4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

О прошлых гидрографических связях Хары (как и Бул­ган-Гола или Дзабхана) рассказывает древняя, ныне безвод­ная долина и, кроме того, взаимное расположение долин Хары и ее притоков. Обычно, следуя законам течения рек, до­лины притоков впадают в долину основной реки, постепенно приближаясь к ней. Например, если основная река течет с юга на север, то ее притоки справа имеют в общем северо-запад­ное направление, а долины левобережных притоков протяги­ваются в северо-восточном направлении. Ну, а если долины притоков впадают навстречу течению воды в главной реке, то это, как правило, свидетельствует о том, что в прошлом на­правление стока в основной реке было диаметрально противо­положное, Тогда притоки справа несут свои воды в долинах юго-западного направления, а притоки слева заключены в до­линах, имеющих юго-восточное направление, т. е. боковые до­лины не подходят к основной, а постепенно отходят от глаз­ной долины. В Монголии такое взаимное расположение можно наблюдать в верховьях Хары, впадающей в Орхон — глав­ный приток Селенги.

Интерес к Харе возник в процессе изучения литературных источников и гидрометрических материалов; обращало на себя внимание повышенное содержание солей в воде и отсут­ствие высоких дождевых паводков, столь характерных для притоков Орхона. Естественно, что, прибыв в Монголию, мы отправились на Хару при первой возможности, благо путь и в те годы был прост — на автомашине по шоссе Улан-Батор — Сухэ-Батор.

Это был один из первых моих маршрутов, и многое тогда казалось необычным. Сейчас, когда мельчайшие детали путе­шествия стерлись в памяти, трудно объяснить, почему возник­ло чувство необычности, наверное, потому, что была весна. А первые буйные травы в Монголии появляются поздно, после июньских-июльских дождей. Весной же сухо и ветрено — это не обновление природы, а показ ее прошлогоднего осеннего облика. Уныло торчит побуревшая прошлогодняя трава, не радуют взгляд голые кустарники. И лишь, попадая в долины рек, по свежей зелени уремы чувствуешь, что весна все-таки пришла. Царила она и в долине Хары, когда, оставив уходя­щее дальше на север шоссе, мы свернули на восток и начали подниматься вверх по течению реки.

Сама река разочаровывала, ее ширина редко достигала 40—50 метров, а чаще составляла около 25 метров. Берега низкие, невелики и скорости течения воды. Зато долина поко­ряла своими размерами, была она какая-то сияющая, солнеч­ная, нарядная…

Без приключений форсировали правые притоки Хары — ре­ки Тунхэлин-Гол и Улэги и добрались до округлой впадины, известной как котловина Мандал. Внешне она ничем не отли­чалась от других, весьма развитых в горах Монголии межгор­ных понижений. И в то же время котловина таила загадку. Оказалось, что в прошлом, уже после того как сформирова­лись основные притоки Хары, а сама река несла воды через Мандальскую котловину с севера на юг, на юге котловины, видимо, в результате перемещения земной коры, образовалась перемычка, закрывшая путь реке. Как отмечает Э. М. Мур­заев, это привело к образованию большого пресного озера — Мандальского. Оно вначале было бессточным. Но вот вода поднялась до гребня гор, загораживающих Мандальскую кот­ловину на севере, они оказались ниже, чем перемычка на юге. Поэтому вода устремилась на север и проложила новый путь, противоположный прежнему направлению течения реки.

Постепенно Хара спустила Мандальское озеро, и тогда вслед за рекой потянулись на север ее притоки: Бургулта, Улэги, Тунхэлин-Гол и др. Однако нормальное направление течения, согласующееся с современным стоком главной реки, они приобрели лишь в устьевых участках, а выше узкие и глубокие ущелья соответствуют бывшему течению Хары на юг, в долину Толы, притоком которой она была в свое время.

Схемы речной сети котлована Мандал...

Схемы речной сети котлована Мандал…

Тогда нижнее течение Хары занимало хорошо разрабо­танную широкую долину, где сейчас остались только озерки, болота и солончаки.

После того как говорок воды, поившей земли нижнего те­чения древней Хары, смолк, в осушенной долине надолго во­царилась тишина. Она была нарушена немногим больше де­сяти лет назад гудком паровоза. Строители железной дороги проложили ее вдоль древней долины Хары, что намного облег­чило работу: не надо было пробивать сквозь горы трудоемких и дорогих тоннелей.

Вместе с железной дорогой в долину Хары пришла новая жизнь, возник и близок к завершению новый промышленный центр Монголии — Дархан. Уже сейчас он потребляет доволь­но много воды, а в будущем ее потребуется еще больше. Хара же не столь водоносна, чтобы полностью удовлетворить и по­требности индустрии и запросы сельского хозяйства. Тогда на помощь пришли отложения древнего Мандальского озера. Их толщи хранят обильные запасы грунтовых вод.