8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Газеты обычно сообщают о нападениях акул на человека весьма скупо, и читателю нередко приходится только догадываться, что же, собственно, произошло. Нам кажется, что приводимые ниже подлинные истории помогут ответить на некоторые неясные вопросы. Истории эти более или менее типичны для трех основных видов нападения: внезапного удара с ходу; серии укусов, когда акула медлит, оставаясь подле своей жертвы, и, наконец, кровавого водоворота в море, в котором участвует целая стая акул. Первые два типа нападений, как правило, приурочены к береговой полосе, где акулы нападают большей частью в одиночку, тогда как третий характерен для открытого океана, где хищников больше и у человека почти нет надежды на спасение. Разумеется, и далеко в открытом море на потерпевших кораблекрушение может напасть одиночная акула, но купающиеся неподалеку от берега вряд ли когда-либо подвергались нападению целой стаи.

Гибель Алмонда, радиста военно-морской авиации США, типична для судьбы людей, упавших в море. Этот случай, едва ли не самый ужасный по числу напавших акул, впервые описан в книге Джорджа Ллано «Пилот против моря», изданной ВВС США и посвященной анализу спасательных операций в открытом море.

Начнем рассказ с того, что все это произошло в 126 километрах восточнее острова Увеа (Уоллеса), в центральной части Тихого океана, во время второй мировой войны. Морской самолет-разведчик S2N из-за неисправности мотора совершил вынужденную посадку в открытом океане. Пилот (младший лейтенант Ридинг) при ударе о воду потерял сознание, но был спасен вторым членом экипажа, радистом Алмондом, который, собственно, и является трагическим героем этой истории. Алмонд вытащил Ридинга из кабины тонувшего самолета, сумел надеть на него спасательный жилет и надул его.

Самолет погрузился в воду настолько быстро — за какие-нибудь две минуты, — что сам Алмонд в спешке остался без брюк. Это, пожалуй, и послужило первопричиной его гибели, так как акулы чаще нападают на людей, не прикрытых одеждой. У Алмонда не было даже времени выбросить спасательный плотик. Зато он каким-то образом ухитрился прихватить из кабины патроны с маркером — окрашивающим воду веществом для привлечения спасательных самолетов, а также парашют, когда вытаскивал из тонущей машины своего командира.

В одних трусах, болтая голыми ногами, плыл по волнам радист Алмонд, поддерживая над водой голову Ридинга. Летчики беспомощно дрейфовали одни-одинешеньки в бескрайних просторах Тихого океана, две ничтожные пылинки войны, исчислявшей свои жертвы миллионами.

Вскоре Ридинг пришел в себя. К тому времени все, что хоть как-то могло помочь спасательным самолетам заметить их с воздуха, погибло. Парашют потонул, а их самих далеко отнесло от ярких пятен, оставленных на поверхности воды красителем.

А теперь предоставим слово лейтенанту Ридингу.

«Через каких-нибудь полчаса около нас появились акулы. Алмонд и я были связаны друг с другом шнурком, и это, видимо, мешало акулам. Спустя час послышался гул самолета, и я сказал: «Попробуем махать руками, двигаться, может, удастся привлечь внимание пилотов».

(Это явилось роковым шагом номер два. Как известно, резкие движения и всплески привлекают акул издалека и сильно возбуждают тех, которые уже находятся поблизости.)

«Однако все наши усилия оказались тщетными. Внезапно Алмонд сказал, что его что-то ударило по правой ноге и он чувствует резкую боль. Я приказал ему лечь ко мне на спину и поднять ногу из воды, но, прежде чем он успел это сделать, акулы произвели второй заход, и на какую-то долю секунды нас обоих затянуло под воду.

Мне стало ясно, что приходит конец — по меньшей мере пять акул кружило возле нас, а вода вокруг была окрашена кровью. Алмонд показал мне свою ногу — на ней не осталось живого места. Кроме того, у него было сильно изуродовано бедро. Он больше уже не чувствовал боли, и о том, что акулы терзают его, я узнавал только по рывкам Связывавшей нас веревки.

Тогда я схватил бинокль и принялся колотить им ближайших акул. На какое-то время они отстали, но не прошло и минуты, как вновь ринулись в атаку. Нас обоих опять затянуло вниз, а потом я обнаружил, что оторвался от Алмонда. В этот же момент сильный удар акульего хвоста пришелся мне по скуле. После этого я видел только, как Алмонд покачивался от беспрерывных атак. Голова его была под водой, а тело резко подергивалось всякий раз, когда они его хватали. Меня относило в сторону… а акулы все плавали вокруг; время от времени я касался их ногами».

Ридинг не потерял самообладания и, отпугивая акул, сохранил себе жизнь. Бортрадист Алмонд также мог бы остаться в живых, сумей он наложить повязку и остановить кровотечение сразу же, как только получил первую рану.

Той же ночью Ридинг был подобран военным судном. Задолго до этого акулы растерзали Алмонда, спасшего ему жизнь.

***

Австралия издавна славится акулами, но это вовсе не означает, что их там больше или они агрессивнее, чем, скажем, у берегов Индии. Просто там точнее учет, а, кроме того, австралийцы очень увлекаются плаванием и, следовательно, чаще «искушают» акул. В этом смысле Джон Патрик Уишарт был типичным австралийцем. Он оказался жертвой внезапного, молниеносного удара с ходу. Уишарт был всесторонне развитым спортсменом, смелым пловцом, членом местного отделения общества спасания на водах. В самом деле, если подумать, у него было ничуть не больше причин опасаться нападения акул, чем у купальщика где-нибудь в США, скажем в Мэриленде. Ведь на пляжах штата Виктория холодные течения отгоняют акул (многочисленных в районах, находящихся севернее). За все время в этом штате, расположенном на юго-востоке Австралии, только двое подверглись нападению акул, да и то не на пляже, а в портовых водах, и было это очень, очень давно. Уишарту, очевидно, даже в голову не приходила мысль об акулах, когда он вошел в воду и поплыл к линии бурунов.

Было воскресенье, 4 марта 1956 года. В Портси, популярный курорт неподалеку от Мельбурна, из города прибыли толпы народа, чтобы полюбоваться состязаниями пловцов местного клуба спасания на водах. Места эти славятся сильным накатом пологой тихоокеанской волны. Весь день здесь всюду сновали пловцы, море было буквально заполнено ими.

Около пяти часов вечера соревнования закончились, толпа стала редеть и большинство пловцов уже вышло на берег, но кое-кто задержался, — вероятно, предпочитая бескрайний простор моря и неба сутолоке городских улиц. Среди самых заядлых пловцов остались и несколько добровольцев со спасательной станции. После состязаний в плавании и учебно-показательных упражнений по спасанию утопающих они намеревались сделать несколько заплывов уже для собственного удовольствия.

Как и большинство австралийцев, все они увлекались катанием на волне — спортивным развлечением, распространенным на Гавайских островах и в Калифорнии, где также хороший прибой. Волну ловят как раз в тот момент, когда она вот-вот готова рухнуть, и летят на ней к берегу, впереди белой пены, вытянувшись в воде во весь рост или на специальной доске, предназначенной для этого вида спорта. Иногда, в сильный накат, удается промчаться чуть ли не сотню метров.

4 марта выдался замечательный прибой. Пловцы бросились в воду и поплыли к линии бурунов. Их было шестеро: Ричард Райт; Энтони Вудхауз, студент-дантист; Дэвид Крэнкшоу, гимназист; Грегори Уорленд, сержант военного училища в Портси; Джек Хоппер, председатель местного клуба спасания на водах, и Джон Патрик Уишарт, водопроводчик, единственный из всех еще не успевший покрыться загаром. Очевидно, именно это и послужило причиной его гибели.

Держась вместе, группа проплыла около 250 метров и остановилась там, где с шумом разбивались волны, вздымая на гребнях белую гриву пены. Все шестеро повернулись лицом в море и стали ждать волну покрупнее, стараясь сохранить в воде вертикальное положение. Жена Уишарта и его сестра наблюдали за ними с невысокой гряды за полосой пляжа.

«Неожиданно огромная черная тень метнулась у нас из-за спины и пронеслась между Райтом и мной, — рассказывал впоследствии Хоппер репортеру газеты «Мельбурн Сан». — Она развернулась так близко от меня, что я мог достать ее рукой, и нырнула по диагонали под Уишарта. В следующий момент раздался ужасающий хруст, и она потащила его вниз. Все произошло в одно мгновение. Мне показалось, что эта скотина хватила меня своим хвостом — так меня ударило по животу, — но это был просто сильный удар воды, когда акула делала крутой поворот».

Хоппер успел разглядеть чудовище; по его словам, это была серая или тигровая акула длиной 3—3,5 метра. Само собой разумеется, что он не стал задерживаться, чтобы уточнить ее видовую принадлежность, а изо всех сил метнулся навстречу волне, поймал ее и вылетел с ней на берег.

Что же касается Грегори Уорленда, который находился метрах в пяти по другую сторону от Уишарта, то его версия несколько отличается от рассказа Хоппера.

«Неожиданно послышался всплеск, — утверждал он, — и я увидел, как из воды показалась пасть акулы. Затем она, как мне показалось, кинулась, сверху вниз прямо на Уишарта. Это было буквально в нескольких метрах от меня. Легкая зыбь прошла по воде, и все. Хоппер и я в первый момент думали помочь Уишарту и старались что-нибудь разглядеть в воде, но потом поняли, что это бесполезно, и стремглав помчались к берегу. Я первым достиг суши и бросился наверх, в клуб, посмотреть, не видно ли чего оттуда, а затем побежал обратно на берег, к Хопперу. Я был так потрясен, что никому даже не сказал о том, что произошло».

А вот что рассказывает миссис Бэлл, которая следила за ходом событий с того же обрыва, где сидели сестра и супруга Уишарта. Ее рассказ является типичным примером противоречивости свидетельских показаний, столь часто ставящих присяжных буквально в тупик.

«Мы видели, как пятеро мужчин на огромной волне помчались к берегу, — рассказывала миссис Бэлл,— но шестой, бедняжка, опоздал, отстав от них на каких-нибудь полметра. Похоже, что он стал дожидаться следующей волны, но потом вскинул вверх руки и исчез. А когда вынырнул, то стал бить руками по воде. Тогда мы поняли, что на него напала акула, а затем увидели, как огромный спинной плавник разрезал воду, и вокруг этого места стало расплываться кровавое пятно. Все мы помчались вниз, к берегу, и прибежали туда как раз в тот момент, когда пятеро пловцов вышли из воды. Один из них хотел было вернуться в море на водных лыжах, но товарищи силой удержали его. Погибший был одним из отважнейших людей на земле, ведь он целых четыре минуты мужественно сражался с чудовищем!»

Джона Уишарта никто больше не видел. Но его смерть не осталась неотомщенной. Немедленно была организована охота на акулу. За поимку убийцы была объявлена награда в 50 фунтов стерлингов. Тем временем 14 человек — члены клуба спасания на водах в Портси и пожарная команда из соседнего городка Сорренто — начали поиски тела погибшего.

На рассвете следующего дня из Портси, Сорренто и Куинсклиффа вышли в море лодки с опытными рыбаками на борту. Они охватили место гибели Уишарта широкой дугой, поставив на якоря 20-литровые жестяные банки из-под горючего. К каждому такому поплавку был подвешен 5-метровый поводок из проволоки с большим крючком на конце, наживленным свежей, еще кровоточащей говяжьей печенкой. Сторожевые лодки с вооруженными людьми поддерживали связь с дозорными на берегу, которые с рассвета дотемна неотрывно следили за морем с обрыва, откуда накануне миссис Бэлл наблюдала за событиями. Принятые меры убедительно показывают, что можно и должно сделать в случае повторения подобной трагедии.

Акула вернулась! Это еще больше укрепило веру рыбаков в то, что акула, убившая человека, по крайней мере неделю непременно будет кружить в том же районе. В понедельник, то есть на следующий день после нападения, ее видели несколько раз. Похоже, что это действительно была тигровая акула, забредшая в этот район из более теплых вод Нового Южного Уэльса, соседнего к северу штата, где нападения акул — явление не редкое. Однако в понедельник акула наживку не тронула. Тогда охотники решили «освежить» воду кровью. На следующее утро, во вторник, чтобы раздразнить аппетит акулы и заставить ее схватить один из крючков с наживкой, в море вылили свыше 300 литров бычьей крови. Но тщетно, акула исчезла.

В среду был настолько сильный прибой, что сторожевые лодки не вышли в море. Однако на утесе оставили дозорных, и около 11 часов утра они сообщили, что один из буйков сильно дергается. Об этом тотчас же известили рыбаков, ставивших крючки. Четверо добровольцев, несмотря на тяжелую зыбь, направились на моторном ялике к месту, где стояла снасть. На берегу собралась большая толпа зрителей.

Акула продолжала бешено кружить на своей 5-метровой привязи. Услышав стук мотора, она ушла вглубь. Даже спустя пять с лишним часов после того, как она попалась на крючок, хищница была преисполнена неистовой злобы и жажды борьбы. Только через четверть часа упорного сражения рыбакам удалось подтащить акулу к поверхности. Ее добили выстрелом из дробовика и пятью пулями из винтовки.

По самым скромным подсчетам, она весила более 250 килограммов и была признана самкой серо-голубой акулы, или мако. Правда, позднее на фотографии обнаружили черное пятно у основания грудного плавника, характерное для белой акулы.

Сообщение о поимке было передано по радио в Сорренто, и к тому времени, когда ялик вошел в порт, там собралось свыше 1000 человек, чтобы посмотреть, как акулу будут выгружать и потрошить.

Акулу подняли краном за хвост и вспороли ей брюхо в поисках останков Уишарта. Однако желудок акулы оказался пуст. Тогда рыбаки предположили, что заглотившая крючок акула, пытаясь от него освободиться, отрыгнула содержимое своего желудка. Никому и в голову не пришла мысль: а не повинна ли в смерти Уишарта совсем другая акула?

***

На примере трагической гибели юного Берри Уилсона в непосредственной близости от берега мы можем убедиться, как акула убивает не спеша, с прохладцей, и остается рядом с жертвой, не впадая в особый азарт. Такого рода нападения начинаются, как правило, с укусов за нижние конечности, а заканчиваются тем, что акула в конце концов вырывает ткани на тыльной стороне бедренной кости, перерезая при этом бедренную артерию. В результате через несколько минут жертва умирает от потери крови.

Первое официально зарегистрированное в Калифорнии нападение акулы на человека, стоившее жизни Берри Уилсону, произошло, как это бывает чаще всего, после сильного дождя, когда вода помутнела от грязных потоков, стекающих с берега. В тот день небо все еще хмурилось, ревел прибой и, что совершенно необычно для тех мест и для нападения акул, вода была очень холодной, всего около 12°.

Берри Уилсон, сильный, здоровый 17-летний юноша, буквально одержимый плаванием, купался круглый год и в любую погоду. Он жил в Пасифик-Гроув — пригороде Монтерея, расположенном на живописнейшем скалистом полуострове. Берега полуострова изрезаны дикими пустынными бухточками, из воды торчат бесчисленные камни, а выше к отвесным обрывам жмутся исковерканные ветрами сосны и кипарисы. Грозное море обрушивается на скалы с почти никогда не затихающей яростью. Еще со времен ис­панских первооткрывателей множество кораблей потерпело кораблекрушение у этого негостеприимного побережья.

Итак, 7 декабря 1952 года в ничем не примечательный зимний день сильный прибой достигал 2,5 метра, взбаламучивая воду, и без того мутную от песка, планктона и грязи. Видимость под водой ограничивалась двумя метрами; солнечные лучи, способные рассеять подводный мрак, не могли пробиться сквозь низкие серые тучи, среди которых лишь изредка, и то ненадолго, проглядывало голубое небо. Только столь закаленному пловцу, как Берри Уилсон, могла взбрести в голову мысль купаться в такую погоду, когда все нормальные люди предпочитают сидеть дома у камина.

Зато волны в тот день обещали любителям катания на прибое такое раздолье, что Берри удалось вытащить с собой 15-летнего приятеля Брукнера Брэйди, уговорив его искупаться на Пойнт-Олон, известном под названием «Мыс влюбленных». Они добежали до берега, надели плавки и ласты и вошли в воду. Было около двух часов пополудни. Кроме них, на берегу оказалось несколько ныряльщиков-спортсменов, членов клуба «Морская выдра», и Джон Бассфорд из монтерейского отделения страховой компании «Метрополитен лайф иншурэнс К°», который наблюдал за охотниками с утеса над бухточкой.

Джордж Фрэли, бывший профессиональный водо-лаз и президент клуба «Морская выдра», заметил, что, пробираясь среди береговых скал, Берри оцарапал грудь. Опытный охотник знал, что опасные виды акул иногда заходят до самого Монтерея полакомиться сбрасываемыми в воду отходами консервного завода или мертвыми гигантскими акулами, которых порой прибивает здесь к берегу. Поэтому он предупредил юношу, что кровь может привлечь хищных акул. Однако тот не внял его словам и поплыл навстречу волне. Его приятель был уже довольно далеко, за линией грохочущих бурунов, а дальше, за рифами, ныряли члены клуба.

В 15—20 метрах от берега, примерно на 10-метровой глубине, Берри вдруг резко выпрямился и стал испуганно озираться по сторонам. В следующее мгновение на поверхности показалась огромная акула, не-торопливо подплыла к юноше спереди и подкинула его над водой. Берри в ужасе пытался оттолкнуть ее, но тут же повалился на бок и исчез под водой. На поверхности расплылось кровавое пятно.

«Акула! Акула!» — закричал Бассфорд, вскакивая на ноги.

Его крик услышали спортсмены из «Морской выдры» за бурунами и Брукнер Брэйди, находившийся примерно в 15 метрах от приятеля.

В центре кровавого пятна показалась голова Берри, громко звавшего на помощь. Юноша отчаянно колотил руками по воде. Вслед за этим снова появилась акула и кинулась на него еще раз, а потом еще.

Брукнер, вооруженный ножом для рукопашного боя (купленным на распродаже излишков военного снаряжения), кинулся на помощь другу. Он ударил почти вслепую по огромной, едва различимой в воде тени, когда акула вновь приблизилась к несчастному юноше, но та даже не отреагировала на удар. Последовало еще три удара, нанесенных траншейным ножом, которые чуть царапнули ее. Акула продолжала свирепо терзать свою жертву, вырывая большие куски мяса и доводя Берри до исступления от дикой боли и смертельного ужаса.

«В ней могло быть от 5 до 7 метров длины,— рассказывал потом Брукнер, — у нее была огромная голова с острым рылом». Правда, позднее Бассфорд и спортсмены пришли к заключению, что длина акулы не превышала 4 метров.

Пренебрегая опасностью, движимый единственной мыслью спасти товарища, Брукнер (впоследствии награжденный медалью за свой подвиг) потянул Берри к берегу, продолжая отбиваться от акулы.

Он один протащил юношу примерно около 20 метров, когда, наконец, на помощь подоспели четверо спортсменов, изо всех сил спешивших к ним от рифов, отстоявших на 200 с лишним метров. На потерявшего сознание Берри надели автомобильную камеру, служившую спасательным кругом. Один из пловцов поддерживал над водой его голову, чтобы он не захлебнулся, — сильная волна то и дело накрывала их; другой тянул за конец, привязанный к камере, остальные подталкивали раненого сзади. Они поплыли к единственному месту, где можно было безопасно выйти на сушу, — небольшому волнолому, до которого было несколько сот. метров. Сильный прибой крайне осложнял их задачу.

Пока они боролись со свинцовыми волнами, которые с шумом мчались к берегу и яростно откатывались в море, акула сделала еще один выпад, рывком швырнув Берри вперед. Всякий раз, как только пловцы останавливались, чтобы поправить на Берри камеру, то и дело сползавшую под ударами волн, из воды тотчас показывалась акула и спокойно ожидала в сторонке.

Несмотря на кровавый след, тянувшийся за пловцами, она их не тронула и не впала в неистовство, как обычно приписывают акулам, отведавшим вкус крови. Более того, она больше ни разу не бросилась на юношу. Спортсмены отлично, хотя, разумеется, без всякого удовольствия, видели ее рядом с собой в течение тех бесконечных 20 минут, пока они добирались до берега. И несмотря на движения и кровь, акула никого больше не атаковала. Это тоже очень характерно для многих спасательных операций.

Натерпевшись страху, измученные ударами прибоя, обессилевшие от попыток удержать над водой голову юноши, пловцы в конце концов все-таки выбрались под защиту волнолома, чтобы обнаружить, что спасли…. труп.

Берри умер от потери крови еще в воде, в первые же минуты после нападения. Его левая нога была сплошь искусана, на правой ноге зияла страшная рваная рана от колена до ягодицы; была обнажена кость и перерезана бедренная артерия.

Уведомленные о случившемся, на место происшествия поспешили ученые с Морской станции Гопкинса, принадлежащей Стэнфордскому университету и расположенной в полукилометре к юго-западу от Пасифик-Гроув. Они осмотрели тело жертвы и дали свое заключение. Следы зубов и описание рыбы очевидцами позволили им установить, что это была гигантская белая акула, редкая не только на западном побережье США, но повсюду. По мнению специалистов, это первое достоверно доказанное нападение акулы на человека в Калифорнии.

Не обладая опытом австралийцев, которые, несомненно, выловили бы убийцу, местные жители не предприняли против акулы никаких действенных мер. Правда, кое-кто попытался было ловить ее с берега. На следующий день за хищницей безуспешно охотилось исследовательское судно «Тэйдж», но и только. В результате акула еще несколько лет спокойно плавала у скалистых берегов Пасифик-Гроув.

Прошло почти два года, и снова в том же месте белая акула длиной 5—7 метров напала на человека. На сей раз ее жертвой оказался Джеймс Джекобе из Санта-Крус. Температура воды была точно такой же, как и в тот день (около 12°), правда, Джекобс находился на 300 метров дальше от берега, чем Берри Уилсон. Вода была прозрачной, стоял солнечный февральский день, и на море была лишь легкая зыбь (всего каких-нибудь 1,5 метра). С гребной шлюпки неподалеку ныряло еще несколько человек.

Джекобе подстрелил морского окуня и сунул рыбу в плавучий садок-сетку, из которой кровь свободно стекала в воду. Он стал уже высматривать следующую жертву, как вдруг почувствовал резкий удар по ноге и что-то вцепилось ему в икру. Вначале он подумал, что кто-то решил подшутить над ним, но, когда ногу сдавило сильнее, он глянул вниз и увидел широкую спину огромной рыбы.

Он ткнул ее гарпуном и криком предупредил остальных ныряльщиков. Акула сорвала у него с правой ноги ласт и шерстяные носки и исчезла. Вскарабкавшись в шлюпку, Джекобе обнаружил, что отделался небольшими кровоподтеками, несколькими дырами на своем прорезиненном комбинезоне и потерей уже упомянутых частей туалета. Прорезиненный костюм, очевидно, спас ему жизнь, предохранив кожу от жесткой, как наждак, акульей шкуры; ткань не пропустила кровь из ссадин, а если бы это случилось, акула наверняка бы вернулась. Очевидно, к ныряльщику ее привлекли движения или же запах крови загарпуненной им рыбы, но затем она с отвращением отвернула нос, попробовав вкус резины и старых носков Джекобса.

В конечном счете какую-то 3-метровую белую акулу все-таки удалось выловить месяц спустя в 25 километрах к северу. Она весила почти 360 килограммов. Неподалеку от Мосс-Лэндинга на нее наткнулись двое рыбаков, вышедших в море на промысел гигантской акулы.

Акулу доставили для исследования на Морскую станцию Гопкинса. И хотя рыбаки получили обещанную награду за поимку первого людоеда в заливе Монтерей, но ихтиологи даже не допускали и мысли, что это та самая акула-убийца. По их словам, следы зубов на теле Берри Уилсона и на оставшемся ласте Джеймса Джекобса принадлежали крупной акуле, длина которой составляла не менее 6 метров, а никак не 3 метра, как у пойманной. Итак, акула-людоед осталась на свободе и, возможно, до сих пор рыщет в водах залива Монтерей.