8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Каждую весну тысячи акул двигаются на север, вдоль восточного побережья США, и заходят в заливы, бухты и эстуарии от Флориды до Мэна. Они проводят там лето, а когда море похолодает и листья на деревьях оденутся в пурпур и начнут облетать, — возвращаются на юг. Так повелось с незапамятных времен.

Передвижения акул не столь хорошо изучены и описаны, как перелеты птиц, ибо они происходят под водой. И тем не менее это явление природы, столь проклинаемое рыбаками и порой отмечаемое некоторыми наблюдательными яхтсменами, отличается таким же постоянством, с каким весной набухают почки на деревьях. Коричневые, голубые, песчаные и серо-голубые акулы, морские лисицы, колючие акулы, молот-рыбы — все принимают в нем участие.

Каждую весну почти одновременно наблюдаются два других миграционных потока — подход акул к берегам из открытых просторов океана и переход их из морских глубин юга на северные мелководья.

Миграции (разумеется, в различной форме) совершают почти все акулы во всех частях света. В большинстве случаев миграции вызываются постоянными естественными причинами, но иногда акулы меняют район обитания из-за нарушения режима дна или воды, а также из-за искусственных препятствий или же проходов, созданных людьми.

Классический пример перемещения акул, вызванного деятельностью человека, связан со строительством Суэцкого канала (1869). До этого на южном побережье Средиземного моря нападения акул происходили весьма редко. После открытия канала из Красного моря проникло такое количество опасных акул, что число несчастных случаев заметно увеличилось. С тех пор хищники успели распространиться и стали настолько активны в Адриатическом море, что купание в гавани Триеста считается теперь рискованным. Возможно, то же произойдет и с Великими озерами после открытия морского пути по реке Св. Лаврентия.

Впрочем, такого рода события совсем не типичны. Как правило, акулы мигрируют по тем же причинам, что и остальные живые существа, — в поисках мест, богатых пищей, для спаривания и выведения потомства. Однако не все миграции акул можно объяснить только этим. Зачем, например, акулы одного возраста, размера и пола совершают совместные длительные переходы в определенное время? Почему в один какой-нибудь год перемещается гораздо больше акул, чем в другой? Сродни ли такие резкие изменения количества акул-мигрантов, скажем, массовым переходам леммингов в арктической тундре или нашествию саранчи, через каждые несколько лет уничтожающей посевы на Среднем Востоке? Что служит их основой — перенаселение, недостаток пищи, изменения температуры воды или какие-нибудь другие причины?

Общепризнано, что часть акул следует за косяками рыбы, с потеплением воды продвигающимися на север вдоль восточного побережья США. Известно, что каждый год они регулярно появляются в определенных местах. В те далекие времена, когда подвесные моторы еще не взбили в бензиновую пену пролив Лонг-Айленд, туда ежегодно летом заходили тысячи безвредных акул. Некоторые из них достигали 1,5 и даже 2,5 метра в длину. В начале нынешнего века один яхтсмен из Вавилона на Лонг-Айленде за 15 летних сезонов насчитал в Грей-Саут-Бей до 2500 крупных акул. За один только день ему удалось увидеть с мачты своего небольшого судна 200 акул, в большинстве — коричневых.

В центральной части Тихого океана голубая акула каждую весну двигается с юга на север, преодолевая огромные расстояния.

Из всего написанного об акулах можно было бы сделать вывод, что в тропиках они пребывают постоянно. Однако новейшие данные свидетельствуют об обратном, так как обнаруживаются сильные сезонные колебания их численности в определенных местах, даже в районах, расположенных на самом экваторе. Ставные сети, ограждающие пляжи в Австралии и Южной Африке, приносят летом почти в 9 раз больше акул, чем зимой. Жители этих стран убеждены, что большая часть акул с похолоданием уходит на глубины или в более теплые моря. Аналогичная картина наблюдается в Индии, Индонезии и других странах.

Некоторые виды колючих акул, несомненно, совершают перемещения из открытого моря на береговую отмель одновременно с общим движением акул на север, происходящим вдоль побережий стран умеренного климата. Размеры косяков поистине устрашающи. В один невод как-то попало сразу 20 000 колючих акул. Но все это не идет ни в какое сравнение с косяком, который в середине прошлого столетия видели у северо-восточного побережья Шотландии. Он достигал почти 200 километров в длину и при­мерно 50 километров в ширину! Ничего подобного больше никогда не удавалось наблюдать и никто не может сказать, почему вдруг появилась такая масса акул, откуда они взялись и куда направлялись?

Некоторым акулам присущ иной характер миграций, известный под названием «тропическое погружение». На севере они остаются на поверхности или близко от нее, а по мере продвижения к югу постепенно уходят в более глубокие и холодные горизонты воды. Так, например, поступает голубая акула в центральной части Тихого океана. По наблюдениям Дональда Страсбурга, специально изучавшего этот вопрос по заданию Департамента внутренних дел США, голубая акула встречается на поверхности и на глубинах примерно до 100 метров в северной части ее ареала в Тихом океане между 70-й и 50-й параллелями северной широты. Откочевывая на юг, на свои зимние пастбища (между 20-м и 30-м градусами северной широты), она уходит на глубины свыше 115 метров и почти не показывается на поверхности. Является ли такое погружение формой зимней спячки акул или связано с размножением — не известно. Но несомненно одно — голубые акулы совершают миграции на север, чтобы дать жизнь потомству, так как вслед за их приходом в северные воды там появляются сотни акулят.

Тот факт, что интенсивным обловом обычно удается очистить водоем от акул (за исключением небольшого числа случайно заблудших особей), свидетельствует о том, что из года в год акулы возвращаются в одно и то же место. Во время второй мировой войны суповая акула была практически истреблена почти на всем Калифорнийском побережье; то же произошло с некоторыми видами акул в конце 1940-х и начале 1950-х годов на Гавайских островах. Акул на Гавайях добывали для изготовления японских рыбных хлебцев. В результате акулы исчезли во многих районах островов. Это дало возможность сделать вывод о том, что гавайские акулы не мигрируют (такую гипотезу выдвинул один ихтиолог). В действительности они могут мигрировать, но только не беспорядочно, а между вполне определенными районами. Если в этих районах случится перелов, акулы исчезнут. Впрочем, подобные споры могут длиться бесконечно!

Интенсивный промысел акул на Гавайях прекратился всего 6—7 лет назад в связи с запрещением продавать рыбные хлебцы из их мяса. В результате поголовье акул заметно выросло. Произошло ли это за счет размножения немногих акул, спасшихся от крючка и сети, или благодаря иммиграции новых на место истребленных? А может быть, уцелело достаточное количество гавайских акул, которые приводят за собой других на старые охотничьи угодья, и таким образом постепенно восстанавливается местная попу­ляция? Все это спорные вопросы, но с ними связан еще один: сколько живет акула?

Дело в том, что никто не знает, какова продолжительность жизни акул, за исключением мелких видов, превосходно акклиматизирующихся в аквариумах. Обыкновенная колючая акула приносит потомство через каждые 18-22 месяца. При этом количество рождающихся акулят столь мало, что необходимо несколько пометов за жизненный цикл самки, чтобы обеспечить высокую численность рода, чем, кстати, он и славится. Отсюда можно сделать вывод, что колючие акулы живут не менее 4, а может быть, и все 6 лет.

Что касается крупных пелагических видов акул, то они так долго не достигают зрелости и приносят такое незначительное потомство, что, очевидно, живут 20—30 лет, а то и более. Их точный возраст невозможно определить ни на какой стадии развития, ибо ни чешуя, ни зубы не служат для этого надежным показателем; особенно это относится к тем видам акул, у которых зубы по мере износа заменяются новыми.

Все живые существа с коротким жизненным циклом обычно отличаются высокой плодовитостью, необходимой для сохранения вида. Большинство же акул за один раз приносит от силы одну или две дюжины потомков. Следовательно, они должны жить долго.

Свидетельством большой продолжительности жизни акул может также служить тот факт, что крупные акулы иногда через многие годы наведываются в те места, где раньше находились консервные заводы или скотобойни, уже после того, как эти предприятия давно закрылись. Такие случаи отмечались в Австралии и Южной Африке — акулы возвращались через 20 и даже 30 лет, прошедших с тех пор, как бойни перестали спускать в воду кровь и отходы. Чем можно объяснить этот факт? Может быть, они помнят о де­ликатесах, которые находили здесь в далеком прошлом? Или же старые акулы из поколения в поколение показывают более молодым, дорогу в царство несбыточных грез?

В заключение следует подчеркнуть, что от старости умирают немногие акулы, во всяком случае не чаще, чем остальные дикие животные. Они погибают, как только слабеют.

Интересно отметить, что смерть легко справляется с акулами, когда наступает их час, и они очень быстро разлагаются. Печень загнивает, едва успев остынуть; шкура портится через 6 часов, а мясо еще быстрее. Краски блекнут почти мгновенно, и блестящее индиго на спине и боках голубой акулы покрывается мертвенным серым налетом.