8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

— Видишь ли, — продолжал он после небольшой паузы, — и опять-таки все в жизни должно быть предусмотрено. По этой причине лошадям надевают гетры на лодыжки…

— Гетры, но зачем? — спросила Алиса тоном величайшего изумления.

— Чтобы предохранить их от укусов акул, — ответил Король. — Это уж мое собственное изобретение.

Льюис Кэрролл, «Алиса в Зазеркалье»

Нападения акул могут быть предупреждены как коллективными действиями, так и отвагой и находчивостью каждого. Более того, даже тот, кого уже укусила акула, может избежать дальнейшей опасности, разумеется, если ему повезет или он не потеряет голову от страха!

Что могут сделать власти для защиты купальщиков?

Прежде всего следует организовать наблюдательные пункты на специальных вышках и вывешивать предупредительные знаки на всех пляжах, как только температура воды достигнет 21°. Сигналы должны также предупреждать о том, что замечена активность опасных видов акул, и об их заходе в береговые воды в периоды сезонных миграций. Эти локальные меры вполне могут быть осуществлены спасательными станциями и не потребуют значительных материальных затрат. В районах, где акулы являются постоянной угрозой, можно с успехом использовать стальные сетки на сваях или рыбачьи сети, поставленные поперек течений, идущих к берегу. Но это мероприятие связано с большими затратами, и его могут себе позволить только крупные города.

В настоящее время люди, купающиеся в тропических морях, в основном должны полагаться только на самих себя. Правда, например, в Индии некоторые пляжи охраняются дозорными и огорожены от моря проволочными сетками. Кое-где, в частности на Кубе, сооружаются частоколы из стволов карликовой пальмы или, как в Малайзии и Сингапуре, противоакульи дамбы, известные под названием пагар. Но по эффективности ничто не может идти в сравнение с методами защиты от нападений акул, которые применяются в Австралии и Южной Африке. Жаберные сети, используемые в этих странах, не только ограждают пляжи от акул, но и снижают их поголовье в местных водах до такой степени, что в конечном счете практически исключается всякая опасность, кроме случайного захода хищницы, отбившейся от мигрирующей стаи.

Техника лова ставными жаберными сетями предельно проста. Сейнер ставит длинную сеть поблизости от наиболее посещаемого пляжа. Затем через день-другой судно поднимает ее и забирает пойманных акул, после чего сеть вновь опускается на. прежнее место.

Результаты превзошли самые смелые ожидания. По свидетельству Кина Уотсона, секретаря Национального совета Австралийского общества спасания на водах, на пляжах, огражденных ставными сетями, за последние 24 года не было ни одного несчастного случая. Он добавляет, что время от времени испытывались и некоторые другие меры, «однако ни одна из них по эффективности не могла сравниться со ставными сетями».

Аналогичные сообщения поступают из Южной Африки. Так, например, в Дурбане за 12 лет, предшествовавших внедрению (в 1952 году) ставных сетей, было зарегистрировано около 23 нападений, причем 11 из них — со смертельным исходом. После того как начали ставить сети, отмечен лишь один случай, да и тот на незащищенном участке взморья.

Ставные сети в Дурбане, который славится обилием акул, ставят обычные рыболовные суда, работающие под наблюдением муниципального инспектора. На это городские власти ежегодно выделяют 50 000 фунтов стерлингов. Снаряжение включает 12 сетей длиной 120 метров, которые устанавливаются параллельно берегу на расстоянии 200—300 метров от него. Шесть сетей поднимают и очищают трижды в неделю, остальные — два раза в неделю. Как показывает учет улова, крупные акулы редко подходят близко к берегу; цифры свидетельствуют также о постепенном уменьшении общей численности акул в результате систематического промысла. Вот некоторые цифры добычи акул в Дурбане:

март 1952 — февраль 1953: 602 акулы

март 1953 — февраль 1954: 158 акул

март 1954 —февраль 1955: 201 акула

март 1955 —февраль 1956: 154 акулы

март 1956 —февраль 1957: 141 акула

Эффективность такого способа предупреждения нападений акул настолько очевидна, что, казалось бы, его сразу же должны были одобрить. Увы, в Австралии, где впервые возникла эта идея, ставные сети для лова акул вначале были встречены в штыки.

Выведенные из терпения неоднократными нападениями акул, нередко со смертельным исходом, власти Нового Южного Уэльса — самого населенного штата Австралии — в 1934 году создали консультативный Комитет по борьбе с акулами, в задачу которого входило изучение различных способов предупреждения несчастных случаев. После тщательного обсуждения множества мер комитет рекомендовал использовать на пляжах под Сиднеем ставные сети. Предложение вызвало очень резкое противодействие. Его противники считали, что это «пустая трата денег», и столь яростно сопротивлялись, что только через три года удалось испытать сети на практике. Пока же суд да дело, погибло или было искалечено еще несколько человек. Но в конце концов сторонники применения ставных сетей выиграли сражение — и с большим успехом.

В Австралии испытывались и другие средства борьбы с акулами. И там, и в других местах иногда предлагались весьма своеобразные методы, однако ставные сети, оказались наиболее эффективными. В качестве одной из замен сетей ВМС США использовали химикалии. Это было вызвано условиями второй мировой войны, когда все мало-мальски пригодные суда были заняты тралением плавучих мин. Суть другого метода сводилась к следующему: наблюдения за акулами производили с самолета, который радировал об опасности наземным спасательным командам или сбрасывал цветной вымпел, который служил сигналом отсутствия акул. (За один год было сброшено 24 480 таких вымпелов!) Обнаружить акул с воздуха довольно легко. В одном случае летчику удалось предупредить пловца об опасности, когда акула была от последнего всего в каких-нибудь 2 метрах (тот каким-то образом ухитрился спастись)! Но вообще говоря, у купальщиков создавалось ложное впечатление безопасности, когда, сбросив вымпел, самолет спокойно улетал. Большим недостатком было и то, что никто не мог быть уверен в отсутствии акул в то время, пока воздушный разведчик заправлялся горючим. Наконец, вся система была окончательно дискредитирована после того, как один из пловцов подвергся нападению вслед за оповещением, что опасности нет. Шумиха, поднятая вокруг этого происшествия, соврала с настойчивыми требованиями прекратить полеты, с которыми выступили владельцы отелей, ресторанов, магазинов, торговцы сувенирами и другие бизнесмены. По их словам, самолеты только нервируют публику и отпугивают ее от морских курортов. Подобная история повторяется всюду, где бы ни приступали к борьбе с акулами. Решительных мер, как правило, вначале настойчиво добиваются те самые коммерческие круги, которые затем так же яростно против них восстают!

Бесспорно, постоянные ограждения из проволочной сетки на сваях надежнее всего. Практически они даже надежнее, чем ставные рыболовные сети. Но, к сожалению, такие ограды разрушаются штормами и без постоянного ремонта вскоре перестают быть препятствием для акул. Известно несколько случаев гибели людей на таких «безопасных» огороженных пляжах. Акула способна пробиться через первую же дыру, образовавшуюся в сетке. И тем не менее следует признать, что хорошая сетка, если ее периодически проверять и чинить, — надежнейшее средство. Единственным минусом является сравнительно высокая стоимость строительства и эксплуатации. Металлическая сетка, которой обнесен участок моря на пляже Куги-Бич под Сиднеем, служила надежной защитой долгие годы, пока не была сорвана сильным штормом. Наткнувшаяся на нее однажды огромная тигровая акула пришла в такое исступление, что, отчаявшись добраться до купающихся, вцепилась в сетку и стала рвать ее зубами.

Несмотря на возражения работников спасательной службы, утверждавших, будто стальные сети дороги и непрактичны, уродуют внешний вид пляжа и служат помехой для любителей катания на волне прибоя, такого рода ограждение совсем недавно сооружено (с огромными затратами) у Дурбана в Южной Африке.. Там сетку из нержавеющей стали натянули на бетонных сваях. За исправностью ограждения постоянно следят аквалангисты.

В спешке, вызванной паникой после серии убийств, совершенных акулами, нередко прибегают к гораздо менее практичным мерам. Издавна первейшим и самым верным средством считались премии за поимку акулы-людоеда. Но они редко достигают цели, так как требуют очень больших затрат и организационных усилий, а кроме того рыбаки упорно стараются выдать за людоеда первую попавшуюся колючую акулу или другую безобидную мелочь. Именно так случилось, например, в Австралии, где за каждую серую акулу, вытащенную на берег, пришлось выплачивать вознаграждение. Кроме того, дальше разговоров о премиях дело обычно не шло. Стоило только улечься панике, как возникал вопрос: кто же, собственно, должен платить по счету?

В свое время акул предлагали глушить глубинными бомбами, расстреливать из пулеметов с воздуха, травить капсулами с цианистым калием или хотя бы отгонять, подвешивая на буйках мешки с отпугивающим веществом. Наконец для пловцов рекомендовались темные комбинезоны с бахромой из колокольчиков. Таковы лишь некоторые из методов, которые были выдвинуты для борьбы с опасными хищниками. Сюда же относятся рекомендации время от времени закрывать пляжи на несколько недель и прочесывать их на моторных камерах с вооруженными людьми на борту. Глубинные бомбы были практически испробованы против акул в Южной Африке в 1958 году, где их сбрасывали с эсминцев. Результаты оказались более чем сомнительными. Другие проекты включали установку системы подводных сирен или прокладку параллельно линии берега перфорированного трубопровода, по которому пропускали воздух, образующий в воде пузыри или газы с отпугивающим запахом. Труба, из которой выделялись бурлящие пузыри, была установлена в Си-Гирте (Нью-Джерси) летом 1960 года после того, как там акула тяжело ранила человека. Еще раньше некий изобретатель рекомендовал соединить линию трубопровода, в котором просверлены отверстия, с выхлопной трубой автомобиля и, запустив мотор, отгонять акул, которые предпочтут держаться подальше от пузырьков углекислого газа. Но все эти сомнительные изобретения не в состоянии обеспечить такую надежную защиту против акул, какую могут дать коллективные меры безопасности, как, скажем, в Австралии или в Южной Африке. Население прибрежных районов иногда берет инициативу в собственные руки, не дожидаясь решения властей. Так, гавайцы давно поняли ценность коллективных контрмер против акул. Вот как старинное предание объясняет происхождение Акульего камня в Капааху (на острове Гавайи).

Давным-давно, гласит легенда, во время купания в бухточке неподалеку от Кокоики молодые островитянки неожиданно стали исчезать одна за другой, и всякий раз после этого там появлялся таинственный незнакомец, сильный и статный мужчина. Встревоженные тем, что ряды их невест редеют, местные рыбаки, захватив с собой копья, стали купаться вместе с женщинами, рассчитывая, что привыкшая к безнаказанности акула бросится на них. Так оно и случилось! Рыбакам удалось отбиться от акулы, и они так из­решетили ее копьями, что акула бросилась прочь, окрасив море потоками крови. Выйдя на берег, изумленные рыбаки нашли под пальмой таинственного чужеземца, истекающего кровью от многочисленных ран, нанесенных ему чьими-то копьями. Его остывшее тело обратилось в камень и приняло форму акулы. Теперь этот камень находится в музее Береники Бишоп, в Гонолулу (Музей Береники Бишоп в Гонолулу — крупный научно-исследовательский центр в Океании. В нем работает много ученых разных специальностей. Директором музея был до своей смерти (1950) известный новозеландский этнограф Те Ранги Хироа. Его книга «Мореплаватели солнечного восхода» переведена на русский язык (М., ИЛ, 1950; 2-е изд., Географгиз, 1955). — Прим. перев.).

И поныне, как в старину, жители Гавайских островов нередко собираются в отряды, чтобы очистить окрестные воды от прижившихся там акул. Они бросают в море, неподалеку от берега, дохлую лошадь или корову, а затем стреляют из ружей и бьют копьями собирающихся на падаль акул. Обычно они предпочитают копья, так как, по их словам, пулей труднее попасть в уязвимое место, а кроме того, в воде пуля теряет смертоносную силу.

Почему не использовать против акул отпугивающие запахи и другие современные изобретения? Ведь это проще и эффективнее.

Это неверно. Как бы ни были предубеждены люди против таких средств, как сети или облавы с копьем, предпочитая в качестве мер по борьбе с акулами различные отпугивающие запахи, краски или шумы, последние не в состоянии обеспечить человеку истинную безопасность. Правда, они иногда могут удержать акул на почтительном расстоянии и даже обратить их в бегство, но в общем-то было бы ошибкой доверять свою жизнь пригоршне таблеток или цвету спасательного плотика! Достойно удивления, как верят во все эти новшества военные, какую путаницу они вносят, пробираясь сквозь дебри «акульей» мифологии, в отчаянных попытках создать эффективные акулоотпугивающие средства для нужд военного ведомства! Краска, цвет — наиболее популярная и широко разрабатываемая проблема. Возможно, какие-то основания для этого имеются. Однако служит ли окраска такой надежной защитой, как одно время утверждали, по-прежнему остается спорным. В самом деле, ведь никто еще не доказал сколько-нибудь убедительно, что акулы различают цвета, хотя, правда, нет доказательств и обратному. Ихтиолог Юджиния Кларк, директор океанологической лаборатории Кейп-Хейз во Флориде, в 1959 году проводила опыты с двумя лимонными акулами (Negaprion brevirostris); она выработала у них условный рефлекс на кормление, погружая в воду диск белого цвета. Когда сигнал заменили желтым диском, самец устремился к нему на полной скорости, затем вдруг в крутом вираже ушел в сторону, увидев другой цвет. Лимонная акула относится к числу крупных видов, она обитает у берегов и достигает 2 и даже 3 метров в длину (во всяком случае, такие экземпляры встречаются в теплых водах по обе стороны Атлантики). Но является ли такая реакция на цвет типичной для вида в целом и тем более для остальных крупных акул или- же индивидуальным свойством — пока еще не выяснено. Другим, тоже единичным экспериментом, на этот раз проведенным в открытом море, было доказано, что океанские акулы боятся флуоресцирующего материала. Но, опять-таки, относятся ли результаты опыта именно к цвету или же к самому факту люминесценции — не было установлено.

Тем не менее окраске, особенно защитному действию темных тонов, по-прежнему придают большое значение. Ныряльщики Индонезии, например, до сих пор перед погружением чернят себе руки и ноги и, как официально сообщают, они делают так потому, «что считается, будто акул привлекает все белое, возможно все, что так или иначе похоже на рыбу». Кроме того, бесстрашные ныряльщики бинтуют щиколотки полосами красной материи, якобы отпугивающими акул.

Моряки издавна утверждали, будто черная кожа спасает негров от акул. Но это неправда: акулы пожирают людей любого цвета кожи, были бы они только в пределах досягаемости. В Южной Африке несколько лет назад из целой группы аборигенов был выхвачен белый человек, а на следующий день почти на том же месте нападению подвергся негр. В своей книге «Мир моря», которая вышла в 1868 году и отличалась скорее живостью слога, нежели достоверностью, естествоиспытатель Льюис Фигьюр явно преувеличивал достоверность издревле сложившегося мнения, когда писал, что «встретив несколько разновидностей человеческой пищи, акулы отдают предпочтение европейцам перед азиатами и в свою очередь и тех, и других предпочитают негру». Тем не менее коренные обитатели Африки боятся акул ничуть не меньше, чем белые пловцы где-нибудь в Сингапуре.

В начале 1800-х годов английские колонизаторы придерживались собственной точки зрения относительно любимого цвета акул и считали, что акулы явно предпочитают негров — поэтому, купаясь в море, они окружали себя черными слугами.

За судами работорговцев прошлого столетия плыли акулы, которые кормились неграми, умиравшими в переполненных трюмах этих страшных кораблей. Время от времени матросы, забавы ради, подвешивали труп на нок-рею или на бушприт, чтобы посмотреть, как высоко будут прыгать за ним акулы. Рекордным считался прыжок в 6 метров!

Однако до сих пор широко распространено убеждение, будто для акул белый цвет обладает притягательной силой. Нередко приходится сталкиваться с людьми, которые утверждают, что светлые ладони, выделяющиеся на темном теле, могут навлечь нападение акулы. Поэтому в Вест-Индии негры чернят себе ладони и ступни ног, прежде чем войти в воду в том месте, которое пользуется дурной репутацией. Аналогично поступают индонезийцы и многие другие народы. Греки-иммигранты, ныряющие за губками у берегов Флориды, всегда работают в полном одеянии. Еще совсем недавно при приближении акул они тотчас прятали голые кисти рук под мышки. Их коллеги англосаксы подтрунивали над подобными суевериями, предпочитая драть губки голыми руками— даже на виду у акул. И надо сказать, никто из них ни разу не пострадал.

Впрочем, вполне вероятно, что акул действительно в какой-то степени привлекают светлые объекты. Еще во времена древнеримского оратора и писателя Плиния младшего (62—114 гг. н. э.) акулы слыли грозой ныряльщиков, ибо хватали «за живот, равно как за поясницу, пяту и… за всякую прочую часть тела, что белизной привлекает». Те из потерпевших кораблекрушение, кто оказался в воде с голыми ногами, как правило, подвергался нападению раньше полностью одетых людей (вспомним радиста Алмонда), а пловцов со светлой кожей (как Джона Уишарта) акулы избирают из Числа загорелых купальщиков.

Отсюда мораль для туристов: если океанский лайнер или трансконтинентальный самолет компании «Пан-Америкэн», на котором вы путешествуете, идет ко дну, спешите натянуть на себя брюки и носки! Правда, они будут помехой при плавании, но зато вы не будете столь аппетитны для акул, которые не приминут нагрянуть к месту кораблекрушения. Кроме того, в одежде у вас больше шансов предохранить свою кожу от соприкосновения со шкурой акулы, если та вдруг решит о вас потереться!

Во время войны специалисты американских военно-морских сил придавали большое значение темной окраске как отпугивающему средству.. Одно время было даже решено все спасательные лодки, плоты, матрасы и т. д. красить в черный цвет, однако потом днища стали красить синим. Как заявил Джордж Ллано в своей книге «Пилот против моря», «такая окраска, по общепринятому и официальному мнению, достаточно устрашает акул».

Но на практике все это оказалось совсем не так. Ни одна из акул, нападавших на спасательные плоты, не делала различия между желтым верхом и синим днищем. По свидетельству английского пилота Бэнкса, сбитого над Тихим океаном в 150 километрах от берегов Японии, тотчас после катастрофы акулы пристроились к его надувному плотику. «Они сделали несколько кругов почти у самой поверхности воды, а затем перешли к довольно забавному, но вселяющему ужас развлечению — разогнавшись, проходились носами по днищу плота… Эти прикосновения носили характер скорее игры, чем приготовления к завтраку. Когда я потом рассказал об этом подобравшим меня американским подводникам, никто из. них не выразил удивления. Они заметили, что в этой части света акулы действительно имеют обыкновение тереться о корпуса подводных лодок, возможно, стараясь таким образом избавиться от накожных паразитов».

Другой раз 2-метровая акула с яростью налетела на одноместный спасательный плотик с синим днищем, подбросила его в воздух вместе с находившимся на нем человеком, а затем несколько раз ткнулась в борт, также окрашенный в синий цвет, так что плот закружился в воде волчком. После этого она перевернулась на спину и вцепилась в кромку плота. Синий цвет не произвел на нее ровно никакого впечатления, как, впрочем, и рукоятка пистолета, которой перепуганный мореплаватель колотил ее по рылу.

Много раз предлагалось (и было неоднократно испытано) окрашивать воду вокруг плота или пловца. Одну акулу даже удалось прогнать после того, как ей сыпанули прямо в морду красящий маркер. И все же краска, даже с добавлением химических веществ, отпугивающих акул, никогда не давала особого эффекта. Да и может ли быть иначе? Ведь море на всем своем безбрежном просторе вечно и довольно быстро перемешивается течениями. А кроме того, найдется ли какая-нибудь по-настоящему голодная акула, которая отвернется от пищи только потому, что вода вокруг нее светлее или темнее, чем обычно?

Поэтому-то, едва поверхности океана в тропической части Атлантики коснется коническая головка ракеты, как к ней со всех сторон, словно мухи на мусорное ведро, устремляются акулы. Их ничуть не страшит, что сразу же при соприкосновении с океаном ракета автоматически выпускает в воду клубы «отпугивающих» веществ и красителей. Водолазы ВМС США, в августе 1957 года занимавшиеся поисками конической головки ракеты типа «Юпитер» у Антигуа, насчитали 25 акул, которые кружили во­круг и подплывали к ней вплотную, несмотря на завесу отпугивающих химикатов к красителей. Едва водолазы-аквалангисты подняли конус с 12-метровой глубины на поверхность, как акулы тотчас же переключили свое внимание на них. К счастью, никто не пострадал.

Запах как средство отпугивания акул — сравнительно новая мера борьбы, родившаяся на основе военного опыта. Все началось с того, что летчики, упавшие в воду, с отчаяния разбрасывали вокруг себя таблетки хлорирующего препарата «халазон», пытаясь заглушить запах человека. Этим совершенно не предусмотренным применением «халазона», предназначенного для очистки питьевой воды, заинтересовались специальные службы. (Честно говоря, этот хваленый препарат придает воде примерно такой же вкус, какой имеет вода в бассейне для плавания, и уж лучше страдать от жажды, чем глотать эту гадость!) Несмотря на отсутствие веских доказательств эффективности такого рода химических препаратов, были изготовлены крупные сильнодействующие «противоакульи» хлорные капсулы. Их включали в комплект аварийного снаряжения наряду со спасатель­ными плотами, костюмами и жилетами.

Испытывались и другие химикаты, главным образом яды, но, разумеется, безрезультатно. Можно ли ожидать сколько-нибудь длительного их действия в безбрежном океане?! Теперь военно-морское ведомство уповает на ацетат меди. К этой мысли ученые пришли совершенно случайно. В поисках отпугивающих препаратов они обнаружили, что акулы сторонятся разлагающихся трупов своих сородичей — факт, давным-давно известный австралийским китобоям. Они стреляют акул разрывными пулями и дают опу­ститься на дно. Убитые акулы служат таким сильным отпугивающим средством, что остальные и близко не подходят, даже если вода кругом стала багровой от крови разделываемых китов. Аналогичным способом воспользовались однажды в тропических водах Тихого океана, когда там были открыты новые районы, богатые жемчужницами. Прежде чем начать добычу жемчуга, ныряльщики несколько недель подряд охотились на акул и оставляли убитых на дне, чтобы отвадить живых.

Ученые установили, что живых акул отпугивает от мертвых сородичей уксусная кислота, которая образуется при мышечном распаде при участии содержащейся в крови акул мочевины. Тогда возникла мысль о создании препарата, содержащего ацетат меди. В настоящее время это средство принято на вооружение ВВС США и официально называется «составом, отпугивающим акул». В нем уксуснокислая медь смешана с нигрозином (красителем, создающим в воде густое черное облако) и с водорастворимым воском. Такая смесь аккуратно расфасовывается в пакеты по 250 граммов каждый. Этот состав, созданный в 1944 году, отгонял от 45 до 100 процентов всех акул, которых при полигонных испытаниях приманивали на свежее мясо. Как утверждают, он особенно эффективен именно для борьбы с крупными, опасными видами акул.

Однако, по мнению любителей подводного плавания, которые обычно почти не прислушиваются к суждениям специалистов, «состав, отпугивающий акул» — совершенно бесполезное средство. Жак-Ив Кусто, автор книги «В мире безмолвия», изобретатель акваланга и пионер аквалангистов, как-то, ныряя у островов Зеленого Мыса, разбросал несколько таблеток ацетата меди буквально перед самым носом длиннокрылой акулы (Eulamia longimanus) длиной 2,5 метра. Перед этим бестия долго вилась вокруг и в конце концов кинулась на него. Предложенное угощение ничуть ее не смутило.

В 1956 году сотрудники исследовательской партии Скриппсовского океанографического института, работавшие на острове Клиппертон, в восточной части Тихого океана, привязали пакет с этим отпугивающим препаратом к мертвой рыбе и потащили за кормой баркаса. Их интересовала реакция слонявшейся поблизости акулы. Последняя стрелой метнулась сквозь облако отпугивающего вещества и схватила рыбу. Не насытившись, она сделала еще один заход к корме баркаса и… проглотила пакет с «противоакульим снадобьем», который, правда, отрыгнула через несколько секунд.

Что же касается отряда легких водолазов британского военного флота, расквартированных на Багамских островах, то они вообще считают самую идею отпугивающих препаратов вопиющей нелепостью. На основании большого практического опыта они утверждают, что «просто неразумно ожидать, чтобы акула в пылу атаки вдруг остановилась и ушла, прервав стремительный бросок за пищей. Нет, в такие моменты она совершенно не обращает внимания на окружающие запахи. А кроме того, если бы отпугивающие средства и могли действовать, то лишь вниз по течению». Короче говоря, для успокоения совести берите с собой в путешествие отпугивающие таблетки, но не возлагайте на них особых надежд.

Более перспективное средство разработано в 1959 году Скриппсовским океанографическим институтом и лабораторией электроники ВМС США, но пока оно еще находится в стадии экспериментальной проверки. Идея состоит в применении смеси кристаллической щелочи и алюминиевых стружек — в принципе это тот же каустик, что используется для чистки раковин и канализационных труб. Состав расфасован в крошечные мешочки из пластика или в тюбики — несколько тюбиков или пакетов свободно уме­щается в кармане спасательного костюма. Каждый такой мешочек или тюбик вкладывается в маленькую рыбешку или в кусок мяса и скармливается нападающей акуле, которая почти мгновенно погибает, испытывая резкие боли (При разрушении оболочки с химикалиями между щелочью и металлическим алюминием в присутствии воды происходит следующая реакция: 2Al+2NaOH+2H2O = 2NaAlО2+3H2. Гибель акулы, по-видимому, происходит в результате вздутия желудка выделяющимся газообразным водородом. — Прим. ред.).

Что следует делать пловцам и ныряльщикам, чтобы не привлекать внимания акул?

Держаться подальше от воды. Не смейтесь! Сколько людей подвергало себя бессмысленному риску, плавая в местах, облюбованных опасными видами акул, зачастую чуть ли не сразу после несчастного случая! «Просто удивительно, как быстро люди все забывают, — отмечает сотрудник спасательной станции в Дурбане Реджинальд Блант, который не раз был свидетелем феноменальной беспечности пловцов. — В первую минуту все они полны решимости больше не рисковать своей жизнью. Но это пока не прошел первый испуг после нападения акулы. Спустя же несколько часов эти люди вновь беззаботно плавают в опасном месте, начисто выкинув из головы недавнее трагическое происшествие». Вот почему иногда в одном и том же пункте нападения могут последовать буквально одно за другим.

Но если уж вам непременно нужно войти в опасный водоем, никогда не мешает предварительно хорошенько оглядеться — нет ли поблизости акул. Плавать старайтесь ровно и спокойно, так как беспорядочное барахтанье в воде привлекает акул. Со спасательных плотов не следует выбрасывать за борт рыбу, пищу и экскременты, не убедившись предварительно, что поблизости не слоняется крупная акула. В противном случае плот может ассоциироваться у нее со вкусом выброшенных отбросов, и не исключено, что она пожалует на борт или высунет морду, чтобы стащить с плота людей. Это не раз случалось в прошлом. Если с лодки или с плота вы подсекли рыбу и вдруг почувствовали, что леса неожиданно остановилась, не тяните ее несколько минут, особенно если лов происходит в тропических водах — ведь вполне возможно, что рыбу схватила акула. Она-то последует за своей добычей до самой лодки и не побоится прыгнуть в лодку, если вы попытаетесь вырвать у нее добычу. Известны случаи, когда взбешенные акулы-мако выпрыгивали из воды, щелкая челюстями, колотя хвостом и явно, покушаясь на рыбаков, отнявших у них рыбу!

Главное же, будьте бдительны! Все время следите, нет ли поблизости акулы, которая может неожиданно напасть на вас сзади. Удар с тыла — их излюбленный угол атаки.

Что делать, чтобы не раздражать акул, если уж они появились?

Прежде всего сохраняйте спокойствие, не шумите и не суетитесь. Постарайтесь двигаться так, чтобы показать, что вы не труп, которым можно спокойно пообедать. Не сбрасывайте с себя одежды — тогда акулы могут и не уловить запаха вашего тела, а кроме того, одежда предохранит кожу от опасного соприкосновения со шкурой акулы. Кроме того, никогда не упускайте их из виду, это особенно важно! Люди, имеющие опыт ныряния в тропических водах Тихого океана, утверждают, что если человек заметил акулу, то он уже в относительной безопасности. Если вы ранены, попытайтесь сразу же остановить кровь. Не следует плавать в одиночку, лучше дер-жаться вместе для кругового обзора и взаимной обороны. Часто акулы не решаются напасть на группу в несколько человек, способных оказать им дружный отпор. Плыть следует энергичными, но равномерными движениями и избегать встречи с косяками рыб.

Если вы находитесь на плоту или в лодке, то прежде, чем спускаться за борт, убедитесь, что в тени, отбрасываемой вашим суденышком, нет акул. Никогда не опускайте за борт руки, не свешивайте в воду ноги. Не наклоняйтесь -через борт, даже если вам станет плохо, и не чистите рыбу над бортом. Не спускайте в воду трупы людей, если поблизости замечены акулы. А главное, будьте особенно осторожны после полудня, ближе к вечеру, когда многие виды акул особенно активно ищут корм.

В «Памятке об акулах», изданной ВВС США, приводится неплохое наставление всем потерпевшим кораблекрушение: «Вначале акула, по-видимому, некоторое время будет кружить возле вас, метрах в 50 или немного дальше. Она будет держаться у поверхности, и вы, бесспорно, заметите, как ее спинной плавник рассекает воду, и даже сможете разглядеть ее целиком — зрелище не из приятных! Затем она пойдет на сближение. Она может остановиться в нескольких метрах и уставиться на вас. В таких случаях ничего не предпринимайте — сохраняйте спокойствие и продолжайте плыть в своем спасательном жилете или надувной резиновой лодке, как будто рядом с вами нет никаких акул. Но обязательно продолжайте двигаться, иначе акула примет вас за труп! Как уверяют эксперты, через некоторое время акула уйдет прочь».

Ныряльщики, пользующиеся ластами, должны избегать всплесков и резких ударов. Не следует барабанить по воде ластами, ибо эти звуки разносятся на большое расстояние. Во время охоты на рыбу надо не только производить как можно меньше шума, но и не оставлять следов крови. Добычу следует немедленно спрятать в непроницаемый мешок, чтобы кровь и слизь рыб не попадали в воду.

Наибольшей опасности человек подвергается у поверхности воды. Ныряльщики находятся в большей безопасности на глубине, чем тогда, когда они плывут у самой поверхности, поднимаются, на поверхность или в начале погружения. Это особенно относится к аквалангистам или пловцам с другими автономными аппаратами для дыхания под водой.

Правда, следует сказать, что сами аквалангисты утверждают, будто бы акулы относятся к ним вполне благосклонно и обычно (но не всегда) не трогают. Это позволяет некоторым любителям подводной охоты совершенно игнорировать опасность нападения и считать акул этакими робкими и застенчивыми созданиями. Так, например, группа итальянских аквалангистов преспокойно плавала в Красном море среди целых косяков акул рядом с тем местом, где как-то ночью потерпело крушение судно с 40 арабами, со­вершавшими паломничество в Мекку, и все они тут же были разорваны на куски. По мнению итальянских спортсменов, акулы — просто-напросто жалкие трусы, улепетывающие прочь, как только их пытались сфотографировать. Разумеется, они сильно преуменьшали опасность и наверняка изменили бы свое мнение об акулах, окажись они в ту злосчастную ночь на месте пошедших ко дну арабских паломников.

Кроме того, аквалангисты вовсе не застрахованы от неприятностей. Достаточно привести несколько примеров. Так, в октябре 1959 года в бухте Бодега, в 80 километрах к северу от Сан-Франциско, на глубине 6 метров аквалангист Джеймс Хей занимался поисками раковин абалона (Абалон — промысловое название «морского уха» — крупного брюхоногого моллюска (род Haliotis), красивые перламутровые раковины которого используются для инкрустации, изготовления пуговиц и различных украшений, — Прим. перев.). Внезапно в ласты ему вцепилась акула, видовую принадлежность которой установить не удалось. Она трепала его, «как собака трясет кость». Хей, которому удалось вырваться, и его напарник одним махом покрыли сотню метров до ближайшей скалы, покрытой гуано, на которой и отсиживались, дрожа от страха, пока их не сняло проходившее мимо рыболовное судно.

А 15 августа 1959 года при проверке подводного кабеля в Мексиканском заливе, в 10—12 километрах от Панама-Сити (Флорида), исчез 26-летний лейтенант Джеймс Нил. Он работал с аквалангом на глубине 2,5 метра. Поисковая команда ВМС нашла его ласты, балластный мешок со следами акульих зубов и обрывки окровавленной, изорванной в клочья одежды. Это было все, что от него осталось. Во время поисков на членов команды несколько раз дерзко ка-летали голубая акула длиной в 3,5 метра и акула-мако такой же длины.

Еще более уязвимы ныряльщики, погружающиеся в воду без специальной аппаратуры для дыхания, поскольку они вынуждены постоянно подниматься на поверхность. Искатели жемчуга, моллюска-трохуса (Трохусы (род Trochus), брюхоногие моллюски, являющиеся важным сырьем для получения перламутра, — Прим. ред.) и трепангов, ведущие промысел с небольших парусных судов у северо-восточного побережья Австралии, утверждают, что именно эти стремительные движения — вверх и вниз — и привлекают внимание акул. Завидев в воде подплывающую акулу, ныряльщики цепляются за коралловый куст и замирают. На поверхности они ложатся на воду и остаются без движения, пока их не подберет лодка. Однако во всех других местах специалисты почти единодушно рекомендуют пловцам определенную сумму движений — чтобы показать, что те живы. Почти все знатоки соглашаются с тем, что человек наиболее уязвим на поверхности воды, во время подъема и погружения и, наконец, в тот момент, когда он входит в воду и выходит из нее. Многие получили увечья именно в то время, когда они влезали в лодку и, казалось, были уже вне опасности.

За последние годы в США очень увлекаются подводным плаванием. Не удивительно, что время от времени происходят весьма печальные столкновения пловцов с акулами. Достаточно вспомнить схватку Роберта Памперина с 6-метровой гигантской белой акулой. Это произошло в июле 1959 года в зарослях водорослей, неподалеку от самого популярного пляжа на взморье Ла-Холья (Калифорния).

Опытный пловец, человек исключительной физической силы, Памперин и его друг Джеральд Лерер после полудня на автомобильной камере поплыли в море. Они ныряли за абалонами на покрытое бурыми водорослями дно, метрах в 70 от берега. Внезапно Лерер увидел огромную белобрюхую рыбу, скользнувшую к ним из зарослей. Когда он вынырнул на поверхность, примерно в 15 метрах от Памперина, тот с криком «на помощь!» неистово забил руками по воде и исчез. Лерер нырнул и на глубине около 3 метров увидел, что Памперина схватила акула. Лицо несчастного было искажено ужасом, а вода кругом покраснела от крови. Поняв, что помощь его уже бесполезна, Лерер поспешно поплыл к берегу… Позднее с вертолета береговой охраны, патрулировавшего в этом районе, сообщили, что в воде виднелось какое-то серое пятно, судя по всему — крупная акула, которая держалась у берега. Тело Памперина так и не нашли.

006

Впоследствии Лерер рассказывал, что он и Памперин опасались свирепых мурен (Мурены — морские угри (сем. Muraenidae), обитающие в тропических и субтропических водах. У некоторых мурен имеются «ядовитые зубы», у основания которых расположены ядовитые железы, — Прим. ред.), об акулах у них и мысли не было! А мать погибшего добавила (это замечание должно послужить предостережением всем пловцам, пренебрегающим опасностью): «Уж если мой богатырь оказался беспомощным, — на что же тогда может рассчитывать обыкновенный пловец?!»

Что касается водолазов в скафандрах, то, разумеется, они находятся в сравнительно большей безопасности, но даже и им порой досаждают акулы. Как-то один водолаз, опустившись на глубину 6—8 метров, оказался в центре внимания 7(!) огромных акул. Он замер, и 4 хищницы вскоре убрались восвояси. Однако оставшиеся последовали за ним еще на 30 метров глубже и снова встали рядом. Ему пришлось сохранять полную неподвижность, пока они не потеряли к нему интерес и не уплыли.

Другому водолазу, спустившемуся под воду только в одном шлеме, повезло гораздо меньше. Обслуживавшая его команда заметила, что внезапно трос необычайно сильно натянулся и заходил рывками. По-видимому, там, в глубине, шла отчаянная борьба. В несколько минут трос был выбран. Пустой водолазный шлем — вот все, что удалось поднять на борт.

И все же, по мнению большинства спортсменов, увлекающихся подводным плаванием, угроза нападения акул под водой — ничто по сравнению с опасностью, которая подстерегает пловцов на поверхности. Но если соблюдать все меры предосторожности, перечисленные нами выше (то есть плавать спокойно, внимательно следить за морем и не искушать акул запахом только что добытой рыбы), то опасности можно избежать и в глубине и на поверхности. Пловцы, из тех что посмелее, благополучно охотятся в одних ластах или в масках или же с аквалангами там, где вода буквально кишит акулами. Круглый год любители сильных ощущений ныряют во Флориде и в Вест-Индии. «Мы ныряли за рыбой у самых рифов на островах Флорида-Кис, случалось даже устраивали гонки, ухватившись за хвосты акул,— вспоминает Джонни Уоллс, ветеран подводного плавания, фотограф и дрессировщик бурых дельфинов.— Если вдруг появлялись акулы, мы прекрасно знали, что они наверняка окажутся рядом с нами скорее, чем мы успеем на что-нибудь решиться». По его словам, плывущая акула ищет пищу, и с ней шутки плохи! Сытая же акула обычно дремлет где-нибудь в пещере или на дне, что обещает прекрасную возможность заняться спортом. «Хватайте ее за хвост, и вы чертовски здорово прокатитесь во весь опор!» — советует он. Правда, кто-то из его знакомых ошибся, поставив не на ту акулу. «Она сжевала ему руку до самого плеча!»

Люди иногда часами плавали в сопровождении крупных акул, которые проявляли к ним явный интерес. В конечном счете пловцы выходили из воды сухими, потому что держались спокойно и сохраняли четкий темп движений. Одним из таких уравновешенных пловцов был врач Виктор Хейзер, правда, недолгое время.

В своей красочной автобиографии «Одиссея американского врача», вышедшей в 30-х годах, Хейзер, превосходный рассказчик, особо подчеркивал, как важно сохранять присутствие духа, и приводил в пример случай, который произошел с ним во время купания в тропических водах.

Застряв как-то в маленьком городишке на западном побережье Южной Америки, Хейзер решил освежиться купанием в океане. Надев купальный костюм, он бегом пустился на городской мол. Не обращая внимания на зевак, что-то кричавших ему в до-гонку, он добежал до конца мола, нырнул и отплыл примерно метров на 100. Внезапно ему показалось, что вода стала холоднее.

Он огляделся и в нескольких метрах от себя увидел с полдюжины здоровенных акул, которые уставились на него. Толпа на берегу замерла; нигде, насколько хватало глаз, не было видно ни одной лодки. Акулы неторопливо пошевеливали плавниками, как бы полностью уверенные, что время так или иначе принадлежит им, и продолжали внимательно изучать пловца твердым, немигающим взглядом. «Первый шаг за тобой, — казалось, говорили их взоры.— Смотри, не оплошай!»

Хейзер имел полную возможность молотить по воде руками и ногами, поднять фонтан брызг или начать пускать пузыри, мог сколько угодно оглашать криками подводное царство, но он выбрал лучшее. Трезво оценив положение, он решил плыть назад точно так же, как плыл сюда — неторопливо и энергично, делая плавные взмахи. Он рассудил, что акулы находились здесь все время, и если они не атаковали его раньше, то, возможно, оставят в покое и на обратном пути, если только плыть в прежнем темпе. И Хейзер повернул к молу.

Акулы двинулись следом. Толпа на берегу росла, а Хейзер продолжал спокойно плыть к берегу. Оставалось всего несколько метров, вот уже только метр… Пловец достиг трапа на конце мола и замер. Акулы остановились рядом. Он ухватился за лестницу одной рукой. Ничего не случилось. Он взялся за перила двумя руками. Акулы не двигались. Тогда Хейзер рывком выскочил из воды, бросился наверх и без чувств рухнул на руки ревевших от восторга зрителей.

Когда он пришел в себя, ему рассказали, что его пытались предупредить об акулах и что после прыжка все уже сочли его погибшим. С тех пор Хейзер упорно купался только в ванной отеля.

Как можно судить на основании опыта летчиков, сбитых в военное время над морем, акулы не всегда нападают на человека, если он плывет энергично, делая размеренные движения, как будто для него вода — родная стихия. Так, одного потерпевшего аварию пилота в течение нескольких часов сопровождали две 3-метровые акулы, а другого, у берегов Филиппин, на протяжении 8 часов эскортировали 4 акулы помельче — их длина достигала 1,5 метра. Акулы шли за ним вплотную и останавливались, когда он делал минутную передышку. Правда, в конце концов они все-таки бросились на него, но, к счастью, пилот сумел отбиться, почти не пострадав.

В книге «Пилот против моря» приводится рассказ одного эквадорского летчика, который с двумя членами своего экипажа совершил однажды после полудня вынужденную посадку в Тихом океане. Один из них умер спустя четыре часа. Второй, получивший ранение и истекавший кровью, держался за рассказчика, в то время как тот толкал перед собой труп умершего в надежде устроить ему на суше достойные похороны.

Вскоре некая таинственная сила увлекла мертвеца в морскую пучину, а когда с наступлением ночи скончался раненый, то те же силы, на сей раз принявшие очертания длинных мрачных теней в залитом лунным светом океане, потащили и второй труп. Уцелевший пилот какое-то время пытался играть с акулами в игру «кто кого перетянет», но вскоре вынужден был выпустить из рук мертвеца, почувствовав, что акулы сильно искусали ему ногу. Акулы/покончив с трупом, снова вернулись к плывущему, а тот из последних сил упрямо плыл к берегу.

Акулы не отставали от него всю ночь, а на следующий день шли в такой близости, что пловец все время задевал их морды ногами. Буквально чудом, благодаря мужеству и большой физической силе, он все-таки достиг земли на вторую ночь, через 31 час после вынужденной посадки на воду. Акулы не оставляли его в покое до последней минуты.