11 місяців тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Вопрос о происхождении славян — один из ключевых в истории народов Восточной и Юго-Восточной Европы, в том числе в истории русских, украинцев и белорусов. Им живо интересовался уже составитель начальной рус­ской летописи, помещавший прародину славян на верх­нем и среднем Дунае. С годами учеными разных стран и специальностей — историками, археологами, лингви­стами, антропологами, этнографами — был собран огром­ный материал, ими было высказано множество различных гипотез, но тем не менее проблема в целом и по сей день остается почти столь же далекой от своего окончатель­ного решения, как и девять веков назад.

Основная причина этого — отсутствие сколько-ни­будь полноценных письменных источников о славянах до середины VI в. н. э. Оставляет желать лучшего и само их состояние. В настоящее время имеются по существу лишь две специальные работы, в которых собраны сведения о древних славянах и Руси: А. В. Мишулина, содержа­щая подборку известий о ранних славянах греческих и римских авторов, и А. П. Новосельцева, посвященная восточным источникам. Часть сведений находится в свод­ных изданиях более широкого профиля, как, например, в известных трудах В. В. Латышева и Н. В. Пигулевской. Что касается большинства более поздних сообщений западноевропейских хроник, то их с большим трудом, теряя немало времени, приходится разыскивать в самых различных зарубежных изданиях. При этом многие из них остаются зачастую недоступными исследователю по при­чинам чисто техническим.

Восполнить имеющиеся пробелы в известной мере могла бы археология, сделавшая за последние несколько десятилетий большие успехи как у нас, так и в других славянских странах и накопившая немалый фактический материал. Однако здесь подстерегают трудности иного рода: этническая обезличенность вещевых памятников, неясность причин возникновения и гибели так называе­мых археологических культур. Кроме того, в археологии начиная с момента ее зарождения вплоть до наших дней преобладают собирательские и аналитические тенденции в ущерб разработке методики исследований. В результате, как признавал в свое время видный чешский археолог Л. Нидерле, «археология в настоящее время не в состоя­нии разрешить вопрос о происхождении славян. Дей­ствительно., нельзя проследить славянскую культуру от исторической эпохи до тех древних времен, когда форми­ровались славяне». Прошедшие после опубликования этой работы годы мало что изменили в рассматриваемой области.

Сказанное в полной мере применимо и к этнографиче­ским данным, которые еще ждут своего изучения в этно­генетическом плане.

В лингвистике иные сложности — недостаток сводных исследований о взаимоотношениях праславянского языка с другими европейскими языками, на основании которых можно было бы с уверенностью установить местоположение славян в разные периоды их истории.

Наконец, трудности усугубляются еще и тем, что на­правление научных исследований буржуазных ученых определяется порой различного рода конъюнктурными соображениями политического и националистического по­рядка, не имеющими ничего общего с подлинной наукой. Так, например, некоторые буржуазные историки, вопреки фактам, изображают славянские народы эдакой инертной массой, неспособной якобы к самостоятельному полити­ческому и культурному развитию. Славянам, которые с первых шагов своего появления на исторической арене неизменно характеризуются источниками как исключи­тельно «многолюдный народ» (Иордан), занимающий «неиз­меримые пространства» (Прокопий из Кесарии), подчас отказывают в какой бы то ни было территории перво­начального расселения: их загоняют в непроходимые Пинские болота, где, если основываться на новейших гидроклиматических исследованиях, в отдаленном прош­лом вообще не могли жить сколько-нибудь значительные коллективы.

Все изложенное выше обусловило тот факт, что в пред­лагаемой вниманию читателей книге гораздо больше не­решенных вопросов, чем установленных истин. Какие-то из них мы, вероятно, никогда не сможем выяснить с до­статочной полнотой ввиду утраты связанных с ними источ­ников, но что-то, без сомнения, со временем станет для нас более ясным. С другой стороны, необходимо отметить, что интересующий нас вопрос относится к числу таких проблем, «развитию которых способствуют не столько усилия, затрачиваемые на их решение, сколько постепен­ные изменения, происходящие в самой их постановке». Поэтому в данной работе излагаются не только признан­ные в настоящее время точки зрения, но и некоторые тео­рии, считающиеся устаревшими или бесперспективными, однако, по мнению автора, заслуживающие того, чтобы еще раз подвергнуть их проверке под углом зрения новых данных и методических построений. Сказанное полностью относится и к основной гипотезе книги о первоначальной прародине славян, которую автор вслед за русским лето­писцем склонен искать на верхнем и среднем Дунае и в Карпатских горах.

В научно-популярном издании, возможно, на всем этом и не стоило бы заострять внимание, но автор убежден, что науку, как писал А. М. Горький, следует изображать не как склад готовых изобретений и открытий, но как арену борьбы, в ходе которой исследователь шаг за шагом преодолевает сопротивление материалов и традиций.

В заключение хочется выразить глубокую признатель­ность члену-корреспонденту АН СССР О. Н. Трубачеву, докторам наук М. И.Артамонову, Н. И. Толстому, А. Г. Кузь­мину, любезно согласившимся ознакомиться с настоящей работой еще в рукописи и высказавшим автору ряд цен­ных советов и замечаний.