8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

В природе очень немногие живые существа связаны с человеком столь необычными узами, как акулы. Душевное волнение, физические ощущения, а порой даже эмоции, вызываемые в человеке акулами, — поистине неограниченное поле деятельности для психиатра. Ненависть и страх, любопытство и благоговейный трепет, откровенная зависть и восхищение — можно сказать, что у акул много общего с человеком.

То обстоятельство, что отношения человека и акулы определяются непримиримой враждой, теснее всего связывает этих двух величайших хищников. Правда, в арктических водах с акулами иногда расправляются касатки; случается (хотя и редко), что их насмерть таранят бурые дельфины (впрочем, не исключено, что это относится только к области фольклора). Но в общем можно с полным основанием утверждать, что у акул почти нет врагов в природе, кроме собственных сородичей. Крупные акулы охо­тятся не только на менее крупных, но и друг на друга. Сплошь и рядом они бросаются на представителей собственного вида при малейшем проявлении слабости с их стороны либо же тогда, когда те получают увечья, и разрывают их на части. Бывает, что акулы даже пожирают самих себя: известны случаи, когда раненые чудовища извивались в окровавленной воде и хватали собственные внутренности, вывалившиеся из распоротого брюха; некоторые акулы попадали на крючки, наживленные кусками акульей же печени. Разумеется, даже одно упоминание об этом производит отталкивающее впечатление на людей, но следует отметить, что подобное поведение акул диктуется голодом, а не какими-то садистскими побуждениями, и если в акулах оно внушает ужас, то человеку стоит задуматься и обратиться к собственной истории.

Какое другое живое существо убивает себе подобных в таком невероятном количестве, как человек, в обстоятельствах, столь подлых, как война, и по таким незначительным причинам? Уж если говорить об акуле, то она по крайней мере убивает, повинуясь инстинкту самозащиты или чтобы насытиться, ну, и, может быть, в борьбе за пару. А человек? Человек нередко убивает из удовольствия, для этого ему подчас достаточно ничтожнейших причин! И тем не менее с высокомерием, столь характерным для него при суждении о других живых существах, он называет акулу воплощением подлости!

Что может быть ниже ростовщика, перекупщика заложенного имущества, маклера, производящего продажу с молотка, или карточного шулера? По нашим понятиям, все они акулы: и ростовщик — акула, и шулер — акула. Нередко акулами называют и адвокатов.

Почти все мы употребляем этот эпитет, когда речь идет об алчном человеке, не гнушающемся обмана, вымогательства и шантажа. Сэмюель Джонсон, например, называл акулами и убийцами всех тех, кто путем грязного обмана набивает себе карманы. Акула в его устах было бранным словом.

В XVIII и XIX веках кличку «акулы» получили таможенники, а моряки называли так вербовщиков, которые набирали добровольцев в королевский флот. Глагол to shark (буквально «акулить», вести себя по-акульи) происходит от существительного shark — акула (а также: вымогатель, мошенник, шулер; в американском слэнге «блестящий знаток». — Перев.) и имеет значение «добиваться цели с помощью коварства, обмана и хитрости, мошенничать или жульничать». В XVIII веке этот глагол значил также «при­служивать кому-либо за пропитание».

Другое архаичное значение этого глагола — «поспешно или тайком нахватать, набрать». Именно в этом смысле глагол to shark употреблен в трагедий Шекспира «Гамлет»:

…И вот, незрелой кипи отвагой, младший

Фортинбрас

Набрал себе с норвежских побережий Ватагу беззаконных удальцов За корм и харч для некоего дела, Где нужен зуб…

(Перев. М. Лозинского, акт I)

Различные теории относительно происхождения этого слова весьма противоречивы. Как полагают специалисты, эта хищная, жадная рыба получила свое название в честь людей, которых она напоминает своим поведением, а те в свою очередь получили его от немецкого слова Schurke (что означает «подлец», «негодяй»). Другие же утверждают, что, напротив, люди, отличающиеся алчностью и коварством, получили свое прозвище от рыбы. Естественно, возникает вопрос: кто же первым так назвал рыбу? Как полагают, слово shark может быть искажением глагола to shirk («увиливать», «уклоняться») —г вывод, основанный на том, что акула — рыба подлая и ленивая. Наконец, по утверждению одного лексикографа, впервые это слово появилось в английском языке после того, как в 1569 году моряки из экспедиции Джона Хо-укинса привезли в Лондон чучело акулы. Правда, откуда они заимствовали это название, он не указывает. Произвол человека в отношении акул с еще большей очевидностью проявился в промысловых наименованиях видов. Многие из них (в буквальном переводе с английского) весьма колоритны: кот, нянька, сонуля, вертлюг, рогатая, голубая собака, гладкая собака, напильник, корова, миляга Уильям, балда, колючая, остронос, щуконосая и даже гладкая гончая (Русские названия акул, многие из которых образованы искусственно, часто путем перевода соответствующего латинского или английского названия, также достаточно причудливы: молот, пилонос, морская лисица, морской ангел, плащеносная, рогатая, бычья, лимонная и т. п. — Прим, ред.).

Поскольку акулы символизируют силу и мощь, то наиболее крупным Видам часто присваивается прилагательное «гигантская». Существуют гигантская белая акула, гигантская голубая акула, гигантская молот-рыба и исполинская китовая акула. Следует добавить, что ни одно из этих местных названий не является точным обозначением вида. Поэтому в нашей книге, помимо этих названий, в каждом отдельном случае будут приводиться строго научные названия акул (Под «научным названием» понимается латинское название, принятое в зоологической литературе со времени выхода в свет «Системы природы» Карла Линнея в 1758 году. В соответствии с правилами номенклатуры каждый вид имеет вполне определенное, присвоенное только ему название. Это название состоит из двух слов, первое из которых обозначает род, а второе— вид (так называемая «биноминальная номенклатура»). Использование научных наименований вместо многочисленных местных названий позволяет избежать неизбежной при употребле­нии последних путаницы и сразу понять, о каком животном идет речь. — Прим. ред.). Кроме того, неразбериха, царящая в местных названиях акул, усугубляется еще и тем, что эти названия различны, скажем, в Атлантике и в северо-западной части Тихого океана, а также на Гавайских островах. Подобная путаница существует и в отношении широко распространенных видов тунцов, марлинов и других пелагических рыб.

Одно и то же название в разных странах часто применяют к совершенно различным видам. Акула-«нянька» представляет наиболее яркий пример. В Австралии так называют Carxharias arenarius — крупную свирепую рыбу-людоеда с длинными острыми зубами, пользующуюся крайне дурной репутацией; В отличие от нее карибская акула-нянька (Ginglymostoma cirratum) —совершенно безобидное существо. По величине она почти не уступает своей австралийской тезке и нередко достигает 4 метров в длину, но имеет маленький, сложенный в обиженную гримасу ротик с мелкими зубами и усиками, придающими ей сходство с этаким подводным профессором. Рот карибской «няньки» настолько мал, что у 2-метровых экземпляров он едва достигает 10 сантиметров в ширину. Если австралийская акула-нянька, пасть которой чуть ли не вдвое шире, питается рыбой, тюленями, а при случае нападает и на людей, то карибская акула предпочитает крабов, креветок, омаров, морских ежей, головоногих моллюсков и мелкую рыбешку. Она обитает на мелководье, где часто можно видеть, как группы из трех-четырех акул отдыхают на дне, трогательна положив головы друг другу на спину. Карибская акула-нянька охотно заходит в заболоченные заводи, где ее можно ловить руками. Об этом всему западному миру сообщил еще в 1675 году исследователь Уильям Дампьер (1652—1715). В своей книге «Первое путешествие в страну Кампече» он описывал, как эти странные акулы буквально кишели вокруг его судна, севшего на мель у Юкатана.

(Между прочим, название «нянька» не связано ни с внешностью акулы, ни с ее темпераментом, просто это древнее обозначение любой крупной рыбы.)

Отношение человека к акулам лучше всего иллюстрирует калифорниец Говард Мэтисен, который занимался спортивной охотой на акул в проливе Сан-Педро, между бухтой Лос-Анжелос и островом Каталина (в этом месте ширина пролива свыше 40 километров). Мэтисен стрелял в них из лука с носа своего прогулочного катера. Таким способом он убил свыше сотни акул; самой крупной оказалась 3-метровая голубая акула (Prionace glauca). По словам Мэтисе-на, он ненавидит акул «за их хищническую натуру».

Несмотря на почти всеобщую неприязнь, которую испытывает человек к акулам, они отнюдь не всегда выглядят столь несимпатично на различного рода эмблемах-символах, а также в легендах, примитивных религиях и обычаях. Даже в наши дни военные моряки нередко рисуют акульи челюсти на форштевнях боевых кораблей, а летчики — на фюзеляжах самолетов, яхтсмены приколачивают спинные плавники акул к бушприту — «на счастье». Малайские рыбаки до сих пор почитают акулу в качестве младшего божества; она занимает центральное место в народных сказаниях, передаваемых из поколения в поколение. Индейцы Центральной Америки, живущие вокруг озера Никарагуа, исповедуют культ, в котором акулы выступают в качестве добрых гениев. На другом конце мира корабельщики Восточной Африки смазывают тимберсы вновь построенного доу (Доу или баггала — традиционный тип арабского морского судна, обычно двухмачтового с косыми (латинскими) парусами. Такие суда до сих пор совершают каботажные плавания в Аравийском море. — Прим. ред.) жиром молот-рыбы, что, якобы, приносит судну попутные ветры и дарует счастливое плавание. А еще дальше на восток поли­незийцы молятся каждый своему акульему богу, когда их постигает беда в открытом море.

С другой стороны, японцы убеждены, что акулы — это воплощение дьявола, и считают дурной приметой, если акула пересекает человеческую тень. Рыбаки же Средиземноморья конкретизируют: по их мнению, только морская лисица является посланником дьявола.

И примитивные, и цивилизованные народы долго верили, будто акулы способны чуять чужую смерть. Сотни лет моряки утверждали, что акулы идут в кильватере корабля, на котором умер человек, и рыскают вокруг в белой пене волн, пока не кончится отпевание и тело не предадут морю. Это поверье даже укрепилось во время второй мировой войны. Те, кому посчастливилось спастись на плотах, утверждали, что акулы неизменно появлялись вскоре после того, как умирал человек.

Среди ныряльщиков и рыбаков, промышляющих в тропиках, до сих пор сохранились многочисленные обычаи и предрассудки. Например, в Красном море ныряльщики обращаются к акулам как к сверхъестественным существам, стараясь подчеркнуто дружеским разговором умилостивить таинственных духов, воплотившихся в акулах. Ловцы жемчуга на атолле Тонга-рева (Пенрин) в южной части Тихого океана верят, будто акулы нападают только на человека лживого, склонного к дурным поступкам; порядочным людям они не причиняют вреда. Но чтобы все-таки застраховать себя от встречи с акулами, ныряльщики перед работой не едят, а их старшина молится о безопасности и подает находящимся под водой сигнал тревоги, похожий на рычание. Цейлонские ловцы жемчуга охраняют себя от нападения акул магическими заклинаниями, которые специально для этой цели составляют профессиональные заклинатели акул, общающиеся с этими чудовищами каким-то особым, только им ведомым способом. Заклинатели акул, впервые описанные Марко Поло еще в XIV веке, до сих пор поражают воображение путешественников. Магическая сила обычно передается от отца к сыну, причем профессия заклинателя акул не имеет ровно никакого отношения к его официальному вероисповеданию: достаточно сказать, что в 30-е годы прошлого столетия знаменитым заклинателем акул был человек, принадлежавший к римско-католической церкви!

Промысел акул был (и остается) важнейшей статьей в экономике островитян Тихого океана, поэтому охота на них до сих пор связана с проявлением самых невероятных суеверий и мистических церемоний. Так, некогда в Новой Зеландии лов колючей акулы, или капеты, сопровождался церемонией, строго регламентированной правилами магии. Руководил ловлей главный жрец с ближайшей к берегу скалы. В охоте, которая велась с больших пирог, принимало участие около тысячи человек.

У маорийцев залива Пленти (Новая Зеландия) ловле акул посвящалось ежегодное празднество, отмечаемое по лунному календарю. За два выхода в море иногда удавалось поймать в общей сложности до 7 тысяч акул. Их добивали дубинками либо челюстями лошадей или быков. Промысел велся с точным соблюдением магического ритуала.

Древних обычаев и теперь придерживаются ловцы акул и во многих других районах Тихого океана. Так, у берегов Ваувау, одного из группы островов Тонга (Дружбы), капитан, или таутаи, всякий раз, начиная охоту на банке Матахины, обращается с мольбой об удаче к духу Хины — молодой девушки, утонувшей здесь в незапамятные времена и ставшей покровительницей акульего промысла. Место, где она утонула, до сих пор кишит акулами.

Обычаи, связанные с промыслом акул на островах Тонга, — прекрасная иллюстрация того, как островитяне пытаются заручиться поддержкой духов. В ночь накануне промысла рыбаки соблюдают полное воздержание, каждый из них должен покаяться вождю во всех злоумышлениях и простить соседям нанесенные ему обиды. Пока мужчины находятся в море, оставшиеся жители деревни соблюдают абсолютную тишину, не допускаются веселье и споры. Жена вождя не выходит из хижины и следит за тем, чтобы дым из очага не проник наружу, а жены рыбаков в это время готовят пищу к возвращению мужей и думают о тех, кто находится в море.

С другой стороны, сами охотники за акулами не должны бросать за борт ни крошки, чтобы не восстановить против себя акул. По прибытии на место они пускают на воду венки из цветов и тихо призывают акул, убеждая их привести своих друзей, чтобы посмотреть новую лодку («с мотором»!) и вместе с рыбаками принять участие в великом празднестве. Акул сзывают также барабанным боем, трубят в раковины и постукивают погремушками из кокосовых орехов то над самой водой, то чуть выше; некоторые ры­баки даже прыгают за борт и шумно плещутся в воде, стремясь привлечь акул к лодке. Полезно также заручиться помощью чаек, так как чайки дружат с акулами: и те, и другие кормятся косяками мелкой рыбы — чайки гонят рыбешку вглубь, к акулам, а акулы заставляют ее подниматься обратно на поверхность, к чайкам.

На островах Фиджи некогда был распространен обычай (вполне возможно, что он сохранился и в наши дни) —«умерщвление акул слабым ударом». Всякий раз, когда рыбак добывал мелкую акулу, он поднимал ее за хвост и слегка ударял по туловищу, что, как утверждают, вызывало ее мгновенную смерть.

Подробности этого обряда до сих пор не выяснены, но, возможно, столь странный обычай имеет то же объяснение, что и принятое у рыбаков умерщвление мелкой рыбы прокусыванием затылка, в результате чего повреждается спинной мозг.

На островах Фиджи, как и во многих других местах, акулам поклоняются с незапамятных времен. Новозеландские маорийцы включили акул в пантеон своих богов; даже стропилам своих дойов они придавали сходство с молот-рыбой, которую называют мангопаре и считают- существом, дарующим благополучие. Островитяне Тихого океана сложили множество сказаний об акулах. Во многих странах мира считают, что в акул часто перевоплощаются души умерших. Легенды об этом бытуют и у далеких северных берегов.

Давным-давно, повествует одна ирландская легенда, в акулу, появившуюся у берегов графства Уэксфорд, вселился дух одного местного жителя, умершего после совершенного им страшного злодеяния. В качестве епитимьи ему было назначено принять образ акулы и семь долгих лет скитаться вдоль побережья. Жители Дункормака утверждали, будто бы всякий раз перед сильным штормом им доводилось видеть его неподалеку от берега. Высоко выступающий над водой спинной плавник этой «потерянной души», брошенной в соленое чистилище, служил для жителей сигналом сгребать под навес сено и закрывать ставни.

К числу излюбленных фольклорных персонажей относится акула, принимающая человеческий облик, как правило, чтобы досадить прибрежным жителям. Гавайцы, например, в старину, знавали немало такого рода оборотней, которых они называли мано кана-ка — «акульи люди». А маорийцы в заливе Пленти, как уверяет молва, однажды даже завязали знакомство с акулами, которые выходили на берег в образе человека. Аналогичные персонажи действуют и в сказаниях других народов, жизнь которых тесно связана с морем.

У многих народов в древности был распространен обычай приносить акулам человеческие жертвы, и немало людей приняло эту ужасную смерть. В давнее время племена, жившие на востоке африканского побережья, несколько раз в году приносили в жертву акуле джоу-джоу коз и цыплят, а раз в год, в знак особого уважения, — десятилетнего ребенка. Во время отлива жертву привязывали к столбу на песчаной косе, уходящей в море; когда вода поднималась, ребенок становился добычей акул.

Русский мореплаватель О. Е. Коцебу (1787—1846) отмечал, что на реке Пирл-Ривер, протекающей неподалеку от места, где расположен современный Гонолулу, гибнет множество людей, которых приносят в жертву акулам. Ему довелось видеть обширный коралловый садок (в районе современного Пирл-Харбора) с огромными акулами-людоедами, которым скармливали специально отобранных для этой цели взрослых и детей. А более ранние исследователи утверждали даже, будто бы жители Гавайских остро­вов наживляли крючки для ловли акул человеческим мясом.

Сорок лет назад круглые жертвенники из коралловых глыб еще стояли на Соломоновых островах Мала, Улава и Сан-Кристобаль. На этих жертвенниках люди, предназначенные на съедение акулам, подвергались удушению, а затем через сквозное отверстие в центре алтаря трупы сбрасывались в воду прямо в пасть поджидавших внизу акул.

Скармливание людей акулам практиковал также кубинский диктатор Херардо Мачадо, по прозвищу Палач (1925—1933). Как утверждают, именно таким чудовищным способом он расправлялся с оппозицией.

До колонизации на островах Гилберта господствовала высокая нравственность, и всякого, кто был замечен в предосудительном отношении к молодой девушке, приговаривали к смерти через удушение или же привязывали к бревну и пускали в открытое море на съедение акулам.

Но самую «роскошную» трапезу акулам готовили в Индии. Приверженцы некоего мрачного божества совершали там ежегодные паломничества к океану и, преисполненные решимости «лучше умереть, чем жить», приносили себя в жертву акулам. Акулы пожирали паломников сотнями, но все новые группы фанатиков в исступлении бросались в воду, пока она не становилась ярко-красной. В конце концов пресытившиеся акулы отказывались от угощения. Из всех путей, коими пользовался человек для достижения престола всевышнего, этот путь, право же, один из наименее заманчивых.