8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Помимо вечнозеленых деревьев и кустарников в саду имеются и листопадные. Осенью их листва окрашивается в разнообразные яркие тона и затем опадает. Зимой они стоят без листьев и кажутся безжизненными. Их унылый вид напоминает нам, что по календарю все-таки зима. В это время года листопадные деревья и кустарники хорошо заметны среди вечнозеленых.
Итак, познакомимся с теми деревьями и кустарниками, которые сбрасывают свою листву на зиму. Что интересного можно у них увидеть зимой? Казалось бы, ничего. Но это не так. Обратите внимание на безлистные ветви деревьев и кустарников. У каждого вида этих растений ветви особенные. Если к ним внимательно присмотреться, то можно увидеть, что различаются по многим признакам и сами стебли, и расположенные на них почки. У одних растений почки длинные и острые (как у бука), у других — тупые и короткие (как у липы). Неодинаковы и молодые ветви — иногда они тонкие и мохнатые (как у орешника), а порой толстые и гладкие (как у ясеня) и т. д. Существуют специальные справочники-определители, с помощью которых нетрудно узнать, ветви какого дерева или кустарника у вас в руках.
Некоторые деревья имеют настолько своеобразные ветви, что название растения легко узнать, не прибегая к помощи ботанических справочников. Такова, например, белая акация (Robinia pseudoacacia) — широко распространенное на юге дерево, которое весной покрывается массой белых душистых цветков. Родина этого растения — Северная Америка. В районе Батуми белая акация была когда-то посажена, но теперь ее уже никто специально не высаживает и никакого ухода за ней не проводится. Растет она великолепно и дает обильный самосев. Дерево настолько приспособилось к местным условиям, что кое-где внедряется в естественные леса и успешно там растет.
Зимой ветви белой акации можно узнать сразу. Они покрыты тонкими, довольно длинными шипами, сидящими попарно. Эти «шипы-близнецы» представляют собой одревесневшие прилистники. (Летом можно видеть, что в промежутке между ними прикрепляется черешок длинного перистого листа.) Когда нечаянно касаешься ветвей белой акации, ее крепкие шипы цепляются за одежду и могут поранить руки.
Белая акация — декоративное дерево. Она широко распространена в городах и селах степной и лесостепной полосы страны часто встречается в уличных посадках городов Приазовья и Причерноморья. Широко используется также для облесения оврагов, создания лесополос и т. д. Дерево очень, неприхотливо, засухоустойчиво. Не выносит оно только задернения и влажных почв.
Древесина белой акации имеет темный зеленовато-бурый цвет, тяжелая, твердая, хорошо противостоит гниению. Она находит разнообразное применение. Паркет из белой акации — более прочный и долговечный, чем дубовый.
Цветки белой акации выделяют много нектара, дающего пчелам, особенно на юге Украины, обильный взяток высококачественного меда. Из цветков добывают эфирное масло, применяемое в парфюмерии. Листья обладают хорошими кормовыми качествами.
Нетрудно узнать зимой и другое дерево — гледичию обыкновенную (Gleditschia triacanthos). У нее на ветвях также есть колючие отростки, но они всегда сидят поодиночке. Вид у них гораздо более грозный. Это миниатюрные острые кинжалы длиной в палец или больше. Помимо основного «клинка» у такого кинжала имеется еще несколько боковых отростков, они тоже очень острые и крепкие. Мощные ветвистые колючки — хороший отличительный признак гледичии.
Гледичия относится к семейству бобовых и имеет характерные для бобовых перистые листья. Осенью у нее созревают бобы — очень крупные, плоские и изогнутые. Однако цветки гледичии совершенно не похожи по строению на цветки знакомых нам северных бобовых, например гороха. У них нет ни крупного верхнего лепестка «паруса», ни двух боковых «весел», ни выдающейся снизу из цветка «лодочки». Все лепестки одинаковой формы, а сами цветки мелкие. Окраска их желто-зеленая.
Почему же у гледичии такие необычные для бобовых цветки? Дело в том, что семейство бобовых очень большое, и общим признаком семейства является плод — боб. В этом семействе выделяют несколько подсемейств, различающихся по некоторым деталям строения цветков. Гледичия относится к одному из них (подсемейству цезальпиниевых), а наши северные бобовые — к другому (мотыльковых). Так что гледичия и наши бобовые не очень уж близкие родственники. Интересно, что представители того подсемейства, к которому относится гледичия, почти исключительно тропические и субтропические растения.
В последнее время подсемейства, входящие в состав бобовых (мотыльковые, цезальпиниевые, мимозовые), ботаники чаще рассматривают как самостоятельные семейства.
Родина гледичии — восток Северной Америки. В культуре она распространена во многих странах. Растет очень быстро, мирится с некоторой засоленностью почвы, засухоустойчива. Относится к числу медоносных растений. Очень прочная древесина гледичии обладает большой стойкостью против грибов и насекомых. На родине растения она идет на шпалы, столбы и т. д. Гледичия используется для колючих живых изгородей, защитных полос, укрепления оврагов, как декоративное дерево в парках, на улицах. Бобы — хороший корм для скота. Семена съедобны, пригодны как суррогат кофе.
Название «гледичия» дано в честь известного немецкого ученого Гледича (1714—1786), профессора ботаники в Берлине.
Но вернемся вновь в Батумский ботанический сад. Зимой здесь можно познакомиться не только с отличительными особенностями ветвей разных деревьев, но и с их листьями. Они тоже у каждого вида особенные. Но как же увидеть листья зимой, когда деревья голые? Нет ничего проще. Если летом листья надо искать на ветвях, то зимой их приходится разыскивать на земле. Стоит только внимательно осмотреть поверхность почвы под деревом, и обязательно найдете листья.
Познакомимся сначала с оригинальными листьями лириодендрона, или тюльпанного дерева (Liriodendron tulipifera), родина которого — Северная Америка. Тюльпанным дерево названо потому, что его крупные цветки по форме и величине напоминают цветки тюльпана (правда, по окраске они не похожи — лепестки их зеленоватые с крупным оранжевым пятном у основания). Листья этого дерева крупные и широкие, с четырьмя большими зубцами. В отличие от листьев многих растений у них на верхушке выемка. Форма листовой пластинки настолько своеобразна, что, раз увидев эти листья, запоминаешь их надолго.
Помимо листьев на земле можно найти множество каких-то узких чешуй, напоминающих чешуи шишек хвойных деревьев. Это не что иное, как отдельные плодики тюльпанного дерева. Они никогда не раскрываются, и у них в утолщенной нижней части заключены маленькие семена. Сложный плод этого растения, образующийся из «тюльпана» после его отцветания, немного напоминает по внешности шишку и состоит из множества таких плодиков-чешуек. По созревании он рассыпается (как шишка настоящего кедра).
Тюльпанное дерево — родственник магнолии крупноцветковой, о которой уже была речь (оба растения относятся к семейству магнолиевых).
У себя на родине, в восточных штатах Северной Америки, тюльпанное дерево бывает очень мощным — до 70 м высоты и до 3,5 м в диаметре. В условиях Батуми оно растет хорошо. Сравнительно молодые экземпляры, которым не более 80 лет, выглядят гигантами: ствол их толще метра.
Тюльпанное дерево — поставщик ценной древесины. В Северной Америке оно имеет большое лесопромышленное значение. Красивая древесина, легко поддающаяся обработке и полировке, используется для изготовления музыкальных инструментов, корпусов – радиоприемников, телевизоров и т. д. Цвет древесины желтый, из-за чего дерево иногда называют желтым тополем.

Ветви, листья и плоды листопадных лиственных деревьев     а — часть ветви белой акации, б — часть ветви гледичии обыкновенной, в и г — лист и части плода тюльпанного дерева, д —лист «живого ископаемого» — гинкго

Ветви, листья и плоды листопадных лиственных деревьев
а — часть ветви белой акации, б — часть ветви гледичии обыкновенной, в и г — лист и части плода тюльпанного дерева, д —лист «живого ископаемого» — гинкго

Продолжим знакомство с листьями деревьев. В некоторых местах сада на земле попадаются очень своеобразные ярко-желтые листья, похожие на маленький полураскрытый веер с длинной тонкой ручкой. Иногда у «веера» есть как бы глубокая продольная выемка посредине, разделяющая его на две половины. Если мы нашли эти листья, значит где-то поблизости растет замечательное дерево — гинкго двухлопастное (Ginkgo biloba). Его по справедливости называют живым ископаемым. Дело в том, что род гинкго, куда относится наше дерево, один из древнейших среди семенных растений. Он существует на Земле уже около 100 млн. лет. Об этом неопровержимо свидетельствуют отпечатки листьев, находимые в толщах древних горных пород. Гинкго — остаток (или как говорят ботаники «реликт») очень отдаленных геологических эпох — мезозойской эры. Это современник ископаемых древних животных — летающих ящеров и гигантских бронтозавров. Все близкие и даже более отдаленные родственники гинкго давно исчезли с лица Земли. И поэтому среди растений, населяющих сейчас нашу планету, нет ни одного, которое было бы похоже на гинкго.
В наши дни древнее растение доживает свой век. В диком состоянии оно теперь уже не встречается, а только в культуре. Если бы не человек, гинкго, возможно, уже в не сохранилось бы до нашего времени.
Гинкго — дерево очень декоративное благодаря своей нарядной листве, светло-зеленой летом и ярко-желтой осенью. Оно нетребовательно к почве, хорошо переносит задымленность воздуха и пыль.
Как декоративное растение гинкго широко культивируется в странах Азии, Европы, Северной Америки. В СССР это дерево можно встретить не только по берегам Черного моря. Оно с успехом выращивается в южных и юго-западных районах европейской части страны, есть кое-где даже в Прибалтике.
Гинкго относится к голосеменным растениям. Однако шишек у него никогда не бывает. Крупные семена развиваются прямо на концах особых тонких веточек. По своей величине и строению семена очень напоминают сливу — снаружи желтоватая дурно пахнущая мякоть, в середине крупная белая косточка. Внутри «косточки» заключено собственно семя, все остальное — только оболочка семени. В Японии и Китае семена гинкго употребляют в пищу в поджаренном виде.
В Батумском ботаническом саду некоторые экземпляры гинкго дают семена. Зимой их легко найти под деревьями в большом количестве. Семена эти имеют хорошую всхожесть. Если вы захотите вырастить у себя дома «живое ископаемое», возьмите два-три семени и посейте в цветочном горшке с обычной землей. Гинкго хорошо растет у нас на севере в комнате. Не пугайтесь, если поздней осенью листья его пожелтеют. Растение не погибло. Оно просто готовится сбросить листву, как делает это и на юге в открытом грунте. Не забудьте поливать безлистное деревце зимой, и тогда весной оно вновь порадует вас своими красивыми веерными листьями.
А теперь обратим внимание на необычные листья другого дерева, лежащие на земле. Они поражают своими размерами — раз в 5—10 больше ладони. Такие листья имеет магнолия обратнояйцевидная (Magnolia obovata) — одна из листопадных древесных пород Батумского ботанического сада. Зимой под деревом магнолии лежит много листьев. Все они имеют овальную форму, снизу беловатые.
Постарайтесь найти самый крупный из них. Такой «листик» по длине больше портфеля. Листья наших северных деревьев просто пигмеи по сравнению с этими великанами.
Осенью, перед листопадом, деревья магнолии обратнояйцевидной очень декоративны — их листва приобретает фиолетово-сизую окраску. Красивы деревья и весной, когда на ветвях среди громадных листьев распускаются довольно крупные белые цветки. Родина растения — Япония и Курильские острова.
А вот лежат на земле другие, казалось бы ничем не примечательные листья. На вид они невзрачные, буроватые, немного сморщенные, похожие на листья яблони. Но это листья совсем необычные, у них есть одно удивительное свойство. Возьмите под деревом сухой лист, положите его на ладонь и хлопните по нему другой ладонью. Хрупкий лист, конечно, разломится на несколько кусочков. Теперь возьмите черешок сломанного листа и поднимите его. Что за чудо? За черешком потянулись все обломки листа. Лист не рассыпался, его части оказались каким-то образом соединенными друг с другом. Если посмотреть хорошенько, можно увидеть, что скрепляющую роль выполняют тончайшие нити, похожие на паутину.
Дерево с такими удивительными, не ломающимися листьями называется эвкоммия вязолистная, или гуттаперчевое дерево (Eucommia ulmoides). Родина его — Китай. В опавших листьях этого растения, а точнее, в жилках листа, содержится весьма эластичное вещество — гуттаперча. Нити именно этого вещества и скрепляют обломки листа. Гуттаперча находит широкое применение в промышленности, медицине и домашнем обиходе. Сырьем для ее получения служат главным образом листья эвкоммии, которые собирают во время листопада. Гуттаперча содержится также в коре корней и стеблей и даже в плодах.
Но, пожалуй, хватит о листьях. Познакомимся теперь с плодами некоторых листопадных деревьев и кустарников. Зима — самое подходящее для этого время. У некоторых растений плоды еще висят на ветвях, у других уже лежат на земле.
Остановимся у толстого дерева с необычным стволом. Этот ствол с поверхности крупнопятнистый, похожий на грязную степу, с которой кусками отслаивается сероватозеленоватая штукатурка. Дерево называется платан восточный (Platanus orientalis). К его ветвям словно подвешены на длинных веревочках какие-то буроватые шарики размером с грецкий орех. Эти «подвески» придают растению очень своеобразный вид. Шарики состоят из множества мелких пушистых плодиков и легко рассыпаются, когда плодики созреют. Листья платана очень похожи на листья нашего северного дерева — клена остролистного, только крупнее их. Платан — ценное декоративное дерево, обычное у нас на юге. Его часто высаживают вдоль улиц в городах.
Некоторое сходство с платаном имеет ликвидамбар смолоносный, или амбровое дерево (Liquidambar styraciflua), родом из Северной Америки. У него почти такие же пальчатые листья и почти такие же «шарики», словно подвешенные к ветвям на веревочках. Правда, «шарики» очень крепкие и не только не рассыпаются сами, но их даже нарочно разломить трудно. Кора ликвидамбара — совсем не такая, как у платана. Ствол дерева темно-серый однотонный, покрытый сетью трещин. Он похож на ствол нашего дуба. В Северной Америке из сока ствола ликвидамбара добывается ароматическая смола «амбра», находящая применение в медицине и парфюмерии. Листья при растирании издают приятный запах. В североамериканском отделе Батумского ботанического сада имеется целая роща больших ликвидамбаров. Зимой она очень напоминает наш дубовый лес.
Мы уже говорили о том, что в Японии растут удивительные дубы — вечнозеленые деревья с «недубовыми» листьями. Но в Стране Восходящего Солнца есть и листопадные дубы, которые зимой стоят без листьев. Вот один из них —дуб пильчатый (Quercus serrata). Желуди его необычные — они имеют правильную шаровидную форму и похожи на наши лесные орехи. Еще интереснее чашевидная плюска, одевающая снизу желудь. Она снаружи густо покрыта бахромчатыми чешуйками и кажется лохматой. Это словно миниатюрная меховая папаха, которая так и просится на голову какого-нибудь смешного игрушечного человечка. Такие «папахи» и шарики-желуди отыскать зимой нетрудно: они в изобилии валяются под деревом. Тут же мы найдем и листья растения, совершенно не похожие на листья нашего среднерусского дуба — удлиненно-овальные, без всяких выемок и выступов. Опять приходится удивляться!

Плоды и ветви листопадных лиственных деревьев и кустарников из Восточной Азии     а — желудь и плюски дуба пильчатого, б — плоды айланта, в — ветвь понцируса с листом и колючками

Плоды и ветви листопадных лиственных деревьев и кустарников из Восточной Азии
а — желудь и плюски дуба пильчатого, б — плоды айланта, в — ветвь понцируса с листом и колючками

Много разных плодов можно найти зимой на земле. Вот, например, своеобразные пленчатые плоды. Представьте себе небольшую беловатую перепонку сильно удлиненной овальной формы, в центре которой находится округлое темное вздутие (семя). По внешнему виду эти плоды несколько напоминают крылатки ясеня. Еще больше они похожи на пистоны для детского пистолета, но только не округлой формы, а в виде сильно вытянутого эллипса. Перед нами плоды айланта, или китайского ясеня (Ailanthus altissima). Дерево образует множество таких крылатых плодов, которые ветер переносит на значительное расстояние. Зимой плоды висят на ветвях целыми гроздьями, часть их лежит на земле. Летом у айланта можно видеть его своеобразные очень длинные перистосложные листья, образованные многими парами крупных листочков. Каждый лист настолько велик и длинен, что его можно принять за олиственную ветку. При растирании листья издают неприятный «мышиный» запах.
Айлант культивируется у нас на Кавказе, в Крыму, на юге Средней Азии, в южных и юго-западных районах Украины. Он ценится, главным образом, как декоративное дерево. Используется также для укрепления склонов оврагов, осыпей, песчаных и каменистых мест. Айлант не требователен к почве, жароустойчив, но светолюбив. Растет быстро, хотя живет недолго (40—50 лет). От корней дерева могут отрастать надземные побеги (так называемые корневые отпрыски), обладающие большой силой роста. В наших южных городах такие побеги пробивают даже асфальтовые покрытия тротуаров.
Айлант интересен своим географическим распространением: в диком состоянии он растет только в Китае. Надо сказать, что эта страна имеет очень богатую флору. Здесь довольно много растений, которые нигде, кроме Китая, не встречаются. К их числу принадлежит и айлант. Таким же растением является эвкоммия, о которой говорилось выше.
Познакомимся с некоторыми другими листопадными деревьями, родина которых Китай.
В средней полосе европейской части Союза встречается ничем не примечательное травянистое растение — норичник шишковатый. Цветки его не больше горошины, такой же величины и плоды-коробочки. Это растение относится к семейству норичниковых, которое у нас на севере представлено только травами. В Батуми растет родственник норичника, принадлежащий к тому же семейству. Но какой это удивительный родственник — огромное дерево! На его ветвях зимой можно видеть крупные овальные плоды-коробочки величиной со сливу. По своему строению они точно такие же, как у норичника. Дерево это называется павловния войлочная (Paulownia tomentosa).
Дерево в семействе норичниковых! Для ботаников-северян это настоящее открытие. И таких удивительных вещей в Батумском ботаническом саду много. Возьмите, например, вечнозеленый кустарник, который относится к семейству зонтичных — буплеурум кустарниковый (Bupleurum fruticosum). Северные, знакомые нам представители этого семейства — только травы (морковь, укроп, тмин и др.). А тут — кустарник, да еще вечнозеленый. Его можно видеть в средиземноморском отделе Батумского ботанического сада.
Чего только не встретишь в этом удивительном, уникальном саду! Здесь есть, например, деревья, которые являются родственниками незабудке (относятся к семейству бурачниковых), и деревья, которые сродни декоративному травянистому растению вербене (из семейства вербеновых). Есть даже дерево, родственное нашей плакун-траве (оно из семейства дербенниковых). Для нас все это неожиданность: ведь на севере в этих семействах известны только травы.
Но вернемся снова к павловнии. Зимой на ее деревьях помимо плодов-коробочек есть еще и множество каких-то маленьких рыжеватых шариков. Они собраны гроздьями на торчащих вверх веточках. Каждый шарик снаружи покрыт как будто тонким войлоком. Если его разломить или. разрезать вдоль, можно увидеть внутри крупные пыльники тычинок и пестик. Оказывается это бутон. А его наружная покрытая войлоком оболочка — не что иное, как чашечка будущего цветка. Этот своеобразный панцирь хорошо защищает зимой венчик и остальные внутренние части цветка. Весной из шариков-бутонов развиваются крупные колокольчатые бледно-фиолетовые цветки. Они очень красивы и имеют приятный крепкий запах. Интересно, что предусмотрительное дерево уже с осени заготовило бутоны, в которых есть все части цветка. Наступит весна — и павловния, не теряя времени, зацветет.
Точно такую же предусмотрительность проявляют и некоторые наши северные растения, которые цветут ранней весной, например копытень. Бутоны у них сформированы еще с осени. В этом вы можете легко убедиться во время прогулки за город в один из солнечных октябрьских дней.
Древесина павловнии совершенно особенная — очень легкая (почти в пять раз легче воды) и притом прочная. В Японии из нее делают ящики, шкафы и т. п. Павловния — декоративное дерево. Она очень хороша для парков и аллей. У нас в стране выращивается на Кавказе, в Крыму, в Средней Азии.
Заслуживает упоминания еще один уроженец Китая — идезия многоплодная, или ландышное дерево (Idesia polycarpa). Это представитель малознакомого нам семейства флякуртиевых, которого нет во флоре СССР. Ландышным дерево названо потому, что его цветки пахнут ландышем. Однако по внешнему виду цветки совершенно иные, чем у ландыша, — мелкие, зеленоватые, невзрачные. Дерево очень красиво зимой: на нем крупные свисающие грозди ярко-красных шариков-плодов. Особенно эффектно плодоносящее дерево с его красным бисером плодов в солнечные январские дни на фоне яркосинего неба. Такие деревья можно видеть в саду у главной дороги между восточноазиатским и североамериканским отделами.
Помимо семейства флякуртиевых мы встречаемся в саду с представителями разнообразных других экзотических семейств, отсутствующих у нас на севере и вообще в СССР. Таковы семейства лярдизабаловых, симарубовых, протейных, логаниевых, монимиевых, стираксовых. Когда приезжий ботаник-северянин экскурсирует по саду и видит эти ботанические чудеса, его удивлению просто нет пределов.
А сейчас — вновь о плодах. Зимой на земле кое-где встречаются интересные плоды — черные шары величиной с небольшое яблоко, похожие на ядра старинной маленькой пушки. Их можно найти под деревьями своеобразного облика, которые стоят зимой без листьев. Тонкие прямые ветви этих деревьев располагаются пучками, которые напоминают спицы раскрытого зонтика. Это тунг Форда, или масляное дерево (Aleurites fordii), тоже «дар Востока» (родина его — Китай). Подняв с земли плод, легко снять с него нетолстую оболочку. Под ней несколько очень крупных семян. Эти семена богаты ценным, быстро высыхающим маслом, которое используется для изготовления особо стойких лаков и красок. Интересно, что, если покрыть подводную часть корабля краской, приготовленной на тунговом масле, на ней совершенно не поселяются ракушки и водоросли. Из-за масла, содержащегося в семенах, тунг широко культивируется. В районах Батуми и в ботаническом саду есть целые плантации этого растения.
Семена тунга немного напоминают каштаны или орехи — они очень крупные и мясистые. Но есть их ни в коем случае нельзя. Семена очень ядовиты.
Интересно, что тунг относится к семейству молочайных, т. е. он родственник хорошо знакомых северянам молочаев — травянистых растений с обильным млечным соком. Опять знакомое явление: северные травы имеют на юге древовидных родственников! Такое нам уже встречалось в семействе норичниковых, сложноцветных и др.
К листопадным древесным породам относится и ховения, или конфетное дерево (Hovenia dulcis). Напрашивается мысль, что «конфеты» — это плоды растения. Как ни странно, по это не так. Плоды ховении — мелкие сухие шарики, совершенно несъедобные. Но зато толстые сочные веточки-плодоножки, на концах которых сидят эти шарики, вполне съедобны. Они сладкие и по вкусу очень напоминают изюм, слегка ароматизированный ромом. Это-то и есть «конфеты». Плодоножки довольно длинные, причудливо извилистые, коричневатого цвета (и тут сходство с изюмом), немного тоньше карандаша. С дерева опадают целые грозди таких конфет, и зимой их легко найти на земле. В ботаническом саду имеются не только отдельные плодоносящие деревья ховении. Тут есть целая роща их. Зимой здесь всегда найдется угощение для любителей сладкого. Приходи и собирай! Часть урожая, впрочем, висит еще на деревьях, придавая им несколько необычный вид.

Ветвь конфетного дерева с плодами и сочными плодоножками — «конфетами» (внизу более крупно изображена часть ветви)

Ветвь конфетного дерева с плодами и сочными плодоножками — «конфетами» (внизу более крупно изображена часть ветви)

Летом ховения выглядит совершенно иначе — она одета красивой, немного блестящей листвой. Именно из-за листвы и ценят это дерево во многих странах с достаточно теплым климатом (ховения чувствительна к морозам). Однако, в Юго-Восточной Азии, особенно в Японии и Китае, конфетное дерево выращивают для получения сладких плодоножек (в них содержится до 40% фруктового сахара). Плодоножки едят свежими, используют в кондитерской промышленности, из них вырабатывают спирт и т. д. Высушенные плодоножки служат лакомством, их продают в небольших коробках в прессованном виде. На родине растения, в Китае, плодоножки служат лекарством против пьянства.
Ценится и древесина конфетного дерева — твердая, красивая, красноватого цвета. Она идет на мебель, музыкальные инструменты (в Китае ее называют «японским красным деревом»).
Название «ховения» дано растению еще в XVIII в. ботаником Тунбергом в честь Давида Ховена — сенатора из Амстердама.
Небезынтересно отметить, что ховения относится к семейству крушинных и, следовательно, приходится сродни «марсианскому растению» коллеции и нашей северной крушине. До чего же не похожи по внешности эти родственники!
Тот, кто хочет посмотреть, как растет ховения, может привезти домой ее семена и посеять их в горшке с землей. Семена хорошо прорастают в комнатных условиях. Из них довольно скоро появятся на свет маленькие конфетные деревца. Конечно, «конфет» от таких малышей получить не удастся.
Если конфетное дерево почти незнакомо северянам, то этого никак нельзя сказать об инжире (Ficus carica). Его сладкие соплодия ели многие из нас, если не в свежем, то хотя бы в сушеном виде. Это всем известные фиги, или винные ягоды. Инжир также листопадное дерево. Он широко культивируется в странах Средиземноморья, а в СССР — в Крыму, на Кавказе и в Средней Азии. Сушеные фиги алжирского, греческого и турецкого производства нередко продаются в наших северных городах и считаются лакомством. Они очень вкусны и ароматичны.
Инжир хорошо растет на Черноморском побережье Кавказа, в том числе в районе Батуми. Зимой его деревья стоят без листьев и привлекают внимание своими необычными толстыми молодыми ветвями. Сравните инжир хотя бы с березой. У нее молодые веточки очень тонкие, как спички, а у инжира они гораздо толще карандаша. Такое бывает лишь у немногих древесных пород. Молодые ветви инжира извилистые, слегка узловатые и заканчиваются изогнутой острой почкой. Даже зимой деревья инжира легко отличить от других деревьев — настолько характерны ветви.
Инжир — один из представителей фикусов. Он родственник комнатному фикусу. Но в отличие от многих своих тропических вечнозеленых сородичей инжир — дерево листопадное и субтропическое. Весной у него появляются крупные пальчатолопастные листья, несколько напоминающие увеличенные листья винограда или хмеля. Интересно, что в растении содержится млечный сок. Сорвешь лист — и из черешка сочится беловатая водянистая жидкость. То же происходит, если сорвать лист комнатного фикуса. У него млечный сок также белый, но более густой.
Семена инжира распространяются птицами — теми, которые выклевывают сладкую мякоть из фиг, висящих на деревьях. Проходя через пищеварительный тракт пернатых, семена не теряют всхожести. Птицы заносят эти семена повсюду, и поэтому молодые деревца видишь иногда в самых неожиданных местах.
Инжир — удивительно неприхотливое растение. Он может расти на скалах, каменных стенах и заборах. Совсем как наша непритязательная береза, которую иногда видишь на карнизах старых кирпичных домов и в других местах, казалось бы, совершенно не подходящих для деревьев. Инжир нисколько не боится близкого соседства моря. Он хорошо растет на крутых прибрежных склонах, куда в изобилии попадают соленые брызги волн. Размножают растение с помощью черенков, которые очень легко укореняются.
Родина инжира — Центральная и Малая Азия. Это теплолюбивое растение сухих субтропиков. Оно требует большого количества тепла летом, но в то же время не очень боится морозов зимой (выдерживает температуру до -18°).
Познакомимся теперь с восточноазиатским мыльным деревом (Sapindus mukorossi). Ботаническое название его — «сапиндус», что в переводе с латинского означает «индийское мыло». На земле под деревьями зимой нетрудно найти своеобразные плоды этого растения. По величине и строению они несколько напоминают плоды вишни. Снаружи — желтовато-белая, полупрозрачная оболочка, под ней — черная, шаровидная, очень твердая косточка, похожая на большую гладкую бусину. Эти плоды с древнейших времен использовались как мыло населением некоторых стран Азии, из-за чего дерево и получило свое название. Кипячением плодов в воде получают эмульсию, в которой прекрасно отстирываются шелковые и шерстяные ткани. При этом они не теряют своей окраски и приобретают красивый блеск. Черные косточки, заключенные внутри плодов, также находят применение — из них делают бусы и четки.
На Черноморском побережье Кавказа и в Батумском ботаническом саду культивируется еще одно дерево со сходными по внешности плодами. Это так называемая мелия иранская (Melia azedarach). Зимой деревья мелии стоят без листьев, но тем не менее обращают на себя внимание. На ветвях висит множество мелких беловатых шариков-плодов, похожих на маленькие вишни белого цвета. Грозди этих плодов придают деревьям очень своеобразный вид. Плоды можно найти не только на дереве, но и на земле (часть их опадает). Они имеют почти такое же строение, как и плоды мыльного дерева: снаружи — мякоть, внутри — очень твердая косточка. Мякоть рыхлая и неприятно пахнет, а косточка оригинальная. Она совершенно иная, чем в плоде мыльного дерева, — белая и продольно-ребристая.
Плоды мелии имеют почти такое же применение, как и плоды мыльного дерева. В Восточной Азии мякоть их используется в мыловарении и свечном производстве, из косточек делают бусы и пуговицы. Плоды мелии ядовиты. Ядовитые свойства имеют и все другие части растения. Из листьев приготовляется экстракт, применяемый как яд в борьбе против саранчи, тли и других вредителей сельскохозяйственных культур.
В условиях Батуми мелия — одно из наиболее поздно распускающихся весной листопадных деревьев. Она очень долго стоит без листьев в то время, как многие другие деревья уже полностью или частично оделись листвой. Листья аделии крупные, двоякоперистые. Крона дерева очень декоративна — она словно кружевная. Красивая ярко-зеленая ажурная листва дерева не опадает до глубокой осени.
Цветки появляются в начале лета, вскоре после распускания листьев. Они небольшие, но красивые. Лепестки их бледно-сиреневые, растопыренные наподобие звездочки; в центре цветка темно-фиолетовая трубка (это сросшиеся между собой нити тычинок). Цветки имеют сильный медовый запах и содержат много нектара. Мелия — хороший медонос. В цветках содержится эфирное масло, которое ценится в парфюмерии. Мелия является также лекарственным и красильным растением, обладает ценной древесиной. В некоторых странах деревья мелии используются для притенения плантаций кофе и чая. Родина мелии — Гималаи, где она растет на высоте от 1 до 2 км.
Железное дерево… Очень выразительно это название растения. Так называют некоторые древесные породы с исключительно крепкой, действительно «железной» древесиной. Таких деревьев на свете несколько. Мы расскажем только об одном из них. Оно имеется в Батумском ботаническом саду и растет здесь в средиземноморском отделе.
Научное название этого растения — парроция персидская (Parrotia persica). Почему «персидская»? Да потому, что в диком виде дерево растет в Иране. Там оно обитает в горных лесах на севере страны. А в пределах СССР железное дерево встречается только в самом южном уголке западного побережья Каспийского моря, на границе с Ираном — в Талыше.
Парроция — крупное листопадное дерево, зимой оно стоит без листьев. В это время хорошо виден его несколько необычный ствол с пятнистой, шелушащейся корой. В конце зимы внимательный глаз заметит на молодых, топких веточках дерева ярко-малиновые пучки тычинок. Это началось цветение. Летом дерево одевается ничем не примечательными листьями, немного похожими на листья серой ольхи или орешника (рис. 17).
Парроция обладает одной весьма интересной особенностью. Ветви дерева, соприкасаясь друг с другом, могут срастаться. Иногда срастаются даже сучья соседних деревьев. Такое явление встречается в растительном мире не часто. Наши среднерусские древесные породы — береза, дуб, липа и др. — этой способности, например, не имеют. В лесу, где растет железное дерево, можно встретить затейливые узоры, образованные сросшимися стволами и ветвями, — фигуры фантастических животных, причудливые арки, беседки и т. д.
Теперь о древесине парроции. Железным деревом она названа, конечно, не случайно. Древесина ее действительно очень крепкая, гораздо крепче нашего дуба. Из нее некогда делали ткацкие челноки и даже детали некоторых машин. Древесина парроции — одна из самых твердых и тяжелых. Она имеет удельный вес больше единицы и тонет в воде.
Почему же так крепка древесина этого растения? И чем вообще обусловлена крепость древесины? Почему, например, так мягка древесина у липы и так тверда у дуба? Объяснение здесь нужно искать в особенностях микроскопического строения древесины. Общее правило таково: чем толще стенки клеток, слагающих древесину, тем она прочнее. У лиственных древесных пород прочность придает древесине особая ткань — так называемый либриформ. Эта ткань состоит из длинных клеток-волокон, у которых очень толстые и прочные стенки. Чем больше в стволе дерева этих клеток и чем толще их стенки, тем крепче древесина. В стволе липы, например, либриформа почти нет, зато у дуба его довольно много.
Но вернемся вновь к парроции. Она интересна и еще в одном отношении. Дерево это «стреляет». Кому приходилось бывать осенью в лесах Талыша, тот слышал своеобразную трескотню. Это с силой разлетаются семена железного дерева и ударяются о листья и стволы. Из раскрывающихся плодов-коробочек семена далеко разбрасываются вокруг.
Парроция — довольно древнее растение, сохранившееся еще с третичного периода. Она существует на Земле как ботанический вид уже не один миллион лет. Название «парроция» (или «парротия») дано растению в честь немецкого врача и ботаника Паррота (1792—1841).
Среди листопадных деревьев в Батумском ботаническом саду есть представители рода катальпа (Catalpa bignonioides, Catalpa speciosa). Это довольно крупные деревья, которые часто культивируются у нас на юге. Зимой они очень заметны благодаря своим длинным стручковидным плодам, которые висят на дереве как тонкие прямые палки. Если раскроем такой плод, отделив одну его створку от другой, то увидим внутри многочисленные плотно «упакованные» семена. Они совершенно плоские, крыловидные и имеют узкоовальную форму. Летом катальпы цветут очень красивыми крупными белыми цветками, немного напоминающими по форме цветки комнатного растения глоксинии. Катальпы ценятся как декоративные деревья. Некоторые виды их успешно культивируются у нас в средней полосе европейской части страны.
Род катальпа, подобно роду магнолия и многим другим (всего их более 150!), имеет так называемый дизъюнктивный ареал — одни виды встречаются в Северной Америке, другие в Восточной Азии.
Среди листопадных деревьев Батумского ботанического сада есть и представители рода кария, которые распространены подобно видам уже знакомого нам рода катальпа: одни — в Северной Америке, другие — в Восточной Азии. Как же выглядят карии? Это сравнительно крупные деревья, во многом напоминающие деревья грецкого ореха: у них сходные листья, цветки и плоды. Карии и грецкий орех не просто похожи, они — родственники (из одного и того же семейства ореховых).
Зимой удобно познакомиться с плодами карий — они лежат на земле под деревьями. У разных видов плоды сильно различаются по величине. Самые крупные из них — размером с большой персик, они черного цвета. Снаружи плод покрыт толстой (до 1 см) плотной оболочкой. Она обычно растрескивается, и в трещинах виднеется что-то светлое. Если снять эту темную оболочку, в наших руках окажется самый настоящий грецкий орех беловатого цвета. Разбив твердую скорлупу, можно вынуть его содержимое. Оно съедобно и по вкусу напоминает ядро грецкого ореха. В нем много жира. Таковы плоды у карии овальной (Carya ovata).
Но есть карии с мелкими плодами размером немного более вишни. Снаружи у них также плотная темная оболочка, под ней небольшой «грецкий орешек» беловатого цвета. Ядро его имеет сильно вяжущий вкус и несъедобно. Именно такие плоды мы встречаем, например, у карии водяной (Carya aquatica).
В Батумском ботаническом саду имеется целая аллея различных карий — как с крупными, так и с мелкими плодами.
Все виды карий дают высококачественную древесину, известную на мировом рынке под названием гикори. Древесина имеет светло- или темно-коричневый цвет, тяжелая, упругая, гибкая. Она применяется в вагоностроении и в сельскохозяйственном машиностроении.
К листопадным деревьям относится и японская хурма (Diospyros kaki). Ее мягкие оранжево-красные плоды размером с яблоко напоминают крупные помидоры. Под тонкой кожицей сочная слизистая мякоть без всякого запаха. В ней несколько плоских довольно крупных семян овальной формы. Зрелый плод очень сладкий и совершенно не имеет вяжущего вкуса. Плоды хурмы отличаются питательностью, в них довольно много соединений железа. Это ценный диэтический продукт, который хорошо усваивается организмом человека. Одним хурма не нравится, другие, напротив, от нее в восторге. Японцы, например, ценят ее очень высоко и считают «плодом из плодов». Хурму едят не только в свежем виде, но и в сушеном. Из нее приготовляют варенье, джем, желе, цукаты, вино.
Хурма культивируется уже на протяжении около 3 тыс. лет. Известно до 1500 сортов этого растения. Дерево достаточно морозостойко, может выносить кратковременные понижения температуры до —18°. В этом отношении хурма превосходит все остальные субтропические плодовые культуры Черноморского побережья.
Родина хурмы — горные леса Китая. Именно в Китае это растение было первоначально введено в культуру. Отсюда хурма попала в Японию, а затем в другие страны Азии, в Европу и Америку. К нам на Кавказ хурма была завезена еще в прошлом веке, но широкое распространение получила только за последние 30—40 лет. Сейчас это одно из самых обычных плодовых деревьев Черноморского побережья Кавказа. Плоды хурмы в большом количестве продаются осенью на батумском рынке.
В районе Батуми хурма отлично прижилась и нашла для себя как бы вторую родину. Почти ежегодно она обильно плодоносит. Особенно хорошее плодоношение бывает в годы с прохладным дождливым летом (как в 1967 г.). Осенью, после сбрасывания листьев, деревья хурмы еще долго стоят с яркими красными плодами (они не сразу опадают после созревания). Эти красивые плоды придают деревьям очень нарядный вид.
В ботаническом саду довольно много деревьев хурмы и есть даже целая плантация.
Интересно, что у японской хурмы имеется дикий родственник на Кавказе. Это хурма кавказская (Diospyros lotus), также листопадное дерево. Она растет в местных лесах. Плоды ее мелкие, не больше вишни, и в зрелом виде имеют сине-черную окраску. Однако их строение точно такое же, как у культурной хурмы: та же округлая, слегка остроконечная форма плода, плоские овальные семена и четырехлистная жесткая чашечка. Эти плоды также съедобны и даже довольно приятны на вкус. Их продают на рынке наравне с другими фруктами. Синие ягодки дикой хурмы зимой можно без труда найти на земле под деревьями.
Хурма относится к семейству эбеновых и является близким родственником известного тропического черного дерева (принадлежит к тому же роду).
Познакомимся теперь еще с одним интересным растением — единственным листопадным представителем цитрусовых (все остальные цитрусовые — вечнозеленые). Называется он понцирус, или дикий трехлисточковый лимон (Poncirus trifoliata). Это колючий кустарник или небольшое деревце. Родина растения — Китай. Понцирус отличается от других цитрусовых не только тем, что сбрасывает листья на зиму. У него и сами листья иной формы — тройчатые, как у клевера. Иные и ветви — они усажены многочисленными крепкими и длинными колючками. Благодаря этому вооружению понцирус используют для создания великолепных живых изгородей. Такой живой забор настолько колюч, что через него не могут проникнуть не только животные, но и домашние птицы. В наших влажных субтропиках живые изгороди из понцируса очень распространены — общая их длина составляет, наверное, многие километры. Есть они и в Батумском ботаническом саду.
Зимой понцирус не производит впечатления листопадного кустарника — ветви и колючки его зеленые. Поэтому и живая изгородь имеет зеленый цвет и издалека кажется зарослями какого-то вечнозеленого растения. Только подойдя поближе, замечаешь, что кустарник стоит без листьев. Дикарь-понцирус — наиболее морозостойкий представитель цитрусовых. Поэтому на него прививают менее морозостойкие апельсины и мандарины.
Весной, еще до распускания листьев, на ветвях понцируса появляются белые душистые цветки. К осени созревают желтые плоды размером с грецкий орех. Внешне они похожи на маленькие шаровидные лимоны. Правда, поверхность у них не такая, как у лимона, — тонкобархатистая, матовая. Внутреннее строение сходно с лимоном, только мякоти мало, а семян много. Однако плоды понцируса совершенно несъедобны. Мякоть их одновременно и кислая и горькая, а кожура имеет специфический «смолистый» вкус. Откусишь кусочек такого «лимона» — долго остается во рту очень неприятное ощущение.

Продолжим знакомство с листопадными деревьями. Все мы хорошо знаем, что в наших северных широтах растения безобидные. Если они не колючие, мы к ним прикасаемся, не опасаясь каких-либо неприятностей. Самое страшное, что с нами может случиться, это ожог от крапивы. Но растения южных стран далеко не так безобидны. Есть, например, тропическое растение ляпортея, которое жжется во много раз сильнее, чем наша крапива (оно, кстати, из того же семейства крапивных). Если к нему нечаянно притронуться, получаешь такой сильный ожог, что можно потерять сознание от боли. В Батумском ботаническом саду этого опасного тропического растения нет. Но зато есть одно дерево, к которому также ни в коем случае нельзя прикасаться во избежание больших неприятностей. Оно называется сумах лаконосный, или лаковое дерево (Rhus verniciflua).
Название растения не случайно. Из него в Китае и Японии вырабатывается великолепный лак, необыкновенно прочный и долговечный. Веками сохраняют свой зеркальный блеск предметы, покрытые этим лаком. Их поверхность не тускнеет от воды, солнца и высоких температур. Чтобы получить лак, надо добыть сначала лаконосную смолу. Для этого на стволе дерева делают надрезы и затем собирают вытекающую из них вязкую жидкость. Подобным образом производится у нас подсочка сосны — добыча смолы (живицы).
Лаковое дерево — ценное растение. В Китае и Японии его специально разводят на промышленных плантациях. Но это растение очень коварное. Сок листьев и особенно коры, попадая на кожу, вызывает болезненные, долго не заживающие язвы (так называемая «лаковая болезнь»). Поэтому, сорвав лист или веточку этого дерева, можно нажить много бед. Опасно даже простое прикосновение к листьям, стволу, цветкам и т. д. На коже появляются мелкие пузырьки с жидкостью, вызывающие нестерпимый зуд.
Лаковое дерево — листопадная древесная порода. Зимой можно видеть только голые ветки дерева. Да и те приходится рассматривать на почтительном расстоянии, так как экземпляры этого «злого» растения в ботаническом саду обнесены изгородью, чтобы к ним не подходили экскурсанты. Весной дерево покрывается крупными листьями, напоминающими листья нашего ясеня или грецкого ореха (рис. 18).
Помимо листопадных деревьев и кустарников, в саду можно видеть и листопадные лианы. Наиболее мощная из них — глициния, или вистерия китайская (Wisteria sinensis). Родина ее — Восточный Китай. Деревянистый гладкий стебель этой лианы похож на исполинскую змею — он иногда бывает таким же толстым, как нога человека (рис. 19). Такой «удав» нередко охватывает своими железными объятиями ствол какого-нибудь дерева и медленно душит его (дерево погибает). Но иногда эта лиана ведет и вполне мирный образ жизни, забираясь на степы зданий, поднимаясь по различным опорам.
Весной, до появления листьев, глициния пышно цветет, восхищая всех большими красивыми гроздьями беловатосиреневых цветков. В эту пору все растение бывает почти сплошь покрыто цветками. Они не только радуют глаз, но и доставляют наслаждение своим тонким ароматом. Его всегда ощущаешь, когда проходишь весной поблизости от цветущей глицинии.
Цветки этого растения по величине и строению очень похожи на цветки гороха (глициния относится к семейству бобовых). Из них к осени развиваются крупные длинные бархатистые бобы с очень крепкими деревянистыми створками (таких створок у северных бобовых не бывает). Внутри боба помещаются плоские дисковидные семена, похожие на несколько вздутые копеечные монетки. Зимой на земле под глицинией нетрудно найти эти буроватые «копеечки». Их можно собрать и посеять дома — они хорошо прорастают.
Интересна другая листопадная лиана — актинидия китайская (Actinidia chinensis). Ее длинные тонкие стебли легко забираются на деревья. Молодые стебли имеют коричневатую окраску и характерные крупные вздутия на поверхности, расположенные поодиночке на некотором расстоянии друг от друга. Каждое из них развивается в том месте стебля, где в предыдущем году прикреплялся лист. По этим вздутиям на стеблях актинидию легко узнать даже тогда, когда она лишена листьев.
Зимой у этой лианы созревают сочные плоды, напоминающие по величине и форме сливу, но в отличие от нее сплошь покрытые рыжими жесткими волосками. Внутри них зеленоватая полупрозрачная мякоть, сладкая и ароматная. Она съедобна и очень приятна на вкус. В мякоти заключено много мелких черных семян. Когда ешь плод, они слегка хрустят на зубах, как зернышки в ягоде клубники. Этот вид актинидии дает наиболее вкусные плоды. Весной лиана покрывается крупными шершавыми листьями овальной формы, а затем цветет большими белыми цветками, которые несколько напоминают цветки шиповника.
Актинидия китайская с успехом культивируется в Новой Зеландии, где она растет даже лучше, чем у себя на родине, и дает очень крупные плоды. Новозеландцы и австралийцы очень любят эти плоды и называют их почему-то kiwi-fruit (название дано в честь бескрылой птицы Новой Зеландии — киви).
Как известно, лианы имеют тонкие слабые стебли, которые не могут расти вверх без какой-либо опоры. В природе такой опорой для них чаще всего служат стволы и ветви деревьев. Забираются вверх лианы различными способами. Одни из них, как глициния, обвиваются вокруг ствола дерева, подобно спирали. Другие цепляются за окружающие предметы с помощью усиков. Третьи, наподобие плюща, ползут прямо вверх по стволу, прикрепляясь к нему посредством особых корней. Но есть и иные способы подниматься вверх. Один из таких способов можно наблюдать у листопадной лианы, которая называется цезальпиния японская (Caesalpinia japonica). Она забирается на ветви деревьев с помощью особых крючкообразных шипов, густо покрывающих стебли и черешки листьев. Растение можно сравнить с электромонтером, который поднимается на деревянный телеграфный столб, надев на ноги серпообразные металлические «кошки» с острыми зубьями. Шипы цезальпинии, как рыболовные крючки, вонзаются в ветви деревьев и прочно «заякоривают» лиану.
Зимой лиана выглядит очень своеобразно. Ее тонкие безлистные густо переплетенные стебли напоминают тенета. От стебля в разные стороны отходят дугообразно изогнутые тонкие «веточки», усаженные шипами. Не сразу сообразишь, что каждая из них представляет собой остаток сложного листа, его главный стержень. У других листопадных деревьев и кустарников осенью опадают все части сложного листа, а у цезальпинии дело обстоит иначе. Главный стержень листа не только не опадает, а одревесневает и становится очень крепким. Оторвать его от стебля трудно.
Знакомство с шипами цезальпинии для неосторожного человека может оказаться малоприятным. Попав в тенета этой лианы, трудно освободиться от впившихся в одежду и тело «рыболовных крючков».
В зимнее время цезальпиния не особенно привлекает к себе внимание. Но весной, в мае, она покрывается красивой ажурной листвой и крупными кистями светло-желтых цветков, которые придают ей нарядный вид.
Родина растения — Япония. Название «цезальпиния» дано в честь итальянского ботаника Цезальпино (1519—1603).