4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Решение всех этих сложных проблем, а равно нахождение новых следов блуждания рек — не единственные пути позна­ния прошлого рек и озер и их древних связей. О них многое поведают и фауна и флора центральноазиатских рек. Можно смело утверждать, что, будь они изучены, многому не прихо­дилось бы удивляться. К сожалению, мир рыб почти не изучен, а интересного в нем много. Думается, что, например, к инте­ресным выводам можно прийти, выяснив, почему в среднем течении монгольской реки Толы сохранились осетры. Насколь­ко нам известно, их нет ни в верхнем, ни в нижнем течении реки, нет и в других водотоках Монголии. Как осетры попали в Толу, почему сохранились там, где их сейчас ловят, а не в других местах, на эти вопросы ответов пока нет.

В этой связи нам горько вспоминать об одной неудаче, ко­торая постигла нашу экспедицию на труднодоступной прото­ке Чон-Хайрик…

Когда много лет ищешь и подсчитываешь скудные ресурсы речной воды там, где ее ценят дороже алмаза, быстро при­учаешься беречь воду: умываться одной-двумя горстями, пить строго по норме. И лишь добравшись до дикого и необуздан­ного горного потока или спокойно струящейся по подгорным равнинам реки, пьешь вволю, и нет напитка чудесней обык­новенной речной воды, пусть даже мутноватой или солонова­той. Ну, а если она прозрачна и холодна, а земля, опаленная солнцем, горяча и суха, то это уже «напиток богов». Им мы и утолили жажду, достигнув после утомительного жаркого дня начала протоки Чон-Хайрик, соединяющей крупнейшие в Мон­голии озера Хара-Ус-Нур и Хара-Нур. Было поздно, и поэто­му пожар на противоположном берегу озера казался совсем рядом, уж таково свойство ночного воздуха — все прибли­жать. Горели тростники.

К утру пожар отступил по ту сторону горизонта. Это был не столь уж частый случай, когда «обратная сторона» гори­зонта ощущалась физически, именно оттуда поднимались столбы грязно-бурого дыма. Поднявшись, дым распластывал­ся в широкую серую полосу, которая постепенно распадалась на причудливые кучевые облака, медленно стелившиеся над озером. Так же медленно и однообразно падал крупный пепел. Потом налетел ветер, он стал рвать на куски полосу дыма и будоражить водную гладь. Еще недавно спокойная, зелено­вато-синяя, она покрылась мелкими белыми барашками.

…Мы находились в Котловине Больших озер Монголии — самом северном форпосте центральноазиатских пустынь. Од­на из ее достопримечательностей — соединенные между собой протоками и реками озера. Высшее положение в системе за­нимает озеро Хара-Ус-Нур, принимающее воды большой мон­гольской реки Кобдо, а конечным водоприемником является озеро Хиргис-Нур, к которому устремляются реки Дзабхан и Хунгуй. Но прежде чем их воды попадут в Хиргис-Нур, они проходят через озеро Айраг-Нур, соединенное с конечным водоприемником коротким протоком.

Предстояло исследовать все звенья озерной цепи, начиная с озера Хара-Ус-Нур.

Спустили лодку, мелкая волна забила о ее борт, просвиста­ла стая уток, и маршрут начался.

Из озера мы скоро попали в проток Чон-Хайрик, что в пере­воде означает «Волчий прыжок». Затерявшийся среди невы­соких, скалистых сопок, часто вплотную подходящих к воде и нависающих над ней, проток действительно чем-то напоми­нал затаившегося и приготовившегося к прыжку зверя. Сход­ство еще больше усилилось после того, как проток стал быст­ро сужаться. Здесь брезентовая лодка начала тревожно гудеть, и понадобилось немало усилий, чтобы не задеть многочислен­ные камни, грядами пересекавшие русло. Бурные пороги сле­довали один за другим, но все обошлось благополучно. Успеш­но продвигалась и работа, позволившая выяснить особенности водообмена между озерами. Оказалось, что по протоке Чон-Хайрик проходит около половины объема стока реки Кобдо. Но в противоположность реке, расходы воды в которой колеб­лются в очень большом интервале, расходы воды в протоке, зарегулированные озером Хара-Ус-Нур, изменяются в неболь­ших пределах. Эта гидрологическая особенность, а равно вы­сокие и обрывистые скальные берега и такое же дно протока представляют идеальные условия для строительства гидро­станции.

Кроме основных, были отмечены и некоторые, не относя­щиеся прямо к делу второстепенные детали природной обста­новки. Эта особенность различать главные и второстепенные факты приходит с годами, когда вырабатывается умение под­мечать малозаметные признаки нового или необычного в обычном. Такую наблюдательность надо тренировать, ведь она дает не просто возможность видеть интересное, а отмечать такие мелочи, которые делают окружающую обстановку рель­ефней, полней, многогранней и красочней. И, конечно, на Чон-Хайрике от внимания не ускользнула такая незначитель­ная деталь, как валявшиеся по берегам протока полуразло­жившиеся рыбьи головы.

В «Стране голубого неба» (так называли Монголию пер­вые посетившие ее европейцы) довелось ловить и мало извест­ных и хорошо изученных рыб (таймень, хариус, сом, сазан и др.), обитающих в бессточных реках и озерах и в реках, устремляющихся к Северному Ледовитому и Тихому океанам. Но все эти рыбы резко отличались от увиденных на бере­гах Чон-Хайрика останков. Поражала огромная, усеянная длинными и острыми зубами голова, этакая пасть, в которой очутиться, видимо, не желал бы ни один обитатель водоемов. Конечно, поймать невиданную до сих пор рыбу было соблаз­нительно, и в дело пошел спиннинг. Заброс следовал за забро­сом, но результатов не было. Уже наступило отчаяние, когда из густых водорослей к вращающейся на быстрине блесне мет­нулась рыбина. Вот она вплотную подошла к приманке, но потом, как бы почуяв опасность, резко ушла в сторону. Так повторилось несколько раз. Поймать незнакомку так и не уда­лось. Зато мы ее хорошо рассмотрели. Голова рыбы занимала не менее трети ее длины, отчего туловище казалось коротким. Оно было стального цвета, с темными пятнами. Однако по­следние могли и показаться: была сильная волна, а в воде иг­рали солнечные блики, чередующиеся с темными полосами отражающихся в воде облаков. Итак, видели ли мы не совсем обычного или, во всяком случае, очень редко встречающегося обитателя вод — не могу сказать с полной уверенностью. А жаль! Интуиция подсказывает: поймай мы тогда таинствен­ную незнакомку — и не исключено, что она многое могла бы рассказать о былых, ныне утраченных гидрографических свя­зях. Ведь существует мнение, что некогда многие ныне бес­сточные центральноазиатские реки и озера были связаны с Мировым океаном…