8 місяців тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Наши работы продолжаются в южной полосе системы хребта Черского. Маршруты пересекают многие заболо­ченные долины, пролегают среди редколесья, густых за­рослей кустарника и полян с буйно растущими трава­ми; вдали на террасах долин протягиваются лесные мас­сивы. Не побывав в этих местах, трудно себе предста­вить, что на Крайнем Севере, да еще вблизи Полюса хо­лода, такая обильная, хотя и не повсеместная расти­тельность.

На склонах небольших сопок много ягод, особенно брусники. Когда она созревает, некоторые склоны ка­жутся красными. Еще выше, на оголенных склонах, по­падаются частые кусты черной смородины. На неко­торых ягод бывает так много, что едва видны листья. Кусты красной смородины с большими гроздьями встре­чаются в поймах широких долин. Вокруг наледей, за лето несколько уменьшившихся в своих размерах, рас­стилается сплошной ковер синей голубики. Кажется, ни­что так быстро не созревает и не дает таких мягких и сладких плодов, как голубика. Но с наступлением хо­лодов она быстро погибает. Растет здесь множество ягод — жимолость, шиповник, а также черемша, по вкусо­вым качествам несколько напоминающая домашний лук. И вся эта богатая растительность Севера произрастает на вечномерзлом грунте.

Что же собой представляет вечная мерзлота? Это мощная толща рыхлых горных пород, температура ко­торых всегда ниже нуля (иногда —12°). Наличие ее — результат главным образом сурового и резко континен­тального климата Северо-Востока. Мощность вечномерзлых толщ не везде одинакова — местами, в русловых ча­стях крутых долин, они вовсе отсутствуют, но на боль­ших площадях междуречий достигают сотен метров. По утверждению профессора Н. А. Граве, в верховье реки Мархи (левый приток Вилюя) глубина мерзлых пород достигает 1500 м. Такое глубокое промерзание толщи он объясняет поступлением холодных рассолов с Анабарского кристаллического массива, где они залегают ближе к поверхности, имея отрицательную температуру. Самый поверхностный слой толщи вечной мерзлоты, там, где он не закрыт мхом на северных склонах, ле­том оттаивает на глубину до метра, а иногда и более.

Слово «вечная» в какой-то степени условно, ибо сре­ди так называемых вечномерзлых толщ обнаружены и очень древние, и совсем молодые, по существу недавние, отложения. Но тем не менее этот термин прочно вошел в литературу и теперь употребляется повсеместно.

Вечная мерзлота занимает громадные площади Север­ного полушария, которые измеряются многими миллио­нами квадратных километров. Особенно велика площадь вечной мерзлоты (около 11 млн. км2) на территории Со­ветского Союза.

Хорошо ли, однако, что у нас такие большие просто­ры заняты вечномерзлыми породами? Конечно, нет, от­ветят некоторые. Разве хорошо, что теплый период здесь ограничивается тремя, самое большое — четырьмя меся­цами в году. Да и то с частыми дождями, а иногда и снегом. Зато зима очень устойчива и сурова с темпера­турой нередко —70°. А за Полярным кругом в зимнее время даже и дня не бывает — сплошная ночь, непро­глядная и холодная, иногда с метелями и пургами, сбивающими человека с ног. Как видим, хорошего дей­ствительно немного.

Вероятно, по этой причине в ряде научно-популярных статей были изложены гипотетические проекты об отеп­лении арктических районов (преимущественно за счет использования тепла искусственно проложенных водных каналов). И дело это, кажется, не такое уж сложное. Во всяком случае отдельные проекты технически осуще­ствимы. В них выдвигается много заманчивых идей. На­пример, что в арктических районах можно создать такие условия жизни, как в средней полосе Европы, или близ­кие к ним. Значит, надо покончить с вечной мерзлотой, и чем скорее, тем лучше.

Но стоит ли торопиться? Спросят другие. Действи­тельно, длительный зимний период в этих местах и веч­ная мерзлота — не такое уж великое благо. Допустим, однако, что удалось отеплить арктические районы. Что последует за этим? Результатом такого отепления будет нарушение установившегося равновесия: вечномерзлые толщи начнут деградировать. И тогда мощные толщи вечной мерзлоты осядут, значительные участки суши по­просту исчезнут. Занимаемые ими до этого территории, по крайней мере многие из них, покроют моря, озера и разлившиеся реки. Оставшаяся часть суши, главным об­разом горные хребты и некоторые другие незатопленные участки, превратится в пустыню. Больше того, находя­щиеся на этих территориях ледяные шапки также исчез­нут, что приведет к поднятию, пусть даже небольшому, уровня воды в морях и океанах. В результате исчезнут не только толщи вечной мерзлоты, но будут затоплены и те участки суши, которые находились за ее пределами.

Как видим, подобные нарушения установившегося режима в природе не могут пройти бесследно, природа к ним не остается равнодушной. Даже не столь глобаль­ная проблема — проектируемый в Советском Союзе по­ворот части стока северных рек к югу — всесторонне изучается. Важно определить, в какой степени это отра­зится на климате, растительном и животном мире и т. д.

Не следует также забывать, что исчезновение вечной мерзлоты существенно затруднит освоение многочисленных минеральных богатств в этих районах. Области веч­ной мерзлоты в нашей стране — это гигантские хранили­ща земных недр. В их рыхлых отложениях содержит­ся большое число богатых россыпей золота и олова. Благодаря вечной мерзлоте нередко облегчается техно­логия горных работ по добыче руд, нефти и газа, запа­сы которых огромны. В связи с этим интересно отметить следующее. В 1970 г. группе советских ученых — акаде­мику А. А. Трофимуку, члену-корреспонденту АН СССР Н. В. Черскому, доктору геолого-минералогических наук В. Г. Васильеву, профессору Ф. А. Требину, кандидату геолого-минералогических наук Ю. Ф. Макогону — вру­чены дипломы за крупное научное открытие. Они дока­зали, что на определенных глубинах, при давлении око­ло 200 атм и температуре до 25° С вода образует с при­родным газом твердое соединение — гидрат, в одном ку­бическом метре которого содержится (аккумулируется) около 200 м3 природного газа. В районах вечной мерз­лоты можно ожидать крупные залежи этого сырья, до­ступные для промышленной добычи. Ориентировочно за­пасы его составляют около 10 триллионов м3. Уже сей­час обнаружено несколько месторождений таких гидра­тов.

Громадные площади на вечномерзлых грунтах зани­мают лесные массивы, едва ли не единственные на всем земном шаре. Кормовые угодья обеспечивают здесь со­держание крупных стад оленей и молочного скота.

Природные условия на нашей планете чрезвычайно разнообразны, и люди вынуждены приспосабливаться к ним или приспосабливать их к себе. Само собой разу­меется, что приятнее жить и работать в теплом климате и не испытывать тех многочисленных неудобств, которые присущи районам вечной мерзлоты. Вероятно, со време­нем ум и труд человека создадут даже в этих районах удобные во всех отношениях для жизни города (подоб­ные тем, какие проектируются для района Мирного в Якутии), богатые тепличные хозяйства и многое дру­гое. Но только при одном условии — если за фантазиями об оттаивании вечномерзлых толщ не последуют экспе­рименты.

С вечной мерзлотой следует обращаться так, чтобы она служила человеку, превратить ее в надежного союзника.

Не так давно в Якутске создан Институт физико-тех­нических проблем Севера. Усилия его сотрудников бу­дут направлены на то, чтобы способствовать техниче­скому прогрессу полярных районов и облегчить усло­вия существования в них.

Уже в наши дни строители принимают необходимые меры для придания надежной стабильности вечномерз­лым грунтам как гарантии устойчивости фундаментов крупных зданий, плотин и других сооружений. Возведе­ние сооружений сейчас не является той трудной пробле­мой, какая возникала перед строителями еще совсем не­давно. Строительство домов ведется не на самом вечно-мерзлом грунте, а на опорах, прочно покоящихся в веч­ной мерзлоте. Теперь уже в районах вечной мерзлоты созданы многочисленные поселки и даже города. Конеч­но, громадные снежные просторы, ледяные панцири и трескучий мороз — не столь великое благо для строи­телей, но и это может принести пользу. В самом деле, тот же лед, подобно надежно изолированным толщам вечной мерзлоты, при соответствующих условиях может не таять и быть надежным строительным материалом. Это и есть наступление на вечную мерзлоту, завоева­ние ее, подчинение человеку.

Создание специальных автомашин, способных рабо­тать на Крайнем Севере,— важный шаг в покорении полярных районов с вечномерзлым грунтом. Газифика­ция северных поселков и городов, помогающая бороть­ся с холодом,— еще одно свидетельство того, как чело­век покоряет эти просторы и заставляет их служить себе.

Во многих случаях при разработке россыпных место­рождений золота, строительстве шахт нет необходимо­сти закреплять горные выработки лесом и другими ма­териалами. Достаточно оставить небольшие участки («целики») мерзлых грунтов, и они будут служить на­дежной опорой для кровли. Нет необходимости и в во­доотливе, ибо вода здесь находится в твердом состоя­нии. Правда, нужны еще надежная вентиляция подзем­ных выработок, отепление их и многое другое, но этим уже тоже сейчас занимаются соответствующие научные учреждения.

И еще одно важное обстоятельство. Вечная мерзлота является великолепным естественным холодильником. Как известно, сооружение холодильников в районах веч­ной мерзлоты связано с большими трудностями. В пос­ледние годы начато строительство специальных помеще­ний под землей, которые могут «работать» вечно. То, что они весьма надежны и долговечны, подтверждается сле­дующим. В 1971 г. охотник Христофор Стручков в обры­вистом борту речки Тирехтях, впадающей в Индигирку, обнаружил громадного мамонта (ученые считают эту находку необычайно ценной, поскольку таких размеров мамонта и такой сохранности еще нигде в мире не об­наружено). И вот оказывается, что у мамонта хорошо сохранились мышцы, кожа, волосяной покров. А ведь он пролежал в вечной мерзлоте около 80 тыс. лет! И это не единственный случай.

Необходимо отметить, что для повседневной жизни че­ловека в области вечной мерзлоты важное значение име­ет так называемый деятельный слой, оттаивающий летом и промерзающий зимой. Из него растения получают зна­чительную долю влаги. Поэтому нельзя без крайней не­обходимости снимать растительный покров или произво­дить нерациональную вырубку леса, особенно на горных склонах, поскольку все это способствует оттаиванию вечной мерзлоты, приводящему к заболачиванию мест­ности, нарушению установившегося режима.