Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Рекогносцировочное обследование тер­ритории, как неотъемлемая начальная фаза полевой съемки природных территориальных комплексов, выполняется всей пар­тией или отрядом. При этом самым тщательным образом сли­чается окружающая ситуация с обзорной, топографической, отраслевыми и специальными картами территории, аэрофотоосновой и предварительной картой территориальных единиц, ведутся подробные записи в полевых дневниках. Картографирование, во время рекогносцировки, как правило, не производится.

Рабочие маршруты обследования прокладываются, главным образом, поперек крупных ПТК, от наиболее высоких точек водоразделов до самых низких точек долин. Полезны также маршруты вдоль долин, гребней и плато.

Задачи рекогносцировочного обследования: 1) общее озна­комление с территорией и характерными природно-географическими процессами; 2) ознакомление с основными ПТК и их диагностическими признаками; 3) проверка пригодности состав­ленной в предполевой период легенды предварительной карты ПТК; 4) установление присущих данной территории характе­ристик селеопасных потоков, признаков прохождения лавин, направлений господствующих ветров, ветровальноопасных участ­ков и т. д.; 5) окончательный выбор ключевых участков, трасс, профилей маршрутной съемки и др.

Полевая ландшафтная съемка выполняется прежде всего на ключевых участках, призванных стать этало­нами морфологической структуры всей территории исследова­ния. Они требуют детального изучения и картографирования до уровня фаций и звеньев. В горах для этого подбираются наи­более характерные урочища стрий, участки в зоне контакта различных толщ горных пород и другие, представляющие осо­бый интерес в связи со специальными задачами экспедиции. Площадь таких участков — от одного до нескольких квадратных километров; съемку их желательно выполнять в масштабе 1:10 000 и крупнее. Число ключевых участков определяется морфологической сложностью территории и характером работ. Идеальным в условиях гор является назначение ключевых участков в господствующих стриях каждой высотной местности сектора. Причем выбор целесообразно остановить на урочищах, в наименьшей степени измененных человеком.

По Н. А. Солнцеву (1949, с. 193) подробное изучение «клю­чей» выполняется по следующей схеме: «Общая характеристика рельефа. Описание элементов рельефа. Происхождение форм рельефа. Роль коренных пород и четвертичной толщи. Водонос­ные горизонты. Другие источники поверхностного увлажнения. Поверхностные водоемы (реки, речки, ручьи, озера, пруды). Заболоченные и избыточно увлажненные фации, причины обра­зований этих фаций. Закладка почвенных разрезов и описание почвенного профиля. Степень влажности почвы. Выводы о про­исхождении почв и ведущих факторах почвообразования. За­ложение пробных геоботанических площадок и описание растительности. Смена растительности по фациям. Общие зако­номерности в распределении ассоциаций и причины этих законо­мерностей. Связь почв с положением на элементах рельефа, с растительностью, с материнскими породами, с условиями увлаж­нения, с экспозицией. Роль человека в изменении растительного покрова. Использование человеком местной растительности для хозяйственных нужд. Анализ главнейших внутренних связей, существующих между всеми компонентами в обследованных фациях, выяснение ведущих факторов. Оценка общего направ­ления в развитии фаций. Нанесение на карту фаций в изучен­ных «ключах».

Дальнейшие работы разворачиваются на индивидуальных съемочных участках, распределяемых между рабочими группа­ми (минимальный их состав: инженер или техник-ландшафто­вед и рабочий). Соответственно приведенным выше нормам, съемщик ежедневно производит комплексное исследование фа­ций в трех-четырех из встреченных по ходу маршрута, еще не­достаточно изученных видах подурочищ, простых урочищ или звеньев (в зависимости от ступеней трудности участков). При этом не менее одной фации (доминирующей по площади или встречаемости) в каждом из них подвергает исследованию по полной программе бланков формы № 1, № 2, № 3, остальные две—три фации изучаются по сокращенной программе бланка формы № 4 «Структура и динамика (под)урочища». Зарисовки выполняются на миллиметровой основе бланков формы № 5 (см. гл. 5, 6, 7).

Целесообразно добиться того, чтобы полевая съемка ПТК представляла собой четко разработанную систему приемов, кото­рые выполняются в определенной последовательности. Ход та­ких постоянно повторяющихся действий можно представить в виде алгоритма полевого исследования, то есть системы указаний, составленных при помощи операторов и ло­гических условий (Г. П. Миллер, 1972).

Схема алгоритма маршрутной крупномасштабной съемки вы­глядит следующим образом (рис. 4.1). Словесная форма выра­жения этого алгоритма выглядит так:

Схема алгоритма крупномасштабной маршрутной съемки

Схема алгоритма крупномасштабной маршрутной съемки

А — войдя в пределы подурочища или простого урочища, внимательно осмотреть его в натуре, а также на топографиче­ской либо предварительной карте ПТК с горизонталями и аэро­фотоснимке. Такое сопоставление особенно важно при ограни­ченной видимости, например, в лесных ПТК.

В — выяснить, может ли быть это (под)урочище просто пройдено, визуально обследовано и оконтурено на карте. Это возможно в тех случаях, если нет сомнения, что оно принадле­жит к территориальным единицам того вида, который в доста­точном количестве изучен на предыдущих участках съемки (r = ДА или НЕТ).

Если ДА, то:

Z — нанести на карту полевой съемки установленные на местности границы данного ПТК или уточнить и закрепить гра­ницы, предварительно установленные дешифрированием и дру­гими методами, проставить в его пределах шифр, содержащий основные характеристики фации доминирующего по площади (или встречаемости) вида или (реже) двух содоминант если это позволяет размер контура.

Если НЕТ, то:

К — выяснить, может ли быть это (под) урочище обследова­но вдоль маршрутного хода по сокращенной программе с ис­пользованием бланка только формы № 4 («Структура и дина­мика (под)урочища») — если есть сомнение (см. В) или участок не вызывает надлежащего интереса — и продолжать процесс с В (г’ = ДА или НЕТ). Если ДА, то:

С — выполнить первые записи в бланке формы № 4 (до ге­нетического названия). Постепенно продвигаясь по территории (под)урочища, вести визуальные наблюдения за встречающими­ся фациями. О фациях, доминирующих по площади встречае­мости или, наоборот, (что значительно реже) о тех, которые выделяются своей оригинальностью, сделать записи в таблицу «Шифры фаций» бланка формы № 4. В этом же бланке (с. 2—4) фиксировать характеристики замеченных следов вредных сти­хийных природно-географических процессов и другую информа­цию, сбор которой предполагается бланком-программой. Зари­совки профилей фаций, их сочетаний, обнажений и т. п. с соот­ветствующими морфометрическими, литологическими и други­ми показателями выполняются на бланке формы № 5. Выполнить оператор Z (см. выше). Если НЕТ, то:

К — выяснить, должно ли данное (под)урочище быть иссле­довано по полной программе, если речь идет о единице нового вида либо о виде не новом, но недостаточно изученном, и про­должать процесс с В (г” = ДА или НЕТ). Если ДА, то:

Выполнить оператор С (см. выше), постепенно продвигаясь в направлении заблаговременно намеченного места комплекс­ного исследования фации.

D — прибыв к месту намеченной точки исследования фации, убедиться в том, действительно ли здесь расположена одна из фаций индикаторного, доминирующего по площади или встре­чаемости вида (р = ДА или НЕТ). Если НЕТ, то:

К1 — перенести детальные исследования в другую фацию данного (под)урочища, которая бы отвечала требованиям съем­ки, и продолжить процесс с DЕсли ДА, то:

D — убедиться в том, что в избранной для исследования фации сохранился естественный уровень типичности свойств для всего (под)урочища. Резкое снижение типичности вызывается пожарами, ветровалами, вырубками, распахиванием и т. д. (р’ = ДА или НЕТ). Если НЕТ, то:

А2 — перенести детальные исследования в другую фацию, типичную для (под) урочища, съемка которого выполняется, и продолжать процесс с D.

Если ДА, то:

Е — войти в центральную часть фации и приступить к ее исследованию. Для фиксации получаемых сведений использо­вать соответствующую форму бланка № 1, № 2, № 3. Зарисовки выполняются на бланках формы № 5; отбираются необходимые образцы для дальнейшего изучения и лабораторных ана­лизов.

F — продолжать маршрут к противоположному краю (под) урочища. При этом пользоваться тем же бланком формы № 4, который уже частично заполнен. Для зарисовок использовать бланк формы № 5. Этим завершается работа по программе изу­чения урочища, подурочища либо звена в соответствии с блан­ком формы № 4. В него вкладываются заполненные бланки фаций и бланки зарисовок. Они и являются «личным делом» исследованного ПТК.

Выполнить оператор Z (см. выше) и перейти на территорию следующего (под)урочища (рис. 4.2).

Примерная схема выполнения алгоритма маршрутной съемки

Примерная схема выполнения алгоритма маршрутной съемки

После работ по описанному алгоритму полученные на опор­ных маршрутах данные могут быть экстраполированы с помо­щью аэрофотоснимков, отраслевых и специальных карт на аналогичные межмаршрутные территориальные единицы.

Ответственной задачей, от решения которой в высшей степе­ни зависит качество полевых исследований, является опреде­ление границ ПТК на местности. Выделение при­родных территориальных единств основано, как известно, на их генетической однородности, степень которой возрастает по мере уменьшения ранга единиц. Границы этих участков земной по­верхности представляют собой рубежи качественной смены од­ной совокупности свойств другими свойствами и практически всегда линейны (Н. А. Солнцев, 1949; А. А. Видина, 1963 б; В. Г. Коноваленко, 1963).Поскольку решающая роль в обо­соблении и дифференциации ландшафтов на морфологические части, то есть участки с различными гидротермическими усло­виями, растительностью и процессами почвообразования при­надлежит литогенной основе, первостепенное значение приобре­тает выявление геолого-геоморфологических границ, особенно при ландшафтной съемке территорий, где естественный почвен­но-растительный покров не сохранился. Четкость этих границ гарантирует резкую смену всех остальных свойств природного комплекса. Естественно, поэтому, что границы ПТК будут ме­нее четкими там, где литогенная основа не имеет ясно выра­женных рубежей. Такие, например, границы между фациями, возникшими в связи с различным увлажнением длинного поло­гого склона, сложенного одной и той же породой.

Четкость, «почти линейность» границ фаций позволяет, как показал Н. А. Солнцев (1949), без затруднения определить границу урочища в результате изучения слагающих его фаций. Если же учесть, что географический ландшафт представлен многими, типически повторяющимися взаимосвязанными урочи­щами, то нетрудно убедиться, что и границы ландшафта неиз­бежно окажутся линейными.

Важной предпосылкой для выявления границ различных морфологических единиц ландшафта является обоснованное определение последних (см. гл. 2).

Нахождение границ фаций на местности является одним из наиболее трудных и ответственных моментов работы. В горных условиях смена пород фундамента, формы поверх­ности склона, его экспозиции и крутизны сказывается на режи­ме увлажнения, стока, температуры и т. д. и свидетельствует о смене одной фации другой. Труднее определить границы фа­ций в том случае, если изменения в рельефе выражены очень слабо или внешне не выражены совсем. В этом случае необхо­дим экологический анализ растительности. Известно, что струк­тура и производительность фитоценоза остаются неизменными до тех пор, пока сохраняется единый тип местообитания, то есть на территории одной фации. Поэтому граница коренного фито­ценоза совпадает с границей фации, что открывает широкие возможности для использования растительного покрова в ка­честве индикатора ПТК в слабо измененных человеком районах гор. Однако в обжитых, освоенных местах нельзя опираться на этот показатель.

Для определения границ фаций участок покрывается сетью намеченных на топографической основе маршрутов. При про­хождении по маршруту на карте отмечаются места пересечения границ фаций. Затем эти точки пересечения соединяются, обра­зуя контуры фаций. Границы фаций вне точек пересечения кор­ректируются по горизонталям топопланшета или аэрофотосним­кам. Использование последних облегчает выполнение задачи и повышает качество съемки.

Определение границ звеньев не представляет особой трудности, так как ими являются очертания сложных, контрастно выраженных микроформ рельефа, развивающихся в пределах литологически однородных пород.

Выявление границ подурочищ и урочищ происходит при одновременном учете нескольких моментов, а именно: а) границ высшего порядка — стриальных; б) есте­ственных рубежей внутристриального членения поверхности на мезоформы; в) характера почвообразующей толщи территори­ально соседствующих фаций. Границы групп литологически од­нородных фаций, приуроченных к одной мезоформе рельефа или элементу, части мезоформы, являются соответственно гра­ницами урочищ и подурочищ. Таким образом, к картографиро­ванию этих единиц исследователь идет одновременно двумя путями: «снизу—вверх» — от фаций к их литологически одно­родным группам и «сверху—вниз» — от стрий к мезоформам земной поверхности или их частям, элементам (рис. 4.3).

Схема выявления границ урочищ на местности

Схема выявления границ урочищ на местности

Нахождение границ стрий связано с установле­нием границ распространения литологически различных пород. Это достигается сопоставлением распространения тех или иных горных пород (свит, серий) по данным геологической карты и результатам полевого изучения обнажений и разрезов с ха­рактером рельефа изучаемой территории. Этому сопутствует из­учение контактных зон на границах между породами.

Границы на геологической карте обычно выпрямлены, гене­рализованы и поэтому довольно часто далеки от действитель­ности. Более точные сведения об истинных границах получают при изучении рельефа на местности, топопланшетах и аэорофотоснимках. Изменение частоты и рисунка изогипс на значитель­ной территории говорит о смене характера рельефа, а это, в свою очередь, свидетельствует о смене относительной устой­чивости пород к агентам разрушения. Смена пород довольно хорошо просматривается на гребневой линии хребтов, где по­явление седловин чаще всего свидетельствует о залегании тут «мягких» пород, а резко вздымающиеся вершины фиксируют прохождение пород «твердых», медленно выветривающихся. Вскрытие потоками и реками толщи горных пород позволяет уточнить литологические границы.

Изучение контактных зон приносит более точные данные о положении стриальных границ. Оно особенно необходимо в тех случаях, когда рубеж между различными породами просма­тривается в рельефе плохо. Это наблюдается, например, когда контактируют породы со сходной устойчивостью к факторам разрушения. Изучение пограничной полосы позволяет выявить границы стрий по характеру коренной растительности, реаги­рующей на изменения химического состава пород. В тех слу­чаях, когда линия соприкосновения пород проходит поперек склонов, делювиальные отложения затушевывают границу и по­следняя словно бы смещается вниз. При этом характер расти­тельности (главным образом, состав и производительность дре­востоя) в некоторых случаях позволяет определить характер ко­ренной горной породы и тип рыхлых поверхностных отложений (элювий или делювий) и таким образом уточнить границу стрий.

Границы высотных местностей определяются в процессе камеральной систематизации и типизации заснятых подурочищ и урочищ, складывающихся в стрий. Однако нахож­дение и картирование в поле тех участков границ высотных местностей, которые оказываются в пределах полосы съемки, совершенно необходимо. При этом в первую очередь принима­ются во внимание границы генетически однородных участков стрий, которые оформились под влиянием общего фактора (фак­торов) морфогенеза. Дальнейшая корректировка границ высотных местностей обусловливается требованием общности высотного варианта местного гидроклиматического режима, выражающе­гося в общности формационной принадлежности доминирующих фитоценозов и подтипов почв.

Границы секторов в горных условиях представляют собой линии раздела макросклонов горных ландшафтов. Они совпадают с гребнями главных хребтов горных групп и масси­вов, с водоразделами их отрогов. В межгорных котловинах ли­ниями раздела секторов служат русла рек и ручьев. Эти границы разделяют различные по солярным и циркуляционным условиям группы стрий и расчленяют высотные местности. На значительных отрезках границы секторов совпадают с рубежа­ми горных ландшафтов. Уместно подчеркнуть, что намеченные по орографическому признаку границы могут быть окончатель­но приняты только при установлении по материалам полевой съемки соответствующих различий в характеристиках сосед­ствующих урочищ различных секторов.