8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Перенесемся еще на несколько месяцев вперед и посмотрим, что делается в Батуми в сентябре. Здешний сентябрь совсем не похож на наш среднерусский. В Средней России в это время стоят солнечные, но прохладные дни. Осеннее солнце светит, но уже не греет. Ни купаться, ни загорать в эту пору, конечно, не захочешь. Деревья и кустарники радуют глаз яркими осенними красками своей листвы. Чудесная золотая осень! А часто бывает и такая погода, когда не выйдешь из дома без пальто — пасмурно, холодно и дождливо.
Совсем не то в Батуми. Здесь в сентябре еще продолжается лето. Погода, как у нас в июле. Иногда бывает настоящая летняя жара, воздух нагревается до +30°. Днем так жарко и душно, что неудержимо тянет в море искупаться. Солнце очень горячее. Для приезжего оно опасно — с непривычки можно перегреться, если слишком долго загорать. А море? В сентябре оно теплее, чем ваши реки в самом разгаре лета. Плаваешь, плаваешь и не хочется выходить на берег — вода словно ласкает. Недаром сентябрь называют бархатным сезоном!
Но батумская погода капризна. Здесь в сентябре нередки дожди. Иногда они идут несколько дней не переставая. Тем приятнее после такой ненастной погоды теплые солнечные дни — настоящий подарок природы.
А что мы видим в сентябре в мире растений? Здесь тоже совсем не чувствуется осени. Все зеленое, даже в кронах деревьев почти нет признаков желтизны. Много цветов. Особенно удивительно то, что цветут, и притом пышно, некоторые кустарники и деревья. Цветки их яркие и красивые, разнообразных тонов — розовые, красные, сиреневые, белые, желтые. А сколько ярких цветов на клумбах! Совсем летняя картина.
Ну, а плоды? Есть ли они в это время в Батуми? Разумеется! Всюду красуются во дворах домов черные грозди спелого винограда, распространяя вокруг особенный аромат. На деревьях в садах висят аппетитные груши, яблоки, айва, гранаты, инжир и другие фрукты. Плодоносят деревья настоящего каштана и грецкого ореха. С них опадает на землю много плодов.
Сентябрь — месяц винограда, инжира, граната, каштана, грецкого ореха. Но не все плоды созревают в это время. Цитрусовые, например, еще совсем зеленые. Хурма только начинает желтеть. Эти плоды созревают гораздо позднее.
Посмотрим теперь, что же цветет в сентябре в Батумском ботаническом саду и его окрестностях.
Сначала речь пойдет о некоторых широко распространенных деревьях и кустарниках — тех, которые видишь повсюду в районе Батуми и даже на улицах города. К растениям такого рода относится прежде всего лягерстремия, или индийская сирень (Lagerstroemia indica). Это невысокое деревце с небольшими овальными листьями. Ветви его немного напоминают увеличенные в несколько раз веточки черники — такие же по форме листья и так же расположены на ветвях. В сентябре зеленые деревца лягерстремии украшены ярко-розовыми соцветиями и выглядят очень нарядно. Особенно красивы они на улицах города среди домов и асфальта.
Почему данное растение называют индийской сиренью? Вероятно, потому, что его соцветия несколько напоминают кисти сирени. Однако, если сравнить отдельные цветки того и другого растения, никакого сходства заметить нельзя. У лягерстремии они во много раз крупнее, чем у сирени, и строение их совершенно иное. В цветках хорошо видны четыре отдельных лепестка, которые сильно суживаются к основанию. Лепестки распростерты в разные стороны, и от этого весь цветок кажется каким-то рыхлым. По внешнему виду он несколько похож на цветок иван-чая.
Лягерстремия имеет одну интересную особенность — у нее необычный, совершенно гладкий ствол телесного цвета. Если деревце более или менее крупное, он напоминает худые, жилистые руки или ноги какого-то сказочного великана. Ствол обладает способностью линять: с него ежегодно крупными кусками сбрасывается кора. Совсем как у некоторых эвкалиптов и уже известного нам крымского земляничного дерева. Такая способность отмечена лишь у немногих деревьев. У северных древесных пород этого не бывает.
Особенно хорошо видны светлые гладкие стволы лягерстремии зимой, когда она стоит без листьев (это дерево листопадное). Родина лягерстремии — Китай. Небезынтересно то, что описываемое дерево родственно нашему северному травянистому растению, которое называется плакун-трава (оба из семейства дербенниковых).
Цветет в сентябре и известный многим вечнозеленый кустарник олеандр (Nerium oleander). На севере его часто выращивают в комнатах, где он имеет довольно чахлый вид и редко цветет. А здесь это мощные кусты, значительно выше роста человека, с розовыми или белыми цветками. Их всюду видишь в скверах, парках, у домов. Олеандр имеет узкие (ланцетные) листья, которые расположены на ветвях необычно. Они отходят от стебля сразу по три — так называемыми мутовками. Цветет олеандр красиво, по это коварное растение. Дело в том, что он ядовит, и об этом почему-то далеко не все знают. Ядовиты, в частности, листья. Поедание их травоядными животными (например, коровами) может привести к смертельному исходу. Как ядовитое растение олеандр используется для уничтожения крыс. В то же время это и лекарственное растение. Из него получают препараты, которые используются в медицине при лечении сердечных заболеваний. Родина олеандра — Средиземноморье.
Часто видишь в сентябре на Черноморском побережье Кавказа — от Сочи до Батуми — еще один красиво цветущий декоративный кустарник — хибиск сирийский (Hibiscus syriacus). Он покрыт крупными бледно-розовыми цветками с широко распростертыми лепестками. Цветки растения — как у мальвы. И не удивительно: хибиск относится к семейству мальвовых. Листья его почти такие же, как у известного комнатного растения — «китайской розы». Хибиск ценится за свою декоративность, цветет он долго и пышно. Известно очень большое количество форм и сортов этого растения. Его с успехом можно культивировать и в комнатных условиях. Родина растения — Индия и Китай.
Зимой кустарник имеет унылый, неинтересный вид: только одни голые ветви (он сбрасывает листву на зиму). Зато в это время можно видеть его плоды-коробочки с очень оригинальными семенами внутри. Каждое семя окружено кольцом из довольно длинных рыжих волосков. Это обрамление напоминает миниатюрный меховой воротник.
В сентябре в районе Батуми привлекает внимание красиво цветущий декоративный кустарник, который называется буддлейя Давида (Buddleia davidii). Бросаются в глаза, конечно, в первую очередь его красивые соцветия, которые расположены на концах ветвей. Они имеют конусовидную форму и довольно темную розово-сиреневую окраску. В каждом соцветии много мелких цветков. Листья растения удлиненно-овальные, беловатые от тонкого опушения. На ветвях они расположены попарно: один против другого. Для ботаников интересна родословная этого кустарника. Он относится к малознакомому нам семейству логаниевых, представители которого у нас в стране в диком виде не растут. Родина буддлейи — Китай. Название «буддлейя» дано в честь английского ботаника XVII—XVIII вв. Буддле.
Среди цветущих в сентябре растений мы находим и чай. Его темно-зеленые кусты в это время буквально усеяны множеством небольших белых цветков. Сентябрь — разгар цветения этого полезного растения.
В главе о зимоцветах мы познакомились с нежным и поэтическим цветком — камелией японской. В сентябре у нее никогда не бывает цветения. Зато в это время вовсю цветет ее ближайшая родственница — камелия эвгенольная (Camellia sasanqua). Деревца этой камелии с плотными темно-зелеными листьями украшены крупными цветками бледно-розовой или белой окраски. Они очень напоминают цветки шиповника — такие же растопыренные лепестки, такое же скопление желтых тычинок в центре цветка. Цветки камелии эвгенольной, в отличие от камелии японской, имеют запах. Он хотя и не очень сильный, но приятный.
В листьях и стеблях растения содержится своеобразное пахучее вещество — гвоздичное масло. Но его запах неощутим, если растереть листья осенью. Нужно сорвать весной с деревца кончик совсем молодого, еще не вполне развитого побега, затем подержать его между пальцами, чтобы «согреть», и наконец растереть. Только тогда можно почувствовать специфический запах гвоздичного масла. Он сразу же напомнит вам кабинет зубного врача. Ведь это вещество, как мы уже знаем, употребляется в зубоврачебной практике.
Не правда ли, странно бывает в растительном мире? Одну камелию — японскую — природа не наделила никакими запахами (у нее не пахнут даже цветки), зато у другой — эвгенольной — имеются пахучие вещества и в цветках, и в листьях. А ведь оба эти растения — очень близкие родственники!
Не редкость встретить в сентябре и цветущую юкку (Yucca filamentosa). Это оригинальное растение видел каждый, кто бывал на Черноморском побережье Кавказа. Юкка здесь часто культивируется. Высотой она обычно в рост человека или немного больше. Характерная черта растения — огромный шаровидный пучок длинных шиловидных листьев, которые торчат во все стороны. Своеобразный гигантский еж! Он очень похож на пучок листьев у уже знакомой нам кордилины.
В цветущем состоянии юкка выглядит очень эффектно — над листьями возвышается мощное белое соцветие (рис. 15). Благодаря этому наряду она обращает на себя внимание всякого, кто проходит мимо. В соцветии масса довольно крупных цветков колокольчатой формы. Каждый из них вдвое-втрое больше наперстка. Все цветки поникшие, и от этого еще больше увеличивается их сходство с колокольчиками.
Однако, если рассмотреть детали строения цветков юкки, никакого сходства с колокольчиками мы не найдем. Зато обнаружим много общего с цветками тюльпана и лилии. Юкка — представитель семейства лилейных. Она, подобно кордилине, принадлежит к числу немногих деревянистых растений среди лилейных.
На земном шаре известно более 30 видов различных юкк, почти все они в диком состоянии распространены в Америке. Некоторые виды культивируются с декоративными целями в открытом грунте в южных районах нашей страны.
Юкки — полезные растения. Листья их содержат много ценного волокна, которое в ряде стран широко используется для изготовления мешковины, веревок, канатов, шпагата. Из этого волокна вырабатывают также ткани типа льняных. Некоторые юкки дают сырье для производства бумаги. В Мексике крупные цветки юкк используют в пищу как овощ. Юкки ценятся как декоративные растения, а виды с колючими листьями находят применение при создании живых изгородей.
В районе Батуми красиво цветет осенью довольно мощная лиана с деревянистым стеблем — кампсис укореняющийся (Campsis radicans). Крупные цветки этого растения имеют оранжево-красную окраску. Их видишь иногда высоко на каком-нибудь дереве, на которое забралась лиана. По форме цветки напоминают длинные трубки, немного расширяющиеся на конце. Длиной они почти в палец руки человека.
Листья кампсиса перистые, большие. Они состоят из многих широких долек, которые с двух сторон прикрепляются к длинному тонкому стержню. Стебель растения имеет одну примечательную особенность: от него отрастают корни-прицепки (как у плюща). Множество таких корешков прочно прикрепляет стебель лианы к коре дерева. Вот почему кампсис имеет видовое название «укореняющийся». Впрочем, молодые, тонкие побеги никаких корешков не образуют, и свободно висят в воздухе. Корни отрастают лишь от более старых, толстых стеблей.
Осенью можно видеть не только цветки, но и плоды этого растения, правда, незрелые. Они свешиваются вниз наподобие крупных остроконечных стручков, часто изогнутых, как сабли. Длина их, — как карандаш или больше, а ширина — в палец. Плоды кампсиса довольно похожи на плоды знакомой нам катальпы. Сходство понятно — оба растения родственники, они относятся к одному и тому же семейству бигнониевых.
Кампсис — листопадная лиана. Зимой растение лишено листьев и ничем не привлекает к себе внимания — только одни голые стебли. Родина кампсиса — Северная Америка.
В сентябре красиво цветет и другая лиана — пуэрария опушенная (Pueraria hirsuta). Ее цветки малиновые, небольшие и собраны в плотные, торчащие вверх кисти. Строение цветков почти такое же, как у гороха (лиана относится к семейству бобовых). Листья очень крупные, состоящие из трех широких пластинок и очень похожие на сильно увеличенные листья фасоли. Стебли лианы тонкие и длинные, густо покрытые грубыми рыжими волосками. Поражает быстрота их роста: за год стебель может вырасти на 15—20 м (высота дерева средней величины). Удивляет и другая особенность стеблей — их большая прочность на разрыв. Попробуйте перервать засохший тонкий стебелек — это вам не сразу удастся. Он содержит много крепких волокон. В Японии и Китае из них вырабатывают тонкие и прочные ткани. В условиях Батуми большинство стеблей пуэрарии живет только один год. Они ведут себя так же, как стебли нашего хмеля: весной появляются, а к зиме засыхают. Но некоторые из них перезимовывают живыми и превращаются в многолетние побеги.

Плод листопадной лианы кампсиса    Листья пуэрарии (а) и баугинии (б)

Плод листопадной лианы кампсиса
Листья пуэрарии (а) и баугинии (б)

Интересны и подземные органы пуэрарии — длинные мясистые корни, напоминающие сильно вытянутые Клубни. Толщина их бывает до 10—12 см, а длина более метра. Они очень богаты крахмалом исключительно высокого качества. Эти клубневидные корни японцы используют для получения крахмала.
Пуэрария — лиана очень агрессивная. Она сильно разрастается на открытых склонах, образуя сплошную массу листвы и вытесняя все остальные растения. Ее длинные стебли забираются высоко на деревья, легко поднимаются на отвесные скалы, обрывы. Размножается она в условиях Батуми только вегетативно, из цветков почему-то никогда не образуется плодов.
Родина пуэрарии — Япония и Китай. После того как ее завезли на батумское побережье, она стала здесь быстро распространяться и сейчас играет уже заметную роль в местном растительном покрове. Пуэрария — один из интересных примеров чужеземного растения, почти одичавшего в Батуми и быстро захватывающего новые площади. Название «пуэрария» дано в честь швейцарского ботаника Пуэрари.
Мы познакомились с несколькими растениями, которые цветут в сентябре и широко распространены в районе Батуми. Они встречаются не только в ботаническом саду, но и вне его.
Теперь несколько слов об одной ботанической редкости — интересном дереве, которое имеется в ботаническом саду и цветет также в сентябре. Называется оно баугиния крупноцветковая (Bauhinia grandiflora). Растение привлекает к себе внимание прежде всего своими крупными белыми цветками. Присмотревшись более внимательно, замечаешь и оригинальные листья этого дерева. Необычна их форма: каждый лист немного похож на большую зеленую бабочку с двумя широко распростертыми крыльями. Он состоит из двух совершенно симметричных «половинок» овальной формы, сросшихся на некотором протяжении друг с другом. Интересно, что свое название растение получило именно из-за этих своеобразных листьев.
Почему же оно называется баугиния? История этого вопроса такова. В XVI—XVII вв. в Швейцарии жили два известных ботаника — братья Иоган и Каспар Баугины. Они занимались систематикой растений и были в некотором отношении предшественниками Линнея. Именно он решил увековечить память этих двух братьев и назвал растение с двухлопастными листьями баугинией.
На страницах этой книги мы не раз встречались с тем, что название растения связано с именем того или иного человека. Чаще всего такие названия даны в честь каких-то ученых.
А теперь опять о баугинии. То растение, о котором мы говорили, — не единственный вид данного рода. Известно свыше 150 видов баугиний. И у всех — сходные по форме двухлопастные листья. Родина баугинии крупноцветковой — Южная Америка.
Перейдем теперь к цветущим травам. В сентябре в Батуми клумбы полны цветов. Это роскошные, яркие ковры. Каких только цветов тут ни увидишь! А как разнообразна и ярка их окраска!
Житель средней России видит на клумбах много знакомых растений. Вот канны разных оттенков, шалфей блестящий с чисто-красными цветками, разнообразные по расцветке бальзамины, ципнии, георгины, петунии, коричневато-оранжевые бархатцы, ноготки и др. Они здесь чувствуют себя великолепно — ведь стоит настоящая летняя погода.
Но вместе с тем глаз замечает и незнакомые цветы. Они попадаются тут и там и привлекают к себе внимание. Что же это за растения? С некоторыми из них мы сейчас познакомимся подробнее.
Вот одно из таких растений — ветреница японская (Anemone japonica). У нее крупные белые цветки, немного похожие по форме на цветки шиповника. Они вдвое-втрое больше пятикопеечной монеты. Само растение тоже крупное — иногда выше роста человека, большие у него и листья. А ведь этот гигант — очень близкий родственник наших северных дикорастущих ветрениц, которые по сравнению с ним — просто карлики.
Мощное батумское растение больше всего похоже на нашу среднерусскую ветреницу лесную, но, конечно, во много раз ее крупнее. Растение красиво днем, когда его ослепительно-белые цветки с желтой серединой широко раскрыты. К вечеру цветки закрываются и уже не выглядят так привлекательно.
На клумбах повсюду можно видеть и другое незнакомое цветущее растение, которое называется клеома колючая (Cleome spinosa). Бело-розовые цветки клеомы имеют интересную особенность строения — пестик далеко вынесен из цветка на длинной нитевидной ножке (она называется гинофор). Такое можно встретить у очень немногих растений (например, у каперцев). Из цветка клеомы впоследствии развивается небольшой удлиненный плод, похожий на стручок капусты. Он, как и пестик, сидит на конце длинной тонкой веточки.
Цветущая клеома выглядит очень характерно: в самой верхней части растения собраны бело-розовые цветки, а чуть ниже множество горизонтальных нитевидных веточек, которые отходят от стебля во все стороны и заканчиваются стручковидными плодиками. Листья у клеомы пальчатые — они напоминают сильно уменьшенные листья конского каштана.
А вот декоративное травянистое растение-обманщик с малиновыми или белыми цветками. Называется оно мирабилис (Mirabilis jalapa). Это двойник флоксов. Очень уж сходны внешне их цветки. Однако детали строения цветков того и другого растения различны. Иное и строение плодов. Оба они совсем не родственники и относятся к разным семействам. Мирабилис ведет себя странно. Красивые цветки растения словно боятся яркого света: днем в солнечную погоду они закрыты и открываются лишь к вечеру. К утру цветки опять закрываются. Из-за этой интересной особенности цветения растение получило название «ночной красавицы». А за рубежом его называют «четыре часа» (в это время обычно открываются цветки) или «перуанское чудо» (родина растения — Южная Америка). Рассматриваемое растение очень популярно и его культивируют во многих странах.
Другой «обманщик» из числа декоративных растений — торения Фурнье (Torenia fournieri). У этой небольшой травки цветки очень похожи по окраске на двухцветные сиренево-фиолетовые анютины глазки, хотя по форме они совершенно иные. Окраска цветков настолько вводит в заблуждение, что издалека заросли цветущей торении легко принять за клумбу с анютиными глазками. Название рода «торения» дано в честь Олафа Торена — одного из учеников Линнея. А видовое название «Фурнье» связано с именем французского врача Фурнье, жившего в XIX в.
В сентябре повсюду можно видеть цветущим одно сорное травянистое растение с красивыми ярко-голубыми цветками. Называется оно коммелина обыкновенная, или синеглазка (Commelina communis). В каждом цветке хорошо заметны два довольно крупных голубых лепестка — точно широкие ушки на крохотной мордочке какого-то зверька. Восхищает чистая, яркая голубизна лепестков коммелины. Между прочим, из этих лепестков можно получить хорошую голубую краску.
Уместно сказать здесь немного о растительных красках вообще. Имеется немало растений, которые могут служить поставщиками самых разнообразных красок. Прежде такие растения широко использовались человеком. Знаменитые своей яркой расцветкой персидские ковры окрашивались в старину только растительными красками. Эти краски не только очень ярки, но и необыкновенно стойки, долговечны. Сейчас, в век бурного технического прогресса, о красильных растениях почти забыли — всюду применяются искусственные, синтетические краски.
Однако в одной отрасли народного хозяйства краски из растений не только не забыты, а, напротив, широко применяются. Мы имеем в виду пищевую промышленность. Вы, наверно, никогда не задумывались над тем, какими веществами «красят» сливочное масло в желтый цвет, сладкий сироп — в красный и т. д. Для этого используют только растительные краски — все иные вредны для человека. Сейчас ботаники нашей страны заняты поисками новых красильных растений, из которых можно получить краски для пищевых продуктов. Таких красок нам нужно довольно много.
Но обратимся вновь к коммелине. Мы говорили о ее небесно-голубых цветках, но ничего не сказали о внешности самой травки. Листья коммелины — удлиненно-овальные, с острыми концами, очень похожие на листья известного комнатного растения — традесканции. И сама коммелина тоже похожа на традесканцию. Сходство не случайно — оба растения принадлежат к одному и тому же семейству. Название «коммелина» дано в честь голландского ботаника Коммелина (1667—1731). Коммелина распространена не только в Батуми, но и в некоторых других районах пашей страны (особенно на Дальнем Востоке). Она — опасный сорняк, засоряющий сады, поля, огороды.
Хотя это растение чувствует себя в Батуми как дома, оно не относится к числу батумских аборигенов. Родина его — Китай. Таких «иноземцев» из числа сорных растений в Батумском ботаническом саду и его окрестностях много. Они попали сюда из самых отдаленных мест — Индии, Китая, Японии, Африки, Америки. Некоторые нашли здесь себе как бы вторую родину — прекрасно растут и распространяются на все новые и новые участки. Пример такого рода — довольно мощный злак мискантус китайский (Miscanthus sinensis) с крупными пушистыми метелками. Он сейчас стал в районе Батуми самым обычным растением. Другой пример — маленький злак с широкими листьями, который называется поллиния (Pollinia nuda, Pollinia imberbis). Эта травка часто образует сплошной покров на почве и иногда разрастается даже в посадках эвкалипта.
Но не все иноземные сорняки так агрессивны. Некоторые из них ведут себя сравнительно скромно и долгие годы растут на том месте, где первоначально появились. Таково, например, североамериканское растение саурурус поникший (Saururus cernuus). Оно примечательно своей необычной родословной — относится к семейству сауруровых. О таком семействе не слышали даже некоторые специалисты-ботаники.
Теперь расскажем об одном интересном водном травянистом растении, которое также цветет в сентябре. Называется оно эйхгорния, или водяной гиацинт (Eichhornia crassipes). Родина его — Южная Америка. Это растение можно видеть в небольших бассейнах с водой, которые имеются на территории Батумского ботанического сада. Над поверхностью воды возвышаются широкие листья размером с ладонь на довольно коротких черешках. Листьев много, растение образует целые заросли.
Если посмотреть на эйхгорнию внимательно, нетрудно видеть ее характерную особенность — черешки листьев в нижней части сильно вздуты. Кажется, что растение имеет на поверхности воды крупные зеленые луковицы. Это своеобразные поплавки. Благодаря им эйхгорния держится на воде. «Луковицы» заполнены рыхлой тканью с большим количеством воздуха и поэтому непотопляемы.
Чтобы поближе познакомиться с эйхгорнией, надо вынуть ее из воды. Взяв за лист, мы поднимаем сразу все растение. Листья собраны в розетку и торчат в разные стороны. От основания розетки свешивается вниз настоящая черная борода, состоящая из множества корней. Розетки листьев эйхгорнии свободно плавают на поверхности воды — корни растения не прикрепляются ко дну.
Когда увидишь цветущую эйхгорнию, сразу понимаешь, почему это растение называют водяным гиацинтом. Цветки собраны в такое же кистевидное соцветие, торчащее вверх, они имеют красивую розовато-сиреневую окраску. Но сходство ограничивается чисто внешними признаками. Строение цветков совершенно иное. Нет у них и того острого аромата, который ценят в гиацинтах. Эти два растения, конечно, совсем не родственники. Они относятся к разным семействам.
Об эйхгорнии можно рассказать много интересного. Это, казалось бы, безобидное, красиво цветущее растение причиняет огромный вред в тропических и субтропических районах земного шара. Оно сильно разрастается на поверхности водоемов и образует сплошной ковер, который парализует судоходство и делает невозможной рыбную ловлю. Доступ кислорода в водоемы затрудняется и в результате рыба и водные растения погибают. Недаром эйхгорнию прозвали «голубой чумой».
Поразительна способность этого растения к необыкновенно быстрому размножению и расселению. Оно буквально прошло триумфальным маршем по различным континентам.
Из Южной Америки, со своей родины, эйхгорния в конце прошлого века была занесена в Северную Америку и за 25 лет распространилась там на огромной территории бассейна роки Миссисипи. Затем она завоевала Австралию, Азию и Африку. Переносчиками растения с континента на континент были любители цветов, которых привлекала красивая внешность эйхгорнии. Свое название растение получило в честь немецкого политического деятеля XIX в. Фридриха Эйхгорна.
На этом заканчивается наше знакомство с цветущими растениями. Расскажем теперь о плодах.
В сентябре в Батумском ботаническом саду и его окрестностях можно видеть много разнообразных плодов, совершенно не знакомых жителям России.
Одни из них —просто «ботанические диковинки», на которые интересно посмотреть, другие — съедобны и вкусны.
Начнем с плодов камелии японской. В сентябре их можно найти под деревьями. Более молодые, еще не раскрывшиеся плоды совсем не интересны — твердые зеленые шарики. При созревании плод-коробочка раскрывается тремя створками, которые остаются соединенными у основания. Эти створки очень толстые и крепкие, деревянистые. Чтобы переломить одну из них, нужно приложить немало усилий. Толщина их иногда с карандаш и даже больше. Внутри плода одно—три крупных шаровидных семени, немного похожих на лесной орех. Сходные семена имеет и чай — близкий родственник камелии. У него и плоды похожи — такие же деревянистые коробочки с тремя створками. Но только немного меньшего размера.
Теперь о плодах полезных, хотя и мало нам знакомых.
Вот один из них — словно очень длинный зеленый огурец. Это плод растения, которое называется люффа (Luffa cylindrica, Luffa acutangula). В мякоти такого плода заключен своеобразный скелет из очень крепких, переплетающихся волокон белого цвета, точно белое кружево. Волокна, как вы наверно догадались, представляют собой сосудисто-волокнистые пучки. Именно «скелет» плода и ценится человеком — это всем известная банная мочалка. Поставщиком таких мочалок как раз и является люффа.
Как же выглядит само растение люффы? Оно немного похоже на тыкву — такой же слабый стебель, нуждающийся в опоре, такие же крупные желтые цветки, такой же формы листья. Люффа, как и тыква, — растение однолетнее. Их каждый год надо высевать заново. Оба растения относятся к семейству тыквенных.
Выращивают люффу, давая ей возможность подняться над землей по какой-либо опоре. Обычно вкапывают в грунт колья и натягивают между ними веревку или проволоку. Растение взбирается на эту опору и хорошо развивается. Осенью со стеблей свешивается вниз множество тех самых длинных зеленых огурцов, о которых мы говорили в самом начале.
В Грузии люффа широко культивируется. Плантации этого растения с массой торчащих кольев выглядят очень своеобразно и чем-то напоминают плантации винограда. Их можно видеть, например, из окна поезда на участке между Сухуми и Самтредиа.
В районе Батуми выращивается еще одно интересное растение из семейства тыквенных — так называемый чайот, или мексиканский огурец (Sechium edule). Его плоды используются в пищу. Они сочные и в противоположность люффе не содержат грубых волокон. Эти плоды замечательны тем, что по своему строению совсем не такие, как у всех знакомых нам тыквенных — огурца, дыни, тыквы, арбуза. В них только одно-единственное семя, правда, очень крупное — больше косточки персика. Сам плод тоже не маленький — с кулак или чуть больше. Он похож на очень крупную грушу светло-зеленого цвета, немного сплюснутую с боков. Плоды чайота используют для приготовления салатов и различных блюд. Они хороши в соленом, печеном, маринованном виде. Соленые плоды очень похожи по вкусу на соленый огурец. Свежие плоды могут долго сохраняться, прекрасно переносят перевозку.
В Батуми чайот выращивается как однолетнее растение. Развитие его начинается весной и продолжается лишь несколько месяцев. До следующей весны он не доживает, так как погибает зимой от холода. Тем не менее растение хорошо плодоносит.
В тропических странах с очень теплой, безморозной зимой чайот растет много лет. В этих условиях у него под землей образуются мясистые клубни, богатые крахмалом. В ряде стран такие клубни используются в пищу. Родина чайота — Центральная Мексика, где растение возделывали ацтеки и майи еще задолго до появления европейцев.
В сентябре в Батуми можно видеть зрелые соплодия инжира — фиги. Размером они раза в два больше грецкого ореха. По форме напоминают грушу, а окраска у разных деревьев различная, по большей частью желто-зеленая. Фиги при созревании слегка растрескиваются на конце, и тогда становится заметным их вишневокрасное внутреннее содержимое. На такие зрелые фиги жадно набрасываются птицы и выклевывают красную сладкую мякоть, в которой заключены семена. Спелые фиги привлекают и множество пчел.
Для человека съедобны только те фиги, которые стали мягкими и имеют трещины на конце. В более ранней стадии зрелости их есть нельзя — они содержат жгучий млечный сок белого цвета. Зрелые фиги обычно не едят целиком, с них прежде снимают кожицу. Мякоть их очень сочная и нежная, сладкая на вкус и содержит много крохотных зернышек — почти таких же, как на плоде клубники. Из инжира получают отличное варенье. Очень хорош он, конечно, и в сушеном виде.
Интересны плоды дерева, которое называется азимина трехлопастная (Asimina triloba). Эти плоды съедобны и очень вкусны. Но, к сожалению, растение у нас даже на юге довольно мало распространено. Поэтому его плоды не знакомы не только северянам, но и многим местным жителям в районе Батуми. Плод азимины немного похож на небольшой огурец с совершенно гладкой поверхностью. В зрелом виде он имеет желтоватозеленоватую окраску. Кожица его тонкая, а под ней желтая мякоть. Она почти такая же мягкая, как сливочное масло, причем очень сладкая и ароматная. Совсем как крем с торта! В мякоти содержится несколько крупных плоских семян овальной формы. Плоды азимины настолько сладки, что в годы войны некоторые батумцы использовали их как конфеты к чаю.
Вполне созревший плод очень нежный и быстро портится от сдавливания и ударов. Перевозить такие плоды на далекое расстояние или хранить сколько-нибудь продолжительное время трудно. Это плоды только для местного употребления.
Азимина — листопадное дерево с большими вытянутоовальными листьями. Оно цветет весной, в мае. На еще голых ветвях распускаются довольно крупные цветки необычной для растений черно-красной окраски.
Интересно, что азимина — представитель мало известного у нас семейства аноновых, распространенного почти исключительно в тропических странах. Некоторые виды этого семейства дают ценные, очень вкусные плоды. Так что азимина — «чуть-чуть тропическое» растение. Она напоминает нам о том, что на свете есть множество удивительных плодов, о которых мы не имеем ни малейшего понятия. Родина азимины — Северная Америка.
Теперь о другом интересном плоде. Он образуется у лианы, которая называется акебия (Akebia quinata). Растение имеет тонкие стебли и небольшие листья, которые состоят из пяти отдельных овальных пластинок, расходящихся в разные стороны. Плодоносит эта лиана довольно редко. Плоды ее весьма своеобразны — словно короткие бананы голубой окраски (так выглядят созревшие плоды, пока они еще не раскрылись). Такие «бананы» висят на ветвях лианы иногда по две-три штуки вместе. Сходство с бананом у них не только по форме, но и по некоторым другим признакам. Сходны прежде всего стенки плода — они мягкие и почти такой же толщины. Под ними сладкая сочная мякоть. Она вполне съедобна и имеет приятный вкус. Но в отличие от банана мякоть слизистая и содержит много мелких черных семян.

Лист и плод североамериканского дерева азимины трехлопастной

Лист и плод североамериканского дерева азимины трехлопастной

Плод акебии раскрывается по одной линии вдоль на всю длину. При этом широко распахиваются две сочные створки, открывая сероватый «цилиндр» из слизистой мякоти. Этот толстый стержень чем-то напоминает уменьшенный початок кукурузы. Когда плод раскроется, становится видно, что его створки только снаружи голубые, а внутри они белые — как будто с белой подкладкой. Таковы диковинные плоды акебии.
С ботанической точки зрения, каждый «голубой банан» — это но плод, а только часть плода. Как известно, плодом ботаники называют все то, что со временем образуется из цветка. А у акебии из цветка обычно вырастает не один «банан», а несколько (в цветке имеется несколько пестиков). Родина акебии — Юго-Восточная Азия (Китай, Корея, Япония).

Лист и плод лианы акебии

Лист и плод лианы акебии

Одно из самых замечательных растений Батумского ботанического сада — небольшое деревце под названием циноксилоп головчатый (Cynoxylon capitata). В сентябре это деревце выглядит очень нарядно — среди зеленой листвы тут и там виднеются красивые красные шары величиной с небольшое яблоко. Но на яблоко они не похожи — поверхность их усеяна «точками». Они скорее напоминают крупные шаровидные плоды клубники. Из-за этого растение получило еще одно название — клубничное дерево. Сходство с клубникой здесь не только внешнее. Красные шары почти целиком состоят из сладковатой слизистой мякоти и вполне съедобны. Правда, мякоть их не такая по цвету, как у клубники, — желтая. И в ней заключены довольно крупные «зернышки», каждое немного меньше зерна пшеницы.
Что же представляют собой красивые красные шары, которые висят осенью на ветвях клубничного дерева? Можно подумать, что это плоды. Но с ботанической точки зрения это — соплодия. Каждое из них образуется в результате срастания в одно целое многих отдельных очень мелких плодов. Вероятно, вы уже догадались, что клубничное дерево совершенно но родственно нашей клубнике. Оно относится к другому семейству. Это родственник кизила. У него почти такие же листья удлиненно-овальной формы с заостряющимися концами. Они так же расположены на ветвях парами (супротивно) и имеют такие же не ветвящиеся боковые жилки, напоминающие дуги. В диком состоянии клубничное дерево растет в Гималаях и в южной части Центрального Китая.
В сентябре в Батумском ботаническом саду можно видеть и еще одну ботаническую достопримечательность — сочные семена хвойного дерева, которое называется цефалотаксус, или головчатый тисс (Cephalotaxus fortunei). Это дерево имеет хвоинки, как у тисса, — длинные узкие пластинки. Оно и внешне похоже на тисс. Семена его очень напоминают красноватые сливы — снаружи сочная мякоть, внутри косточка. Ничего похожего на семена знакомых нам хвойных! Осенью деревья цефалотаксуса с семенами выглядят совершенно необычно: на ветвях среди хвои красуется множество аппетитных красноватых слив. Смотришь и удивляешься, как попали сюда эти сочные плоды. Кажется, что природа совершила какую-то странную ошибку.

Сочное соплодие клубничного дерева, несколько напоминающее плод клубники

Сочное соплодие клубничного дерева, несколько напоминающее плод клубники

Цефалотаксус — вечнозеленое хвойное дерево. Родина его — Центральный и Южный Китай.
В заключение несколько слов о листве деревьев и кустарников. Мы уже говорили, что в сентябре в Батуми все кругом зеленое. Даже листопадные деревья выглядят совсем как летом. Ярко-зелеными стоят бук, граб, каштан, тюльпанное дерево и очень многие другие. Эти деревья не только но собираются сбрасывать свою листву, но даже и не желтеют. У них не увидишь ни одного желтого листика. Никакого намека на осень! Идешь, идешь по ботаническому саду среди летней зелени и кажется, что кругом лето.
Но все же веяние осени кое-где чувствуется, и желтый цвет начинает понемногу напоминать о себе. Нет-нет да проглянет желтая прядь в кроне белой акации. А деревья катальпы уже сильно пожелтели. Они первыми отзываются на приближение холодного времени года. Но таких деревьев мало, встречаются они редко, и впечатления осени все равно не создается.
Таков батумский сентябрь — настоящий летний месяц в нашем понимании.