Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Широко известны значительные достижения естествен­ных наук в изучении геологического строения и рельефа, кли­мата, вод и ледников, почв, растительности и животного мира гор. Менее осознана недостаточность накопленных знаний о ком­плексе их природных условий, о больших и малых природных территориальных единствах горных районов страны. В то же время опыт освоения окружающей среды показал, что естествен­ной основой развития народного хозяйства является не рельеф или почва, климат или воды, лесная или луговая раститель­ность, взятые в отдельности, а целостная природа конкретных участков земной поверхности.

Особую актуальность приобретают поиски рациональных приемов комплексного исследования гор в связи с постановле­нием Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР «Об усилении охраны природы и улучшении использования при­родных ресурсов». Это частица общих усилий, направленных на предусмотренное XXIV съездом КПСС «развитие научных ра­бот по… географии для разработки проблем более широкого и рационального использования естественных ресурсов…». Пря­мое отношение современной географии к решению этих важных задач вполне закономерно и обусловлено, прежде всего, тем, что одной из ее центральных категорий является понятие о при­родном географическом комплексе. Причем детальное исследо­вание основного из этих комплексов — ландшафта и составляю­щих его единиц — компетенция ландшафтоведения как одного из разделов природной географии.

Результаты комплексных ландшафтных исследований и, прежде всего, карты природных территориальных единств уже применяются в народном хозяйстве. «Благодаря своей конкрет­ности.., — сказано в докладе академика К. К. Маркова на XXII Международном географическом конгрессе в Канаде, — ланд­шафтоведение развивается углубленно и практически очень по­лезно для сельскохозяйственных органов…» (К. К. Марков. 1972, с. 12). Полезным оно оказывается и для лесного хозяйства, территориальных планировок, строительства, изучения природ­но-очаговых болезней, организации туризма, охраны природы и т. д. Вот почему столь актуально утверждение профессора Н. А. Солнцева о том, что «всякое добросовестно произведен­ное ландшафтное исследование даже небольшой территории представляет большую научную ценность» (Н. А. Солнцев, 1970, с. 6).

Между тем, в наши дни приходится пока говорить именно о детальном изучении небольших территорий, главным образом равнин. Очень мало изучена морфология ландшафтов гор. В ре­шениях VI Всесоюзного совещания по вопросам ландшафтове­дения (Алма-Ата, 1963) отмечено, что «ландшафтоведение гор­ных стран находится пока в стадии становления» и методы его разработаны недостаточно. И все же к настоящему времени, благодаря усилиям многих исследователей, накоплен конкрет­ный материал, позволяющий судить об основных чертах ланд­шафтной структуры горных территорий. Выявлена пестрая, кон­трастная по свойствам, четкая по границам, оригинальная по видовому составу структура природных территориальных комп­лексов.

Природно-географическая специфика горных областей зак­лючается в территориальной обособленности, резко выраженной вертикальной дифференциации, сложности геологического строе­ния и подавляющем господстве плотных приповерхностных по­род, сильной расчлененности, господстве крутых форм рельефа, резких контрастах абсолютных высот и экспозиции склонов, большом разнообразии климатических условий, а также соот­ветствующей этому дифференциации почвенно-растительного покрова, животного мира и т. д.

Поэтому вполне естественно, что освоение горных и предгор­ных территорий, темпы и способы их вовлечения в народное хозяйство требуют особого подхода. Нельзя допускать, чтобы использование природных ресурсов гор приводило к уничтоже­нию естественных ландшафтов. Это неоднократно подтверждали географы, изучающие природу гор. Именно этого, как писал Ф. Энгельс, не понимали жители Греции, Малой Азии и других гористых стран, которым, когда они «выкорчевывали леса, что­бы получить таким путем пахотную землю, и не снилось, что они этим положилиначало нынешнему запустению этих стран, лишив их вместе с лесами, центров скопления и сохранения вла­ги». Однако в наши дни уже не требует особых доказательств то, что «когда мерой человеческой деятельности служит не со­стояние горных ландшафтов, формирующих жизненно важные ресурсы, а лишь количество продукции, которую можно извлечь из них для непосредственного употребления, рано или поздно дают себя знать многие крайне отрицательные последствия такого неразумного отношения к природе» (Ф. Я. Шипунов, 1969, с. 86).

Вот почему комплексное исследование горных ландшафтов становится одной из важных задач советской географии в бли­жайшие годы. Решение этой задачи предусматривает детальное полевое изучение, последовательную съемку и всесторонний ана­лиз сложной структуры природных территориальных комплек­сов гор, их генезиса, тенденций развития, возможностей хозяй­ственного использования и многих других свойств. Причем прин­ципиальная научная основа этих исследований, несмотря на свою специфику, должна увязываться с таковой на равнинах и составлять с ней единую систему.

На получаемой при этом синтетической научной основе воз­можно решение многих теоретических и практических проблем, которые ставит перед наукой интенсивное освоение горных ландшафтов. К ним относится кадастр природных территориаль­ных единств, прогноз полезной или вредоносной реакции при­родной среды на те или иные воздействия со стороны человека, вопросы оценки пригодности природных территориальных комплексов для лесохозяйственного, сельскохозяйственного, гра­достроительного, рекреационного либо иного вида функциональ­ного использования. Все это ведет к комплексной организации территории, способной обеспечить повышение ее экономическо­го потенциала при одновременной эффективной охране при­роды.

Теоретические и методические основы ландшафтных иссле­дований разрабатываются целым рядом научных центров в СССР и за рубежом, и все же многие вопросы, как известно, остаются нерешенными либо спорными, а внимание специалис­тов сосредоточено, главным образом, на изучении равнинных территорий. Последних касаются, прежде всего, немногочислен­ные монографии по вопросам ландшафтных исследований (А. Г. Исаченко, 1961; А. А. Видина, 1962; Г. Н. Анненская и др., 1962; В. С. Преображенский, 1966; Е. Neef, 1968 и некото­рые другие) и единственное пока в нашей стране учебное посо­бие А. Г. Исаченко (1965).

Данная работа представляет попытку изложения лишь неко­торых вопросов, неизбежно возникающих при ландшафтных исследованиях горных территорий. Работа выполнялась, глав­ным образом, на примере Карпат, с учетом достижений совет­ских и некоторых зарубежных специалистов. Теоретические предпосылки исследований, единицы ландшафтного деления гор и особенности организации экспедиционных работ рассматриваются в минимальном объеме, необходимом для выполнения исследований. Содержание и методика полевого изучения и кар­тографирования природных территориальных комплексов раз­работаны с использованием некоторых приемов унификации (алгоритм съемки, бланки-программы, координационная леген­да-график, нормы съемки и т. д.). Рассмотрены способы состав­ления и особенности содержания детальных ландшафтных карт и легенд. Последние главы касаются вопросов анализа резуль­татов исследований, некоторых сторон ландшафтного прогно­зирования и принципов подхода к освоению горных территорий.

Автор исходил из того, что исследователь природных террито­риальных комплексов гор (особенно начинающий) и в настоящее время нуждается, обычно, не столько в общем рассмотрении вопросов изучения горных ландшафтов, сколько в конкретных советах и рекомендациях по выполнению полевых исследова­ний и анализу полученного материала. Естественно, что далеко не все, оказавшееся полезным в наших работах, станет прием­лемым в иных условиях. Однако вряд ли можно усомниться в необходимости создания общими усилиями надежного ландшафтоведческого научно-методического арсенала.

В заключение отметим, вслед за Н. А. Солнцевым (1970), важнейшее для многих географов обстоятельство. Поскольку современное ландшафтоведение занимается не глобальными проблемами, а изучением окружающих нас конкретных природ­ных территориальных единств, научными исследованиями могут заниматься не только сотрудники научных учреждений, но и лю­бой географ. И чем отдаленнее место его работы от научных центров, тем больше шансов исследовать ландшафтную целину, создавая тем самым исключительно ценную основу для решения конкретных научных и хозяйственных проблем малых территорий.

Автор глубоко благодарен профессору К. И. Геренчуку за научную редакцию книги, а также профессору Н. А. Солнцеву и товарищам по кафедре физической географии Львовского университета за ценные замечания.