4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Комментарии ведет доктор биологических наук А. В. ЯБЛОКОВ.

Яблоков Алексей Владимирович, доктор биологических наук, профессор, заведующий лабораторией Института биологии развития им. Н. К. Кольцова АН СССР, председатель секции охраны животного мира Научного совета АН СССР по проблеме «Биологические основы освоения, реконструкции и охраны животного мира», член комиссии по редким видам Международного союза охраны природы. Он — автор более 200 научных работ.

Предлагаемый вниманию чита­теля перевод книжки шведского натуралиста и путешественника Свена Йиельсетера адресован широким кругам читателей — от искушенных биологов до школь­ников и любителей живой приро­ды. Она интересна описаниями жизни тропической природы, жи­выми зарисовками из путешествий автора и размышлениями о судь­бах дикой живой природы на на­шей планете. Последнее делает книжку не только увлекательной, но и крайне полезной: чем больше людей будет реально представ­лять себе опасности, таящиеся в современном мире для существо­вания дикой живой природы, тем скорее и надежнее будут найдены пути и методы надежной охраны живой природы, так необходимой в наше время.

Автор не случайно начинает рассказ с очерков, посвященных тро­пическим и субтропическим ост­ровам. Проблемы охраны живой природы океанических островов сегодня оказываются одними из наиболее острых: 66% видов и подвидов птиц, 36% рептилий и амфибий, 21% млекопитающих из числа внесенных в Междуна­родную Красную книгу являются островными формами. Всего в Мировом океане насчитывается 1368 океанических островов (т. е. островов, расположенных не на материковом шельфе), из них в Атлантике — 87, в Индийском оке­ане — 328, в Тихом — 948. До сих пор около 1/3 всех океанических островов необитаемы; это в ос­новном острова, расположенные в высоких широтах, либо мик­роострова. Все же мало-мальски крупные тропические и субтропи­ческие острова густо населены, и это обстоятельство не способству­ет сохранению их уникальной жи­вой природы. Из 23 исчезнувших с 1600 г. видов грызунов 19 были эндемиками островов, из 10 вы­мерших за тот же период видов насекомоядных — 7 были остров­ными, из 10 вымерших подвидов оленей — 5 были жителями ост­ровов… С каждым годом этот пе­чальный список увеличивается.

Многие молодые независимые государства, образовавшиеся в последние десятилетия на некото­рых океанических островах, прини­мают решительные меры для охра­ны живой природы. Одним из ли­деров в мировом природоохран­ном движении является ныне Рес­публика Сейшельские острова, значительные усилия предприни­маются правительством Мальга­сийской республики (о. Мадагас­кар) для спасения остатков уни­кальной фауны этого региона, о ко­торой так образно пишет автор этой книжки, много делают и дру­гие страны Африки, Азии, Латин­ской Америки.

В этой брошюре есть не только прекрасные, живые описания при­роды дальних уголков планеты, но и маленькие зоологические открытия. К ним можно отнести описание неизвестной ранее попу­ляции гигантских черепах, живу­щих в труднодоступном районе на о. Изабел, в районе кратера Альсеро. Интересны эксперимен­ты автора с одним из видов гала­пагосских вьюрков, использующих колючки кактусов как орудие для добывания пищи. Интересны дан­ные о связи латимерии с глубин­ными потоками пресных вод. Эти и подобные наблюдения и сведения делают брошюру интересной и специалистам-зоологам.

Быстро меняющаяся ситуация с численностью редких видов в природе делает порой даже са­мые недавние цифры уже неточ­ными. Так, подсчеты 1980 г. пока­зали, что суматранских носорогов чуть-чуть прибавилось — их теперь 215, яванские тигры пока еще не истреблены полностью, как и пред­полагал автор, их осталось еще несколько особей…

В книге немало страниц, посвя­щенных фактам истребления жи­вотного мира. Похоже, что сере­дина и вторая половина XX в. зай­мут место на самых мрачных стра­ницах будущей истории охраны жи­вой природы. Только в 1980 г. для выделки шкур в мире было уничтожено более 5 млн. особей крокодилов разных видов. Несколько миллионов мелких че­репах продаются ежегодно в зоо­магазинах мира, и из них меньше 10% выживают в неволе более 2-х лет. В 50-х гг., по подсчетам Б. Гржимека, в Индии добывалось и экспортировалось ежегодно до 12 млн. змей разных видов. Такой промысел подогревается высоки­ми ценами на продукцию из шкур этих животных: модная сумка из крокодильей кожи стоила в 1978 г. до 1000 долл.; только одна лон­донская фирма ежегодно в сере­дине 70-х гг. продавала до 10 тыс. сумок, сделанных из кожи ящериц (для изготовления одной такой сумки использовалось от 6 до 12 шкур крупных ящериц).

В 1974 г. только в Сингапуре — одном из крупнейших центров тор­говли дикими животными — было продано более 39 млн. аквариу­мных рыб, большинство из которых выловлено в тропических водо­емах.

Усилиями многих стран и между­народных организаций по защите редких животных и растений ознаменовался 1973 г. подписанием Конвенции по международной тор­говле исчезающими видами дикой фауны и флоры, строго регламен­тирующей торговлю редкими ви­дами. Однако, несмотря на строгие правила, все более реальную опас­ность для сохранения многих ред­ких видов даже в наши дни играет незаконная добыча и вывоз живот­ных и растений. Ежегодно вскры­ваются десятки случаев крупных контрабандных операций, в основ­ном связанных с дельцами из За­падной Германии и США. В 1979 г. на границе Мексики и США были арестованы контрабандисты, пере­правлявшие партию из 17 500 шкур рыси и других пушных зверей для продажи на западногерманском рынке. Объем торговли слоновой костью увеличился с 400 т в 1968 г. до 800 т в 1978 г. Это приводит к гибели около 60 тыс. слонов еже­годно. Килограмм слоновой кости на мировом рынке в 1979 г. стоил более 100 долл. В 1980 г. 1 кг из­мельченного в порошок рога носо­рога стоил в Японии и Сингапуре более 21 тыс. долл. Стоимость от­дельных экземпляров охотничьих хищных птиц достигает 45 тыс. долл. Мода на декоративных жи­вотных превращается порой в на­стоящую манию: в США после по­каза по телевидению многосерий­ного боевика, где у главного героя был любимый попугай какаду, це­ны на этих птиц подскочили со 100 до 6000 долл. за штуку, а всего в 1980 г. в мире было отловлено в природе более 1 млн. разных попугаев. В европейских странах на перелетах добывается ежегодно около 300 млн. птиц, а официаль­ная международная торговля ди­кими птицами в 1975 г. превысила 7 млн. экз. Добавлю к этому, что не менее разительны масштабы истребления беспозвоночных. В се­редине 60-х гг. только из Бразилии вывозилось ежегодно до 50 млн. бабочек, ныне только один о. Тай­вань поставляет коллекционерам ежегодно около 20 млн. бабочек.

Велики масштабы гибели живот­ных за неделю осеннего переле­та на факелах только одной из анг­лийских буровых вышек в Север­ном море. В 1976 г. здесь погибло несколько десятков тысяч пере­летных птиц. Этот, к сожалению, далеко не полный перечень ущер­ба, который наносится ныне живой природе, свидетельствует о том, о чем в эмоциональной и художе­ственной форме далее повествует автор этой книги — над живой природой нашей планеты нависла реальная угроза. Вывод очевиден: все люди планеты — и не только те, которые любят и изучают жи­вую природу, — должны что-то сделать, чтобы сохранить живой, пригодной для жизни на ней чело­века. И в этом направлении сдела­но и делается немало.

На наших глазах происходит эко­логизация всех форм хозяйства человека. В сельском хозяйстве химические способы защиты все более вытесняются прогрессивны­ми биологическим и интегральным методами защиты. От промыслово­го использования живых природ­ных ресурсов человечество во все большей степени переходит к ор­ганизации настоящего хозяйства — аква- и мари-культуры для водных объектов, фермерского разведе­ния все большего числа видов охотничьих и других промысловых животных, плантационной системе лесного хозяйства. Переход от промысла к хозяйству является, в настоящее время, магистральной линией в развитии отношений че­ловечества с эксплуатируемыми живыми компонентами биосферы.

В близкой перспективе одомаш­нивание и окультуривание многих ныне диких форм. За год на пуш­ных фермах СССР выращивается более 13 млн. пушных зверей. По прогнозам ФАО, к 2000 г. об­щий объем продукции морской и пресноводной аквакультуры может достигнуть 30 млн. т в год. Для сравнения (и лучшего понимания важности развития аквакультуры) укажу, что среднегодовая продук­тивность рыб (таких, как карп, на­пример) и моллюсков (таких, как мидии) в условиях аквакультуры достигает 300—500 т/га, тогда как среднегодовая продуктивность крупного рогатого скота (при паст­бищном выращивании в средней полосе) всего лишь 0,34 т/га.

Статьями 23 и 24 Закона СССР об охране и использовании живот­ного мира (1980 г.) законодатель­но закрепляется в качестве обяза­тельной разработка технологий, безопасных для животного мира, что ставит преграду массовой ги­бели животных в производствен­ных процессах будущего.

Многое делается для превра­щения зоопарков из только лишь зрелищных предприятий в храни­лища генофонда, о чем пишет Свен Йиельсетер. Уже сейчас все веду­щие зоопарки мира перешли от содержания коллекций животных, где каждый вид представлен 1 — 2 особями, к меньшим по числу видов, но более многочисленным размножающимся группам живот­ных. Во многих странах создаются специальные центры разведения редких и исчезающих видов жи­вотных. Хорошие примеры таких центров в нашей стране — журав­линый питомник при Окском запо­веднике, джейраньипитомники в Узбекистане и Азербайджане. В 1976 г. 91 вид и подвид млекопи­тающих и 32 вида и подвида птиц, внесенных в Международную Красную книгу, размножались в неволе. К концу 60-х гг. удалось добиться надежного разведения в неволе представителей 75 се­мейств различных птиц. Для таких зверей, как амурский и суматранский тигры, восточносибирский леопард и многих других, числен­ность особей, содержащихся и раз­множающихся в неволе, много вы­ше остающихся на воле, а для 7 форм млекопитающих содержа­ние и разведение в неволе — един­ственная форма их сохранения в живом виде.

Автор книги пишет о том, что вполне вероятна в будущем интро­дукция в природу арабского орикса. Это уже успешно сделано в 1980 г., и ныне стадо из 20 ориксов благополучно существует в Омане; в стаде уже появились мо­лодые.

Во всем мире растет площадь заповедных территорий — при­родных резерватов живого, хра­нилищ генофонда. Сейчас около 2% территории мира занято раз­ного рода охраняемыми природ­ными территориями, и эта пло­щадь растет.

Все это вселяет надежду, что темп вымирания животных, резко ускорившийся в XX в., может за­медлиться в перспективе и сокра­титься до ничтожных размеров. Че­ловечество в состоянии сохранить все многообразие живой природы. От сохранения этого многообра­зия в определенной степени зави­сит и будущее самого человечест­ва на нашей планете. И книги, по­добные той, которую сейчас дер­жит в руках читатель, крайне важ­ны для понимания этого положе­ния.