8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Как это ни удивительно, но наибольшее количество акул вылавливается в странах с умеренным климатом. По статистическим данным ФАО (ФАО (Food and Agricultural Organization) — организация ООН по вопросам продовольствия и сельского хозяйства. — Прим. перев.), на первом месте по валовой добыче акул и близких к ним скатов стоит Япония, на втором Норвегия и на третьем Великобритания; США после кратковременного оживления промысла в годы войны занимают последнее место.

Однако картина будет неполной, если, говоря о выгоде промыслового лова акул, не учитывать тех убытков, которые причиняют акулы. Возьмем, к примеру, ежегодную весеннюю миграцию к северу и в прибрежные воды атлантического побережья США обыкновенной колючей акулы (Acanthias vulgaris) (Современное научное название — Squalus acanthias. — Прим. ред.), которая обычно обитает в умеренных водах северного и южного полушарий. Эти акулы собираются в такие огромные косяки, что за один замет невода можно выловить до 20 000 штук. Они забивают сети, рыболовные ловушки и рыбные садки (Рыболовные ловушки — группа рыболовных орудий, в которую входят вентери, мережи, ставные невода и т. п. Благодаря конструкции рыболовных ловушек рыба не находит обратного выхода. Рыбные садки — здесь огороженное пространство воды для хранения живой рыбы. — Прим. перев.), истребляют массу ценной рыбы и рвут буквально километры рыболовных снастей. В одном только заливе Массачусетс 10 000 колючих акул каждую весну поедают примерно 60 000 омаров, 200 000 крабов и невероятное количество сельди-менхаден и зеленушки-тотоги (Tautoga onitis). Общий ущерб, ежегодно причиняемый колючей акулой в масштабах всей страны, исчисляется примерно в 400 000 долларов. Убытки усугубляются тем, что в США этот вид акул ничего не дает взамен, не представляя собой никакой ценности. Правда, ее едят в Японии, Китае и странах Средиземноморья, а одно время пытались заготавливать впрок в сушеном виде в Великобритании и на северо-востоке США, но американские покупатели её не приняли. Рыбаки ненавидят колючую акулу лютой ненавистью.

Такой же «любовью» пользуются и крупные акулы, особенно гигантская голубая акула (Prionace glaиса), которая рвет дрифтерные сети и уничтожает тонны попавшей в них рыбы. Другие пелагические акулы наносят не меньший ущерб. Всякий раз при подъеме трала акулы, которые кружатся вокруг него в поисках случайной добычи, при виде ускользающей от них рыбы приходят в такое возбуждение, что яростно набрасываются на трал, пробивают в нем огромные дыры и выхватывают улов. Некоторые смельчаки даже врываются внутрь трала поверх пойманной рыбы и в ожесточении терзают все подряд. Несмотря на то что команда тральщика отгоняет их выстрелами из ружей, хищники успевают нанести большой урон.

Разумеется, мало кто из рыбаков задумывается над ролью акул в общем природном балансе или отдает себе отчет в том, что уничтожение крупных акул повлечет за собой такое увеличение мелких хищников— скатов и колючих акул, которое окажется еще более пагубным. Впрочем, следует подчеркнуть, что вред, причиняемый акулами, находится в прямой зависимости от количества пищи: там, где ее мало, акулы жадно рвут рыбу из сетей и с крючков; там же, где рыбы с избытком хватает для всех, акулы не являются сколько-нибудь заметной помехой промысловому рыболовству.

С другой стороны, можно ли порицать рыбака за ненависть к существу, которое не только лишает его средств к существованию — орудий лова, но и угрожает его собственной жизни! Ведь немало рыбаков, особенно в тропиках, погибло или изувечено акулами, уже пойманными в сеть или на крючок.

Акулы часто нападают на людей, упавших за борт, в косяк рыбы. Так, 27 января 1959 года жертвой акул стал Теодор Свинти, кок тунцеловного клиппера «Мэри Барбара», промышлявшего у Галапагосских островов. Он был смыт волной с палубы, и к нему тотчас же устремились акулы. Первых ему удалось отогнать — он отчаянно бил их по морде и лягал ногами. Но, вообще-то говоря, жизнь Свинти спас белый тропический шлем из пластика, который в пылу сражения был сбит у него с головы. Все акулы, как одна, устремились за шлемом, что дало возможность клипперу развернуться и подобрать кока. Он был отправлен в госпиталь в Панаму с глубокими рваными ранами на правой голени и левой ступне.

Промысел крупных акул ведется в тех странах, где велик спрос на их мясо, жир, шкуру, плавники, зубы и кожу. Мясо обычно засаливают либо продают в свежем виде; кожу дубят и делают из нее превосходные, очень прочные ремни; плавники сушат, и они идут на приготовление желатина, из них также варят крепкий бульон, а измельченные в порошок применяют в качестве тонизирующего средства; зубы, челюсти и спинной хребет продают как сувениры. Жир из печени используется для самых различных целей. Его применяют как лекарство — внутреннее и наружное, против ожогов, для примочек и втираний при ревматических болях. Акульим жиром заправляют лампы, смазывают лодки, в нем закаливают металлические изделия, им натирают животных, чтобы избавить их от паразитов. Жир из печени колючей акулы добавляют в медицинский рыбий жир, получаемый из печени трески, для усиления его целебных свойств. Одно время на Бермудских островах акулий жир разливали в бутылочки и продавали как барометры; утверждают, что в солнечную погоду жидкость остается прозрачной, а в предвестии шторма мутнеет. Ученые полагают, что не исключено использование акульего жира и для более важной цели — в качестве профилактического средства против раковых заболеваний. По-видимому, в нем содержится какое-то антиканцерогенное вещество, предохраняющее акул от раковых опухолей.

Из мяса и внутренностей несъедобных акул изготовляют туки, клей, а также корм для скота и домашней птицы. Недубленую шкуру во многих местах до сих пор используют в качестве наждачной бумаги.

Обычно рыбаки чередуют лов акул с другими занятиями, принимаясь за хищников только в тех случаях, когда те косяками появляются в прибрежных водах, и пытают счастье на более мелкой рыбе, когда акулы откочевывают или уходят на большие глубины (что они имеют обыкновение делать по причинам, лучше всего известным им самим). Не все акулы служат объектом промысла, многие из них не представляют никакой ценности. Так, например, в Калифорнии лишь 6—8 (из 13) известных видов считаются заслуживающими внимания. Акул добывают почти всеми орудиями, обычно применяемыми для рыбной ловли: острогой, копьем, гарпуном, ставными неводами, сетями и на уду и яруса (Ставные невода — стационарные ловушки, устанавливаемые на якорях или кольях в прибрежной зоне. Такой невод состоит из вертикальной сетной стены — «крыла», направляющего рыбу в специальную камеру, при входе в которую установлены «открылки», препятствующие обратному выходу рыбы.

Ярус — снасть для ловли хищных рыб на дне или в толще воды. Ярус состоит из длинной веревки — «хребтины», к которой прикрепляются поводки с наживленными крючками. Длина промысловых ярусов может достигать десятков километров.— Прим. ред.). Выбор способа лова зависит от того, с какой акулой приходится иметь дело, от ее размеров и норова и, разумеется, от возможностей рыбака. Специальных судов для ловли акул не требуется: индонезийцы выходят на них на пирогах, кубинские рыбаки — на яликах и шхунах, в Норвегии их ловят с баркасов и дизельных траулеров. В Ирландии невод забрасывают с гребных шлюпок, а многие рыбаки в южной части Тихого океана ловят акул петлями с челнока, выдолбленного из древесного ствола. Делались попытки использовать для ловли акул большие суда типа тунцеловов, совершающие длительные промысловые рейсы в тропиках, однако дело не пошло: большими косяками акулы, как правило, не ходят, а гоняться за каждой оказалось убыточным.

Ловля на петлю, которую практикуют в Океании, относится к самым примитивным, самым захватывающим и, безусловно, наиболее опасным способам. Акул подманивают к лодке небольшими кусками мяса курицы или другой птицы или постукиванием друг о друга скорлупок кокосового ореха либо позвякиванием морских раковин, нанизанных на изогнутый прутик. Такой погремушкой болтают в воде, подражая косяку рыбы, плещущейся у поверхности. Как только появляется акула, за борт опускают кусок мяса и петлю. Акула бросается на приманку, и тут рыбак мгновенно затягивает петлю. Иногда пирога разбивается в щепы, а иногда акула утаскивает ее вглубь (если попадается крупный экземпляр). Но обычно добычу удается подвести к борту и убить дубинками.

На островах Кука и Лоялти распространен еще более опасный вид ловли петлей. Рыбаки медленно плывут по прозрачным лагунам, пока не обнаружат акулу, которая спит, спрятав голову в подводную пещеру. Тогда один из ловцов бесшумно соскальзывает за борт с петлей в руке и под водой подплывает к акуле. Осторожно надев петлю ей на хвост, он дергает за свободный конец, сигналя товарищам, что все готово, и стрелой мчится наверх, к пироге. Ловцы, находящиеся в лодке, затягивают петлю, и начинается сражение — акулу тащат на поверхность. Иногда акул предварительно подкармливают — сытые, они менее опасны для ныряльщика. И все-таки это весьма рискованная ловля, которая временами оканчивается гибелью смельчака.

Сохранились предания о том, что в старину жители Гавайских островов, чтобы облегчить лов акул, прибегали к дурману. Они отправлялись на лов целой флотилией, запасаясь кусками мяса, вымоченного в опьяняющем, зелье. Акулы, проглотив эту приманку, впадали в благодушное опьянение, после чего не составляло особого труда заарканить их и отвести к берегу, как послушных пуделей.

В наши дни жители островов Гилберта добывают среди своих чудесных атоллов тигровую акулу способом, почти столь же опасным и не менее захватывающим, чем ловля петлей. Для этого они пользуются крохотным одноместным долбленым челноком, к середине которого крепко привязывается трехметровая леса с крючком на конце. Акула хватает наживку, и начинается дикая пляска, по сравнению с которой родео из популярного ковбойского фильма покажется чинной прогулкой в воскресную школу. Утлое суденышко то становится на дыбы, то ныряет в бездну; оно описывает сумасшедшие круги, его швыряет взад и вперед, из стороны в сторону, с седоком, судорожно цепляющимся за свою лодку (и за жизнь). Наконец, обессиленная акула всплывает у борта и получает по носу несколько хороших ударов увесистой дубиной. Обучение этому способу охоты на акул продолжается почти год, и, по свидетельству очевидцев, зрелище дюжины ловцов, заканчивающих курс науки и словно вихрь кружащих в своих игрушечных пирогах по зеркальной глади лагуны, — одно из чудес Южных морей.

В остальных частях света акул ловят более прозаическими способами. На острове Гурумшаш, в Красном море, арабы охотятся на акул на колоритных судах — доу (баггала). Лов ведется сетями, а поплавками служат надутые воздухом бурдюки. Сети обычно ставят в сумерки и поднимают на рассвете. В призрачной дымке тает за кормой берег, а вокруг, как в «кошмарах» Гойи, щерятся пасти морских чудовищ— пилы-рыбы, молот-рыбы, тигровой и голубой акул. Печень акулы в бочках отправляют в город Массуа для вытопки жира; мясо засаливают или сушат на берегу. Плавники также высушивают, а затем делают из них «любовный порошок».

Образцом рационального промыслового использования акул в тропических водах могут служить Малайзия и Сингапур, где ежегодный валовой улов составляет около 50 000 центнеров. С другой стороны, на Филиппинах акул ловит и употребляет в пищу только мусульманское население, так называемые моро, с Южных островов. Моро, унаследовавшие традиции свирепых, вооруженных крисом (Крис (крисс или крииз) — малайский кинжал с змеевидными изгибами лезвия. — Прим. перев.) пиратов, со своих изящных пирог с ярко раскрашенными парусами бьют акул острогой и ловят на уду. В Индонезии промысловый лов акул процветает, но в наши дни ведется довольно примитивно и неорганизованно. Индонезийцы считают его исключительно важным для национальной экономики, так как он отчасти обеспечивает потребности населения в жизненно необходи­мых продуктах — жирах, свежем и соленом мясе.

В Индии сезон ловли акул продолжается с июня по март. Акул ловят в Аравийском море, в Бенгальском заливе, а также в Индийском океане. Этот промысел поставляет доступный миллионам жителей недорогой, но полезный продукт питания, пищевая ценность которого особенно велика в связи с большим содержанием витаминов в жире из печени акул. Правительство Индии делает все возможное, чтобы обеспечить дальнейшее развитие промысла, но пока что этот внешне довольно живописный промысел остается таким, как и столетия назад, и располагает только парусниками. Большие деревянные суда плавают у Бомбейского побережья; долбленые лодки пересекают теплое Аравийское море, бороздят воды у Малабарского берега и у Траванкур-Кочина; катамараны (Индийские катамараны — небольшие деревянные плоты длиной 6—10 метров с мачтой и парусами. Они хорошо приспособлены к условиям плавания у восточного побережья Индии и легко пересекают отмели, обычные в этом районе. — Прим. ред.), а также более крупные суда промышляют у мадрасского берега в Бенгальском заливе. В последние годы в Индии вылавливается свыше 170 000 центнеров акул ежегодно.

Чем дальше на север, тем более усовершенствованным и механизированным становится промысел. В этом смысле рыболовство Кубы, сочетающее мелкие парусные суденышки с вполне современными рыбообрабатывающими предприятиями, является чем-то промежуточным между примитивным полинезийским ловом с пирог и норвежским траловым промыслом.

Согласно некоторым данным, кубинцы располагают одной 18-метровой плавучей базой с двигателем мощностью 225 л. с, несколькими небольшими моторными шхунами и сотней парусных лодок, типа описанной Эрнестом Хемингуэем в рассказе «Старик и море». Это скромные рабочие посудины 4—5 метров в длину, со съемной мачтой. На их долю приходится около трех четвертей общего улова. Часть лодок принадлежит самим рыбакам, остальные арендуются за поденную плату у крупных компаний. Во владении одной из компаний была целая флотилия таких суденышек, насчитывающая 50 судов. Думается, что и рыбаки, и предприниматели давным-давно устали от капризов природы. Они намерены обзавестись трехсильными бензиновыми моторами, чтобы повысить производительность промысла (Речь идет о кубинском промысле до революции 1959 года. Сейчас Куба имеет вполне современный рыбопромысловый флот и береговую обрабатывающую промышленность. Мелкие моторные или парусные суда, описываемые автором, используются только в прибрежном рыболовстве, и удельный вес добываемой ими рыбы в общем улове Кубы значительно уменьшился, — Прим. ред.).

По двое в лодке в полночь уходят рыбаки шесть раз в неделю на 5—10 километров от берега; они тянут за собой по темному морю, под яркими звездами; несколько лесок с блеснами. Любопытно, что добыча, которую берут на блесну, так и называется «ночная акула». Ихтиологи относят ее к виду Hypoprion signatus. Это изящное, по-видимому, безобидное существо с острым рылом и очень маленькими жаберными щелями; она серовато-белая снизу и серо-голубая с черными пятнышками со спины. В длину ночная акула достигает 3 метров, средний промысловый размер — 2 метра.

В Норвегии лов акул ведется интенсивно, не обнаруживая тенденции к упадку. Норвежцы по-прежнему бороздят холодные северные воды в погоне за сельдевой, колючей, полярной и гигантской акулами. Около 170 000 центнеров колючей и 8000 центнеров сельдевых акул вылавливают рыбаки ежегодно на просторах Северного моря и в прибрежных водах Норвегии, и, кроме того, тысячи полярных акул становятся добычей промысловых судов и случайными трофеями охотников за тюленями у берегов Грен­ландии и островов Медвежьего и Шпицбергена. Если же прибавить сюда скатов, то ежегодный валовой улов достигнет 500 000 центнеров, что ставит Норвегию на второе место в мире. Большая часть мяса сельдевой и колючей акул экспортируется во Францию и другие страны Центральной и Южной Европы, «где его больше всего ценят» (так по крайней мере утверждают заправилы Управления рыбных промыслов Норвегии). Из печени полярной акулы вытапливают рыбий жир.

Повышенный спрос на витамины, наблюдавшийся в военные годы, когда жир из печени акулы пришел на смену тресковому жиру, вызвал подъем промысла в Южной Африке, который продолжался вплоть до 1950 года. В последующие годы из-за конкуренции синтетических витаминов и японского импорта количество судов, занятых ловом акулы, резко сократилось. Только теперь промысловый флот Южной Африки начинает постепенно возрождаться. Во время особенно бурного расцвета основным объектом про­мысла служила атлантическая суповая акула, или, по-местному, ваалхай (Galeorhinus galeus), которую добывали на всем тысячекилометровом протяжении восточного побережья Южной Африки, между Кейптауном и Порт-Элизабет. Лов велся на уду, ставными неводами и жаберными сетями. В Кейп-Пенинсула был построен завод для производства рыбьего жира. Концентрат витамина А экспортировался во многие страны, но впоследствии предприятие переключилось на выработку технических и пищевых жи­ров из других рыб. Тем не менее три небольших заводика до сих пор продолжают поставлять на мировой рынок акулий жир и сушеное акулье мясо. Большой спрос на сушеное мясо акул в странах Центральной и Западной Африки способствует постепенному оживлению промысла, однако до показателей военного времени еще далеко.