3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Наступила поздняя осенняя пора. Стоянка наша нахо­дится на высоте 1400 м над уровнем моря. Вокруг все припорошило снегом. Свободны от него только обрыви­стые скалы. Пока светит солнце и нет ветра, находить­ся в горах еще можно. Однако уже изрядно донимает холод.

Пришла пора подумать об отъезде. Конечно, жалко расставаться с местами, которые стали такими родными. Но время торопит. И вот после недолгих сборов мы дви­нулись в путь. Отъехали несколько километров от по­следней стоянки и оглянулись. Позади нас возвышалась теперь уже недоступная белая громада гор. Не всегда они были гостеприимными и не часто торопились рас­крыть свои тайны. Но для нас они стали памятными и близкими.

Близился вечер. Тучи рассеялись. Выбрали удобное место для палаток в надежде задержаться еще на не­сколько дней.

Пока устраивались, наступила глубокая ночь. И тут мы стали свидетелями редкого по красоте зрелища — северного сияния. Небо как бы горит всеми цветами ра­дуги. Модуляции света необычайно динамичны — они то как бы затухают, то вспыхивают с новой силой, за­хватывая все более широкие полосы небосклона. Каза­лось бы, все предвещало хорошую погоду. Однако утро встретило нас хмуро и неприветливо.

Не оправдался наш вчерашний оптимистический про­гноз. Снова по пятам преследует глубокая осень с дож­дем и снегом.

С чего же начнем мы сегодня свой рабочий день? Конечно же, с костра. Костер — отрада геолога. Это для него и домашний уют, и в то же время своеобразный клуб. Но сегодня нам не очень весело у костра.

Вероятно, не так уж много людей, на долю которых выпадает столько всяческих неудобств и лишений, сколько их приходится испытывать геологу. Здесь и фи­зическое напряжение, и холод, и таежный гнус, до глу­бокой осени не дающий покоя. Но самое неприятное, когда не хватает времени на то, что еще весной пре­дусмотрено было сделать и что казалось вполне реаль­ным.

Молча сидим у костра. Надежды возобновить марш­рут нет никакой. Деревья, которые еще совсем недавно радовали глаз своей сочной зеленью, теперь утратили свежесть, растеряли листья и стояли понуро, покорно подставляя свои оголенные ветви падающему на них снегу.

Тайга постепенно пустеет и сиротеет, ее обитатели расстаются с ней до следующей весны. Поубавили пры­ти и оставшиеся в тайге пернатые. Запасясь едой на долгую зиму, притаились и как-то приуныли зверьки. А в горах уже бушует настоящая пурга, как в «доб­рую» зимнюю пору.

Вернемся ли мы еще когда-нибудь сюда?