4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

В борьбе за воду на просторах Центральной Азии уже сделаны первые очень трудные шаги. Вот у подножия Кунь­луня легли небольшие оросительные системы и соединитель­ные каналы, объединившие сток нескольких небольших речек. И скоро от основных куньлуньских рек — Юрункаша, Каракаша, Гездарьи и Яркенда — протянутся новые оросительные каналы, которые дадут воду в безводные или почти безводные районы, в том числе и на земли древнего орошения. И не ис­ключено, что при этом проектировщики и строители восполь­зуются ныне высохшими руслами блуждающих рек.

Неузнаваемы станут и берега Тарима. Ранее безлюдные, они расцветут. Уже сейчас вековую тишину нарушили челове­ческие голоса, по соседству с тугаями возникают поля, огоро­ды и сады.

Попытки обуздать Тарим предпринимались и раньше, о чем свидетельствуют заброшенные оросительные системы. И толь­ко освобожденному народу под силу покорить эту своенрав­ную реку. А менее капризные уже испытали силу человека. Так, на южном склоне Тянь-Шаня воды крупнейшей реки Аксу поступают в мощный современный канал, который позво­лил отвоевать у пустыни тысячи гектаров плодородных земель по правобережью.

Каналы у подножья Тянь_Шаня...

Каналы у подножья Тянь_Шаня…

На противоположном, северном, склоне Тянь-Шаня успеш­но осваиваются воды реки Урумчи. Здесь выше одноименного города — столицы Синьцзян-Уйгурского автономного райо­на — построена одна из первых на западе Центральной Азии гидроэлектростанций; успешно развивается в бассейне реки и орошение. Его основной фронт проходит в бассейне наиболее водоносной реки Манас. От нее на запад до реки Куйтун про­тянулся канал, забирающий большую часть стока реки. Воды дали жизнь ранее пустынным территориям. Почти полностью освоены для орошения и воды реки Куйтун. Для этого на Куй­туне и других реках северного склона, на подгорных равнинах построены водохранилища. Правда, они далеко не совершен­ны — много воды расходуется на бесполезное испарение, они мелководны, быстро зарастают подводной и надводной расти­тельностью и заиляются. Видимо, в будущем они уступят ме­сто высокогорным, более рентабельным водохранилищам. И все же благодаря существующим водохранилищам освоено много новых земель.

На реке Черный Иртыш сооружается сложная сеть кана­лов и водохранилищ. Начало дает канал от Черного Иртыша, который сможет забрать до одной трети стока реки и перебро­сить его далеко на юг Джунгарии в дельту реки Хобук. Здесь много пахотнопригодных земель, а вот воды мало. По пути к землям нового освоения воды Черного Иртыша попадут в до­лину реки Урунгу, где создается несколько водохранилищ. И уже из них смешавшиеся воды Урунгу и Черного Иртыша пойдут на юг, орошая и обводняя еще недавно безжизненные земли, куда и исследователю было трудно пробраться.

Новые оросительные системы появились и на реках Мон­гольской Народной Республики: в долине Селенги, на Дзабхане, Орхоне и других основных водотоках страны.

Это наиболее зримые черты нового и будущего. Но имеют­ся и не столь видимые, но чрезвычайно важные штрихи — повсеместно происходит мобилизация внутренних резервов орошаемого земледелия. Одно из главных направлений — уменьшение потерь воды из каналов. Рыхлые галечники и пес­ки, в которых приходится строить каналы, поглощают огром­ное количество воды. Ущерб от этого получается двойной: во-первых, на поля не доходят миллионы кубических метров воды, во-вторых, вода, просачиваясь через дно и стенки кана­лов, резко повышает уровень грунтовых вод. В отдельных рай­онах, например, при освоении целинных земель подъемы уров­ня подземных вод достигли нескольких метров в год. А это уже беда, даже катастрофа. Вместе с грунтовыми водами на поверхность земли «подтягиваются» и растворимые в воде соли. Вода испаряется, а соли накапливаются в верхнем слое — почва осолоняется. Чтобы избежать этого и сохранить миллио­ны кубических метров воды, стенки каналов покрываются бетонными плитами, мостятся камнем. Одновременно уточняют­ся поливные нормы, строятся более совершенные водозаборы и распределители. Таково «сегодня» орошаемого земледелия в Центральной Азии. А его «завтра» — это применение более совершенных и прогрессивных способов полива. Среди них будущее принадлежит, по-видимому, дождеванию. На смену открытым каналам придут закрытые водопроводы, в которых потерь на испарение и фильтрацию почти не будет, тем самым будет ликвидирована и угроза засоления почв. Там же, где сейчас засоление происходит, с ним ведется борьба путем строительства дренажных систем, с помощью которых пони­жают уровень грунтовых вод под орошаемыми полями. Пока дренажные воды просто сбрасываются куда-нибудь в пониже­ния рельефа. Но их можно разбавлять пресными речными во­дами, а потом использовать и для промывки почв от солей и для орошения. В частности, разбавление минерализованных грунтовых вод «карасу» свежими речными водами издавна применяется во многих оазисах северных склонов Кунь­луня.

До последнего времени люди лишь оборонялись от насту­пающих на оазис песков. Однако время обороны прошло, по­ра переходить и в наступление. С этой целью повсеместно ра­ботают специальные комплексные экспедиции, изучающие пу­стыни и разрабатывающие эффективные меры борьбы с по­движными незакрепленными песками.

…В Центральной Азии скоро привыкаешь как к тому, что за лето на равнинах может не упасть ни одной капли дождя, так и к почти тропическим ливням в горах. Предугадать лив­ни нетрудно. В небе, вначале синем, появляются легкие обла­ка, которые быстро разрастаются, набухают, и вскоре небо становится темным. Еще немного, и хлынет ливень. И какой! Горизонт моментально исчезает, и с неба обрушиваются не чистые, а бурые, от захваченной в воздухе мельчайшей пыли, потоки дождя. Вместе с интенсивными дождями и ливнями на оазисы обрушиваются разрушительные селевые потоки. Они особенно часты и сильны на южном склоне Тянь-Шаня и в восточной оконечности хребта Джунгарского Алатау, подхо­дящей почти вплотную к озеру Эби-Нур.

Борьба с селями еще не началась, поскольку сели пред­ставляют загадку, которую надо отгадать: выяснить особен­ности формирования селей, определить наиболее селеопасные районы, узнать, как часто образуются сели, и т. д. И только после этого можно будет обуздать сели и тем самым пре­дотвратить разрушение оросительных систем.

Много задач перед учеными и практиками ставит уже се­годняшний день Центральной Азии. Их решение позволит лю­дям сделать следующий шаг к освоению просторов этого края.