3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Одна из наиболее интенсивно развивающихся современ­ных наук — биогеография — как отрасль знания начала формироваться в прошлом столетии. Первоначально основ­ной ее задачей было познание закономерностей географи­ческого распространения видов растений и животных, со­обществ растений, животных (фитоценозов и зооценозов), а также изучение флоры и фауны отдельных территорий, выяснение причин, влияющих на характер распростране­ния видов, сообществ, формирующих специфические осо­бенности растительного и животного мира.

По мере накопления знаний все яснее становилось, что географическим распространением животных и растений управляют одни и те же законы. Поэтому с середины XX в. сформировалась единая биогеография, или география жизни.

Замечательно место биогеографии в системе естествен­ных наук: она является пограничной наукой между био­логией и физической географией. Являясь отраслью био­логической науки, она изучает живые организмы — их отношения друг с другом и со средой, закономерности, управляющие образованием биоценозов. Как наука геогра­фическая, она рассматривает распределение живых орга­низмов и их сообществ в результате проявления физико-географических закономерностей.

Основные задачи, которые решает биогеография, это:

1) влияние среды на распространение сообществ и их компонентов (видов растений и животных) по земной по­верхности;

2) изучение набора сообществ на данной территории и их строения;

3) изучение влияния исторических, или палеографи­ческих, причин на географическое распространение био­ценозов и их компонентов, а также флоры и фауны;

4) изучение фауны и флоры различных районов зем­ного шара.

Это — вопросы, которые «перешли по наследству» био­географии современной от старой. Перед современной био­географией стоит проблема, которой не было прежде: изу­чение структуры и законов функционирования экосистем. Это — важнейшая задача науки. Однако не потеряла зна­чения и работа по решению традиционных проблем. Прав­да, здесь произошли кое-какие изменения: ученые изучают не только флору и фауну отдельно, но и пытаются разре­шить вопрос, а нельзя ли рассматривать органическую жизнь каждого района как единое целое, комплексно. Бы­ло бы просто замечательно произвести районирование Зем­ли не на одностороннем учете только особенностей живот­ного мира (хорошо известная вам зоогеографическая карта выполнена именно таким образом) или мира растений (карта флористических областей мира, выполненная спосо­бом, аналогичным зоогеографической карте), а составить такую карту, которая учитывала бы сразу и распростране­ние животных, и распространение растений.

Этот вопрос возник не случайно, а по аналогии. Ведь, изучая биоценозы, мы именно так и поступаем — рассма­триваем растения и животные организмы, входящие в их состав как единое целое. Так почему же не рассматривать совокупность организмов (совокупность организмов иногда называют биотой) больших территорий тоже как единый комплекс? Тут мы вторгаемся в область проблемы, которая пока еще не решена в биогеографии.

Наверное, все-таки можно будет осуществить такой син­тез и создать единую биогеографическую карту мира, но сделать это будет крайне трудно: очень сложно устроен живой мир и не так уж хорошо мы его знаем. Вполне воз­можно, что кому-либо из юных читателей в будущем са­мому придется трудиться над решением этой задачи и, как знать, решить ее!

Наиболее решительные из тех, которые отвечают «мож­но», не просто утверждают, они даже предлагают свое ре­шение. Сейчас в мире есть несколько вариантов синтети­ческих (скажем так) биогеографических карт. Такая карта создана и у нас в Советском Союзе биогеографами П. П. Второвым и Н. Н. Дроздовым.

Биогеографию называют теоретической основой охраны природы. И не без основания. Без ее помощи было бы не­возможно решать вопросы охраны и рационального исполь­зования ресурсов биосферы. Ее данные используются при:

1) восстановлении природной среды (рекультивации);

2) охране биологических ресурсов;

3) обосновании мер по организации рационального ис­пользования биологических ресурсов.

  1. Суть рекультивации заключается в восстановлении природной среды, нарушенной в результате хозяйственной деятельности людей. Это отвалы золы и шлака, которые образуются поблизости от крупных теплоэлектростанций и теплоэлектроцентралей, работающих на каменном угле, го­рючих сланцах, отвалы пустой породы около карьеров по добыче полезных ископаемых, заброшенные карьеры, отва­лы пустой породы (терриконы), возвышающиеся рядом с шахтами, заброшенные торфоразработки и многое-многое другое.

На таких участках почвенный покров оказывается пол­ностью уничтоженным. Поскольку подобных площадей в сумме набирается очень много, то нельзя допустить, чтобы они, как выражаются специалисты, выпали из сельскохо­зяйственного использования, не давали урожая.

Казалось бы, что же тут сложного, произвести рекуль­тивацию отвала пустой породы: выровняй поверхность, завези слой почвы и сажай деревья или сей хлеб. Но нет. Как правило, глубинные горные породы содержат различ­ные вредные или даже ядовитые вещества. Значит, нужно продумать, как их нейтрализовать, провести уйму экспери­ментов, чтобы выяснить, какие виды микроорганизмов, ра­стений и животных окажутся способными здесь выжить и не просто выжить, но и по возможности быстро сделать отвал пригодным для возделывания культурных растений.

  1. Охрана биологических ресурсов включает несколько задач:

а) восстановление ресурсов, близких к истощению;

б) реакклиматизация видов, которые прежде встреча­лись на данной территории, но впоследствии исчезли — были уничтожены человеком или вымерли по естествен­ным причинам;

в) интродукция — обогащение флоры и фауны новыми для данной территории видами.

Меры по восстановлению биологических ресурсов, близ­ких к истощению, заключаются в создании условий, мак­симально благоприятствующих размножению восстанавли­ваемого вида растений или животных. Если численность вида не упала катастрофически низко, то обычно бывает достаточно обеспечить эффективную его охрану от бра­коньеров и т. д. Вспомним хотя бы общеизвестный пример с восстановлением численности лося. Этот крупный лесной зверь в начале века был на грани истребления. В 1919 г. специальным декретом, подписанным В. И. Лениным, были введены меры по его охране. В 1945 г. Советским прави­тельством было принято постановление «О запрещении охоты на лосей». И этого оказалось вполне достаточно. Лось начал интенсивно размножаться и восстановил чис­ленность. Сейчас лось — самое обычное животное наших лесов и на него даже разрешена охота по лицензиям (раз­решениям) .

Если вид стал настолько малочисленным, что самовос­становление уже невозможно, то принимают специальные меры по его размножению в создаваемых для этой цели заповедниках или зоопарках, а потом уже расселяют его. Вспомним, например, историю создания Воронежского бо­брового заповедника или заповедника «Беловежская пуща».

Биогеограф участвует в исследованиях по выбору тер­риторий для расселения вида.

Вопрос о реакклиматизации животных мы уже рассма­тривали на примере овцебыка (в главе «Экосистемы холод­ных арктических пустынь и тундр») и поэтому его опу­стим.

Наиболее сложной и трудной и в то же время чреватой непредвиденными последствиями является интродукция.

Различают интродукцию преднамеренную и непредна­меренную.

Преднамеренная интродукция — это случай, когда вид завозят на данную территорию специально, с определен­ными целями. Довольно часто новая территория оказыва­ется для вида неподходящей (нет в достаточном количест­ве подходящих кормов, слишком много врагов, вредителей, неблагоприятные климатические условия и пр.), он не приживается и постепенно исчезает. В подобных случаях все заканчивается благополучно, если не считать некоторого материального ущерба, поскольку средства, затраченные на переселение вида, не оправдались.

Однако в истории известно немало случаев, когда не­продуманная интродукция приводила к событиям даже драматическим. В этом отношении классическим примером является Австралия: вспомним такие нашумевшие, широко известные истории, как «опунциевая агрессия» или «вой­на» с кроликами. Эти и подобные им примеры показали, насколько опасными могут быть последствия необдуманно­го переселения видов, и поэтому сейчас на такой шаг ре­шаются, лишь тщательно взвесив все «за» и «против».

Однако даже тогда, когда интродукция оказалась вроде бы удачной, отдаленные ее последствия могут оказаться в достаточной мере отрицательными. Примерно так обстоит дело в настоящее время с ондатрой, или водяной полевкой.

Этот ценный пушной зверек был завезен в прошлом веке в Европу из Северной Америки, а потом его завезли и в Советский Союз. Ондатра живет по берегам неглубоких озер и питается прибрежно-водной растительностью. В со­ставе фауны наших озер почти нет животных, с которыми она могла бы конкурировать из-за пищи, места для устрой­ства гнезд и т. д. Казалось бы, все было хорошо. Ондатра не мешает местным видам, исправно «поставляет» нам шкурки. С численностью тоже все было в порядке, охота, хищные животные не дают возможности ей чрезмерно плодиться. Но, как начало впоследствии выясняться, бла­гополучие оказалось не совсем полным. Выстригая расти­тельность по берегам водоемов, зверек местами оголяет берега. Рыбья мелочь, лишившись привычных укрытий и пищи, постепенно уходит, потихоньку исчезают и различ­ные водные беспозвоночные животные. Поскольку все они являются основным кормом многих более крупных живот­ных, например диких водоплавающих птиц, то и они тоже уходят из этих мест. Кроме того, выборочно поедая одни растения и оставляя нетронутыми другие (как правило, крупные жесткие растения, такие, как тростник, камыш), ондатра способствует бурному разрастанию последних. По­степенно озеро зарастает, превращается в болото. Естест­венно при этом исчезает и весь комплекс видов животных, обитателей озер.

Наиболее опасны последствия непреднамеренной ин­тродукции, т. е. случайного заноса вида на новую территорию, ведь при этом полностью исключается контроль со стороны человека. Последствия такой непреднамеренной интродукции колорадского жука — потеря миллионов тонн урожая картофеля ежегодно.

У себя на родине, в Северной Америке, это непримет­ный жук, питающийся листьями растений из семейства пасленовых. Многочисленные враги, для которых он — обычный корм, держат его «в узде» и не дают бесконтроль­но размножаться.

Попав в Европу, колорадский жук оказался в условиях, прямо-таки идеальных: климат — самый подходящий, пи­щи достаточно, практически полное отсутствие врагов, и поэтому расплодился он в неимоверных количествах.

На биогеографию при решении вопроса о возможности интродукции вида ложится огромная ответственность. Именно биогеографы, оценив сложнейший комплекс дан­ных, учтя не только ближайшие, но и очень отдаленные возможные последствия, должны дать соответствующие рекомендации. Разумеется, этому предшествуют кропот­ливые и всесторонние исследования на местности.

  1. Роль биогеографии в рациональном использовании биологических ресурсов заключается в том, чтобы, всесто­ронне оценив численность вида, темпы его размножения, гибель от болезней, поедание другими организмами и еще многое другое, дать обоснованные рекомендации, сколько можно в пределах данного района отстрелять или отловить животных, вырубить леса, собрать лекарственных растений и т. д., с таким расчетом, чтобы не подорвать их запасы.Иными словами, биогеографы совместно с другими спе­циалистами (ботаниками, зоологами, экологами) должны обеспечивать сбалансированное использование биологиче­ских ресурсов: переиспользование опасно для вида, а не­полное использование запасов экономически невыгодно.

Очень важной проблемой, стоящей перед биогеографи­ей, является участие в оценке биологической массы и про­дуктивности отдельных районов, материков и биосферы в целом. Эта работа является основой основ для организа­ции рационального использования ресурсов в масштабах всей биосферы.

Познание структуры и законов функционирования эко­систем и всей биосферы в целом как единой экосистемы также имеет неоценимое практическое значение.

Выявив полностью законы, которым подчиняются эко­системы, человек научится управлять ими таким образом, чтобы получать необходимую продукцию наиболее рацио­нальным путем: не разрушая экосистемы и с меньшими затратами. В настоящее время для получения необходи­мого объема сельскохозяйственной продукции затрачива­ются колоссальные количества времени, материальных ре­сурсов и энергии.

Сейчас много говорят и пишут о необходимости про­гноза последствий вмешательства человека в природные процессы. Правильный прогноз позволяет выбирать опти­мальные варианты решения, которые исключали бы или же снижали до минимума нарушения равновесия в природе. Пример такого прогноза для ограниченной территории мы приводили в вводной части книги. Неизмеримо сложнее разработать прогноз для всей биосферы в целом, уж очень сложны закономерности, которыми она управляется, и не­достаточно мы их еще знаем. Так что разработка полно­ценного прогноза для биосферы пока еще дело будущего.

Будущее биогеографии в участии (наряду с другими на­уками) в осуществлении перехода к ноосфере. Под ноо­сферой В. И. Вернадский понимал управляемую биосферу, в которой сознательно регулируются взаимоотношения, т. е. обмен веществ, между человеческим обществом и при­родой на основе использования познанных им законов биосферы, когда люди, как писал К. Маркс, «…рациональ­но регулируют этот свой обмен веществ с природой, ста­вят его под свой общий контроль, вместо того чтобы он господствовал над ними как слепая сила; совершают его с наименьшей затратой сил и при условиях, наиболее до­стойных их человеческой природы и адекватных ей».