4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Озеро в пустыне или сухой степи всегда примечатель­ность, пусть оно даже невелико и систематически пересыхает. Такое озеро не всегда отмечается и на крупномасштабной карте. А между тем именно озера-«малютки» помогают ориен­тироваться на равнинной местности, где неопытному глазу больше не за что зацепиться. И, конечно, надолго запоми­наются большие озера, на берегах которых приятно отдохнуть. Правда, последнее удается далеко не всегда, доступ к воде затрудняют вязкие илы, а затем дорогу преграждают трост­ники — такие густые и высокие, что пробиться сквозь них просто невозможно, разве что по кабаньим тропам: они-то и выведут к плесу. Однако и здесь может поджидать разоча­рование — мелководье. Примерно так выглядит и озеро-солон­чак Ихэ-Тухум-Нур. Его не миновать, если ехать из столицы Монголии на юго-запад страны дорогой через аймачные центры Арбай-Хэре и Баян-Хонгор. Озеро находится на рас­стоянии примерно 200 километров от Улан-Батора, и недалеко от него располагается населенный пункт Бурэн. В нем не раз приходилось спасаться от холода и непогоды, здесь же впер­вые автор почувствовал чудесное гостеприимство монголов, получив приглашение на свадьбу. Так и остался в памяти Бу­рэн, как радостный и счастливый момент скитаний.

По-монгольски счастливый, радостный — «джиргалантэ». Так называются и две речки, о которых пойдет речь. Они начи­наются недалеко друг от друга, но текут в диаметрально про­тивоположные стороны: река Убур-Джиргаланту — на восток, к бессточному озеру Ихэ-Тухум-Нуо, а река Ара-Джиргаланту — на запад, в реку Тараны-Гол, относящуюся к бассейну Толы.

Если с Бурэном связаны приятные воспоминания, то со­лончаки вокруг озера Ихэ-Тухум-Нур доставляли много не­приятных минут, стараясь оправдать свое название — «тухум», что означает «гнилой». И действительно, после каждого дождя дорога среди солончаков превращалась в ловушку, из которой высвободиться можно было лишь откапывая машину, глубоко зарывшуюся в отдающую сероводородом землю. Чтобы избе­жать неприятностей, в дождливую погоду делают крюк в не­сколько десятков километров, огибая солончаки с юга. Доро­га здесь легкая и однообразная, ничем не примечательная. Зато объезд на север, несравненно более трудный, вознагра­дит путешественника интересными наблюдениями, рассказы­вающими о далеком прошлом рек Убур-Джиргаланту и Ара-Джиргаланту. Впервые на их особенности обратил внимание советский почвовед академик Б. Б. Полынов, работавший в районе названных рек в 1925 г.

Современное очертание рек Ара-Джиргаланту и Убур-Джиргаланту

Современное очертание рек Ара-Джиргаланту и Убур-Джиргаланту

Достигнув низовий Убур-Джиргаланту, можно увидеть не­большую извилистую речку, сопровождаемую террасами. Если в предыдущие дни дождей не было, то не удивляйтесь, увидев сухое русло. Это закономерно для многих монгольских рек, теряющихся в бессточных впадинах, где воды рек усилен­но впитываются рыхлыми отложениями. Не составляет исклю­чения и Убур-Джиргаланту, сток воды в реке в непаводочные периоды заканчивается уже в предгорьях.

Следуя навстречу реке, можно довольно скоро достигнуть участка, где широкая долина, прорезающая горный массив, переходит в узкое ущелье, выработанное в кварцах. Миновав Джиргалантские ворота (так иногда называют это ущелье), вновь попадем в широкую, открытую долину. И тут не надо быть особенно внимательным, чтобы заметить, что выше ущелья верхние террасы долины ведут себя более чем странно: дно долины, пойма и река «наклонены» на восток, в то время как правобережная, вторая надпойменная и более высокие террасы падают на запад, в сторону, противоположную на­правлению течения реки. Не думайте, что увиденное — опти­ческий обман, нивелировка подтвердит, казалось бы, невоз­можное: несовпадение современного течения реки с падением верхней правобережной террасы; она понижается так, как будто река течет не с запада на восток, а, наоборот,— с во­стока на запад. Это несоответствие облика долины и направ­ления течения реки становится понятным, если предположить былую связь рек Убур- и Ара-Джиргаланту.

Для того чтобы выяснить, какую роль играла вторая река, пересечем невысокую водораздельную гряду. Она ненамного возвышается над поверхностью интересующей нас террасы, которая следует за изгибом гряды и переваливает в верховьях реки Ара-Джиргаланту. И тут все становится на свои места: речка течет с востока на запад, в этом же направлении падает и терраса, высоко приподнятая над современной долиной. Зна­чит, весь верхний участок долины Убур-Джиргаланту, до Джиргалантских ворот включительно, сформирован не од­ноименной рекой, а рекой Ара-Джиргаланту, у которой Убур-Джиргаланту «похитила» часть долины. Произошло это в ре­зультате опускания местности, непосредственно примыкающей к Джиргалантским воротам, где когда-то и располагались верховья Ара-Джиргаланту. В результате опускания последо­вал прорыв Джиргалантских ворот, и часть долины, ранее принадлежавшая Ара-Джиргаланту, стала составной частью Убур-Джиргаланту.