3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Обширные площади суши занимают пустыни. Наиболее крупные массивы их имеются в Центральной Азии (Гоби, Такла-Макан, Алашань), Средней Азии (Каракумы, Кызылкум), на всем Аравийском полуострове, в Африке (Калахари, Намиб, Сахара), в южной и центральной час­тях Северной Америки, в Южной Америке (Атакама), в Австралии (Большая Песчаная пустыня).

Климатические условия пустынь отличаются крайней неблагоприятностыо для растений. Количество осадков не превышает 200 мм/год, а в некоторых пустынях осадки не выпадают годами (Намиб в Южной Африке, Атакама в Южной Америке). В таких пустынях скудная раститель­ность существует только за счет влаги, конденсирующейся в грунте из воздуха, или за счет грунтовых вод, если они находятся в пределах досягаемости корней. Характерны резкие колебания суточных температур. Например, в На­мибе ночью температура иногда падает ниже 0 °С, а днем поднимается до +40—45 СС. Дефицит влаги достигает огромных величин. Так, в Алжирской Сахаре в течение года может испариться воды в 50—60 раз больше, чем ко­личество осадков, выпавших за это же время; в Ливийской пустыне за год мог бы испариться слой воды в 4000 мм, а дожди здесь выпадают лишь раз в 5—6 лет. Прогревание поверхности почвы солнечными лучами до температуры + 70 °С и даже выше, а также сильные сухие ветры, очень часто дующие в пустыне (например, самум в Сахаре, афга­нец в Каракумах и т. д.), делают еще более острой пробле­му снабжения организмов водой. Поэтому все живые орга­низмы, обитающие в пустыне, выработали разнообразней­шие приспособления для экономного ее расходования. Различают растения, активно и пассивно борющиеся с недостатком влаги и высокой температурой. Пассивно борющиеся — это эфемеры и эфемероиды. Эти растения, как только выпадают дожди, быстро начинают расти, раз­виваются и к началу сухого сезона полностью проходят цикл развития до цветения и образования семян. Разница между ними заключается лишь в том, что эфемеры — это однолетние растения, переживающие сухой период в виде семян, а эфемероиды, как мы уже отмечали выше,— это многолетники, переживающие неблагоприятные условия в виде корневищ, клубней или луковиц. Таким образом, эти растения попросту «убегают» от засухи и «не видят» пус­тыни. Наиболее распространенные эфемеры наших сред­неазиатских пустынь — это маки, вероника, мортук, малькольмия; эфемероиды — афганский лук, ирис, ревень, мят­лик живородящий, пустынная осока. Весной после выпадения осадков пустыня покрывается сплошным зеле­ным ковром с часто разбросанными голубыми, белыми, розовыми, красными крапинками цветущих растений. Но уже к середине мая запас влаги в почве истощается, соч­ная зелень исчезает и устанавливается однотонная бурая окраска, которая сохраняется вплоть до следующей весны. В это время только заросли многолетних пустынных расте­ний несколько разнообразят унылую картину.

Все растения, активно приспособившиеся к пустынным условиям, являются многолетниками. Травянистые расте­ния этой группы — это колючие сухие травы с широко разветвленной поверхностной корневой системой, способ­ной улавливать то небольшое количество влаги, которое образуется в почве при конденсации водяных паров. Та­ков, например, злак аристида. Часть растений имеет мощ­ную, глубоко укорепяющуюся корневую систему, прони­кающую до уровня грунтовых вод. Например, корни сак­саулов достигают 10—12 м глубины. Эти растения вовсе не имеют листьев, и фотосинтез у них совершается в зеле­ных однолетних побегах. Есть целая группа растений, за­пасающих воду в своем теле, например кактусы, молочаи. Из растений среднеазиатских пустынь такой способностью обладают виды, произрастающие на солончаках: солерос, солянка мясистая и др. Водозапасающие растения объеди­няются под общим названием суккуленты. Суккуленты очень экономно расходуют воду. Так, в одном опыте ша­ровидный кактус массой 37 кг не поливали в течение шести лет. За это время он потерял 11 кг, но все-таки остался живым.

Пустынные животные тоже имеют разнообразные при­способления для экономии воды. Некоторые животные имеют жизненный ритм, синхронный с годовым ритмом: они деятельны лишь в определенный, благоприятный для них период, а при наступлении неблагоприятного периода впадают в спячку, например среднеазиатская черепаха. Другие приспособились к суточным ритмам. Оригиналь­ные пустынные и сухостепные грызуны-тушканчики днем укрываются во временных норах с единственным ходом, а в сумерки и ночью ведут активный образ жизни. Туш­канчики довольствуются той влагой, которая попадает в их организм с пищей, и за всю свою жизнь не выпивают ни капли воды. Типичные пустынные аборигены, такие, как ящурки, тоже не переносят высокой температуры и прячутся днем от солнца в толще песка или в тени. Если извлечь ящурку из укрытия и подержать несколько минут на солнце, то она погибает от перегрева. В жаркое время дня наиболее высокая температура бывает на поверхности почвы. Здесь она достигает +70—80 °С, а на высоте не­скольких десятков сантиметров значительно ниже, да и ветром обдувает. Это отлично знают обитатели пустыни. В полуденные часы они влезают на ветки пустынных кус­тарников, саксаула и там дожидаются вечерней прохлады. Так поступают некоторые змеи, степная агама, насекомые.

Есть животные, которым регулярно нужна вода. Это верблюды, антилопы, пустынные птицы. Все они являются хорошими бегунами или летунами и в поисках воцы спо­собны пробегать или пролетать огромные расстояния. Их организм тоже приспособлен к экономному расходованию воды. Наиболее интересен в этом отношении верблюд. Он отличается рекордной устойчивостью к потере воды орга­низмом: если все другие млекопитающие погибают при потере 20 % воды, содержащейся в их организме, то вер­блюд погибает лишь при потере 40 % воды. Зато, добрав­шись до воды, он выпивает ее в громадных количествах. Организм верблюда способен к терморегуляции. Как и другие животные, для того чтобы избежать перегрева, верблюд потеет. Однако если остальные позвоночные на­чинают потеть уже при +37 °С, то верблюд потеет только при достижении температуры тела + 41 °С. Это тоже в какой-то степени помогает экономить воду. Ночью темпе­ратура тела верблюда поддерживается на 10° ниже по сравнению с дневной.

Рассмотрим цепи питания пустынных экосистем. Зе­леными частями растений питаются джейраны, заяц-песчаник, тушканчики, черепахи, тонкопалый суслик, пес­чанки. Из насекомых-фитофагов наиболее распространены жуки-златки, жуки-чернотелки, снежные хрущи. До­вольно много зерноядных птиц (пустынный и саксауль­ный воробьи, буланый вьюрок). Они поедают семена кустарников и трав. Подземные части растений поедают тушканчики, некоторые жуки-чернотелки, личинки раз­личных насекомых. Опад растений перерабатывают пре­имущественно пустынные мокрицы. Минерализацию орга­нических остатков производят главным образом бактерии. Настоящих хищников в пустыне сравнительно немного. Большинство из них — это животные небольшого размера: пустынный волк, маленькая пустынная лисичка корсак; в Сахаре это лисичка фенек и большеухая лиса; есть несколько видов пустынных котов: барханный, манул, длиннохвостая степная кошка, пустынная рысь каракал и лучший бегун мира — гепард. Последние два вида теперь редки. В азиатских пустынях широко распространена перевязка — пестрый, очень подвижный зверек, поселяю­щийся прямо в колониях грызунов-песчанок, «в доме» своей жертвы. Пернатые хищники пустынь — стервятни­ки, грифы, белоголовые сипы, орел-беркут, пустынный ворон. Орел-беркут и пустынный ворон в основном поедают грызунов и более крупных животных, а первые три вида специализируются на поедании падали. Из пре­смыкающихся на грызунов охотятся змеи, серый варан.

Насекомых поедают птицы — бормотушки, скотоцерки и др. Гусеницами, бабочками, мелкими хрущами и други­ми питаются ящерицы: сетчатые ящурки, круглоголовки. На ночных насекомых охотятся гекконы и хищные члени­стоногие (тарантулы, скорпионы, фаланги, жужелицы). Они поедают насекомых и их личинки, а фаланги справ­ляются и с мелкими ящерицами.

Из хищников второго порядка (хищники, поедающие хищников) можно назвать некоторых змей — эфу, стрелу-змею, песчаного удавчика; из насекомых таковы крупная жужелица-антей, личинки муравьиных львов. Жужелица-антей устраивает засаду у входа в муравейник и ловко хватает выбегающих муравьев. Личинка муравьиного льва выкапывает в песке воронкообразное углубление, а сама устраивается на его дне. Зазевавшийся муравей ска­тывается вниз и попадает прямо в челюсти хищника.

Таковы в общих чертах пищевые связи в экосистемах пустынь. В целом запасы биомассы и продуктивность пустынной растительности невелики и в зависимости от типа растительности колеблются от 25 ц/га до 150 ц/га. Только на участках, поросших саксаулом белым, биомасса может достигать 500 ц/га. Годовая продуктивность также невелика — 10—50 ц/га, в белосаксаульниках — до 80 ц/га. Низкая продуктивность ограничивает численность обита­телей пустынь.

Экосистемы пустынь существуют в крайних (экстре­мальных) условиях, набор видов, входящих в состав эко­систем, ограничен, и они практически не могут заменить друг друга в пищевых целях. Поэтому пустынные экоси­стемы легко вывести из равновесного состояния и разру­шить, причем самовосстановления равновесия не происхо­дит. Например, если нарушить перевыпасом скота расти­тельный покров пустыни, то очень быстро придут в движение пески и пустынная растительность уже не смо­жет повторно их закрепить. Это возможно только при целенаправленном вмешательстве человека. Так, в послед­нее время довольно широко развернулись работы по за­креплению подвижных песков пустыни Каракумы. Кстати, полагают, что подвижные пески Каракумов возникли в отдаленные времена по вине человека как следствие пере­выпаса скота. Такие же предположения высказывают и относительно пустыни Сахары. Так это или не так, сейчас трудно установить точно, но не вызывает сомнения, что доля вины человека в этом есть: ведь установлено, что в настоящее время Сахара расширяется на юг, в сторону экватора, ежегодно наращивая свою площадь на 100 тыс. га, и причиной этого является уничтожение са­ванной растительности и вырубание экваториальных лесов. Что происходит сейчас, могло произойти и в древности.