4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Внимание! В тексте содержатся элементы коммунистической пропаганды! Текст 1974 года!

Как и все другие религии, ислам в процессе своей эволюции претерпел значительные изменения. Шли годы, менялась жизнь людей, один общественным строй сменялся другим. Для того чтобы не отстать от жизни, вынуждены были видоизменяться и рели­гии.

В наше время в результате бурного социального, на­учно-технического и культурного прогресса человече­ства многие религии, в том числе и ислам, оказались в состоянии глубокого кризиса. В поисках выхода из него мусульманские богословы делают попытки при­способить ислам к требованиям современности и тем самым поддержать его авторитет в глазах масс, уп­рочить его влияние.

Многие представители современного мусульманско­го духовенства пытаются представить ислам в роли за­щитника идей социальной справедливости, а своего пророка — в качестве великого социального реформа­тора или даже революционера (Проповедникам мусульманской рглигии вторят ревизиони­сты типа Гароди, который предлагает пересмотреть основные положения марксизма-ленинизма о религии. В лекции, прочитанной в Каире в ноябре 1969 г., как сообщал египетский журнал «Ат-Талиа», он утверждал, будто «Коран одобряет социалисти­ческие принципы и видит в них основы морали и правопорядка, а в социализме нет принципов, противоречащих духу Корана»). С этой целью идеализируются отношения между членами религиозной общины Мухаммеда. Надо сказать, что представления о мусульманском пророке как о мудром вожде, за­щитнике угнетенных и обездоленных бытовали и рань­ше. Их подлинный смысл понять нетрудно. Пророк религии, которую духовенство представляет в качест­ве религии широких народных масс, должен был вы­глядеть в глазах верующих заступником сирых и убо­гих, выразителем интересов трудящихся. Чтобы креп­че была вера в аллаха и его пророка — «основателя единственно истинной религии», духовенство создава­ло такой ореол вокруг образа Мухаммеда.

Этой же цели служили и служат попытки предста­вить ранний ислам как социалистическое учение. Не­мецкий востоковед Губерт Гримме (1864—1942 гг.) в своем труде «Мухаммед» назвал мекканский период деятельности Мухаммеда и его приверженцев «со­циалистическим движением». Только впоследствии учение Мухаммеда якобы было трансформировано в религию. Венгерский исследователь И. Гольдциэр (1850—1921 гг.) религиозный налог закят склонен был рассматривать в качестве одной из «социалисти­ческих тенденций», будто бы особенно сильно выра­женных в раннем исламе.

В книге «Социализм и ислам», вышедшей в Каире в 1966 г., ее автор Абдель Хамид Джавдат утвержда­ет, будто при Мухаммеде и первых халифах было до­стигнуто полное социальное равенство. Примеры, взятые из жизни мусульман этого периода, замечает автор, «хорошо показывают», что ислам «намного превосходил тогда Великую французскую революцию», что «социализм был одним из оснований ислама».

Так, в 12-й книге из серии «Дирасат фи-ль-ислам» («Изучение ислама»), издаваемой Верховным сове­том по исламским делам министерства вакуфов АРЕ, в 1961 г. была помещена статья Мухаммеда Ибраги­ма Хамзы «Социализм ислама и социализм Запада», в которой автор доказывает, будто «пророк Мухам­мед был первым социалистом».

Прежде всего, анализируя подобные высказыва­ния, следует сказать, что авторы утверждений о «со­циализме» раннего ислама не приводят ни новых фак­тов, ни аргументов, которые могли бы поколебать вы­воды исторической науки. А она говорит о том, что религиозная община Мухаммеда не преследовала задачи установления социального равенства. Коран и предания, на которые пытаются опереться сторонни­ки «мусульманского социализма», как мы уже ука­зывали, утверждали имущественное и социальное не­равенство людей, оправдывая его тем, что оно явля­ется божественным установлением. Естественным сос­тоянием, божественным установлением Коран объявил и рабство. В цитированной выше книге Абдель Хамида Джавдата, кстати, признается, что на рабов благодея­ния мусульманского «социализма» не распространя­лись. В ранних сурах Корана, правда, довольно роб­ко осуждаются алчность и жестокость богачей, кото­рые «пожирают» имущество сирот, данное им на хранение, и до того жестокосердны, что бранью «про­гоняют со своего порога нищих». Но это осуждение весьма далеко от того, чтобы перерасти в социаль­ный протест. Богачи за свою жестокость «получат воз­мездие в загробном мире». В земном же мире ни про­рок, ни его преемники не ставили вопроса о ликвида­ции неравенства и эксплуатации.

Многие строки Корана защищают собственность имущих, богатства эксплуататоров от посягательства обездоленных. Именно в этом смысле понимались и толковались поучения Корана в течение тринадцати веков. Идеи социальной справедливости и социализма в исламе апологеты мусульманства стали искать только в последнее время и лишь после того, как общественный строй, воплотивший принципы науч­ного социализма, стал действительностью для сотен миллионов людей.

Ислам и советская действительность

Служители ислама в нашей стране видят, что рядовые верующие всем сердцем приемлют социалистиче­ские принципы, претворенные в жизнь в Советском Союзе, они видят, что отрицать огромные успехи, достигнутые в ранее отсталых районах страны, по меньшей мере несерьезно. По­этому духовенство вынуждено признать успехи социа­листического строительства, плодотворность идей со­циализма.

Вот, к примеру, часть текста проповеди мусуль­манского имама, произнесенной в 1963 г. в ленинград­ской мечети:

«Аллах повелевает нам своими законами, начер­танными в святой книге Корана, жить в дружбе и объединять свои усилия для достижения общей цели, ибо только в дружбе и единении возможно добиться светлой цели, ведущей к всеобщему благу. Дружба и единение народов, наряду с признанием аллаха как сверхъестественной силы, являются незыблемой осно­вой мусульманской религии. В божьей книге указано, что дружба и коллективное ведение дел должно соблю­даться людьми во всех отраслях своей практической и духовной деятельности, ибо в одиночку человек ничтожен и не в состоянии совершить даже самое незначительное дело. Человек, отделенный от общест­ва,— это бесплодный сук, не дающий никаких плодов и всходов, отсыхающий и без всяких следов отходя­щий в небытие. Этот завет всевышнего повсеместно и постоянно утверждается практикой нашего времени: в технике и в науке, в политике и в просвещении, здравоохранении и культуре. Только путем единения народам нашей страны удалось установить у нас са­мый демократический в мире государственный строй. Только единением нашего народа мы смогли создать отечественную промышленность в годы первых пяти­леток; в Великой Отечественной войне отстоять нашу свободу и после победы не только залечить раны вой­ны, но в огромных масштабах строить заводы, проры­вать каналы, осушать и поднимать для блага людей новые земли.

Наша божья книга учит нас не только единению, но и общему использованию в общественных интере­сах всех материальных благ, которые дает нам земля, которая, благодаря совместным усилиям многих по­колений ученых, полностью раскрывает перед нами свои богатства. Аллах учит нас, что земля и ее недра со всеми скрытыми в них богатствами не могут при­надлежать отдельным личностям, а являются народ­ным достоянием, навечно отданным народу для ис­пользования их ради всеобщего блага.

Земля должна принадлежать тем, кто ее обраба­тывает. Но аллах дарует людям не только землю и ее недра. Он предоставляет в их распоряжение всю все­ленную, весь космос. Он призывает людей не останав­ливаться на достигнутом, а совершенствовать свои знания и использовать их в интересах всего человече­ского общества, все более и более крепя всесторон­ние связи со всеми народами. Пророк подтверждает эти слова аллаха своим изречением, что «хозяевами земли могут быть только те, кто объединяется для общей цели»».

Мы намеренно привели столь большую выдержку из проповеди имама. Она типична для современных служителей ислама в нашей стране.

Мусульманские проповедники, произнося добрые слова о социализме, не выражают сомнений и в воз­можности победы коммунизма. Но достижение «цар­ства справедливости» на земле они связывают лишь с нравственным усовершенствованием людей, которое возможно якобы только в рамках религиозной мора­ли. К счастливой жизни ведет путь добра, путь при­мерной нравственности, по которому наставлял сле­довать пророк. Мусульманское духовенство заявляет, что все люди делятся на хороших и плохих. Хоро­шие — те, которые, сознавая это или не сознавая, идут по пути аллаха, а плохие — по пути дьявола, игнори­руя указания ислама. Если люди будут сотрудни­чать друг с другом на пути добра и благочестия, они повысят уровень своих знаний, смогут обмениваться плодами своих трудов, опыта, достижениями своего разума. Но ведь к сотрудничеству и единению людей и призывает ислам. Значит, в какой-то степени соци­алистические идеи, хотя этого и не осознают их но­сители, якобы созвучны идеям мусульманской рели­гии.

Духовенство стремится давать социальным явле­ниям современности такую оценку, которую с удов­летворением примет большинство верующих. Вместе с тем проповедники ислама подчеркивают, что эта оценка находится в полном соответствии с указания­ми Корана и с духом ислама.

По логике мусульманских богословов и духовен­ства, Коран всегда утверждал правду, принципы ис­лама незыблемы, но некоторые люди искажали божественные предписания, скрывали подлинный смысл его сур и аятов от народа. Теперь же настало время раскрыть перед верующими истинный смысл мусуль­манских поучений…

«Что бы ни было в прошлом, это ушло безвозврат­но, теперь никаких разногласий с Советским государ­ством у нас нет. С коммунистами мы расходимся только в одном: они — атеисты, мы — верующие, му­сульмане». Так в конечном счете формулирует свое отношение к социалистическому обществу мусульман­ское духовенство.

Ислам и «проблемы века»

В то время как мусульманское ду­ховенство СССР уже сделало свой выбор, многим представителям за­рубежного ислама предстоит еще его сделать. Нужно сказать, что среди апологетов ислама за рубежом нет единства во взглядах. Некото­рые из них решительно не приемлют социалистиче­ских и коммунистических идей, относятся к ним край­не враждебно. Известно, что во многих странах Азии и Африки они находятся в авангарде реакции. Из всех методов борьбы с растущими силами социализ­ма и демократии они предпочитают репрессии, бла­гословляя даже самые жестокие меры, какие приме­нялись, например, против коммунистов Индонезии, Ирака, Ирана, Турции, Судана и других стран.

Современная идеология ислама претерпевает изме­нения под влиянием процессов, обусловливающих пе­реход от капитализма к социализму. Теперь редко кто выступает с категорическим заявлением, будто «ислам несовместим с социализмом», как это сделал в 1929 г. в своей вышедшей в Париже книге «Исла­мизм и социализм» профессор права Мухсин Барази. Больше того, за короткий срок, начиная с 50-х годов, в арабских странах, Пакистане, Индонезии и других государствах Азии и Африки с преобладающим му­сульманским населением вышло множество книг, в которых говорится, что идеи социальной справедли­вости, демократии и прогресса не только не противо­речат исламу, а наоборот,— сущность заповедей Му­хаммеда и его религии сводится именно к социализ­му. Этот факт говорит о том, что размежевание сил как внутри современного общества, так и на междуна­родной арене идет не по признаку веры, а по призна­ку классовой принадлежности.

Большинство верующих — трудящиеся. Вполне по­нятно, что их симпатии на стороне социализма. Им ненавистен эксплуататорский строй. Они нередко ищут в религии обоснования тех революционных про­цессов, которые происходят в обществе, убеждают са­ми себя в том, что религия освящает справедливое де­ло социализма. Не случайно некоторые прогрессив­ные деятели в развивающихся странах ставят вопрос о том, чтобы «отнять у эксплуататоров религию и по­ставить ее на службу трудящимся». Это стремление, как нам кажется, ярко было выражено в редакцион­ной статье издававшегося в Алжире еженедельника «Революсьон африкэн» от 27 марта 1967 г. «Фео­дальные страны,— указывалось в ней,— исчерпав все аргументы, пытаются противопоставить ислам некое­му коммунистическому предприятию. Тщетные попыт­ки. Ислам раньше современного социализма осудил средневековые методы правления. Ислам не противо­речит социализму. И у того, и у другого общие цели: прогресс человека, социальная справедливость, спло­чение и мобилизация масс, а также создание справед­ливого и процветающего общества».

Сторонники этой точки зрения считают, что ислам, его принципы не противоречат научному социализму. Они говорят, что «пророк Мухаммед, так же как Моисей и Иисус Христос, был настоящим революционе­ром и великим социальным реформатором». Имя Му­хаммеда упоминается часто рядом с именами К. Ма­ркса и В. И. Ленина. Такая интерпретация ислама импонирует трудящимся, которые видят свое будущее в социализме. Они, как заявил Первый секретарь Ма­рокканской компартии Али Ята на XXII съезде КПСС, понимают, что «ни одна экономически отста­лая страна не может полностью ликвидировать свою отсталость, окончательно решить проблему роста на­селения, навсегда покончить с хронической безрабо­тицей и обеспечить хорошую жизнь для всего народа, если она не освободит свою экономику от засилия капиталистических монополий, не сойдет с капитали­стического пути развития и не будет строить свою жизнь на основах научного социализма».

Но приверженцы ислама в конечном счете не мо­гут представить пути к социализму вне религии. Так, доктор Мухаммед Шауки аль-Фангари призывает сво­их коллег — мусульманских улемов «разъяснять пов­сюду истинный ислам, с тем чтобы вести 600 млн. му­сульман по пути исламского социализма, сплочения стран третьего мира с революционными державами в целях искоренения эксплуатации, империализма, тор­жества мира и прогресса во всем мире» (DrMohamed Shawky ElFangary. Probleme de la decadence musulmane. Caire, 1969, p. 11).

«Исламский социализм»

Однако такое понимание социальных принципов ислама, которое складыва­ется у многих трудящихся-мусульман, естественно, подходит не для всех. Камнем преткнове­ния становится прежде всего отношение к частной соб­ственности. Так возникает идея об особом «исламском социализме». Социализм «без частной собственности», который построен в СССР, часто именуется «атеисти­ческим» или «коммунистическим». Ему противопостав­ляется социализм «исламский». В цитированной уже нами книге А. Джавдата «Социализм и ислам» гово­рится:

«Ислам каждому оставляет его капитал и свободу пользоваться плодами его труда с тем условием, что никакой общественный класс не будет подавляться или подвергаться эксплуатации. Это — социализм ра­венства».

В том же духе высказывается и журнал «Мусуль­манский мир» («The Muslim World»): «Любому чело­веку дается право использовать любое из законных средств или методов для достижения богатства и де­лать капиталовложения в пределах его способностей и желаний». Подобного рода теоретики заявляют, что ислам не приемлет капитализма. Но если они призна­ют частную собственность на средства производства, капитал, то, следовательно, неизбежна и эксплуатация человека человеком. Чем же тогда их «социализм» от­личается от капитализма? «Исламский социализм», по их словам, хотя и не дает бедным права посягать на богатства собственников, но ограничивает последних тем, что в соответствии с Кораном обязывает помо­гать обездоленным, «выделять в их пользу часть капи­тала». Но каковы гарантии, что богач действительно поделится своими излишками? Гарантией, оказывает­ся, служит следующий стих Корана: «О вы, которые уверовали! Многие из книжников и монахов пожира­ют имущества людей попусту и отклоняют от пути ал­лаха. А те, которые собирают золото и серебро и не расходуют его на пути аллаха,— обрадуй их мучи­тельным наказанием в тот день, когда в огне геенны будет это разожжено и будут заклеймены этим их лбы, и бока, и хребты! Это — то, что вы сберегли для самих себя» (9, 34—35).

Наказание грозное, что и говорить. Но ведь угроза эта высказана уже давно, а между тем эксплуатация существовала и существует. Теоретики «исламского социализма» и здесь находят ответ. Они заявляют, что в обществе, где будет установлен «мусульманский со­циализм», будет осуществлено соответствующее духу ислама моральное воспитание людей.

«Для того, чтобы пробудить у людей сильное же­лание к экономическому равенству,— читаем мы на страницах журнала «The Muslim World»,— мы долж­ны обратиться к источнику желаний — характеру че­ловека и воспитывать его таким образом, чтобы в нем преобладала великая любовь к создателю. Это воспи­тание может быть осуществлено только наивысшим типом религии».

Причины эксплуатации, по представлению идеоло­гов «исламского социализма», таким образом, коре­нятся в самом человеке, а не вне его. Отсюда и делает­ся вывод о необходимости воспитания людей в духе любви к богу, к законам ислама, как главного сред­ства избежания конфликтов в обществе. Важно, что­бы были добрые предприниматели и хорошие рабочие, тогда будут достигнуты гармония и любовь между ними.

Нужно ли говорить, сколь беспочвенны подобные рассуждения. Они, по существу, не отличаются от взглядов некоторых буржуазных идеологов, которые тоже пытаются урегулировать противоречия капита­листического общества путем установления «гармо­нии» между предпринимателями и рабочими.

В неубедительности своих теоретических построе­ний подчас отдают себе отчет и сами сторонники «ис­ламского социализма». В дополнение к моральным принципам выдвигаются и другие, которые якобы мо­гут помочь осуществлению идей «исламского социа­лизма». В их числе закят — завещание бездетными своего наследства государству, рациональное, спра­ведливое распределение наследства между наследни­ками. Тогда будто бы в течение жизни двух-трех поко­лений произойдет перераспределение богатства. Вряд ли нужно говорить, сколь наивен взгляд, будто подоб­ная мера может что-либо изменить. Не менее наивен, разумеется, и взгляд, развиваемый теоретиками «му­сульманского социализма», особенно в Индонезии и Пакистане, будто запрещение в соответствии с Кора­ном ростовщичества и взимания процентов со ссудно­го капитала восстановит в обществе приверженцев ис­лама справедливость, нарушенную вторжением в не­го капиталистических отношений.

«Исламский социализм» обещает исправить недо­статки капитализма и «недостатки» «атеистического социализма». Речь идет, как свидетельствует «Ислам­ское обозрение» («The Islamic Review»), о синтезе «либерализма» с коммунизмом. Это будет якобы «ус­тойчивое общество», созданное на основе «законов, ус­тановленных Кораном». Только в этом новом общест­ве, где восторжествует вера в аллаха и займет высо­кое место религия, человек якобы почувствует себя свободным.

Один из государственных деятелей Пакистана, развивая эту мысль, несколько лет назад писал: «Мы можем посвятить наши души осуществлению ислам­ского социализма. Он не является ни диктатурой про­летариата, ни капиталистической эксплуатацией. Этот социализм представляет собой гармоническое сочета­ние противоположных интересов общества таким пу­тем, чтобы процветание большинства было достигнуто без лишений и тяжких испытаний, связанных обычно с экспроприацией какого-либо класса или группы на­селения».

Нетрудно видеть, что поиски мусульманами своего собственного пути в социальном развитии являются утопичными. Отказ от единственно верного марксист­ского учения о революционном преобразовании обще­ства приводит теоретиков «исламского социализма» в тупик. «Исламский социализм», когда становится яс­ным его истинное содержание, оказывается не отвеча­ющим чаяниям миллионов мусульман, которые ждут реальных перемен в своей жизни.

Реализация социально-политических и экономиче­ских интересов широких масс может быть обеспечена только на пути строительства социализма и коммуниз­ма. Именно это обстоятельство и увеличивает изо дня в день популярность идей научного социализма среди трудящихся Востока.