексов, проведенные Павловым, сильнейшим об­разом стимулировали изучение поведения с объективных по­зиций.

Несомненно, было бы в высшей степени нелепым утвер­ждать, что наши знания о поведении человека исчерпываю­щие. Каждому ученому ясно, как мало мы знаем и как много предстоит нам узнать. Тем не менее современный уровень знаний, с которым мы вкратце познакомили читателя в этой главе, дает некоторое представление о природе человека как социального существа.

До сих пор многие — и родители в том числе — склонны называть постоянную неудовлетворенность молодежи испор­ченностью, безнравственностью, ленью или чем-нибудь в этом роде, вместо того чтобы попытаться обнаружить истин­ные причины. А причинами этими могут быть и болезнь, и не­доедание, и эмоциональные расстройства, и еще многие дру­гие независимые от подростка факторы. Совершенно нера­зумно отмахиваться от такого подхода как «теоретического» и «мягкотелого», так же неразумно, как если бы автомеханик пнул ногой в капот неисправного автомобиля и обозвал его безнравственным лентяем. Но у автомобиля хоть нет чувств и сознания!

Защищаемая нами точка зрения не только научна, но и человечна. Наука — это знания, которые могут помочь лю­дям доброй воли улучшить участь всех людей. Говоря о важ­ности окружающей среды в развитии поведения человека, мы отнюдь не имеем в виду, что люди — это простые марионетки, которых можно дергать с помощью внешних воздействий. Мы не только подвергаемся воздействиям окружающей среды, но и сами изменяем ее.