8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

С первой же встречи с акулой человек понял, что она отличается от всех остальных рыб. Однако значение существующих различий было полностью осознано лишь в последнее столетие, после проведения строгих научных исследований. По утверждению одного ихтиолога, разница между акулами и другими рыбами почти так же велика, как между птицами и пресмыкающимися. Как бы подтверждая эту мысль, другой ихтиолог отмечает, что акулы и так называемые высшие, или костистые, рыбы, появившиеся на миллионы лет позднее, имеют совершенно независимое происхождение.

Основные различия между акулами и костистыми рыбами прежде всего характеризует следующее: 1) состав скелета; 2) строение чешуи и зубов; 3) способ размножения; 4) количество яиц и потомства; 5) форма, строение и функции хвоста и других плавников.

Кроме того, в отличие от большинства пресноводных и морских рыб, акулы не имеют плавательного пузыря; поэтому, чтобы оставаться на плаву, они должны постоянно двигаться. Их кровь содержит мочевину, которая распадается после смерти рыбы; этим объясняется сильный запах аммиака, присущий акульему мясу и чуждый всем другим рыбам. Кишечник акул также отличается от кишечника костистых рыб. Он относительно короче и имеет так называемый спиральный клапан (Спиральный клапан представляет собой вырост слизистой оболочки кишечника. Он образует разное число оборотов: у сельдевой акулы — до 40, что увеличивает всасывающую поверхность кишечника в б раз. Это анатомическое образование имеется не только у акул и скатов, но также у двудышащих рыб, осетровых и многоперов. У костистых рыб оно, по-видимому, развивается только на мальковой стадии, хотя некоторое подобие спирального клапана найдено у некоторых сельдеобразных, представляющих собой самую низкоорганизованную (с эволюционной точки зрения) группу костистых рыб. — Прим. ред.), что увеличивает его общую поверхность. Кроме того, у акул имеется от 5 до 7 жаберных щелей вместо одного наружного отверстия, прикрытого у костистых рыб жаберной крышкой; у акул по одному носовому отверстию с каждой стороны рыла, а не по два, как у прочих рыб (Некоторые костистые рыбы (например, колюшка и терпуги) также имеют по одному носовому отверстию с каждой стороны головы. — Прим. peд.).

Некоторые виды акул имеют подобие век, чего нет ни у одной костистой рыбы. Точнее говоря, это мигательные перепонки, закрывающие глаза и очень похожие на птичьи. Когда акулы возбуждены, перепонки стремительно летают вверх и вниз. Это особенно характерно для гигантской молот-рыбы (Sphyrna mokkaran). Глаза всех прочих рыб открыты всю жизнь.

Эти, а также ряд других, менее важных признаков придают структуре организма акул исключительную простоту и рациональность. Поэтому акул следует отнести к животным, наиболее интересным с биологической точки зрения. Акулы — идеальное наглядное пособие для изучения основ строения тела позвоночных. Их легко препарировать, различные системы их органов без труда можно выделить для обозрения. Тысячи врачей и биологов учились на обыкновенной колючей акуле (Squalus acanthias) и многим ей обязаны. У колючей акулы строение всех систем органов настолько близко к основному плану строения позвоночных животных, что никакая другая рыба не пользуется такой популярностью в учебных лабораториях.

Рассмотрим теперь различия между акулами и остальными рыбами в порядке их значимости.

Чем отличается скелет акулы от скелета форели?

Во-первых, скелет у акул хрящевой, а не костный. Правда, с возрастом хрящи твердеют из-за отложения извести, и тем не менее они несравнимо гибче костей форели. (Из спинного хребта акул благодаря его эластичности и мягкости делают превосходные трости-сувениры.)

Кроме того, в скелете акул нет ребер, а череп не имеет швов; у акул отсутствуют и мелкие кости, которые у других рыб поддерживают мягкие ткани. Наконец, верхняя челюсть у акул не соединена с черепной коробкой (В этом абзаце автор допускает несколько ошибочных или неточных определений. Во-первых, у акул имеются короткие хрящевые ребра, залегающие между спинной и брюшной частями туловищной мускулатуры. Во-вторых, у акул костная ткань отсутствует вовсе, а поэтому нет и покровных (дермальных) костей, образующихся у костистых рыб путем окостенения соединительной ткани и соединяющихся швами на крышке черепа. В-третьих, верхняя челюсть акул хотя и не сливается с черепной коробкой, но соединена с ней соединительно-тканными связками и сочленениями хрящей. У большинства современных рыб верхняя челюсть тоже свободно сочленена с черепной коробкой. Лишь у немногих (цельноголовые, двудышащие) верхняя челюсть слита с черепной коробкой. — Прим. ред.).

Чем различается структура чешуи и зубов акулы и костистых рыб?

Проведите рукой по спине акулы, а затем погладьте форель. Вы заметите резкий контраст между грубой, шершавой, похожей на наждачную бумагу акульей шкурой и гладким чешуйчатым покровом форели.

Разница объясняется главным образом тем, что чешуя акулы — это отдельные дентиновые образования, структура которых совершенно подобна настоящим ее зубам, тогда как чешуя форели представляет собой плоские костяные пластинки. Грубые чешуи акулы состоят из базальных дентиновых пластинок и пигментированных зубцов, покрытых эмалью (так называемая плакоидная чешуя).

Если рассматривать участок кожи акулы через увеличительное стекло, можно увидеть целый лес тонких шипов. Форма чешуи меняется от вида к виду и не одинакова даже на одной и той же акуле: те чешуи, которые изношены сильнее, — обычно крупнее, они имеют более округлую форму и глаже, чем остальные (Плакоидная чешуя, или кожные зубы, характеризующая акул, представляет собой наиболее древний тип чешуйного покрова. В отличие от остальных видов чешуи она не является постоянной, а периодически заменяется новой по мере износа. — Прим. ред.). Совокупность плакоидных чешуи образует жесткий и прочный панцирь, прикрывающий мышцы и внутренние органы. Этот панцирь очень трудно пробить ножом или гарпуном, особенно на спине и боках. Туру Хейердалу и его отважным спутникам на плоту «Кон-Тики» не всегда удавалось , проткнуть спину у некоторых акул, встреченных ими во время путешествия, как бы сильно ни наносился удар. Иногда при этом гнулся гарпун или ломался стальной наконечник пики.

В других местах не раз бывало, что ныряльщики с пневматическим гарпунным ружьем стреляли в акул с близкого расстояния — и только пугали их. А ведь выстрел такой силы легко пробил бы человеческий череп! Даже пули иногда отскакивают от акул. Моряки, стрелявшие в 1885 году с корабля в заливе Ред-Скар (Новая Гвинея) по 12-метровой китовой акуле (Rhineodon typus), убедились, что от ее спины пули рикошетом уходят в воздух.

Почему же у акул такая прочная шкура? Одной из веских причин, несомненно, является защита (главным образом от собственных сородичей). Но что гораздо важнее — кожный покров акулы служит опорой для всего тела, укрепляя и усиливая его, т. е. кожа у акул выполняет те функции, какие у костистых рыб несут ребра и другие кости. У акул ребер нет, и мышцы прикрепляются к коже, которая, таким образом, является наружным скелетом. Естественно, что она должна быть толще и прочнее, чем, скажем, у форели. Из-за отсутствия опорных костей крупные акулы, вытащенные на берег, нередко сплющиваются, так как вода перестает поддерживать их тело.

Толщина кожи акул колеблется в широких пределах: от 1,25—1,6 сантиметра у гигантской до 5 сантиметров и более у китовой. Толщина кожи не обязательно находится в соответствии с величиной акулы. Например, шкура карибской акулы-няньки толще шкуры более крупной и воинственной тигровой акулы. Но, пожалуй, самой грубой и шершавой шкурой обладает повсеместно распространенная шиповатая акула (Echinorhinus brucus), которую называют также «ежевичной» акулой. Она покрыта крупными, жесткими жучками, которые усеяны острыми шипами. Это омерзительное создание несколько напоминает полярную акулу и близких к ней акул, относящихся к семейству Dalatiidae, благодаря отсутствию анального плавника и колючек в спинных плавниках. Жир шиповатой акулы высоко, ценится в Южной Африке как лечебное средство.

Грубую шкуру акул часто называют «шагренью» по имени сорта недубленой кожи, выделываемой из ослиных, конских и верблюжьих шкур. (Шероховатая фактура шагрени достигается искусственно, вдавливанием мелких зерен в сырую кожу с шерстной стороны, которые после ее высыхания соскабливаются. После этого кожу вымачивают, в результате чего вдавлины набухают, образуя зернистую поверхность, шероховатую на ощупь.)

Необходимо добавить, что не для всех акул характерна шагреневость. Черная и бронзовая акулы и акула Грея из вод Австралии (Galeolamna stnacrurus, G. ahena и G. greyi) (Все эти акулы принадлежат к роду Carcharhinus. — Прим. ред.) имеют чешуи с такими мелкими шипами, что их кожа кажется почти гладкой. Шкура одного из видов (Eulamia floridanus)( Современное научное название — Carcharhinus falciformes. — Прим. peд.) настолько лоснится, это эта акула получила название шелковой. Стройная, изящная шелковая акула достигает 3 метров в длину. Она встречается в пелагиали тропических морей, но концентрируется главным образом у берегов, причем нередко в довольно больших количествах. Так, однажды в течение дня у одного из городов Флориды было поймано целых 60 штук! Почему у этих акул такая гладкая кожа, когда у всех остальных она грубая, — неразгаданная тайна океана.

Шкуру акул до сих пор употребляют в некоторых странах в качестве наждачной бумаги или подпилка. В старину ею обтягивали рукоятки мечей, чтобы не скользила рука. Кое-где она и поныне заменяет терку для спичек. Из нее изготовляют книжные переплеты, коробочки для ювелирных изделий, футляры для очков и тому подобные сувениры, в чем она успешно конкурирует с настоящей шагреневой кожей. После удаления чешуи и дубления акулья шкура становится «морской кожей» — прочным и красивым материалом, идущим на изготовление дамской обуви и сумок.

Шкуру с акул обычно снимают вручную, тут же на берегу. Кубинцы, например, обдирают ночную акулу средней величины (длиной около 2 метров) примерно за 20 минут.

Плакоидная чешуя акулы, как уже отмечалось, является своего рода модификацией ее зубов. Чем же зубы акулы отличаются от зубов прочих рыб?

Плавным образом тем, что зубы акулы не имеют прочного соединения с челюстями, как, скажем, у человека или у форели. Они сидят в мягких лунках и прикреплены к челюсти связками, а не костными корнями. Кроме того, зубы акул являются просто видоизмененными и увеличенными чешуями, от которых они не отличаются структурно, тогда как зубы форели представляют собой принципиально иное костное образование, чем ее чешуя. К тому же у акул часто одновременно функционирует несколько рядов зубов в отличие от единственного ряда у других рыб. У многих крупных видов акул зубы образуются и выпадают на протяжении всей жизни (хотя некоторые ихтиологи это и оспаривают). Следовательно, возраст акулы нельзя определить по зубам. Подобной смены зубов нет ни у форели, ни у большинства других рыб.

Зубы акул самые большие в рыбьем царстве: их длина достигает 7—10 сантиметров у крупных акул-мако. А кроме того, они единственные в своем роде, так как зазубрены.

Бесконечное разнообразие формы, количества и размеров зубов также отличает акул от других рыб. Форма зубов сильно варьирует от вида к виду и от челюсти к челюсти. Шестижаберная акула Нехапchus griseus (известная также под промысловыми названиями «грязная акула», «акула-корова» и «бульдог»), которая встречается во всех океанах и в Средиземном море, может служить отличным тому примером. У нее зубы разнообразной формы: верхние зубы значительно отличаются от нижних, а передние — от расположенных глубже. То же относится и к семижаберной акуле (Notorhinchus maculatum), которая считается наиболее примитивной из всех крупных акул. Действительно, это поистине живое ископаемое; ее зубы почти точно соответствуют ископаемым зубам, найденным в горных породах, возраст которых определяется в 130 миллионов лет!

Значительные различия могут существовать и в пределах одного семейства. Так, в семействе Sphyrnidae только гигантская молот-рыба имеет зазубренные зубы, а у всех остальных молот-рыб зубы гладкие.

Кроме того, иногда внешне вполне подобные виды акул, обитающих в разных местах, различаются по строению зубов. Возможно, это вызвано различиями в пище. Например, некоторые колючие акулы из вод Англии, Нью-Йорка, Крыма и Новой Зеландии очень похожи друг на друга (несмотря на большую удаленность их мест обитания) и тем не менее имеют разные зубы. Именно строение зубов ‘является единственным надежным признаком для распознавания этих местных группировок, что, впрочем, спра­ведливо и в отношении многих других видов.

В общераспространенном представлении зубы акул — это зазубренные белые ножи треугольной формы, приличествующие матерому людоеду. Фактически же их можно разделить на четыре основных типа: 1) зазубренные треугольники; 2) длинные гладкие зубы иглообразной формы; 3) заостренные коренные, расположенные рядами; 4) плоские коренные, расположенные в мозаичном порядке. Каждый основной тип имеет множество разновидностей. У некоторых акул челюсти усажены зубами нескольких различных форм, как, например, у упоминавшейся выше шестижаберной акулы, однако, как правило, у большинства видов все зубы относятся к какому-нибудь одному из перечисленных типов.

Зазубренные зубы, предназначенные для того, чтобы резать и колоть добычу, встречаются только у пелагических видов, к которым относятся, в частности, белая, голубая и тигровая акулы, гигантская молот-рыба и серая сумеречная акула (Carcharhinus obscurus). Этим акулам необходима большая режущая способность челюстного аппарата, чтобы разрывать толстую кожу и справляться с костями крупной добычи, за которой они охотятся. Голубая акула, преследуя тунца, не в состоянии остановить его и трясти так, как колючая акула треплет омара; она может лишь выхватить добрый кусок мяса в тот момент, когда удастся настигнуть жертву. Для этой цели больше всего подходят треугольные зубы с острыми концами и зазубренными краями. Такие зубы достигают иногда 5—7 сантиметров в длину, как, например, у наиболее крупных экземпляров гигантской белой акулы, но обычно не превышают 2,5 сантиметра.

007

В силе таких зубов нужно убедиться самому, иначе трудно поверить. Попробуйте-ка острым ножом разрезать тунца пополам. Вы промучаетесь над этой операцией несколько минут, прежде чем раскромсаете рыбу надвое. А теперь привяжите целого тунца такого же размера к лодке и опустите его за борт на виду у тигровой акулы. Она метнется вверх, широко разинув пасть, нацелится и захлопнет челюсти, сделав при” этом легкое боковое движение. Метровая рыба, которую вы так долго и усердно пилили, ока­жется рассеченной на две части буквально за какую-то долю секунды! Примерно такой эксперимент проделал один любопытный зритель, находившийся на пирсе в Санта-Крус (Калифорния), когда там выгрузили живую гигантскую белую акулу длиной 4,5 метра. Он вставил ей в пасть доску сечением 5Х10 сантиметров. Акула с легкостью перекусила доску пополам.

Пилообразные зубы акулы являются грозным наступательным и оборонительным оружием. Это, несомненно, самый эффективный зубной аппарат в мире. По сравнению с ними зубы льва просто никуда не годны. Царю зверей приходится долго терзать коровью тушу, прежде чем он набьет себе полный рот, в то время как тигровая акула только скользнет по такой туше в море и сразу отхватит 20-килограммовый кусок, даже не замедляя скорости. Шкура, мясо и жилы для ее зазубренных зубов все равно что сливочное мороженое.

Благодаря тому что зубы акул режут быстро и чисто (а отчасти и потому, что соленая вода оказывает известное анестезирующее действие), жертвы акул при укусе не испытывают сильной боли. Так, например, 16-летняя Сюзанна Териот «почувствовала что-то вроде укола; особенно больно не было, все произошло так быстро…» Это случилось в мае 1960 года в десятке километров к юго-востоку от Санта-Крус, примерно в 30 метрах от берега. В результате нападения акулы девушка лишилась левой ноги.

Размеры зубов акул и их положение отличаются такой рациональностью, а челюсти снабжены настолько мощной мускулатурой, что 4- и 5-метровая тигровая акула может отхватить человеческую руку быстрее и безболезненнее, чем самая совершенная хирургическая пила. Вонзив зубы глубоко в мякоть и мышцы, с одновременным рывком головой, такая акула легко откусывает человеку ногу по самое бедро. Очень крупные акулы способны на большее: как-то один малаец, нырявший за жемчугом в районе Южных морей, выскочив из воды у своей лодки, отчаянно закричал: «Огромная акула, огромная акула!» — и камнем пошел ко дну. Когда его вытащили, то увидели, что он перекушен пополам, чуть ниже линии сердца.

Таковы акульи зубы! Они давно стали легендой и пользуются большим спросом у любителей тропических сувениров. В свое время островитяне Океании накалывали ими татуировку, брили головы, усы и бороды, а палки и дубинки, густо усаженные акульими зубами, служили в качестве пил или превосходного боевого оружия.

В наши дни из зубов акул делают серьги, браслеты и брелоки к часам. Зубы ископаемых акул также являются предметом торговли. Одно время их добывали во Флориде и отправляли в Англию, где после размола из них получали отличное удобрение. По крайней мере одно географическое название — Шарктус-Маунтин — «гора Акулий зуб» (Калифорния) — произошло от залежей зубов ископаемых акул, которыми буквально кишело море, покрывавшее теперешнюю долину Сан-Хоакин, 20—30 миллионов лет назад. И такие залежи ископаемых акульих зубов встречаются по всему свету (Зубы разнообразных акул, современных и вымерших в четвертичную эпоху, очень обычны в донных морских отложениях. Как показывает анализ дночерпательных проб, полученных советскими экспедициями на судне «Витязь», в некоторых районах океана дно буквально усеяно акульими зубами. — Прим. ред.).

В давние времена женщины верили, что если потереть зубом акулы десны младенца, то это поможет быстрому прорезыванию зубов, а кроме того, обеспечит зверский аппетит — залог здоровья и быстрого роста. В средние века акульим зубам приписывалось еще большее могущество. Считалось, что при соответствующих заклинаниях зуб акулы излечивает лихорадку, выгоняет камни из желчного пузыря и охраняет тех, кто его носит, от наговора и дурного глаза. Он считался идеальным средством, предупре­ждающим об отраве: достаточно якобы поднести к акульему зубу что-либо, содержащее яд, как зуб весь покроется испариной. В акульи зубы верили так же, как в мощи святых.

Благодаря своим размерам и прочности зазубренные зубы не столь многочисленны, как более мелкие, гладкие зубы менее крупных видов акул. Так, у взрослой тигровой акулы насчитывается всего 280 зубов в 5 или 6 рядах, в то время как у карликовой куньей акулы (Triakis barbouri), длина которой не превышает 30 сантиметров, их 360—720. Эта «малютка» обитает в вечном мраке на глубине более 400 метров, у северного побережья Кубы. (Кстати, в порядке сравнения, человеку отпущено природой всего 32 зуба!)

Из 5—6 рядов зубов, имеющихся у тигровой акулы, только один или два ряда являются функционирующими (хотя некоторые естествоиспытатели утверждают, что зубы задних рядов мгновенно выпрямляются при атаке). В той или иной степени это относится и к другим видам акул. У многих акул зубы бездействующих рядов постепенно, по мере удаления от действующих, становятся все более заглубленными, они менее развиты и покрыты тонким слоем эмали. Зубы задних рядов иногда бывают настолько мягкими, что их можно резать ножом. Они могут быть полыми.

Долгое время существовало убеждение, что бездействующие ряды зубов акулы постепенно твердеют и выдвигаются вперед, заменяя передние, по мере того как с возрастом те утрачиваются или срабатываются. Считалось, что такое замещение происходит на протяжении всей жизни акулы. Однако некоторые ученые теперь пришли к выводу, что у акул расположение зубов является постоянным и никакой их замены не происходит. Обе эти гипотезы окончательно не доказаны, Это объясняется совершенно очевидной сложностью непосредственного изучения полости рта крупной акулы на протяжении длительного периода времени.

Зубы других пелагических видов крупных акул, таких, как мако, песчаная, сельдевая (Lamna nasus) и тихоокеанская серо-голубая акула (Isurus glaucus), похожи на зубы кошек. Такие зубы созданы скорее для того, чтобы хватать, удерживать и убивать мелкую добычу, чем вырывать куски мяса из крупных рыб и млекопитающих, хотя порой они используются и для этой цели. Изогнутые зубы акул-мако, очень длинные и острые, наиболее характерны для этого типа. Они одинаковы на верхней и нижней челюстях; их бывает по 24—26 в ряду, причем только один ряд является функционирующим. Первые два зуба (считая от центра) на обеих челюстях — самые длинные, саблевидные; третий зуб меньше второго и четвертого, а остальные, чем дальше от центра, все больше приближаются к треугольной форме. Общее впечатление от разинутой пасти акулы-мако потрясающее — она похожа на какие-то чудовищные грабли! Все, что попадает в эту пасть, имеет мало шансов вырваться.

Низкие коренные зубы с заостренными вершинами и режущими краями характерны для обыкновенной колючей акулы. Они слегка напоминают мелкие белые камешки, которыми засыпают садовые дорожки, но имеют острые вершины, смещенные к боковой стороне зуба. Верхние края зубов образуют сплошную режущую кромку, которая наряду с боковыми остриями превращает их в идеальное приспособление для схватывания и разгрызания мелкой рыбешки и панцирных беспозвоночных. Высота зубов всего около 60 миллиметров (у взрослых особей, при средней длине 75 сантиметров). Тем не менее они достаточно крепки и остры и позволяют колючей акуле нападать на сельдь, треску, пикшу, скумбрию и даже на рыб более крупных, чем она сама, не говоря уже о креветках, крабах и омарах. В ряду насчитывается 22 — 28 зубов, причем активно действуют два ряда.

Для самозащиты колючая акула пользуется шипами, расположенными впереди обоих спинных плавников, и поражает ими противника. Эти шипы слегка ядовиты и вызывают болезненные раны.

Четвертый, наименее распространенный тип зубов,— это маленькие, плоские коренные, расположенные в мозаичном порядке. Они присущи многим видам, в частности обыкновенной куньей акуле (Mustelus canis), которая достигает метровой длины (а иногда и больше), обитает в теплых и умеренных водах почти во всем мире и принадлежит к семейству Triakidae. Слегка напоминая булыжники мостовой своей формой и расположением, зубы куньих акул (если смотреть на челюсть сверху) похожи также на след велосипедной шины. Хотя зубы некоторых видов, относящихся к этому семейству, имеют заостренные вершины, позволяющие не только разгрызать добычу, но и наносить укусы, зубы гладкой куньей акулы предназначены только для дробления. Ее добычей, которую она находит на дне, служат ракообразные, другие бентические животные и мелкая, слабая или больная рыба. Эта акула считается злейшим врагом омаров. “Свора куньих акул, облюбовавшая какой-нибудь район моря, может надолго изничтожить там всех омаров. Зубы этих акул меньше всего похожи на настоящие «акульи». На обеих челюстях их насчитывается около 150 штук.

Такими же зубами усажена пасть калифорнийской бычьей, или рогатой, акулы (Heterodontus francisci). Эта акула замечательна тем, что принадлежит к древнему семейству, процветавшему на береговых отмелях 40 миллионов (!) лет назад и почти не изменившемуся за это время. Рогатая акула достигает длины свыше метра и питается крабами, устрицами и другими донными беспозвоночными, которых размалывает своими мозаично расположенными зубами. Заканчивая трапезу и проглотив мясо, акула выбра­сывает через жаберные щели обломки панцирей.

Зубы огромной китовой (Rhineodon typus) и гигантской (Cetorhinus maximus) акул, наиболее крупных и наименее опасных из всех видов, относятся к особому типу. Они отличаются не только своей формой, но и очень малой по отношению к длине тела величиной. Кроме того, они почти одинаково хорошо развиты от первого до последнего ряда, тогда как у большинства акул только один-два, от силы три передних ряда зубов являются функционирующими. И, наконец, это единственные в своем роде акульи зубы, не выполняющие обычного назначения — колоть, резать, размалывать. Они служат главным-образом для того, чтобы не дать мелкой добыче ускользнуть, когда пасть закрыта. Зубы этих акул представляют собой гладкие конусы размером около 3 миллиметров, слегка наклоненные вбок у гигантской акулы и внутрь — у китовой. Последняя получила от них свое научное название Rhineodon typus, происходящее от слов rhine, что значит напильник, и odons или odont — зубы, так как челюсти этой акулы действительно напоминают поверхность напильника. У китовой акулы насчитывается 7200, а у гигантской — 1600—1800 зубов.

Обе эти акулы питаются планктоном, мелкой рыбешкой и кальмарами и другими мелкими морскими животными, которых они отцеживают, захватывая воду ртом и выпуская ее через жабры. Перистые жаберные тычинки (которые отсутствуют у всех других акул) задерживают пойманную добычу, которая затем проглатывается без размельчения (Фильтрующий аппарат гигантской и китовой акул, выполняющий одну и ту же функцию отцеживания кормовых организмов из воды, существенно различается. У гигантской акулы длинные многочисленные (до 1300) жаберные тычинки образуют фильтрующий аппарат, вполне подобный «китовому усу» гладких китов. У китовой акулы жаберные дуги соединены между собой хрящиками, поддерживающими губчатую структуру, которая развивается из видоизмененных зубчиков и формирует частое сито с очень мелкими ячейками (1—2X2—3 миллиметра у акул, достигающих длины 10 метров). — Прим. ред.).

Хотя зубы являются основным оружием большинства акул, но есть и исключения. Так, морская лисица (Alopias vulpinus) и маленькая акула-пилонос (Pristiophorus curratus) (Не следует путать с пилой-рыбой. — Прим. peд.) занимают вместе с только что упомянутыми гигантами обособленное место, отличаясь от других акул способом добывания пищи. Морская лисица оглушает добычу или сгоняет ее в кучу своим непомерно большим хвостовым плавником, а пилонос действует длинным, уплощенным рылом, по обеим сторонам которого имеются зубовидные отростки, напоминающие пилу. Зубы у акул этих видов сравнительно мелкие и слабые.