4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Природа не обделила Центральную Азию полезными ископаемыми, в ее кладовых хранятся разнообразные сокро­вища. Тут нефть и руда, уголь и строительные материалы, зо­лото и пьезокварцы, редкие и цветные металлы и многое дру­гое.

По бескрайним степям Монгольской Народной Республики и Внутренней Монголии, по высокогорным лугам Монгольско­го Алтая и Восточного Тянь-Шаня испокон веков бродят не­сметные стада. Животноводство и в будущем составит одну из основ народного хозяйства. Думается, что именно просторы Центральной Азии станут фабрикой дешевого мяса, масла и молока.

Возможности увеличения продукции животноводства в ско­товодческих районах Центральной Азии поистине огромны. Только в Монгольской Народной Республике, как подсчитали монгольские ученые, пастбища, занимающие основную часть страны, могут прокормить в три раза больше скота, чем его насчитывалось в последние годы. Но чтобы резко увеличить поголовье, в первую очередь необходимо обводнить пастбища.

В Монгольской Народной Республике, до недавнего прош­лого стране кочевого скотоводства, в последние годы быстро развивается и земледелие. И сейчас обширные поля, занятые пшеницей, уже ни у кого не вызывают удивления. Находится на подъеме оазисное земледелие и в других районах Цент­ральной Азии: в сельскохозяйственный оборот вовлекаются но­вые земли, меняется структура посевных площадей, вводятся ценные технические культуры. Подсчитаны были и ресурсы речного стока. Получилось, что поверхностных вод в Цент­ральной Азии не так уж мало, как это казалось на первый взгляд, с гор на равнины в среднем поступает около 120— 125 кубических километров речных вод за год.

Правда, значительная часть их уходит на прилегающие тер­ритории по рекам Или, Черному Иртышу, Шишхиду (один из истоков Енисея), Селенге и Онону. Но взамен в страну блуж­дающих озер устремляются среднеазиатские реки Кокшаал и Аксу, с Хингана на восточную окраину Монголии поступают воды Халхин-Гола, а крупнейшая китайская река Хуанхэ про­ходит транзитом через юго-восточную оконечность Централь­ной Азии. Поставить на службу народному хозяйству еще не освоенные, а кое-где еще не вскрытые и не учтенные резервы поверхностных вод — такова задача. Ее решение пойдет не­сколькими путями.

Оговоримся сразу. Не будем касаться отдельных, пока еще мало проверенных и слабо обоснованных предположений, вро­де возможности проделать путем взрыва широкий проход в Гималаях. Тогда, по мысли авторов, воздушные массы, несу­щие влагу Индийского океана, получат свободный доступ на территорию Центральной Азии, природа которой изменится коренным образом сама собой, поскольку здесь будет выпа­дать много атмосферных осадков. Их можно увеличить также (и это тоже предположение), если научиться управлять цикло­нами, заставляя их проникать в Джунгарию и Кашгарию вплоть до озера Лобнор и далее на восток. А о результатах таких вторжений можно судить хотя бы по лету 1958 г., когда осадков выпало много и пустыни расцвели. Может быть, они расцветут еще больше и исчезнут совсем, если будет ликвиди­рован ледяной панцирь Северного Ледовитого океана. Эта проблема привлекла в последние годы внимание многих уче­ных.

Мы же остановимся на более прозаических путях обводне­ния Центральной Азии.

Сейчас ясно прошлое и настоящее многих центрально­азиатских озер, а ясно ли нам их будущее? Да, ясно. Они, если так можно выразиться, не имеют его и должны ис­чезнуть с лица земли или превратиться в солончаки, которые, может быть, на короткий срок будут заливаться водой. О та­ком будущем позаботится человек, он не примирится с не­оправданной расточительностью природы, когда в воздух бес­полезно испаряются многие кубические километры драгоцен­ной влаги. Поэтому перехват и использование воды, питаю­щей пустынные озера-испарители,— важнейшая народнохо­зяйственная задача. Но прежде чем попасть на поля, напоить людей и животных, поступить на фабрики и заводы, вода прой­дет через лопасти гидротурбин. Произойдет это в горах, где человек заставит биться гидроэнергетическое сердце Цент­ральной Азии. А чтобы оно работало равномерно, в широких межгорных долинах и котловинах, многие из которых, как я уже отмечал, в далекие времена вмещали озера, раскинется гладь высокогорных водохранилищ. Вода, ранее уходившая в большинстве случаев в бесполезные для народного хозяй­ства конечные озера-испарители, задержится в водохранили­щах, и человек будет расходовать ее по своему усмотрению. Значит, по воле человека многим, если не всем сколько-нибудь значительным озерам Центральной Азии предстоит еще одна на сей раз последняя миграция — с пустынных равнин в горы.

Горные реки Центральной Азии часто падают довольно круто и потому обладают большим запасом энергии, вполне достаточной для создания мощных электростанций. К приме­ру, только основные реки Центральной Азии обладают запа­сами гидроэнергии, оцениваемой в миллионы киловатт. Большая часть ее приурочена к сосредоточенным падениям рек. А это значит, что энергию падающей воды можно использо­вать на экономически выгодных гидроэлектростанциях.

Озера — природные кладовые вод на земле — в пустынях, как правило, не рентабельны: достигая бессточных озер, вода быстро становится соленой или солоноватой и бесполезно ис­паряется в атмосферу. Но у природы огромные «стаж» и «опыт», ею выработаны весьма мудрые приемы сохранения вод в пустынях, так что приходится завидовать, перенимать и усовершенствовать опыт природы. Для того чтобы ознако­миться с ним, внимательно проследим путь речной воды после того, как она оставляет горы. Сразу же по выходе с гор воды интенсивно поглощаются галечными и песчаными отложения­ми, образующими так называемые конуса выносов рек. В их пределах ушедшие под землю речные воды усиленно питают грунтовые, которые медленно движутся к центру пустынь. Так сама природа, создавая естественные подземные водохранили­ща, стремится к тому, чтобы вода не расходовалась на испа­рение.

Спускаясь вниз по конусам выноса, обязательно попадешь в районы, где на смену каменистой пустыне приходят трост­никовые заросли, болота, рощи. Это зона выклинивания, где грунтовые воды близко подходят к земной поверхности, а не­редко и изливаются в виде источников, иногда настолько мно­гочисленных и обильных, что образуются реки и небольшие речки. «Вторично рожденные», они появляются в местах, где климатические условия исключают образование рек. И тем не менее они текут, питаясь почти исключительно грунтовыми во­дами, местное население такие реки называет «карасу». Их воды издавна используются для орошения и сельскохозяй­ственного водоснабжения.

Вода в таких подземных водохранилищах образуется за счет просачивания главным образом речных вод в галечники конусов выноса, поры которых служат хранилищем влаги. Но естественное наполнение проходит медленно, на сравнительно ограниченной площади, вытянутой вдоль русел рек, рукавов и протоков. Правда, в районах, где развито орошение, напол­нение подземных водохранилищ происходит и в результате просачивания оросительных вод через стенки оросительных систем. Однако такое просачивание представляет основную статью потерь, и с ними ведется борьба путем укрепления либо покрытия водостойкими материалами стенок и дна кана­лов.

Стремясь уменьшить потери в оросительных системах, спе­циалисты одновременно думают и над тем, как в больших масштабах и недорого научиться создавать запасы воды под землей, в естественных подземных водохранилищах. Здесь сле­дует подчеркнуть, что сложенные галькой и гравием головы конусов выноса многих центральноазиатских рек весьма пер­спективны для создания подземных водохранилищ. Если эта первоочередная задача будет решена, то водообеспеченность оазисов резко повысится.

Какими путями можно решить такую задачу? На этот во­прос пока практического ответа нет. Теоретически накопление подземных водохранилищ может идти двумя путями: путем вывода речных вод на галечниковую поверхность, которая бу­дет интенсивно впитывать поступающие речные воды, и путем нагнетания речных вод в водоносные пласты конусов выноса — способ более дорогой и требует специального оборудования.

По сравнению с поверхностными водохранилищами под­земное хранение воды имеет определенные преимущества: удается избежать потерь воды от испарения (что в аридных зонах очень важно), вода в подземных водохранилищах не содержит наносов. И еще одно возможное преимущество под­земных водохранилищ: если в них случайно будут попадать промышленные и бытовые сточные воды, то, двигаясь под зем­лей, они частично или полностью могут освободиться от вред­ных примесей.

Обычные водохранилища в горах и подземные водохрани­лища на равнинах составят единый комплекс гидротехниче­ских сооружений. Это значит, что одну и ту же воду можно будет использовать несколько раз.

Известно, что подземные и грунтовые воды часто имеют высокую степень насыщения различными минеральными со­лями. Это зависит от грунта, через который они проходят и просачиваются. Соленую воду не пустишь в водопровод, ею не напоишь животных, не оросишь поля. В Гобийскойпустыне, например, новейшими исследованиями обнаружены большие запасы подземных вод. Будь они не очень сильно минерализо­ванными — насколько бы они увеличили водные ресурсы пусты­ни, которая всегда считалась безводной! И это относится не только к Гоби. Вот почему опреснение соленых (подземных и морских) вод становится сейчас первостепенной проблемой, тем более важной, когда речь идет о безводных степях и пу­стынях. Не случайно над нею работают ученые многих стран. Они ищут экономически выгодные и высокопроизводительные способы опреснения. В основу многих технических решений кладется метод, издавна известный людям,— метод выпари­вания солей. Соленую воду нагревают и пропускают через целую систему резервуаров; соль осаждается на их стенках, а вода опресняется. Такие установки с успехом использова­лись на морских судах, однако производительность опресни­телей была невелика, да и стоила такая вода дорого — требо­валось много топлива для нагревания и превращения соленой воды в пар.

В аридных странах, изобилующих солнечными днями, для опреснения соленых вод стали использовать дешевую энергию солнца. Но и у солнечных опреснителей есть свой недостаток: солнечные установки зависят от капризов погоды и времени — работают, разумеется, только тогда, когда светит солнце.

Свой вклад в решение проблемы опреснения внесли и хи­мики. Они предложили специальные смолы — иониты. Прин­цип их действия основан на том, что в воде соли находятся в виде отрицательно и положительно заряженных частичек, ко­торые и «ловятся» ионитами. Ионитовые смолы дешевы, и, кроме того, когда они теряют свои свойства, их можно восста­новить, обработав соответствующими реактивами.

Поистине неограниченные возможности для опреснения соленых вод открывает атомная энергия. Не случайно иссле­дования в этом направлении ведутся сейчас широким фрон­том — в международном масштабе.

Какими же путями будет решаться задача обводнения Центральной Азии, какая судьба ожидает ее реки? Они сами подсказывают ответы, вынося воду из районов более обеспе­ченных в менее водообеспеченные. Иными словами, речь идет о переброске речных вод из одних районов Центральной Азии в другие; при этом придется учесть, конечно, что подавляющая часть ресурсов речного стока сосредоточена в немногих, срав­нительно водоносных реках — таких, как Каракаш, Юрункаш, Яркенд, Аксу, Кончедарья, Музарт (Вейган), Манас, Или, Черный Иртыш, Урунгу, Кобдо, Орхон, Селенга и Онон. Остальные реки невелики, и, как правило, их вод не хватает для удовлетворения даже местных потребностей. Видимо, бо­лее полноводным рекам придется поделиться с ними и своей водой.

Изыскания по переброске вод по существу только нача­лись. И можно ожидать, что для ее осуществления не раз при­дется воспользоваться сухими ныне руслами и долинами. Ра­нее упоминалось, что гидротехники вплотную занялись древ­ней долиной Дзабхана. Перспективным выглядит и частичный сброс вод Булган-Гола на юг, для чего, как мы знаем, тоже можно воспользоваться оставленной рекою долиной.

Из других возможностей остановимся, например, на обвод­нении водами реки Халхин-Гол степей Восточной Монголии, увеличении водоносности реки Улдзы водами Онона, продле­нии стока реки Кобдо дальше на восток.

Намечая контуры будущей жизни рек и озер Центральной Азии, нельзя, однако, забывать, что грунтовые воды ее под­горных равнин часто представляют собой не что иное, как просачивающиеся в грунт воды сбегающих с гор рек. Поэтому стоит только перебросить часть стока реки в другой район или просто больше изъять воды из реки в предгорьях — и пи­тание грунтовых вод на подгорных равнинах уменьшится. Зато дальнейшее развитие орошения, наоборот, может повлечь уси­ление питания грунтовых вод и резкий подъем их уровня в районе оазисов. Последствия такого изменения общеизвест­ны — происходит вторичное засоление почв.

До сих пор разговор шел, если так можно выразиться, о природных аспектах проблемы воды в Центральной Азии. Од­нако уровень, достигнутый современным научно-техническим прогрессом, позволяет подойти к ней и с иных позиций.

Гидрохимия — наука молодая, и ее сегодняшний день — это вторжение в неизвестное, она лишь делает первые шаги и, надо сказать, небезуспешные. Вот гидрохимики предложили покрыть озера тонкой пленкой из некоторых органических ве­ществ, толщиной в одну молекулу. Такая пленка свободно про­пускает свет и кислород, но препятствует испарению воды. В зализе озера Севан таким образом удалось сохранить около 20% ранее испарявшейся воды. Могут возразить, что это не так уж много. Давайте посчитаем. В пустынях и полупустынях Центральной Азии испарение достигает 1500—2000 и более миллиметров в год, что примерно в полтора-два раза выше, чем в Средней Азии. Если уменьшить потери воды от испаре­ния всего лишь на эти 20%, то мы сохраним 3—4 кубических километра речной воды, т. е. годовой сток всех крупнейших на северном склоне Тянь-Шаня рек бассейна реки Манас.

А ведь 20% — это только начало. И вряд ли конец. Можно надеяться, что химики доведут эту цифру до 40—50 и бо­лее.

Или еще. Пока в Центральной Азии не было промышлен­ных предприятий, там не было опасности загрязнения рек и озер промышленными отходами и сточными водами. Но раз­витие нефтеперерабатывающей, горнорудной промышленно­сти, строительство фабрик и заводов приводят к тому, что с каждым годом загрязнение рек и озер становится все более серьезной проблемой. В Центральной Азии она усложняется тем, что здесь ресурсы речного стока в общем-то ограничены и что физико-химический состав воды в реках быстро ухуд­шается вниз по течению в результате естественных процессов, приводящих к резкому увеличению содержания солей и ме­ханических примесей. При таких природных особенностях до­бавление в речные воды даже небольших количеств сточных вод может привести к непоправимой беде: без воды окажутся все потребители, забирающие воду ниже мест сброса загряз­ненных вод. Вот почему уже сейчас, когда контуры будущего водного хозяйства Центральной Азии только проявляются, ученые и практики-специалисты намечают пути предохранения воды от загрязнения. Они знают, что делать это надо сегодня, с первых шагов. Завтра будет поздно.